Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

наклеек для людей. Здешние люди не определяются ни профессией, ни социальным
статусом. Нет ни охотников, ни пожарников, ни политиков, ни врачей, ни учителей.
Просто одни иногда тушат пожары, другие иногда учат детей. Здесь все - никто.
Здесь все плывут.
Кого взять с собой? Простор для материализации. Но страшно беден женский
интернационал!
Итальянки восторженны и доброжелательны, однако, на русский прищур, уж слишком
хрупки и законопослушны. Бывает, покажешь итальянке фальшивый доллар, и она тут
же падает в обморок. Американки, напротив, не хрупкие, но они составлены из
далеких понятий. Польки слишком брезгливы по отношению к России. Француженки -
категоричны и неебливы. Голландки - мужеподобные муляжи. Шведки -малосольны.
Финки, прости Господи, глупы. Датчанки -отличные воспитательницы детских садов.
Швейцарки - безвкусная игра природы. Правда, я знал трех-четырех исландок, кото-
10
рые не пахли рыбьим жиром, но это было давно. Австрийки сюсюкают. Норвежки,
венгерки, чешки - малозначительны. Даже странно, что им отпущено столько же
мяса, костей и кожи, как и другим народам. Болгарки и гречанки старятся на
глазах. Не успеешь отплыть от берега, как они уже матери-героини. Испанки -
кошачий водевиль. А португалки - вообще непонятно кто.
Давно замыслил я взять с собой одну англичанку из Лондона, но она замужем и
перестала звонить.
Конечно, можно поплыть и с русской дамой. Но зачем? Много курит, ленива,
окружена пьяными хахалями, которых жалеет с оттопыренной губой, но после
бесконечного выяснения отношений, уличенная в очередном обмане, она обязательно
предложит родить от тебя ребенка.
Путешествие с русской дамой - путешествие в путешествии. Двойной круг забот. К
тому же, нечистоплотна. К ней липнут бациллы, тараканы, трихоманады. У нее
всегда непорядок с месячными.
В хмурую погоду Волга смотрится серо; в теплый день она плещет светло-коричневой
кокетливой волной. Вдоль нее стоят призраки бородатых русских писателей с
изжогой сострадания к народному горю, причина которого - русский самосодомизм -
зарыта где-то поблизости в грязный песок.
- Будем откапывать? - с готовностью предложил капитан.
- Тоже мне клад!
- Обижаете! - сказал капитан.
- Кто не с нами, тот - против, - зашумели бородатые.
11
- Эх, вы, культура! - рассердился я. - Нельзя ли что-нибудь повеселее?
- Концерт! - закричал капитан.
- Врубаю! - козырнул его помощник. В первом акте все было как будто
предопределено. В Угличе из ограды монастыря-заповедника, где за вход в каждую
церковь надо отдельно платить, выкатился прямо на меня самый народный тип
инвалида, на инвалидной коляске, Ванька-встанька с колодкой медалей 1941-1945
годов, со словами:
"Каждый кандидат в президенты - еврей!". Сопровождавшие его женщины готовы были
к аплодисментам.
- Ошибаешься! - сказал я инвалиду достаточно строго. - В России вообще все
евреи, кроме тебя.
- Верно,- сказал инвалид. - Я не еврей!
- О чем это вы говорили? - поинтересовалась моя суперсовременная немка.
С кем плыть по Волге, как не с немкой? С кем, как не с немкой, склонной к
неврастении, к мучительной обязательности Германии, пойти контрастно против
течения? Из всех возможных вариантов я, по размышлении, выбрал немку, берлинскую
журналистку, ни хрена не смыслящую в России, но зато ироничную дочь андеграунда
с дешевыми фенечками, голубыми, как русское небо, ногтями, рабыню фантазмов с
экстремистским тату на бедре.
Чтобы не выбросить случайно, от нечего делать, по примеру крестьянского царя,
свою спутницу за борт, я населил четырехпалубный теплоход не обычными
пассажирами, а целой сотней российских журналистов самого провинциального
12
пошиба со всех концов необъятной страны. Пусть они, как коллективная Шахерезада,
рассказывают нам всякие русские страсти-мордасти. Наконец, я велел официанткам
надеть прозрачные розовые блузки, чтобы мы плыли, как будто во сне. Буфетчица
Лора Павловна, тоже вся в розовом, приготовила мне на завтрак гоголь-моголь. Она
принесла мне его на подносе на верхнюю палубу, и, щурясь от яркого света,
сказала:
- Я люблю греться на солнце, как какая-нибудь последняя гадюка.
Капитаном корабля был, естественно, сам капитан.
УГЛИЧ - КОСТРОМА
Россия - деревянная страна. Она не оставила за собой никаких архитектурных
следов, кроме битой кучи кирпичей. Избу не назовешь архитектурой, даже если изба
нестерпимо красива. Я люблю ее обрыдально маленькое оконце под крышей. Изба - не
дом. Изба - не вещь. Изба -неземная галлюцинация от удара по темени. Вот почему
в России каждый, по генетическому коду, погорелец. С нездоровым мучнистым лицом
злоупотребителя картофеля и водки. Но в наш век победивших стереотипов внесены в



последний момент поправки.
Русская душа вдруг пожелала запечатлеть себя в камне. Она смела зелено-синие
дощатые заборы. Это не столько социальная перемена, сколько метафизический
скандал. Русская душа
13
задумалась о частном комфорте на узком промежутке между рождением и смертью. Что
за ересь! Берега Волги блестят новыми железными крышами.
- Неужели кончилось русское Царство поллитра? - спросил я капитана, стоя с ним
на капитанском мостике. - Даже если в России все снова замрет, строительный бум
последних лет запечатлится на века.
- Все течет, - покачал головой капитан. -Потекла и Россия.
- Может быть, строятся только богатые? -спросила немка.
- Нееееееееет, - сказал я. - Поздравим Россию с возникновением целого нового
сословия.
- Что вы имеете в виду? - уточнил капитан.
- Над Волгой, как молодой месяц, нарождается средний класс. Чем он станет, во
что воплотится, тем и будет Россия, - поэтически сказал я.
- Да... Вот мы в детстве показывали друг другу кукиши, - добавил помощник
капитана, сложив для наглядности пальцы в кукиш. - А теперь и кукишей никто
никому не показывает. Прошла мода на кукиши.
Не имея, однако, традиций кирпичного мышления, русская душа ворует отовсюду
по-немногу: твердеет крутой замес немецко-французско-американского односемейного
зодчества. На месте столбовых пожарищ с мезонином возводятся дома с башенкой.
Русский человек возлюбил башенки. Волшебная сказка лишенца совпала с фаллическим
знаком
14
крепчающего общественного возбуждения. К тому же, у меня с немкой начинает
складываться историческая интрига.
Я иду с ней по базару в Костроме, где торговки с бледными северными лицами
бойко, выставив вперед животы, торгуют воблой и ананасами.
- Вы, простите, беременная или просто так, толстая женщина? - спрашиваю я
торговку вяленой рыбой.
У нас что хорошо? Можно спросить, что хочешь. И в ответ услышать все, что
угодно. Очень просторное поле для беседы. К тому же беременных в России не
больше, чем верблюдов.
- Я-то? И то, и се, - отвечает она. - А ты, поди, приезжий?
-Ну.
- Тебе знамение будет. Жди.
- Дура ты! - сатанею я от испуга. - Сама ты знамение, блядь засратая!
Мы на Севере, на границе белых ночей. На границе романтической бессонницы. На
автобусах рекламы: "Читайте "Северную правду""! Немку мутит от запаха воблы в то
время, как я объясняю ей, что последний раз в Костроме ананасами торговали при
царе Николае Втором, а киви - и вовсе невидаль. В Костроме двоемыслие: все улицы
с двойными названиями: бывшими, советскими, и новыми, то есть совсем старыми,
церковно-славянскими.
Мы заходим в вновь открытый женский монастырь: немка, залитая в стиль, вся,
разумеется, в черном, становится неотличимой от стайки монашек ельцинского
призыва. Ставим по свечке перед иконой реставрированного Спаса, хотя
15
она, танцевавшая в юности topless на столах в ночных барах Западного Берлина и,
по-моему, неосмотрительно близко дружившая с Марксом, терпеть не может религию.
- Есть ли жизнь на Марксе? - спрашиваю я немку.
- Чего? - таращит она глаза.
Спас начинает гореть синим пламенем. Огромная икона срывается и начинает летать
по церкви из угла в угол. Как будто ей больно. Как будто ей тесно и неуютно. Как
будто она просится вон из святых стен.
- Что это с ним? - поражается немка.
- Мается, - объясняю я.
Вокруг крик, гам. Все глядят на меня. Монашки расступаются. Входит наш капитан
со снайперской винтовкой из ближнего будущего (он купит ее с оптическим прицелом
назавтра в Нижнем Новгороде) и его молодой помощник, чернявый черт.
- Похоже на самосожжение, - шепчу я. Описав в намеленном воздухе мертвую петлю.
Спас с треском встает на свое место. На иконе проступает пять глубоких порезов.
- Что есть икона? - надменно спрашивает капитан.
- Откровение в красках, - пожимает плечами помощник.
- Отставить, - иконоборчески хмурится капитан.
- Икона - это русский телевизор, - лыбится моя спутница.
По глубоким порезам, как слезы, течет вода.
- Дайте мне банку, - прошу я.
16
- Хуй тебе, а не банку, - добродушно ворчит капитан.
- Мне нравится Россия, - сдавленным шепотом признается немка.
После такого признания я не могу не отвести ее в старый купеческий ресторан, с
лепниной на потолке и театральными красными шторами. Ресторан (напротив
новенького секс-шопа с изображением яблока с надкусом на вывеске) днем


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Воин Добра
Афанасьев Роман
Воин Добра


Шилова Юлия - Запасная жена
Шилова Юлия
Запасная жена


Круз Андрей - Начало
Круз Андрей
Начало


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека