Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

шестеренками золотыми, засмеялась чудно от легкого перегрева некоторых
клистронов, убавила напряженье анодное, закоптила, погасла и в паланкин
удалилась, под всеобщие рукоплескания, коими наградили ее за красноречие и
таланты.
А король Гениален поднес Трурлю кубок, полный ионов, с искусно
вырезанными на нем вероятностными волнами, что фотонами
противопараллельными переливались, а тот его осушил и дал знак третьей
машине; вышла она на середину пещеры и, поклонившись, заговорила голосом
электронным, точеным и модулированным.

Вот история о том, как Великий Конструктор Трурль при помощи старого
горшка флуктуацию локальную вызвал и что из этого вышло.
Была в созвездии Малой Безделицы Спиральная Галактика, а в этой
Галактике - Черное Облако, а в Облаке пять систем шестерных, а в пятой
системе солнце лиловое, очень дряхлое и даже подслеповатое, а вокруг того
солнца кружили семь планет, а у третьей были три луны, и на всех этих
солнцах, звездах, планетах и лунах происходили, в соответствии со
статистическим распределением, разные разности и курьезы, а на второй луне
третьей планеты лилового солнца пятой системы Черного Облака Спиральной
Галактики в Созвездии Малой Безделицы имелась свалка, какую нетрудно найти
на всякой иной планете или луне, самая обыкновенная, а значит, полная
мусора и прочих отходов; появилась же она оттого, что аберрициды
глауберские сразились водородно и нуклеарно с лиловыми альбуменсами,
вследствие чего мосты их, дороги, дома, дворцы и сами они обратились в
копоть и жестяную труху, которую метеоритным ветром занесло в то самое
место, о котором ведется речь. Пять веков ничего на этой свалке не
делалось, кроме мусора, когда же случилось однажды землетрясенье, нижние
залежи мусора оказались вверху, а верхние - в самом низу, что само по себе
особого значения не имело бы, если бы Славный Конструктор Трурль, пролетая
в этих местах, не был ослеплен бродячей кометой с ярким хвостом. И начал
он ее отгонять, швыряя в окно звездохода все, что попалось под руку, а
были это дорожные шахматы, пустые внутри, которые прежде он наполнял
горелкою, да бочки от пороха, которого не удалось выдумать варлаям со
звезды Хлорелеи, да старая посуда, а с нею - треснутый глиняный горшок.
Горшок этот, приобретши скорость, соответствующую законам тяготения, и
будучи ускорен кометным хвостом, упал на луну и покатился по склону над
свалкой; попал по дороге в лужу, поскользнулся в грязи, съехал на дно, в
самый мусор, и задел полоску заржавелой жести, а та вокруг проводочка
медного обвилась; поскольку же между ее концами застряли кусочки слюды,
возник конденсатор, а провод, опоясав горшок, стал зародышем соленоида, а
камень, задетый горшком, толкнул заржавленную железяку, оказавшуюся старым
магнитом, и возник от этого шевеления ток, переместивший еще шестнадцать
жестянок и мусорных проволочек, и растворились там сульфиды с хлоридами, и
атомы прицепились к атомам, взболтанные молекулы начали седлать другие
молекулы, пока из всего этого прямо посередине свалки не зародился
Логический Контур и еще пять других, да еще восемнадцать там, где горшок
на куски разлетелся; а вечером вылез на край этой свалки, неподалеку от
лужи, теперь уже высохшей, созданный столь случайным манером
Далдай-Самосын, что ни отца не имел, ни матери, но был сам себе сыном, ибо
отцом его оказался Случай, а матерью - Энтропия. И выбрался Далдай из
мусорной кучи, не подозревая нимало, что родиться был у него один лишь
шанс на сто супергигацентильонов в гексаптиллионной степени, и шел, пока
не дошел до следующей лужи, которая высохнуть еще не успела, так что смог
он свободно себя разглядеть, встав на колени. И увидел в водном зеркале
свою голову, абсолютно акцидентальную, с ушами, как обломанные калачи, -
левым скособоченным, а правым надтреснутым, и свое случайное туловище, что
слепилось из железок, железяк и железочек, отчасти цилиндрическое (ибо так
уж умялось оно при выползании из мусорной кучи), а посредине сужающееся
наподобие талии, ибо как раз этим местом перекатился он, уже на самом краю
свалки, через какой-то камень; еще увидел он мусорные руки свои и
отбросные ноги, посчитал их, и по стечению обстоятельств оказалось их
ровно по паре; и глаза, которых по чистой случайности было два, и
восхитился Далдай-Самосын стройностью своего стана, четностью членов,
округлостью головы и громко воскликнул:
- Поистине! Я изумителен и даже совершенен, что явно предполагает
Совершенство Всего Сотворенного!! О, сколь же благим должен быть тот, что
меня сотворил!!
И заковылял, по дороге роняя слабо укрепленные винтики (ведь никто их
как следует не завинтил) и напевая гимны в честь Гармонии
Предустановленной, а на седьмом шагу споткнулся по слабости зрения и
полетел головою вниз обратно, прямо в груду мусора, и ничего с ним не
делалось, кроме ржавления, распадения и общей коррозии еще триста
четырнадцать тысяч лет, поскольку упал он на голову, и все у него
позамыкалось, и не было его на свете. А потом случилось как-то купцу, что



на старом своем корабле вез анемоны для смолоногов с планеты Недузы,
поругаться с помощником как раз неподалеку от лилового солнца, и швырнул
он в помощника башмаками, а один башмак, выбив окно, вылетел в пустоту, и
кружение его подвергалось пертурбациям по причине того, что комета,
некогда ослепившая Трурля, оказалась опять в том же самом месте, и башмак,
потихоньку вращаясь, упал на луну, лишь слегка обгорев из-за атмосферного
трения, отскочил от склона и пнул лежавшего в мусоре Далдая-Самосына как
раз с такой силой и по случайности как раз под таким углом, что вследствие
центробежных сил, крутящей силы и общего момента вращения заработали
мусорные мозги этого акцидентального существа. А случилось так потому, что
от пинка Далдай-Самосын упал в соседнюю лужу, и растворились в воде его
хлориды и йодиды, и забулькал электролит у него в голове, и возник в ней
ток, который шастал туда и сюда, и наконец в результате этого шастанья и
кружения сел Далдай в грязи и подумал: "Кажется, я существую!"
Но больше ничего помыслить не смог целых шестнадцать столетий, а дождь
его поливал, а град молотил, и возрастала его энтропия, но спустя тысячу и
пятьсот двадцать лет некая птаха, спасаясь от хищника, облегчилась над
свалкой - со страху и чтобы быстрее лететь - и угодила Далдаю в лоб, и
случилось от этого в нем возбуждение и усиление, и Далдай чихнул, да и
говорит:
- Поистине, я существую! Насчет этого нет ни малейших сомнений. Но вот
вопрос - кто, собственно, говорит: "Я существую"? То есть: кто я? Как тут
найти ответ? Ба! Если б кроме меня было еще хоть что-нибудь, с чем я мог
бы себя сопоставить и сравнить, это еще куда ни шло, но дело-то в том, что
нет ничего, ибо видно, что ничего абсолютно не видно! Итак, существую лишь
я, и притом как чистейшая всевозможность, ведь помыслить я могу все, что
хочу; но сам-то я что такое - пустое место для мышления, или как?
И впрямь, он утратил все чувства, которые за протекшие века
разболтались вконец и испортились, ибо неумолимо владычествует над миром
подруга Хаоса, безжалостная Энтропия. Так что не видел Далдай ни
лужи-матушки, ни мусора-батюшки, ни целого света, совершенно не помнил,
что было с ним прежде, и вообще не мог уже ничего, кроме как мыслить.
Только это умел он, и не удивительно, что этим только и занимался.
- Следовало бы, - сказал он себе, - заполнить чем-нибудь пустоту,
явленную во мне, и тем самым преобразить несносную ее монотонность. Итак,
выдумаем что-нибудь, и тогда помышленное станет реальностью, ибо нет
ничего, кроме наших мыслей. - Видать, он уже несколько возгордился, коль
скоро мыслил себя во множественном числе.
- Возможно ли, - сказал он себе, - существование чего-либо вне меня?
Допустим на минуту - хотя это выглядит неправдоподобно и даже дико, - что
да. Назовем это нечто Гозмозом. Итак, существует Гозмоз и в Гозмозе я как
частичка его!
Тут он остановился, поразмышлял, и гипотеза эта показалась ему
совершенно неосновательной. Не было в ее пользу никаких доказательств,
аргументов, доводов, предпосылок, и потому он признал ее чистой фантазией,
чрезмерной самонадеянностью ума, устыдился сильно и сказал себе:
- О том, что находится вне меня, если там вообще что-нибудь есть, я
ничего не знаю. Но о том, что внутри, я узнаю, стоит лишь мне это
помыслить; да и кому же, черт подери, лучше знать мои мысли, если не мне?!
И выдумал Гозмоз еще раз, но теперь уже разместил его внутри
собственного сознания; это показалось ему не в пример скромнее, приличнее
и основательней, а к этому он и стремился. И стал он заполнять этот свой
Гозмоз всякой помышленной всячиной. Сперва, не имея еще сноровки, выдумал
моленцев, что занимались выдрючиваньем чего ни попало, а также заголенцев,
что питали пристрастие к слюпсам. И сразились немедля заголенцы с
моленцами из-за слюпсов, да так, что у Далдая-мусорника голова
разболелась, и кроме мигрени, ничего из этого сотворения мира не вышло.
Взялся он за сотворенье опять, теперь уже осмотрительней, и выдумал
первоэлементы, а именно: благородный газ, он же элемент совершенный -
Кальцоний, и первоэлемент духовный - Мышлений, и множил за бытием бытие,
ошибаясь время от времени, но через пару веков наловчился настолько, что
вполне капитально построил в мыслях собственный Гозмоз, разместив в нем
различные племена, существа, бытии и явления, и жилось там очень неплохо,
поскольку законы этого Гозмоза учинил он весьма либеральными: ему пришлась
не по нраву идея неумолимой закономерности, этого казарменного распорядка,
без которого Мать-Природа ни шагу (впрочем, о ней ничего он не знал и не
ведал).
Поэтому был Самосынов мир полон чудотворных капризов: один раз делалось
в нем что-то так - и все тут, а другой раз - этак, совершенно иначе, тоже
безо всякой причины. А если кому-нибудь там предстояло погибнуть, всегда
еще можно было этого избежать, поскольку Далдай решил не допускать
необратимых событий. И прекрасно жилось в его мыслях мондрецам,
драконьерам, что добывали Кальцоний, и клофундрам, и добрианне, и
обретонцам - столетия целые. Между тем отвалились мусорные руки его и
отбросные ноги, и ржавчиной окрасилась в луже вода вокруг прекрасного


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Источник Зла
Афанасьев Роман
Источник Зла


Махров Алексей - Господин из завтра
Махров Алексей
Господин из завтра


Ильин Андрей - Мастер сыскного дела
Ильин Андрей
Мастер сыскного дела


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека