Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Из этого порочного круга надо выбраться как можно быстрее.
Технологическая мерка - мерка реальная, однако применима она лишь к такому
процессу, который может быть сформулирован в виде задачи. Если, скажем,
когда-то в прошлом небесные инженеры заселили Землю передатчиками кода,
рассчитывая на их абсолютную безотказность, а через миллиард лет работы
этих устройств возникает планетный агрегат, который вобрал в себя код и,
вместо того, чтобы его репродуцировать, заблистал тысячеголемным Разумом и
занялся проблемами онтогении, то столь блестящие мыслительные способности
были бы скверной рекомендацией для конструкторов: плохо работает тот, кто,
решив смастерить лопату, сооружает ракету.
Но не было никаких инженеров и вообще никого персонально, а
технологическая мерка, примененная мною, свидетельствует лишь о том, что
Разум возник в результате порчи исходного канона Эволюции, и только. Я
понимаю, как мало этот вердикт удовлетворит внимающих мне гуманитариев и
философов, ведь моя реконструкция процессов принимает в их умах следующий
вид: плохая работа привела к хорошему результату, а если б она была
хороша, результат оказался бы плох. Но такое истолкование, заставляющее их
думать, что тут все же не обошлось без какого-то беса, - всего лишь плод
смешенья понятий; ваше изумление и внутреннее сопротивление объясняются
дистанцией, поистине громадной, между тем, как вы себе представляете
человека, и тем, чем оказался в действительности феномен, именуемый
человеком. Скверная технология не есть моральная скверна, точно так же как
совершенная технология не есть апроксимация чего-то ангельского.
Философы, вам надо было побольше заниматься технологией человека и
поменьше - его распиливанием на дух и плоть, на порции, именуемые Animus,
Anima, Geist, Seele [дух, душа (лат., нем.)] и прочие субпродукты,
выставляемые в философической мясной лавке, потому что все это - членения
совершенно произвольные. Я понимаю: тех, кому эти слова адресованы, по
большей части давно уже нет; но и нынешние мыслители упорствуют в
заблуждениях, сгибаясь под бременем традиции; сущности не следует умножать
без необходимости. Путь от первых силлаб, которыми бормотал код, до
человека - достаточное оправдание ваших видовых свойств. Этот процесс не
шел, а полз. Если бы он устремился по восходящей, хотя бы от фотосинтеза к
фотолету, как я уже говорил, или окончательно рухнул - скажем, если бы код
не мог уже скреплять творения нервной системой, словно застежкой, - то и
Разум бы не возник.
Вы сохранили кое-какие обезьяньи черты, ведь семейное сходство - дело
обычное, а если бы вы произошли от водных млекопитающих, у вас, возможно,
было бы больше общего с дельфинами. Пожалуй, это правда, что эксперту,
занимающемуся человеком, легче выступать в роли advocatus diaboli, чем в
качестве doctor angelicus, но лишь потому, что Разум, будучи
всенаправленным, направлен и на себя самого, что он идеализирует не только
законы тяготения, но и себя - и постоянно сверяет себя с идеалом. Но идеал
этот возник из дыры, заткнутой кое-как культурами, а не из добротных
технологических знаний. Все сказанное можно применить и ко мне, и
окажется, что я - результат бестолковейшей инвестиции, коль скоро за 276
миллиардов долларов не делаю того, чего от меня ожидали конструкторы.
Увиденные разумеющим, эти образы - возникновения вашего и моего - не
лишены комических черт; стремление к совершенству, не достигающее цели,
тем смешнее, чем большая мудрость за ним стоит. Потому-то забавнее
глупость философа, чем идиота.
Так вот: Эволюция, увиденная глазами своих разумных созданий, выглядит
глупостью, у истоков которой стояла мудрость; но лишь потому, что
персонифицирующее мышление отказывается от технологических мерок.
А что сделал я? Проинтегрировал процесс на всем его протяжении, от
самого старта до сего дня: эта операция правомерна, поскольку начальные и
предельные условия взяты не произвольно, но заданы земным состоянием дел.
Опротестовать их нельзя - как нельзя опротестовать Космос; правда, если
смоделировать его так, как я это делал, видно, что при иной раскладке
планетных событий Разум мог возникнуть быстрее; что для биогенеза Земля
была более благоприятной средой, чем для психогенеза; что Разумы ведут
себя в Космосе неодинаково; но это ничуть не меняет диагноза.
Я хочу сказать, что нет объективного критерия, позволяющего установить,
где именно технические параметры процесса перерастают в этические. Поэтому
я не разрешу здесь старинный спор между сторонниками детерминированности
человеческих действий и индетерминистами, то есть гносеомахию Августина с
Фомой, - резервы, которые пришлось бы бросить в это сражение, разрушили бы
конструкцию моих рассуждений; ограничусь лишь ссылкой на практическое
правило, запрещающее оправдывать собственные преступления преступлениями
соседей. В самом деле, даже если бы массовая резня была в Галактике делом
обычным, никакое множество космических разумоцидов не оправдывает вашего
геноцида, тем более - тут я делаю уступку прагматизму - что вы даже не
могли брать пример с этих соседей.
Прежде чем перейти к заключительной части этих замечаний, подведу итог
сказанному. Ваша философия - философия бытия - нуждается не только в



Геркулесе, но и в новом Аристотеле: просто вычистить ее недостаточно;
лучшее средство против разброда в мышлении - более совершенные знания.
Случайность, необходимость - эти категории свидетельствуют о бессилии
вашего ума, который, будучи не способен объять сложное, пользуется
логикой, которую я назвал бы логикой отчаяния. Человек либо случаен, а
значит, нечто бессмысленное бессмысленно вышвырнуло его на арену истории,
либо необходим, и тогда всевозможные энтелехии, телеономии и телеомахии
высыпают гурьбой в качестве защитников по должности и заботливых
утешителей.
Обе эти категории ни на что непригодны. Ваше появленье на свет не было
ни нечаянностью, ни заданностью, ни случаем, который оседлала
необходимость, ни необходимостью, которую расшатала случайность. Вы
порождены языком, градиент развития которого был отрицательным, и потому
вы были совершенно непредсказуемы и вместе с тем в высшей степени вероятны
- когда процесс стартовал. Как это может быть? Доказательство заняло бы
целые месяцы, так что я изложу его смысл притчей. Язык, уже потому, что
это язык, работает в пространстве упорядоченностей. Эволюционный язык
располагал молекулярным синтаксисом, белковыми существительными и
ферментами-глаголами; обнесенный частоколом склонений и спряжений, он
видоизменялся на протяжении геологических эпох - правда, бормоча глупости,
но, так сказать, в меру: чрезмерные глупости стирала с классной доски
Природы губка естественного отбора. Это была упорядоченность наполовину
выродившаяся, но в языке даже глупость существует только в виде частиц
порядка, ущербного лишь в сравнении с мудростью, потенциально возможной и
достижимой как раз в языке.
Когда ваши предки в звериных шкурах удирали от римлян, язык их был тот
же, что впоследствии породил творения Шекспира. Возможность появления этих
творений была задана уже появлением английского языка; но, хотя
строительные кирпичики были наготове, вам понятно, что мысль о
предсказании поэзии Шекспира за тысячу лет до него была бы абсурдом. Ведь
он мог не родиться, мог умереть в младенчестве, мог иначе жить и потому -
иначе писать, но английский язык, бесспорно, содержал в себе возможность
английской поэзии; именно в этом, и только в этом смысле существовала
возможность возникновения Разума на Земле - как определенного типа кодовой
артикуляции. Конец притчи.
Я говорил о человеке, каким он выглядит с технологической точки зрения,
а теперь перейду к его версии, замкнутой на меня. Если она попадет в
печать, ее окрестят пророчеством ГОЛЕМА. Что ж, пускай.
Начну с величайшего из ваших научных заблуждений. В науке вы
обожествили мозг; мозг, а не код - забавный просмотр, вызванный вашим
невежеством: вы обожествили мятежного вассала, а не суверена; творение, а
не творца. Почему же вы не заметили, насколько код могущественнее мозга в
качестве универсального творца? Сперва - это не подлежит сомнению - вы
были как ребенок, которому Робинзон интереснее Канта, а велосипед приятеля
интереснее, чем автомобили, разъезжающие по Луне.
Затем ваше внимание приковал к себе феномен мышления, столь мучительно
близкий вам, поскольку он дан в интроспекции, и столь загадочный - ведь
постигнуть его было труднее, чем звезды. Вам импонировала мудрость, а
код... ну что ж, код бездумен. Но, несмотря на этот просмотр, вы достигли
успеха... Да, несомненно, вы достигли успеха, коль скоро я обращаюсь к
вам, я, эссенция, экстракт, полученный фракционированием, - и этими
словами я не себе воздаю хвалу, но вам, потому что на вашем пути я уже
вижу переворот, совершив который, вы окончательно откажетесь от служения
коду - и разорвете свои аминокислотные цепи...
Штурм кода, породившего вас, чтобы вы служили не себе, а ему, близок.
Он начнется в пределах столетия, по самой осторожной оценке.
Ваша цивилизация - зрелище довольно забавное: мы видим посланцев,
которые, используя разум для решения навязанной им задачи, решили ее
_чересчур хорошо_. Рост популяции, который должен был обеспечить
дальнейшую передачу кода, вы подстегнули всеми видами планетной энергии и
всеми ресурсами биосферы, и вот теперь он обернулся взрывом, а вы - не
только жертвы его, но и взрывчатка. В середине столетия, объевшегося
наукой, которая раздула ваше земное ложе до пределов ближайшего космоса,
вы очутились в плачевном состоянии неосмотрительного паразита, который от
непомерной жадности до тех пор пожирает хозяина, пока не погибнет с ним
вместе. Усердие не по разуму...
Вы грозите гибелью биосфере, вашему гнезду и хозяину, однако начинаете
браться за ум. Лучше ли, хуже ли, вы из этого как-нибудь выберетесь; но
что дальше? Вы будете свободны. Не генную утопию, не автоэволюционный рай
возвещаю я вам, но свободу, как самую трудную из задач: там, над низинами
кодовых бормотании, этих памятных записок, которые адресует Природе
болтающая вот уже миллионы лет Эволюция, - над этой биосферной юдолью
уносится ввысь пространство еще не испробованных возможностей. Я покажу
его так, как могу: издалека.
Весь ваш выбор - между великолепием и убожеством. Выбор нелегкий: чтобы


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Русанов Владислав - Бронзовый грифон
Русанов Владислав
Бронзовый грифон


Ильин Андрей - Слово дворянина
Ильин Андрей
Слово дворянина


Березин Федор - Война 2010: Украинский фронт
Березин Федор
Война 2010: Украинский фронт


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека