Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

только местным гнилушкам, а солнце у нас - одно, другого нам не надо.
Узость кругозора, изоляция - непременное условие счастья. В мире ге-
ниев каждый оригинален, каждый ведет собственную партию, и весь этот
разнобой ты берешь себе в душу, и вместо соло она начинает звучать ор-
кестром, уже не имеет единственного твердого мнения по всякому поводу,
как это бывает у счастливых людей, но, напротив, нет на свете ничего, в
чем одна частица твоей души не нашла бы капельку истины, а другая - ка-
пельку лжи. А мир, очерченный Колдуновым для своих подданных, так мал,
мил, ясен и уютен, что напоминает кухоньку, в которой ты с любящими ро-
дителями ребенком пил чай. И очень мудро поступают обитатели этого мир-
ка, не позволяя расширять и размывать его границы всяким оригиналам и
анархистам.
А кроме того, стремясь уничтожить в зародыше всякую оригинальность,
они сохраняют заложенное Колдуновым равенство, оберегающее их от сомне-
ний и зависти. Колдунову удалось преодолеть самое глубокое и обидное из
неравенств - умственное, - ведь если ты бездарен, то это уже навсегда.
Кроме того, вынуждая посредственность поклоняться таланту, ее тем самым
заставляют кланяться откровенно дутой величине, какому-нибудь титулярно-
му советнику, написавшему какую-нибудь дребедень, вроде "Буря мглою...".
Ясно ведь дураку, что ничего особенного в этих словах нет, - притворяют-
ся только, чтобы унизить пообиднее. Калигула с этой целью заставлял кла-
няться, по крайней мере, откровенному коню... "Прогрессивная интеллиген-
ция нынче носится с демократизацией - но мне-то никогда не будет места
на вашем демократическом пиру. Никакое наипрогрессивнейшее большинство
никогда не будет понимать Красоту, посредственности всегда будут дер-
жаться за колдуновское общество равных возможностей, не зависимых от да-
рований".
(А Лида неотступно присутствовала где-то на краешке каждой его мыс-
ли... Что говорить, приятно, когда тебя обожают, обладание душой неизме-
римо сладостнее, чем банальное обладание, в сущности, неподвластным тебе
телом.)
Надо было приступать к письменному изложению. Стыдно признаться, но
он подумал об этом с неким предвкушением, - когда делаешь что-то по ве-
лению, так сказать, собственного сердца, никогда нет уверенности, что
все ты исполнил до конца: лишь чужое одобрение способно избавить нас от
сомнений. Увы, ему, Сабурову, тоже хочется повиноваться чему-то высшему,
служить кому-то зримому: желанной свободе всегда сопутствует одиночест-
во... Свобода - это неприкаянность. Запомнить для отчета: страх человека
перед сомнениями и одиночеством тоже можно использовать при управлении
"трудовым коллективом". Каждый втайне мечтает быть автоматом, управляе-
мым извне.
Удовольствие от работы - это, в сущности, любование собственной силой
или собственным мастерством. Или даже одобрение воображаемого цените-
ля?..
Теперь можно прогуляться на кухню согреть чайку (солнце заливает кух-
ню таким ярким летним светом, что газовое пламя почти незаметно, прихо-
дится осторожно пробовать рукой, на месте ли оно), а пока чай греется,
потянуться всласть (а Лида словно бы любовалась откуда-то столь просто-
душным времяпровождением великого человека). Сабуров и сыновья заварива-
ют один и тот же чай и в пятый, и в десятый раз, выжидая, кто не выдер-
жит первый, а Наталье и в голову не приходит дожидаться, чтобы кто-то
что-то сделал вместо нее, - раз-два - в пять секунд все готово, а она и
не заметила, что положила конец упорно-молчаливому состязанию трех лоды-
рей.
За бывшим в употреблении чайком (попахивает болотцем) можно сделать
новые прикидки. Стоило бы забавы ради вывести все поведение человека в
коллективе из двух склонностей - к деньгам и к подражанию. Было бы неп-
лохо показать, что сложность социальных процессов просто физически не-
подъемна для среднего ума, и больше уже не сердиться на людскую глу-
пость, - не сердимся же мы на свиней, что они бросаются к корыту, топча
друг друга и собственную пищу: ведь на людей сердишься только оттого,
что имеешь о них завышенное мнение, - обида есть обманутое ожидание. Не
имей ожиданий - не будет обид.
Сабуров прогулялся на балкон. Лето в здешних краях всегда приходит
поздно, однако на солнышке, в затишье кажется, что оно уже наступило.
Между домами, поодаль от квартала, словно новогодняя елка, пестреет и
серебрится кладбище, на современном господствующем наречии, канцелярс-
ком, гениально обозванное комбинатом. Обитателям Научгородка предостав-
лены ну решительно все мыслимые удобства...
Хотя Сабуров точно знал, что Наталья считает делом чести обеспечить
великому человеку условия для творческой работы, время от времени он все
же предпринимал какую-нибудь хозяйственную акцию, возвращавшую ему ду-
шевное равновесие и вызывающую у жены прилив умиления, особенно если он
что-нибудь перепутывал. После полуминутного мысленного поиска Сабуров
вспомнил, что Наталья несколько дней назад уложила в сумку белье для



прачечной. Путь в прачечную пролегал мимо пивной точки, где не было пи-
ва, но народ, расположившийся на ящичной таре и просто на первой травке,
обставившись бидонами и канистрами, дожидался не просто терпеливо, а как
бы даже с удовольствием: ясная, достижимая цель на некоторое время осве-
тила их жизнь высшим смыслом.
- Я с без двадцати девять стою! - старожилы всегда норовят возвести
свой стаж в достоинство: очередь, растянувшаяся на десятилетия, наверня-
ка разделила бы людей на благородное сословие и плебс. В таланте у нас
видят не более чем попытку влезть без очереди.
Приемщица и выдавальщица в прачечной встретили Сабурова, как всегда,
очень приветливо. "Это хороший клиент, никогда ни к чему не цепляется",
- дружно принялись они убеждать друг друга, завидев его с раздувшейся
сумкой. Сослуживцы Сабурова были бы удивлены, если бы увидели, до чего
он прост и мил с этими милыми старушками: они и не обязаны были ценить
его дарования, а сослуживцы - обязаны!
(А мысль Сабурова тем временем потихоньку крутила и вертела, и огля-
дывала с разных сторон еще один вопросец: каково будут воздействовать
друг на друга в коллективе один умник с десятком дураков - в едином
стремлении к единомыслию.)
Потом, наслаждаясь чувством рачительного хозяина, - человека, занято-
го несомненно нужным и выполнимым делом, - он снес в ремонт туфли. Ока-
залось, что резина для подметок давно снята с производства и даже забыт
секрет ее изготовления. Однако тертый Сабуров проскользнул прямо к мас-
теру - "только спросить" (проскальзывать было бы унизительным, если бы
он не притворялся, что делает это ради забавы), и - подметки были выре-
заны и подклеены за две минуты и два рубля. Только не надо в прямых кон-
тактах - горизонтальных связях - усматривать спасение мира - стремиться
вместо истины к ясности, как это исторически присуще прогрессивному ин-
теллигенту.
Ради лишающей покоя любви к разнообразию он возвращался домой другой
дорогой. Сразу же за углом на него уставилась - среди светлых окон -
пустая черная глазница на первом этаже. По согревшейся спине пробежал
холодок: вот, значит, где...
Несколько дней назад Шурка прибежал возбужденный (но и заметно струх-
нувший) с рассказом, что где-то в их квартале сгорел старик.
- Как "сгорел"?
- Горстка пепла осталась, - процедил старший братец Аркашенька.
- А ты заткнись идиотина не горстка пепла а на носилках вынесли под
простыней рука белая такая болтается...
Он и сам был бледный и тараторил, стараясь, для собственной бодрости,
напугать других. Общественное мнение склонялось к тому, что пока старик
сидел в ванне (там его и нашли), на кухне каким-то образом загорелась
занавеска - от невыключенного газа, что ли, - от занавески шкафчик с
книгами, сгоревший практически дотла, а от книг еще что-то синтетичес-
кое, ядовитое, отчего старик, вероятно, и задохнулся.
- Пожарники все прямо из окна выбрасывают некоторые пацаны начали
подбирать я одному по морде дал шакалу а клюшек там штук двадцать он
раздолбанные клюшки собирал а потом всем предлагал и мне предлагал, а я
тоже не взял кому они сдались пацаны говорили что у него портрет Гитлера
висит мы с Бобовским давно еще подсадили и посмотрели ничего у него не
висит только Лев Толстой и еще какой-то с бородкой может он сам только
плохо было видно не разглядеть...
Это еще что: одна дуруша из института энергетики рассказывала, что
старец этот зазовет, бывало, маленьких девочек и смотрит - понимаешь? -
смотрит. Сабуров несколько раз встречал этого старика, шествующего нес-
пешной поступью патриарха, увенчанного желтоватой седой гривой. Борода,
той же желтоватой, словно бы прокуренной седины, внушительно возлежала
на обтрепаннейшем черном пальто, мохнатые петли для пуговиц больше напо-
минали рваные пробоины на боевой шинели, а пробивавшийся из них белый
ватин старик закрасил чернилами, простодушно рассчитывая, что человечес-
кий глаз неспособен отличить синее от черного.
Последний раз Сабуров встретил его в гастрономе, - тот ласково требо-
вал книгу жалоб, чтобы вписать в нее благодарность, а сметанная леди
клялась всем самым святым, что книгу забрали на проверку. Было слякотно,
стариковские ботинки и лоснящиеся брюки были забрызганы грязью, но в
глаза Сабурову бросились странные переливающиеся носки старика. Вглядев-
шись, он с изумлением обнаружил, что это полиэтиленовые мешочки, - ко-
лумбово решение! Для будущего отчета: чтобы оставаться членом коллекти-
ва, необходимо видеть себя со стороны - глазами, так сказать, коллекти-
ва. Чудаковатость - это и есть неумение видеть себя чужими глазами.
И вот от чудаковатого патриарха осталась кучка ломаного обгоревшего
барахла, нелепые клюшки, скорчившиеся в огне книжные переплеты... Погиб-
нуть на костре из собственных любимых книг - лучшей смерти Сабуров не
мог бы для себя изобрести. Но этот кухонный столик, припавший на подло-
мившуюся ножку, эта тумбочка - не тумбочка, стул с металлическими труб-


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Громыко Ольга - Верные враги
Громыко Ольга
Верные враги


Прозоров Александр - Проклятие
Прозоров Александр
Проклятие


Каргалов Вадим - Черные стрелы вятича
Каргалов Вадим
Черные стрелы вятича


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека