Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

сочувствие.
Не успела она еще вымолвить слова, как гость быстро взял ее за руку и
с глубоким уважением поцеловал ее. Потом он вопросительно взглянул на нее,
и женщина, поняв ее взгляд, отвечала ему по-французски:
- Да, милый мой доктор, не лучше, нет, не лучше...
- Что же с ним, - живо спросил доктор. - Что-нибудь новое?
- Сам увидишь, дорогой доктор, - лихорадка не прекращается, он
беспокоится и очень ослабел...
- Но он в сознании? - допытывался доктор.
- Да, бывают минуты, когда он как будто бредит и говорит неразумные
вещи, но когда я обращаюсь к нему, он приходит в себя.
Так разговаривая, они подошли к дому; женщина пошла вперед, а доктор
последовал за нею в сени; она осторожно отворила дверь в маленькую
переднюю и прошла оттуда в большую спальню.
Здесь было совсем темно, потому что окна были задернуты зелеными
занавесками. В комнате, в одном углу которой виднелась из-за ширм кровать,
было немного мебели, да и мебель была именно такая, какая встречается во
всех бедных шляхетских усадьбах. Стол, заваленный бумагами, а в настоящее
время и склянками с лекарствами, несколько кресел, сундук, шкаф, на стенах
ружья и охотничьи сумки, а в углу - всякая домашняя рухлядь и бочонки с
уксусом - все эти предметы придавали комнате самую обыкновенную внешность,
ничем не привлекающую внимания.
Стук открываемых дверей, шелест платья и шум шагов доктора - хотя он
шел на цыпочках - должно быть, разбудили больного. Послышался тяжелый
вздох, и слабый голос спросил:
- Это ты, моя добрая Беата? Дай мне пить - страшная жажда!
Женщина торопливо подошла к кровати, склонилась над больным и
шепнула:
- Доктор Клемент приехал.
Больной снова вздохнул и произнес едва слышно:
- Он уже мне не поможет.
Француз, стоявший поблизости, подошел и на ломаном польском языке
приветствовал больного.
- Ну, как же дела? Лучше? - Только теперь, когда глаза привыкли к
темноте, доктор Клемент разглядел лежавшего перед ним человека. На высоко
взбитых подушках лежал мужчина средних лет, еще не старый, но и не молодой
уже, огромного роста и атлетического сложения, исхудавший и страшно
истощенный. Лицо и часть открытой груди, шея и руки представляли из себя
одни только кости, покрытые пожелтевшей кожей. Из под нее выступали
вздувшиеся жилы, словно веревки опоясавшие этот живой скелет. Худые,
впалые щеки заросли темной, начинавшей уже седеть, давно не бритой
бородой, от которой отделялись большие и пушистые шляхетские усы. Эта
жесткая щетинистая растительность закрывала нижнюю часть лица, а в верхней
части приковывали внимание быстрые, неспокойные, широко раскрытые глаза,
блестевшие огнем, если не жизни, то лихорадки. Прекрасный, большой лоб еще
увеличивала лысина, едва прикрытая редкими волосами.
Лицо это, видимо, сильно измененное болезнью, сохранило от прежних
дней выражение мужества, энергии и стоического терпения, превозмогавшего
боль. При каждом вздохе грудь тяжело поднималась, а руки беспокойно
хватались за одеяло, то натягивая его, то отталкивая его от себя.
Доктор, склонившись над больным и взяв его за руку, следил за
дыханием и считал пульс, не обнаруживая впечатления, которое производили
на него эти наблюдения. Внимательно следившая за ним женщина по выражению
его лица скорее могла бы вывести успокоительное заключение, чем угадать,
что он сам утратил всякую надежду.
Так и было в действительности, но доктор Клемент имел многолетнюю
практику и умел владеть собой. Придворный врач знатного, избалованного
пана, он всегда умел найти слово утешения даже тогда, когда сам
сомневался. Медленно выпустив руку больного, он спокойно заявил, что
лихорадка была не сильнее обыкновенного. Больной пристально вглядывался в
лицо доктора своими черными глазами, как будто хотел что-то сказать ему, с
другой стороны к нему пытливо приглядывалась женщина.
Доктор, избегая их взглядов, видимо, искал предлогов отвлечь от себя
их внимание.
Он попросил принести не очень холодной воды, чтобы сделать для
больного лимонад, а два лимона вынул из своего кармана.
Пани сама пошла принести ему все необходимое для этого, а больной
живым движением руки подозвал его к себе.
- Не говори ничего моей жене, - таинственно сказал он. - К чему ей
раньше времени огорчаться и тревожиться. Довольно ей будет горя и потом. Я
уж знаю, что мне не поможет ни лимонад, ни другие лекарства! Разве только
Бог один, - но да будет свята его воля. Fiat voluntas tua! - слабеющим
голосом прибавил он.
- Это все твои фантазии, - возразил доктор, - еще совершенно нет
ничего угрожающего!



- Э, что ты там мне говоришь! - нетерпеливо задвигавшись, сказал
больной. - Я это чувствую лучше, чем ты, мой дорогой доктор! Все напрасно,
мне никто не поможет, - гроб меня ждет!
- К чему забивать себе в голову такие мысли? - шепнул доктор. - Ну, к
чему это?
- Ты думаешь, что я боюсь? - возразил больной. - Вовсе нет! Мне жаль
жену, о ней я беспокоюсь; одна, как перст, на свете. Правда, сын уже
взрослый, но совсем еще неопытный в жизни... Что она будет делать! Ах,
Боже мой!
Он глубоко вздохнул.
- Сама-то она еще как нибудь проживет, но Тодя как раз теперь
нуждается в опеке...
Услышав стук отворяющейся двери и шелест платья, больной умолк и,
меняя тон, прибавил:
- Я бы лучше выпил огуречного кваса, чем этого твоего лимонада.
Доктор Клемент пожал плечами и невольно рассмеялся:
- Вот он польский шляхтич! - пробормотал он, идя за стаканом, чтобы
приготовить питье для больного.
Когда он отошел от кровати, женщина приблизилась к больному, оправила
подушки и, слегка приподняв его голову, положила ее удобнее. В глазах
больного засверкали слезы, он схватил белую руку жены и страстно прижал ее
к губам.
Глаза женщины тоже наполнились слезами, но, не желая показывать их,
она отошла к окну. Доктор Клемент, приготовив лимонад, попробовал его и
отнес больному, которого сам и напоил, потому что у того дрожали руки.
- Ну, теперь ты отдохни и засни, а я попрошу пани дать мне кофе и,
может быть, приготовлю еще лекарство на ночь.
Больной действительно, как будто в конец утомленный этою беседой,
прикрыл глаза и стиснул зубы, словно удерживая судорожное рыдание. Жена
его, отойдя от окна, провела доктора в приемную комнату.
Эта низкая, довольно обширная комната с окнами, выходившими во двор,
имела очень странный вид: она была, видимо, заброшена, заставлена простою
и уже сильно подержанною мебелью; но среди нее виднелись кое-где по углам,
как бы остатки лучших времен - изысканная мебель и дорогие безделушки,
покрытые пылью. Как сама пани рядом со своим мужем невольно возбуждала
мысль о соединении двух совершенно различных существ, принадлежащих к
разным слоям общества, только случайно связанных судьбой, так и эта
комната имела две несходные между собой внешности: одну простую, бедную
шляхетскую, другую составленную из остатков и обломков былой роскоши. И
эта другая стыдливо пряталась и нигде не высовывалась на передний план -
словно чувствовала себя здесь в гостях, не соответствующей общему тону.
Несколько саксонских чашечек, шкафчик с бронзовыми инкрустациями,
прекрасной работы, столик с поломанной ножкой - все это было засунуто так,
что трудно было заметить эти предметы за неуклюжими стульями и столами.
Пани торопливо отдала приказание служанке, появившейся в дверях, и,
повернувшись к доктору, устремила на него полные слез глаза. Старик
сначала немного смутился, но, быстро овладев собой, придал своему лицу
спокойное выражение и принялся расхаживать по комнате, поправляя свой
парик.
- Скажи мне правду, - заговорила Беата, и в голосе ее звучали
сдержанные рыдания. - Я чувствую, что ему все хуже, я умею страдать и ко
всему готова: но я хочу знать, что меня ожидает, чтобы подумать о своем
будущем...
Доктор еще ниже опустил голову - но молчал. Тогда она заговорила с
ним по-французски: она владела этим языком в совершенстве, как человек,
говоривший на нем с детства.
- Поверьте мне, - пораздумав начал доктор, - что мы, бедные врачи,
часто знаем о жизни и смерти не больше, чем люди, не изучавшие медицины. Я
сам видел сотни случаев, когда больные, осужденные на смерть целым
факультетом, выздоравливали. Природа располагает чудесными средствами, и
мы даже понятия не имеем о ее силах. Врач должен до последней минуты не
терять надежды - и я тоже надеюсь!!
- Ты утешаешь меня, - с покорностью вымолвила Беата, - но из твоих
речей, мой добрый друг, я ясно вижу, что надеяться можно только на чудо
Божие, но кто же достоин чуда?
Она отвернулась, отирая платком глаза.
- Я жду сына, - тихо сказала она, - он должен был приехать еще вчера,
но его нет! Письмо я отправила по почте уже давно...
- По почте! По почте! - прервал доктор. - Почему же вы не переслали
его мне? Я попросил бы Бека; послали бы его с эстафетой от гетмана в
Варшаву и дошло бы скорее!
Беата покраснела и живо возразила:
- Вы знаете, что я не могла прибегнуть к этому посредничеству.
Клемент покачал головой:
- Но ведь не вы, а я устроил бы это дело, и никто бы не знал, кто


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Эриксон Стивен - Врата Смерти
Эриксон Стивен
Врата Смерти


Никитин Юрий - Имортист
Никитин Юрий
Имортист


Плотников Александр - Коридор
Плотников Александр
Коридор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека