Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

пожалеешь.
Степка развел и сложил ладони: ловушка, мол... Я кивнул. Мы ждали,
выкатив глаза друг на друга. Удивительно был прост этот "механик"! Он
только проворчал:
- Поехать, что ли... Не сядем?..
Дверца хлопнула, машина прокатилась до лесопарка и свернула на
проселок.
Нас кидало в кузове, пыль клубами валила сзади под брезент. Зубы
лязгали. Я чихнул в живот Степке. Но машина скоро остановилась.
- Пылища - жуть, - произнес Федин голос. - Топаем, механик?
Водитель не ответил.
- Э, парень, да ты чудак! - весело сказал Федя. - Сколько проехал,
полста метров осталось... Ленишься? Езжай тогда домой.
- На "слабо" дураков ловят, - прошептал Степа.
Водитель шел неохотно, оглядывался на машину. Место было подходящее
для темного дела - опушка елового питомника. Елочки здесь приземистые, но
густые и растут очень тесно. Сначала скрылся за верхушками русый хохол
гитариста, потом голова шофера в грязной кепке.
Мы спрыгнули в пыль, переглянулись, пошли. По междурядью, по мягкой
прошлогодней хвое. Впереди, шагах в двадцати, был слышен хруст шагов и
голоса.
Еловый пень
Междурядье было недлинное. Еще метров пятьдесят - и откроется круглая
полянка. Туда и вел Федя таксиста, причем их аллейка попадала аккуратно в
середину поляны, а наша как бы по касательной, вбок. Я было заторопился,
но Степан махнул рукой, показывая: "Спокойно, без спешки!".
Эх, надо было видеть Степку! Он крался кошачьим шагом, прищурив рыжие
глаза. Мы с Валеркой знали, и Сур знает, что Степка - настоящий храбрец, а
что он бледнеет, так у него кожа виновата. На этом многие нарывались.
Видят - побледнел, и думают, что парень струсил, и попадают на его любимый
удар - свинг слева.
Значит, Степка, такой белый, что хоть считай все веснушки, и я - мы
проползли последние два-три метра под еловыми лапами и заглянули на
поляну.
Солнца еще не было на поляне. Пробивались так, полосочки, и прежде
всего я увидел, как в этих полосах начищенными монетами сияют ранние
одуванчики. Две пары ног шагали прямо по одуванчикам.
- Ну вот, друг мой механик, - говорил Федя. - Видишь ли ты пень?
- Вижу. А чего?
- Да ничего. Замечательный пень, можешь мне поверить.
- Пе-ень? - спросил шофер. - Пень, значит... Так... Пень... - Он
булькнул горлом и проревел: - Ты на него смотреть меня заманил...
балалайка?
- А тише, - сказал Федя. - Тише, механик. Этого пенечка вчера не
было. Се ля ви.
- "Ля ви"? - визгливо передразнил шофер. - Значит, я тебя довез. А
кто твою балалайку обратно понесет? - заорал он, и я быстро подался
вперед, чтобы видеть не только их ноги. - И кто тебя обратно понесет?
Федя сиганул вбок, и между ним и шофером оказался тот самый пень.
Шофер бросился на Федю. Нет, он хотел броситься, он пригнулся уже и вдруг
охнул, поднял руки к груди и опустился в одуванчики. Все было так, как с
двумя предыдущими людьми, только они удерживались на ногах, а этот упал.
Впрочем, он тут же поднялся. Спокойно так поднялся и стал вертеть
головой и оглядываться. И гитарист спокойно смотрел на него, придерживая
свою гитару.
Я толкнул локтем Степана. Он - меня. Мы старались не дышать.
- Это красивая местность, - проговорил шофер, как бы с трудом находя
слова.
Гитарист кивнул. Шофер тоже кивнул.
- Я - Угол третий. Ты - Треугольник тринадцать? - проговорил
гитарист.
Шофер тихо рассмеялся. Они и говорили очень тихо.
- Он самый, - сказал шофер. - Жолнин Петр Григорьевич.
- Знаю. И где живешь, знаю. Слушай, Треугольник... - Они снова
заулыбались. - Слушай... Ты водитель. Поэтому план будет изменен. Я не
успел доложить еще, но план будет изменен без сомнения...
- Развезти эти... ну, коробки, по всем объектам?
- Устанавливаю название: "посредник". План я предложу такой - отвезти
"большой посредник" в центр города. Берешься?
Шофер покачал головой. Поджал губы.
- Риск чрезвычайный... Доложи, Угол три. Я - как прикажут...
Степка снова толкнул меня. Я прижимался к земле всем телом, так что
хвоя исколола мне подбородок.


- Меня Федором зовут, - сказал гитарист. - Улица Восстания, пять,
общежитие молокозавода. Киселев Федор Аристархович.
Шофер ухмыльнулся и спросил было:
- Аристархович? - Но вдруг крякнул и закончил другим голосом: -
Прости меня. Эта проклятая... ну как ее... рекуперация?
- Ассимиляция, - сказал гитарист. - Читать надо больше, пить меньше.
Я докладываю. А ты поспи хоть десять минут.
Они оба легли на землю. Шофер захрапел, присвистывая, а Федя-гитарист
подложил ладони под затылок и тоже будто заснул. Его губы и горло попали в
полосу солнечного света, и мы видели, что под ними шевелятся пятна теней.
Он говорил что-то с закрытым ртом, неслышно; он был зеленый, как дед
Павел, когда лежал в гробу. Я зажмурился и стал отползать, и так мы
отползли довольно много, потом вскочили и дали деру.
Далеко мы не убежали. У дороги, у голубого грузовика, спокойно
светящего зеленым глазком, остановились и прислушались. Погони не было.
Почему-то мы оба стали чесаться - хвоя налезла под рубашки или просто так,
- в общем, мы боялись чесаться на открытом месте и спрятались. Рядом с
машиной, за можжевельником. Эта часть лесопарка была как будто нарочно
приспособлена для всяких казаков-разбойников: везде либо елки, либо
сосенки, можжевельник еще, а летом потрясающе высокая трава.
- Дьявольщина! - сказал Степка. - Они видели нас... Ох как чешется.
- Они - нас? И при нас все говорили?
- Ну да, - сказал Степка. - Они понарошку. Чем нас гнать,
отвязываться, они решили мартышку валять. Дьявольщина!.. Чтобы мы
испугались и удрали.
- Хорошо придумано, - сказал я. - Чтобы мы удрали, а после всем
растрезвонили, что шофер Жолнин - "Треугольник тринадцать". Тогда все
будут знать, что он сумасшедший или шпион. Т-с-с!..
Нет, показалось. Ни шагов, ни голосов. Через дорогу, у обочины, тихо
стоял грузовик. Солнце взбиралось по колесу к надписи "таксомотор".
- Да, зря удрали, выходит, - прошептал Степка.
Зря? Меня передернуло, как от холода. Все, что угодно, только не
видеть, как один хранит, отвалив челюсть, а второй говорит с закрытым
ртом!
- Хорош следопыт! - фыркнул Степка. - Трясешься, как щенок.
- Ты сам удрал первый!
- Ну, врешь. Я за тобой пополз. Да перестань трястись!
Я перестал. Несколько минут мы думали, машинально почесываясь.
- Пошли, - сказал Степка. - Пошли обратно.
Я посмотрел на него. Не понимает он, что ли? Эти двое нас пришибут,
если попадемся. А подкрадываться, не видя противника, - самое гиблое дело.
- Они же шпионы, - сказал я. - Мы должны сообщить о них, а ты на
рожон лезешь. Слышал - клички, пароли, "большой посредник"? А "коробки" -
бомбы, что ли? Надо в город подаваться, Степка. Ты беги, а я их выслежу.
- В город погодим. Пароли... - проворчал Степан. - Зачем они сюда
забрались? Допустим, весь разговор был парольный. А место что, тоже
парольное? Кто им мешал обменяться паролями в машине?
- Ладно, - сказал я. - Главное, чтобы не упустить.
- У него, гада, ларингофон, - сказал Степка. - Понимаешь? В кармане
передатчик, а на горле такая штука, как у летчиков, чтобы говорить.
Микрофон на горле. Дьявольщина! Кому он мог докладывать? Либо они мартышку
валяли, либо шпионы. Здорово! И мы их открыли.
Я промолчал. По-моему, шпионы - гадость, и ничего хорошего в них нет.
Выследили мы их удачно, только я, хоть убейте, не понимал, почему так
переменился шофер возле этого пенька... Был обыкновенный шофер и вдруг
стал шпионом! Этот - "Угол третий" - с утра вытворял штуки, а шофер был
вполне обыкновенный... Может, и "Смоленская дорога", которую он свистел,
тоже пароль?
У Степана очень тонкий слух. Он первым услышал шаги и быстро стал
шептать:
- Я прицеплюсь к ним, а ты лупи в город. К Суру. Там и встретимся.
Я прошептал:
- Нет, я прицеплюсь!
Но спорить было поздно. Затрещали веточки у самой дороги. Первым
показался Федя - красный, пыхтящий, он тащил что-то тяжелое на плече. За
ним потянулось бревно - второй его конец тащил шофер. Он пыхтел и
спотыкался. Медленно, с большой натугой, шофер и Федя перебрались через
канаву. Вот так здорово - они тащили пень! Тот самый, о котором
говорилось, что вчера его не было, с белой полосой от сколотой щепы -
знаете, когда валят дерево, то не перепиливают до конца, оставляют
краешек, и в этом месте обычно отщепывается кусок.
Шофер открыл дверцу в заднем борту, и вдвоем они задвинули пень
внутрь - машина скрипнула и осела. Чересчур он оказался тяжелым, честное
слово...
Федя отряхнул рубаху. Гитара торчала за его спиной. Она была засунута


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Верещагин Олег - Воля павших
Верещагин Олег
Воля павших


Ильин Андрей - Третья террористическая
Ильин Андрей
Третья террористическая


Ильин Андрей - Господа офицеры
Ильин Андрей
Господа офицеры


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека