Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

находчивых" атаковал флегматичного старожила-сейсмолога:
- О "летающих блюдцах" слышали?
- Ну и что?
- А о банкете в Мак-Мердо?
- Ну и что?
- Провожали в Нью-Йорк корреспондента "Лайф"?
- Ну и что?
- А за ним в редакцию розовые утки вылетели.
- Пошел знаешь куда?
Жора улыбался, подыскивая следующую жертву. Меня он обошел, не считая
себя, видимо, достаточно вооруженным для розыгрыша. Я обедал тогда с
гляциологом Зерновым, который был старше меня всего на восемь лет, но уже
мог писать свою фамилию с приставкой "проф.". Что ни говори, а здорово
быть доктором наук в тридцать шесть лет, хотя эти науки мне, гуманитарию
по внутренней склонности, казались не такими уж важными для человеческого
прогресса. Как-то я выложил это Зернову.
В ответ он сказал:
- А знаете, сколько на Земле льда и снега? В одной только Антарктике
площадь ледяного покрова зимой доходит до двадцати двух миллионов
квадратных километров, да в Арктике одиннадцать миллионов, плюс еще
Гренландия и побережье Ледовитого океана. Да прибавьте сюда все снежные
вершины и ледники, не считая замерзающих зимой рек. Сколько получится?
Около трети всей земной суши. Ледяной материк вдвое больше Африки. Не так
уж малозначительно для человеческого прогресса.
Я съел все эти льды и снисходительное пожелание хоть чему-нибудь
научиться за время пребывания в Антарктике. Но с тех пор Зернов отметил
меня своим благосклонным вниманием и в день сообщения о розовых "облаках",
встретившись со мной за обедом, сразу предложил:
- Хотите совершить небольшую прогулку в глубь материка? Километров за
триста.
- С какой целью?
- Собираемся проверить американский феномен. Малоправдоподобная штука -
все так считают. Но поинтересоваться все-таки надо. Вам особенно. Снимать
будете на цветную пленку: облака-то ведь розовые.
- Подумаешь, - сказал я, - самый обыкновенный оптический эффект.
- Не знаю. Категорически отрицать не берусь. В сообщении
подчеркивается, что окраска их якобы не зависит от освещения. Конечно,
можно предположить примесь аэрозоля земного происхождения или, скажем,
метеоритную пыль из космоса. Впрочем, меня лично интересует другое.
- А что?
- Состояние льдов на этом участке.
Тогда я не спросил почему, но вспомнил об этом, когда Зернов раздумывал
вслух у загадочной ледяной стены. Он явно связывал оба феномена.
В снегоходе я подсел к рабочему столику Дьячука.
- Странная стена, странный срез, - сказал я. - Пилой, что ли, ее
пилили? Только при чем здесь облака?
- Почему ты связываешь? - удивился Толька.
- Не я связываю, Зернов связывает. Почему он, явно думая о леднике,
вдруг о них вспомнил?
- Усложняешь ты что-то. Ледник действительно странный, а облака ни при
чем. Не ледник же их продуцирует.
- А вдруг?
- Вдруг только лягушки прыгают. Помоги-ка лучше мне завтрак
приготовить. Как думаешь, омлет из порошка или консервы?
Я не успел ответить. Нас тряхнуло и опрокинуло на пол. "Неужели летим?
С горы или в трещину?" - мелькнула мысль. В ту же секунду страшный лобовой
удар отбросил снегоход назад. Меня отшвырнуло к противоположной стенке.
Что-то холодное и тяжелое свалилось мне на голову, и я потерял сознание.



2. ДВОЙНИКИ
Я очнулся и не очнулся, потому что лежал без движения, не в силах даже
открыть глаза. Очнулось только сознание, а может, подсознание - смутные,
неопределенные ощущения возникали во мне, и мысль, такая же неопределенная
и смутная, пыталась уточнить их. Я утратил весомость, казалось, плыл или
висел даже не в воздухе и не в пустоте, а в каком-то бесцветном,
тепловатом коллоиде, густом и неощутимом и в то же время наполнявшем меня
всего. Он проникал в поры, в глаза и в рот, наполнял желудок и легкие,
промывал кровь, а может быть, сменил ее кругооборот в моем теле.
Создавалось странное, но упрямо не оставлявшее меня впечатление, будто
кто-то невидимый смотрит внимательно сквозь меня, ощупывая пытливым
взглядом каждый сосудик и нервик, заглядывая в каждую клеточку мозга. Я не
испытывал ни страха, ни боли, спал и не спал, видел бессвязный и



бесформенный сон и в то же время знал, что это не сон.
Когда сознание вернулось, кругом было так же светло и тихо. Веки
поднялись с трудом, с острой колющей болью в висках. Перед глазами стройно
взмывал вверх рыжий, гладкий, точно отполированный, ствол. Эвкалипт или
пальма? А может быть, корабельная сосна, вершины которой я не видел: не
мог повернуть головы. Рука нащупала что-то твердое и холодное, должно быть
камень. Я толкнул его, и он беззвучно откатился в траву. Глаза поискали
зелень газона в подмосковном саду, но он почему-то отливал охрой. А сверху
из окна или с неба струился такой ослепительно белый свет, что память
сейчас же подсказывала и безграничность снежной пустыни, и голубой блеск
ледяной стены. Я сразу все вспомнил.
Преодолевая боль, я приподнялся и сел, оглядываясь вокруг и все
узнавая. Коричневый газон оказался линолеумом, рыжий ствол - ножкой стола,
а камень под рукой - моей съемочной камерой. Она, должно быть, и свалилась
мне на голову, когда снегоход рухнул вниз. Тогда где же Дьячук? Я позвал
его, он не ответил. Не откликнулись на зов Зернов и Чохели. В тишине,
совсем не похожей на тишину комнаты, где вы живете или работаете - всегда
где-то капает вода, поскрипывает пол, тикают часы или жужжит залетевшая с
улицы муха, - звучал только мой голос. Я приложил ручные часы к уху: они
шли. Было двадцать минут первого.
Кое-как я поднялся и, держась за стену, подошел к штурманской рубке.
Она была пуста - со стола исчезли даже перчатки и бинокль, а со спинки
стула зерновская меховая куртка. Не было и журнала, который вел Зернов во
время пути, Вано тоже пропал вместе с рукавицами и курткой. Я заглянул в
передний иллюминатор - наружное стекло его было раздавлено и вмято внутрь.
А за ним белел ровный алмазный снег, как будто и не было никакой
катастрофы.
Но память не обманывала, и головная боль тоже. В бортовом зеркале
отразилось мое лицо с запекшейся кровью на лбу. Я ощупал рану - костный
покров был цел: ребро съемочной камеры только пробило кожу. Значит,
все-таки что-то случилось. Может быть, все находились где-то поблизости на
снегу? Я осмотрел в сушилке зажимы для лыж: лыж не было. Не было и
дюралюминиевых аварийных санок. Исчезли все куртки и шапки, кроме моих. Я
открыл дверь, спрыгнул на лед - он голубовато блестел из-под сдуваемого
ветром рыхлого снега. Зернов был прав, говоря о загадочности такого
тонкого снежного покрова в глубине полярного материка.
Я огляделся и сразу все понял: рядом с нашей "Харьковчанкой" стояла ее
сестра, такая же рослая, красная и запорошенная снегом. Она, вероятно,
догнала нас из Мирного или встретилась по пути, возвращаясь в Мирный. Она
же и помогла нам, вызволив из беды. Наш снегоход все-таки провалился в
трещину: я видел в десяти метрах отсюда и след провала - темное отверстие
колодца в фирновой корочке, затянувшей трещину. Ребята из встречного
снегохода, должно быть, видели наше падение - а мы, очевидно, счастливо
застряли где-нибудь в устье трещины - и вытащили на свет Божий и нас
самих, и наш злосчастный корабль.
- Эй! Кто в снегоходе?! - крикнул я, обходя его с носа.
В четырех ветровых иллюминаторах не показалось ни одно лицо, не
отозвался ни один голос. Я вгляделся и обмер: у снегохода-близнеца было
так же раздавлено и промято внутрь стекло крайнего ветрового иллюминатора.
Я посмотрел на левую гусеницу: у нашего вездехода была примета - один из
его гусеничных стальных рубцов-снегозацепов был приварен наново и резко
отличался от остальных. Точно такой же рубец был и у этой гусеницы. Передо
мной стояли не близнецы из одной заводской серии, а двойники, повторяющие
друг друга не только в серийных деталях. И, открывая дверь
"Харьковчанки"-двойника, я внутренне содрогнулся, предчувствуя недоброе.
Так и случилось. Тамбур был пуст, я не нашел ни лыж, ни саней, только
одиноко висела на крючке моя кожаная, на меху куртка. Именно _моя куртка_:
так же был порван и зашит левый рукав, так же вытерся мех у обшлагов и
темнели на плече два жирных пятна - как-то я взялся за него руками,
измазанными в машинном масле. Я быстро вошел в кабину и прислонился к
стене, чтобы не упасть: мне показалось, что у меня останавливается сердце.
На полу у стола лежал я в том же коричневом свитере и ватных штанах, а
лицо мое так же прильнуло к ножке стола, и кровь так же запеклась у меня
на лбу, и рука так же цеплялась за съемочную камеру. _Мою_ съемочную
камеру.
Возможно, это был сон и я еще не проснулся и видел себя самого на полу,
видел как бы вторым зрением? Щипком рванул кожу на руке: больно. Ясно:
очнулся и не сплю. Значит, сошел с ума. Но из книг и статей мне было
известно, что сумасшедшие никогда не предполагают, что они помешались.
Тогда что же это? Галлюцинация? Мираж? Я тронул стену: она была явно не
призрачной. Значит, не призраком был и я сам, лежавший без чувств у себя
же под ногами. Нелепица, нонсенс. Я вспомнил свои же слова о загадках
Снежной королевы. Может быть, все-таки есть Снежная королева, и чудеса
есть, и двойники-фантомы, а наука - это вздор и самоутешение?
Что же делать? Бежать сломя голову, запереться у себя в


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Каргалов Вадим - Меч Довмонта
Каргалов Вадим
Меч Довмонта


Березин Федор - Война 2010: Украинский фронт
Березин Федор
Война 2010: Украинский фронт


Акунин Борис - Нефритовые четки
Акунин Борис
Нефритовые четки


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека