Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Нюша все так же сидела на скамейке, как ее оставил Васька Крикун. Она
испуганно повернулась - видно, задумалась, но, узнав Клавку, отвернулась
нехотя.
Только теперь можно было сравнить, как они не похожи. Клавка большая,
широкая, а Нюша худенькая, дощатая, с тонкими ножками; лицо у Клашки тоже
большое, полное, чуть красноватое, а у Нюши - личико узенькое, подбородок
махонький, глаза лишь широко распахнутые, большие и нежно-испуганные.
Клашка одета во все новое, нейлоновый на ней костюм с белой блузкой, а под
шеей брошка, на которой наляпан какой-то лев или слон; на Нюше аккуратное
пальтишко с замысловатыми продолговатыми пуговицами. Верхняя пуговица
отваливается, и теперь Нюша ее нервно теребит.
- Отняла, какого парня отняла! - заплакала Клашка, поднося кружевной
платок к большим накрашенным губам. - Змея! Змея проклятуша!
- Зря ты шумишь! - тихо сказала Нюша. - Не отымала я его и не
подманывала! Сам ведь он!
- Тялок он, а ты - змея подколодна! Сам! Фарью-то там свою
растопырила, от он и сам! Но, погоди! Слезы мои дойдуть! Растопять!
- Зря ты все это.
- Боисси? Зря? - Клавка сквозь слезы засмеялась. - Не зря! Думаешь
так? Схватила в охапку, стерла, такой-сякой, сухой-немазанный, а мой? Змея
ты, змеишша! В соку баба! Да ты глянь на себя! Ссохлась, как доска!
- Зачем ты, Клавка, так? Не видишь, глотаю слезы?
- Сама подвергла себя осмеянию! Не я его травила! Вишь, скисла как
сама! Кишка тонка травить-то! А теперь плачет навзрыд, утопает в слезах!
- Да, Клава! В одном ты права! Не родись ни умен, ни красив, а родись
счастлив... Не дали мне с ним счастья, не дали! Не в укор будь сказано и
тебе!
- Засажу я тебя, засажу! Стыдом покрою, срамом, позором. Не первой
молодости, не первой свежести оттуда придешь! Облуплю, как липку, змеишша!
- На комара да с рогатиной? - улыбнулась Нюша одними сухими,
потрескавшимися губами. - Кулачное твое право, но не виновата я, Клаша! Не
виновата!


4
Тем временем Сашку Акишиева подошедшие мужики - среди них Николай
Метляев, Иннокентий Григорьев, Васька Вахнин и еще двое новых, приезжих,
умещали на вездеходе.
- Гляди, тяжелый какой!
- Мужик был справный, под сто кило.
- Красавец, а не мужик! Попотрошил он этого бабья!
- Да они сами на него, как наводнение! Клашка-то, та измором взяла,
чуть на коленях не стояла, чтоб в хвартиранты шел.
- И сам он был блудлив, как кот...
- А труслив, как заяц.
- Не криводушничай!
- Чё криводушничать-то? Нюшу возьми...
- Мозги у тебя набекрень! При _н_е_м_ о Нюше!..
- Эк тебя приспело! Рвется вдаль, тоже к побрехенькам!
- Не любо - не слушай, а врать не мешай!
- Ну взяли, мужики, взяли! Чё ишо раз тело-то покрывать срамом?
Горьку чашу и так хватил мужик!
- Может, и с Нюшей-то совладал с собою. Думаю, любовь у них была
красивой. Не трогал он ее!
- А глаза у мужика-то, гляди, и теперь, как живые! Бабы говорили:
глаза-то, мол, с поволокой!
- Тихо, мужики! Клавка катит.
- О волке толк, а тут и волк!
- Попал пальцем в небо, - вызверился Метляев. - Перерву я тебе за
Клавку глотку!
- Чё, что ли сам, на теплое Сашкино место? Так у тебя же баба своя!
Клашка, будто слепая, вовсе не играя, подошла к вездеходу, большие ее
руки жадно ощупывали железо ног Сашки Акишиева. Она неистово шептала:
"Миленькой, родненькой! Не ругай, как потревожила, не наставил ты
уму-разуму, некому было-то! Лягу с тобою, лягу! Куда иголка, туда и нитка!
У них-то... У них-то, кладезь ты мой учености! У них-то кишка тонка! Не
надо мне и золотого другого! Кукушку - на ястреба?!"
- О, баба, - сказал в сторону Иннокентий Григорьев, - про хахалей
исповедуется.
- Болтает на ветер, - пожалел, не вступая в спор, Метляев. - Клубок в
горле, то и болтает!
- Тебя, как черного кобеля, не отмоешь добела, - сказал Григорьев. -
На Клашкины деньги глядишь?


- Не только света, что в окошке, - охолодил его своим спокойствием
Метляев. Он не допускал, чтобы его подвергали осмеянию.
- При солнце тепло, а при такой бабе, Метляев, добро, - хохотнул
Васька Вахнин.
Подошел неспешно врач, ростом он оказался громадным, руки у него были
красные, в синих жилах. Он поправил испачканную простынь, поглядел на всех
невидяще и, заметив Клавку, нахмурился.
- Поехали, мальчики! - Незаметно было по нему, что он час назад
опрокинул в себя целую бутылку спирта.
- Как? - закричала Клашка. - Не отдам! Не тронете волоска!
- Все перемелется, - стал успокаивать ее врач. - Ты ведь хотела кус и
дольше, и толще? Ты его получила...
Вездеход, ведомый Крикуном, осторожно снялся с места. Никто словам
врача не придал значения, все стояли молча, провожая машину. Лишь Клавка
картинно выставила руку, словно в заключительном акте какой-то
человеческой комедии, поддерживая и твердь небесную, и твердь земную.


5
Нюшу взяла к себе учительница Ротовская. На улице к тому времени
похолодало, а Нюша так и сидела на своей березовой скамеечке. Ротовская
шла из школы, сразу поняла, в чем дело, и не насильно, однако ловко
уговорила ее, достойную изумления, - так и сказала, покинуть это всеобщее
место обозрения.
- Они думают, что я _е_г_о_ отравила, - уже согревшись, но так и сидя
неподвижно, говорила Нюша.
- Успокойтесь, голубушка, успокойтесь. Душа меру должна знать.
Давайте я помогу вам раздеться... Давайте, давайте! Будем пить чай.
Нате-ка!
- Неужели они все думают, что я его отравила?
- Теперь не суть важно это, Нюша.
- Почему они думают, что я его отравила?
- Малая искра города поджигает, а сама прежде всех помирает. Пусть
их. Все станет на место. Вы же на самом деле не травили его?
- Вы что! Я же его любила! Я Сашеньку любила.
- Вы любили, а они захватывали, перехватывали, занимали, забывали!
- Но он был мой! Мой! Мой!
- К сожалению, Нюша, он был не только ваш. А с чужого воза и посреди
болота сведут.
- Неужели вы не понимаете, что я его любила?
- Я вас прекрасно понимаю, но вам надо считаться не только с моим
мнением.
- Я не хочу считаться ни с кем. Я его любила, и он был мой.
- И прекрасно. Пейте. Сколько вам положить сахару?
Нюша, зябко ежась, стала безразлично мешать ложечкой в своей
наполненной чашке. На дворе было по-прежнему светло, и она представляла,
как Сашеньку теперь заново хоронят. Она не боялась ничего, потому что
ничего злого не сделала. Она была уверена, что Сашенька помер случайно, по
ошибке; вместо него должен был умереть кто-то другой - Иннокентий
Григорьев или Николай Метляев, только не Сашенька, такой большой, сильный,
могучий и жизнерадостный. И когда ее вызывали к следователю, она примерно
об этом говорила, повергая в уныние молодого, с недавней студенческой
скамьи лейтенанта.
Следователь пришел тоже прямо от могилки и допрашивал ее в последний
раз. Опять о том же самом - как она в тот вечер готовила, что было на
первое, что на второе, что на третье. Ну какое вечером первое? Тогда она,
помнится, сготовила мясо с рожками, и был еще чай. Едоков у нее числилось
девять человек, восемь из них поели, не ужинал лишь Григорьев, а все
остальные поужинали, сидели все вместе, ели из общего казанка - горячую
пищу любили почти все. Что ж разбрасывать на тарелки? Да, если не
ошибается она, дождь закапал, казанок с крышкой...
Нюша старательно все припоминала, не замечая того, что лейтенант
ставит ей ловушки и, тихо радуясь, что-то мелким почерком у себя
записывает в тетрадь. За последнее время нервы ее поизносились, но она не
придавала значения этим его хитростям, а простодушно припоминала все,
думая, что правда всегда есть правда, она к правде и вынесет.
- А скажите, - лейтенант не глядел ей в глаза, - вы с Акишиевым жили?
- Я?
- Да, вы.
- Я-то? Там не жила.
- А так, значит, жили?
- А так... так... жила...
- А почему же там не жили? Он, что же, не хотел этого?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сапковский Анджей - Башня шутов
Сапковский Анджей
Башня шутов


Свержин Владимир - Сын погибели
Свержин Владимир
Сын погибели


Посняков Андрей - Легат
Посняков Андрей
Легат


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека