Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

вынес икону Богоматери и поставил на внешнем деревянном укреплении, или
остроге:
Игумены, Иереи пели святые песни; народ молился со слезами, громогласно
восклицая: Господи помилуй. Стрелы сыпались градом: рассказывают, что одна
из них, пущенная воином Суздальским, ударилась в икону; что сия икона в то
же мгновение обратилась лицом к городу; что слезы капали с образа на фелон
Архиепископа и что гнев Небесный навел внезапный ужас на полки осаждающих.
Новогородцы одержали блестящую, совершенную победу и, приписав оную
чудесному заступлению Марии, уставили ежегодно торжествовать ей 27 ноября
праздник благодарности. Чувство живой Веры, возбужденное общим умилением,
святыми церковными обрядами и ревностным содействием Духовенства, могло
весьма естественным образом произвести сие чудо, то есть вселить в сердца
мужество, которое, изумляя врага, одолевает его силу. Новогородцы видели в
Андреевых воинах не только своих злодеев, но и святотатцев богопротивных:
мысль, что за нас Небо, делает храброго еще храбрее. Победители, умертвив
множество неприятелей, взяли столько пленных, что за гривну отдавали
десять Суздальцев (как сказано в Новогородской летописи), более в знак
презрения, нежели от нужды в деньгах. - Бегущий Мстислав был наказан за
свою лютость; воины его на возвратном пути не находили хлеба в местах,
опустошенных ими, умирали с голода, от болезней, и древний Летописец
говорит с ужасом, что они тогда, в Великий пост, ели мясо коней своих.
Казалось, что Новогородцы, столь озлобленные Боголюбским,
долженствовали навеки остаться его врагами; но (к удивлению
современников), чрез несколько месяцев изгнав Князя своего, Романа, они
вошли в дружелюбное сношение с Андреем: ибо терпели недостаток в хлебе и
других вещах необходимых, получаемых ими из соседственных областей
Российских. Четверть ржи стоила тогда в Новегороде около рубля сорока трех
копеек нынешними серебряными деньгами. Довольные славою одержанной победы,
не желая новых бедствий войны и щадя народ, чиновники, Архиепископ, люди
нарочитые предложили мир Боголюбскому, по тогдашнему выражению, на всей
воле своей, то есть не уступая прав Новогородских: Великий Князь принял
оный с тем условием, чтобы вместо умершего Святослава княжил в Новегороде
брат его, Рюрик Ростиславич, который господствовал в Овруче, не хотел
перемены и, единственно в угодность Андрею выехав оттуда, приказал сей
Удел Волынский брату Давиду.
Северные области успокоились: в южных снова свирепствовали Половцы,
которые на сей раз пришли из-за реки Буга, от берегов Черного моря. Глеб
Киевский, отягченный болезнию, не мог защитить бедных земледельцев; но
храбрый Михаил и юный брат его, Всеволод Георгиевич, с Торками и
Берендеями разбили хищников.
Воевода Михаилов, Володислав, дал Князю совет умертвить пленных: ибо
другие толпы неприятелей были еще впереди. Сия жестокость казалась тогда
спасительною мерою безопасности. Освободив 400 Россиян, сыновья Георгиевы
возвратились оплакать кончину Глеба, благонравного (по сказанию
летописцев), верного в слове и милосердого.
Еще Андрей не имел времени назначить преемника Глебова, когда
Ростиславичи, Давид и Мстислав, послали в Волынию за дядею своим,
Владимиром Дорогобужским, желая, чтобы он, как старший в роде Мономаховом,
господствовал в Киеве или в самом деле зависел от них, господствуя только
именем. Будучи союзником Ярослава Луцкого и сыновей его брата, Владимир,
не сказав им ни слова, уехал из Дорогобужа и был [15 февраля 1171 г.]
возведен племянниками на Киевский престол, к неудовольствию граждан и
Боголюбского, который, хотя унизил сию столицу, однако ж думал, что Князь,
славный только вероломством, не достоин именоваться наследником ее древних
самодержцев. Досадуя внутренно и на Ростиславичей, самовольно призвавших
дядю, Андрей велел ему немедленно выехать из Киева; но Владимир, княжив
менее трех месяцев, умер, памятный криводушием и всеми презираемый: ибо не
имел блестящих свойств, смелости и мужества, коими другие Князья, столь
часто ему подобные в вероломстве, закрашивали свои преступления.
Тогда Андрей, соединяя честолюбие с благородным бескорыстием и как бы
желая великодушием устыдить Ростиславичей, объявил им, что они, дав слово
быть ему послушными как второму отцу, имеют право ждать от него милости и
что он уступает Киев брату их, Роману Смоленскому. Довольный сею особенною
благосклонностию Великого Князя, Роман поручил Смоленск сыну Ярополку и
въехал в столицу Киевскую при изъявлениях всеобщей радости жителей,
любивших в нем добродетели отца его:
справедливость и незлобие. Он торжествовал вместе и свое восшествие на
престол и победу, одержанную Игорем Святославичем Северским (близ урочища
Олтавы и реки Ворсклы) над Кобяком и Кончаком, Ханами Половецкими. Юный
Игорь сам вручил ему сайгат, или трофеи, в знак уважения; был одарен
Ростиславичами и весело праздновал с ними в Вышегороде день Святых Бориса
и Глеба.
Не уважая Киева, Андрей старался подчинить себе Новгород уже не силою,
но дружбою и справедливостию. Рюрик не долго был там Князем: выгнав
Посадника Жирослава (ушедшего к Боголюбскому), он не мог жить с гражданами



в мире и скоро уехал к братьям. На его место Андрей с удовольствием дал
Новогородцам юного сына своего, Георгия, и сам решил их важнейшие дела
гражданские, по коим Архиепископ Иоанн ездил на совет к нему в Владимир.
Народ, в угодность Великому Князю, снова признал Жирослава главным своим
чиновником; а Великий Князь, в угодность народу согласился чрез год на
избрание другого Посадника.
В то время Андрей имел опять войну с Болгарами, желая ли отмстить им за
какие обиды или обогатиться добычею в стране торговой. Рязанцы и муромцы
соединились с его сыном, Мстиславом, на устье Оки и зимою пришли к берегам
Камы, но в малом числе: ибо люди отбывали от зимнего похода, трудного в
местах, большею частию ненаселенных, где лежат глубокие снега и часто
свирепствуют метели. Главный воевода Андреев, Борис Жидиславич, взяв шесть
Болгарских деревень и седьмый городок, умертвив жителей, пленив жен и
детей, советовал Князьям идти назад.
6000 Болгаров гнались за ними и едва не настигли Мстислава близ
границы, верстах в 20 от устья Оки. Сей Князь, возвратясь в столицу,
кончил жизнь в юности.
Пользуясь доверенностию отца в делах ратных, он без сомнения отличался
мужеством.
Горестный Андрей, оплакивая смерть достойного сына, не терял бодрости в
делах государственных, ни властолюбия. Вероятно, что Рюрик, принужденный
отказаться от Новагорода, винил в том не одну строптивость его жителей, но
и хитрость Великого Князя, столь охотно взявшего на себя быть их главою.
Вероятно, что и Великий Князь, изведав гордость Ростиславичей, в
особенности Давида и Мстислава, искал случая унизить оную без явного
нарушения справедливости. По крайней мере, счастливое согласие между ими
не продолжилось. Веря, искренно или притворно, какому-то ложному внушению,
Андрей дал знать Ростиславичам, что Глеб умер в Киеве не естественною
смертию и что тайным убийцею его был Вельможа Григорий Хотович, коего они,
вместе с другими участниками сего злодеяния, должны прислать к нему в
Владимир для казни. Роман не сделал того из жалости к людям невинным,
бессовестно оклеветанным; а гневный Андрей, велев Ростиславичам выехать из
областей южных, отдал Киев храброму Михаилу, княжившему в Торческе. Тихий
Роман не спорил и возвратился в Смоленск; но его братья, Рюрик, Давид,
Мстислав, жаловались на сию несправедливость и, видя, что Великий Князь
презирает их жалобы, вступили ночью в Киев, захватили там Всеволода
Георгиевича вместе с племянником Андреевым, Ярополком; осадили Михаила в
Торческе и заключили с ним особенный мир, уступив ему Переяславль, а себе
взяв столицу Киевскую, где Рюрик, возведенный братьями на ее престол,
хотел господствовать независимо от Андрея. В сие время жил у Михаила юный
Князь Галицкий, Владимир Ярославич, сын его сестры, Ольги Георгиевны.
Ярослав, имея слабость к одной злонравной женщине, именем Анастасии, не
любил супруги и так грубо обходился с нею, что она решилась бежать с сыном
в Польшу. Многие Бояре Галицкие, доброхотствуя им, дерзнули на явный бунт:
вооружили народ, умертвили некоторых любимцев Княжеских, сожгли Анастасию,
заточили ее сына и невольно примирили Ярослава с супругою. Мир,
вынужденный угрозами и злодейством, не мог быть искренним: усмирив или
обуздав мятежных Бояр, Ярослав новыми знаками ненависти к Княгине Ольге и
к Владимиру заставил их вторично уйти из Галича. Владимир искал
покровительства Ярослава Изяславича Луцкого и его племянников, обещав им
со временем возвратить Волынские города, Бужск и другие; но Князь Галицкий
требовал, чтобы они выдали ему сего несчастного, и грозился опустошить
пламенем всю область Луцкую. Тогда Владимир прибегнул к своему дяде
Михаилу; а Михаил, не пустив его ни к Святославу Черниговскому (тестю
Владимирову), ни к Андрею, велел ему, в угодность Ростиславичам, друзьям
Князя Галицкого, возвратиться к отцу, готовому простить сына. За то Рюрик
освободил Всеволода Георгиевича, удержав одного Ярополка пленником в
Киеве: ибо Ростиславичи, предвидя неминуемую войну с Андреем, хотели иметь
важного аманата в руках своих. Брат Ярополков, высланный ими из Триполя,
должен был уехать в Чернигов.
Святослав Черниговский и все Олеговы внуки радовались междоусобию
Мономахова потомства. "Неужели не вступишься за честь свою! - говорили их
Послы Великому Князю: - враги твои суть наши; мы все готовы к войне".
Андрей, еще более подвигнутый ими на злобу, отправил Княжеского Мечника,
именем Михна, сказать Ростиславичам: "Вы мятежники. Область Киевская есть
мое достояние. Да удалится Рюрик в Смоленск к брату, а Давид в Берлад: не
хочу терпеть его в земле Русской, ни Мстислава, главного виновника злу".
Сей последний, как пишут современники, навык от юности не бояться никого,
кроме Бога единого. В пылкой досаде он велел остричь голову и бороду Послу
Андрееву. "Теперь иди к своему Князю, - сказал Мстислав: - повторил ему
слова мои: доселе мы уважали тебя как отца; но когда ты не устыдился
говорить с нами как с твоими подручниками и людьми простыми, забыв наш
Княжеский сан, то не страшимся угроз; исполни оные: идем на суд Божий".
Сведав бесчестие своего Посла и сей гордый ответ, Андрей, по выражению
Летописца, омрачился гневом и, собрав 50000 воинов Суздальских,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Не русские идут
Головачев Василий
Не русские идут


Шилова Юлия - Откровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь!
Шилова Юлия
Откровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь!


Корнев Павел - Последний город
Корнев Павел
Последний город


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека