Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

собственные гостиную и спальню. Привычки у него были странные
-- он избегал общества и очень редко выходил. Не отличаясь
особой пунктуальностью, он был сама пунктуальность лишь в
одном. Каждый вечер в один и тот же час он заходил в мой
кабинет, просматривал книгу приема больных, откладывал пять
шиллингов и три пенса из каждой заработанной мною гинеи и
забирал все остальные деньги, пряча их в сундук, стоявший в его
комнате. Скажу вам откровенно, что у него ни разу не было
оснований сожалеть о помещении своего капитала. С самого начала
дело оказалось прибыльным. Первые же успехи и репутация,
которую я завоевал в клинике, позволили мне быстро выдвинуться,
и за последние два года я обогатил его.
Таковы, мистер Холмс, мое прошлое и мои отношения с
мистером Блессингтоном. Остается только рассказать, какие
события привели меня сегодня к вам.
Несколько недель назад мистер Блессингтон вошел в мой
кабинет в очень возбужденном состоянии. Он говорил о каком-то
ограблении, которое, по его словам, было совершенно в
Вест-Энде. Это, насколько мне помнится, сильно взволновало его,
и он заявил, что мы должны поставить дополнительные засовы на
двери и окна, не откладывая этого дела ни на день. Целую неделю
он пребывал в страшном беспокойстве, то и дело выглядывая из
окон и прекратив короткие прогулки, которые обычно совершал
перед обедом. Наблюдая его поведение, я вдруг подумал, что он
смертельно боится чего-то или кого-то, но, когда я спросил его
об этом прямо, он стал так ругаться, что я принужден был
прекратить разговор. Со временем его страхи постепенно
рассеялись, и он вернулся было к прежним привычкам, как вдруг
новое событие повергло его в такое состояние, что на него
просто жалко было смотреть. В нем он пребывает и по сей день.
А случилось вот что. Два дня назад я получил письмо,
которое я сейчас прочту вам. На нем нет ни обратного адреса, ни
даты отправления.
"Русский дворянин, живущий в настоящее время в Англии --
говорится в нем, -- был бы весьма признателен, если бы доктор
Перси Тревельян согласился принять его. Вот уже несколько лет
он страдает припадками каталепсии, а, как известно, доктор
Тревельян -- знаток этой болезни. Он предполагает зайти завтра
в четверть седьмого вечера, если доктор Тревельян сочтет для
себя удобным находиться дома в это время".
Это письмо меня заинтересовало, так как каталепсия --
заболевание очень редкое. Ровно в назначенный час я был у себя
в кабинете. Слуга ввел пациента.
Это был пожилой человек, худой, серьезный, обладающий
самой заурядной внешностью, -- русского дворянина я представлял
себе совсем другим. Гораздо больше меня поразила наружность его
товарища -- высокого молодого человека, удивительно красивого,
со смуглым злым лицом и руками, ногами и грудью Геркулеса. Он
поддерживал своего спутника под локоть и помог ему сесть на
стул с такой заботливостью, какой вряд ли можно было ожидать от
человека его внешности.
"Простите, доктор, что я вошел тоже, -- сказал он мне
по-английски, но несколько пришепетывая. -- Это мой отец, и его
здоровье для меня все".
Я был тронут сыновней тревогой.
"Может быть, вы хотите остаться с отцом во время приема?"
-- спросил я.
"Боже упаси! -- воскликнул он, в ужасе всплеснув руками.
-- Я не могу выразить, как больно мне смотреть на отца. Если с
ним случится один из его ужасных припадков, я не переживу. У
меня самого исключительно чувствительная нервная система.
С вашего позволения, пока вы будете заниматься отцом, я
подожду в приемной".
Я, разумеется, согласился, и молодой человек вышел. Я стал
расспрашивать пациента о его болезни и вел подробные записи. Он
не отличался умом, и ответы его часто были невразумительны, что
я относил за счет плохого владения языком. Вдруг он вообще
перестал отвечать на мои вопросы, и, обернувшись к нему, я с
удивлением увидел, что он сидит на стуле очень прямо, с
неподвижным лицом и смотрит на меня в упор бессмысленным
взглядом. У него снова начался приступ его загадочной болезни.
Сначала я почувствовал жалость и страх. Но потом, как ни
стыдно признаться, профессиональный интерес взял верх. Я
записывал температуру и пульс своего пациента, проверял
неподвижность его мышц, обследовал рефлексы. Никаких отклонений



от моих прежних наблюдений не было. В подобных случаях я
получал хорошие результаты путем ингаляции нитрита амила, и
сейчас, кажется, представилась превосходная возможность еще раз
проверить эффективность этого лекарства. Бутыль с лекарством
была в моей лаборатории на первом этаже. Оставив пациента на
стуле, я побежал за ней. Ища бутыль, я замешкался и вернулся...
скажем, минут через пять. Представьте мое изумление, когда я
обнаружил, что комната пуста, а моего пациента и след простыл!
Первым делом я, разумеется, выбежал в приемную. Сын ушел
тоже. Дверь в прихожую была закрыта, но не заперта. Мой
слуга-мальчик, который пускает пациентов еще неопытен и далеко
не отличается расторопностью. Он ждет внизу и бежит наверх,
чтобы проводить пациентов к двери, когда я звоню из кабинета.
Он ничего не слышал, и все это оставалось для меня полнейшей
загадкой. Немного погодя пришел с прогулки мистер Блессингтон.
Я ему ничего не сказал, потому что последнее время, по правде
говоря, старался общаться с ним как можно меньше.
Я никогда не думал, что мне придется увидеть русского и
его сына еще раз, и поэтому можете представить себе мое
удивление, когда сегодня вечером они оба явились ко мне в
кабинет в тот же час.
"Я очень прошу вас извинить меня за вчерашний неожиданный
уход, доктор", -- сказал мой пациент.
"Признаться, я очень удивился", -- сказал я.
"Видите ли, дело в том, -- пояснил он, -- что когда я
прихожу в себя после припадков, то почти ничего не помню, что
со мной было до этого. Я очнулся, как мне показалось, в
незнакомой комнате и в изумлении поспешил выйти на улицу".
"А я, -- добавил сын, -- увидев, что отец прошел через
приемную, естественно, подумал, что прием закончился. И только
когда мы пришли домой, я стал понимать, что произошло".
"Ну, что ж, -- сказал я, рассмеявшись, -- ничего
серьезного не случилось, разве что вы заставили меня поломать
голову. Итак, не соблаговолите ли, сэр, пройти в приемную, а я
снова займусь вашим отцом".
Примерно полчаса старый джентльмен рассказывал мне о
симптомах болезни, а потом, выписав рецепт, я проводил его к
сыну.
Я уже говорил вам, что в этот час мистер Блессингтон
обычно прогуливался. Вскоре он пришел и поднялся наверх. И
тотчас я услышал, как он сбегает вниз. Мистер Блессингтон
ворвался ко мне в кабинет в паническом страхе.
"Кто заходил в мою комнату?" -- крикнул он.
"Никто", -- ответил я.
"Вы врете! -- вопил он. -- Поднимитесь и посмотрите".
Я решил не обращать внимания на его грубость -- он был вне
себя от ужаса. Мы поднялись наверх, и он показал мне следы,
отпечатавшиеся на пушистом ковре.
"Вы думаете, это мои?" -- кричал он.
Таких больших следов он, конечно, оставить не мог, и они
были явно свежие. Сегодня днем, как вы знаете, шел сильный
дождь, и у меня побывали только отец с сыном. Значит, пока я
занимался с отцом, сын, ожидавший в приемной, с какой-то
неизвестной мне целью входил в комнату моего постоянного
пациента. Из комнаты ничего не пропало, но следы, несомненно,
свидетельствовали, что там кто-то побывал.
Мне показалось, что мистер Блессингтон волнуется как-то
чрезмерно, впрочем, тут бы всякий потерял покой. Опустившись в
кресло, он буквально рыдал, и мне стоило великих трудов
привести его в чувство. Это он предложил мне отправиться к вам,
и я счел его предложение вполне уместным, так как происшествие
действительно очень странное, хотя и не такое ужасное, как это
померещилось мистеру Блессингтону. Если бы вы поехали сейчас со
мной, то мне бы хоть удалось успокоить его. Впрочем, по-моему,
он вряд ли способен объяснить, что его так взволновало.
Шерлок Холмс слушал этот длинный рассказ очень
внимательно, и я понял, что дело его увлекло. Как всегда, на
лице его ничего не отражалось, только веки набрякли, да, пыхтя
трубкой, он выпускал более густые клубы дыма всякий раз, когда
доктор рассказывал очередной странный эпизод. Как только наш
гость кончил держать речь, Холмс молча вскочил, сунул мне мою
шляпу, взял со стола собственную и пошел следом за Тревельяном
к двери. Не прошло и четверти часа, как мы подъехали к дому
врача на Брук-стрит. Это был скромный, ничем не выделяющийся
дом, в каких живут врачи, имеющие практику в Вест-Энде.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Предсмертное желание, или Поворот судьбы
Шилова Юлия
Предсмертное желание, или Поворот судьбы


Шилова Юлия - Девушка из службы «907»
Шилова Юлия
Девушка из службы «907»


Шилова Юлия - Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника
Шилова Юлия
Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека