Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

"фольксвагена-пассат", далеко не последней модели, припаркованного
неподалеку, вышла молодая женщина в длинном синем плаще и изящной фетровой
шляпке и подошла к мужчинам.
- Вы есть мистер Назаров? - обратилась она к старшему.
- Да, это я, - подтвердил тот.
- Я есть очень рада. Я остерегалась, что у вас что-то может задержаться в
пути. Я хочу себя представить. Я называюсь Эльза Рост, я работаю в нашем
бюро по туризму как гид, и на русском языке тоже. Если я скажу что-то не
так, заранее извините меня, потому что из вашей страны сначала было очень
мало туристов и я не могла иметь практики после университета, а теперь здесь
очень много русских, но мало кто может оплатить услуги гида. Итак, я в вашем
полном распоряжении, господа, и мой автомобиль также, если, конечно, он вас
устроит.
Она показала на свой "фольксваген". Мужчины переглянулись и почему-то
засмеялись. Потом старший сказал:
- Мы, конечно, привыкли к "роллс-ройсам", но для разнообразия сойдет и
этот.
И двинулись к машине. Эльза села за руль и включила двигатель...
* * *
Из протокола допроса гражданки Федеративной Республики Германии Эльзы
Рост, урожденной Фогелыштерн, 28 лет, замужней, постоянно проживающей в г.
Гамбурге. Допрос проведен инспектором гамбургской криминальной полиции
Францем Шмидтом. (Приводится в переводе с немецкого):
"Рост. 24 мая, в пятницу, около десяти часов вечера мне домой позвонил
шеф нашего туристического агентства господин Крамер и спросил, не смогу ли я
в воскресенье 26 мая поработать в качестве гида и переводчика с какими-то
важными русскими господами. Он извинился за столь поздний звонок и объяснил
его срочностью и важностью дела. Я не являюсь постоянным сотрудником
агентства, сотрудничаю с туристическим бюро мистера Крамера в свободные дни,
поскольку не могу позволить себе упустить возможность дополнительного
заработка. Господин Крамер сказал, что мой гонорар будет удвоен, так как
работать с русскими мне придется в воскресенье и к тому же - в праздник
Троицы. Я согласилась, но напомнила, что русским языком владею гораздо хуже,
чем английским, и среди нештатных сотрудников агентства сейчас немало
русских немцев. Господин Крамер ответил, что именно этот вариант он и
предложил человеку, с которым вел переговоры, но тот самым категорическим
образом потребовал, чтобы в роли гида и переводчика выступало лицо, ни
малейшим образом не связанное с эмигрантами из России, - лучше всего
женщина, коренная жительница Гамбурга.
Шмидт. Сказал ли господин Крамер, с кем именно он вел переговоры? И как -
лично или по телефону?
Рост. Нет. А сама я не спросила, меня это не интересовало. Я уточнила
только, когда и где я должна встретиться с этими русскими господами и в чем
будут заключаться мои обязанности. Господин Крамер объяснил, что 26 мая в
десять утра я должна быть на набережной Нордер-Эльбы в районе Альтштадта и
ждать появления яхты "Анна", порт приписки Ливерпуль. Имя моего клиента,
который прибудет на этой яхте, господин Назаров. Я должна буду провести
экскурсию с ним и с людьми, которые будут его сопровождать, экскурсию по
городу в том объеме, в каком они пожелают, а вечером выполнять роль
переводчицы во время праздничного приема, который господин Назаров намерен
устроить на борту своей яхты для друзей и деловых партнеров.
Шмидт. Итак, вы дождались прибытия яхты "Анна". Когда она пришла?
Рост. Около полудня. Я ждала почти два часа и уже начала беспокоиться.
Шмидт. Сколько человек сошло с борта яхты?
Рост. Всего двое. Сам господин Назаров и его сын Александр, аспирант из
Гарварда. Он попросил называть себя просто Алекс.
Шмидт. У вас не возникло сомнений, что Алекс действительно сын господина
Назарова?
Рост. Ни малейших. Во-первых, они были очень похожи. Оба высокие. И еще
что-то в выражении лица, глаз. Глаза у обоих такие, знаете, серые, жесткие.
А когда они смотрели друг на друга, это выражение жесткости исчезало. И
общались они так, как отец с сыном после долгой разлуки.
Шмидт. Они много разговаривали между собой?
Рост. Как раз нет. В том-то и дело. Нет, они разговаривали, конечно: о
каких-то знакомых, об учебе Алекса, об Анне. Как я поняла, Анна - это жена
или очень близкий человек господина Назарова, но не мать Алекса, иначе он
называл бы ее иначе, не по имени. Я поняла, Анна чем-то болела и лечилась в
Швейцарии. Но больше они молчали. Они как будто и затеяли эту экскурсию,
чтобы побыть вдвоем. Я в этом уверена. И знаете почему? Я показала им театр,
ратушу, кунстхалле, потом подвезла к Катариненкирхе. Когда я начала
рассказывать о ней, господин Назаров вдруг прервал меня и спросил, сколько я
получу за работу с ними. Я ответила: триста шестьдесят марок. Тогда он
достал портмоне - это был "Монблан", господин инспектор! - и протянул мне
триста долларов в трех купюрах. Он сказал: это вам за то, что мы изменим
правила - вы будете говорить только тогда, когда мы вас о чем-нибудь



спросим. Деньги я, разумеется, взяла, но это меня, буду откровенна, обидело,
и я спросила, не желают ли господа осмотреть Репербан, если им неинтересна
наша замечательная Катариненкирхе. Я объяснила: все русские туристы просят
показать Санкт-Паули и Репербан, самую злачную улицу в мире. Они
согласились, но так, будто им было все равно. Я оставила машину неподалеку
от Михаэлискирхе, туда как раз подъехали автобусы телевизионщиков - они уже
начали готовиться к трансляции вечерней мессы; мы пешком прошли по
Репербану, туда и обратно. Вы сами знаете, господин инспектор, каков он в
это время дня: вся ночная грязь и дрянь еще не убрана, почти все закрыто,
работают только редкие стрип-бары и секс-шопы. У одного из открытых
стрип-баров господин Назаров спросил сына: не хочешь зайти? На что Алекс
Назаров ответил фразой, которую я запомнила из-за не вполне ясного мне
семантического значения: "Этого говна сейчас и в Москве навалом".
Единственное, что их почему-то развеселило и чему они долго смеялись, - это
когда я сказала, отвечая на вопрос господина Назарова, что здание на другой
стороне Репербана - это главное управление полиции Гамбурга, вот это самое
здание, где мы сейчас с вами разговариваем. Я так и не поняла, что их
рассмешило.
Шмидт. Многих моих русских коллег это тоже смешит. Им кажется несуразным,
что главное управление полиции находится в центре самого злачного района
города.
Рост. А где же ему быть - на Кайзерштрассе?
Шмидт. Им это показалось бы более естественным. Но мы отвлеклись.
Продолжайте, пожалуйста, госпожа Рост.
Рост. Потом мы вернулись к кирхе святого Михаила. По просьбе Алекса я
перевела надпись на стене: "Гот руф дих" - Господь призывает тебя". Господин
Назаров предложил сыну зайти в храм. Алекс спросил: "Ты уверен, что этот
призыв обращен к тебе?" Господин Назаров ответил: "Как знать". И мы
вошли..."
* * *
Они вошли под высокие своды костела, когда уже почти все березовые ветки
были развешаны по стенам, в простенках, на спинках длинных дубовых лавок, а
на остатках веток в проходе с визгом и криками барахтались веселые немецкие
дети. По залу метался, проверяя расстановку камер, молодой взъерошенный
телережиссер, звукооператоры пристраивали микрофоны. Эльза отметила, что при
входе Алекс сбросил с головы капюшон ветровки, а Назаров-старший стащил свою
вязаную шапчонку и пригладил рукой такие же русые, как у сына, но заметно
поредевшие волосы.
Эльза объяснила, что вон там - пульт органиста, на тех вон подмостках
будет стоять хор, а белая, слегка изогнутая лестница, заканчивающаяся
небольшой огороженной площадкой, вознесенной очень высоко, почти в центр
зала, - это кафедра, с которой будет произносить свою проповедь епископ.
Среди резвящихся детей и занятых каждый своим делом взрослых Назаровы и
Эльза были в кирхе единственными праздными людьми. Вероятно, именно поэтому
режиссер неожиданно подбежал к ним и стал что-то быстро говорить по-немецки,
обращаясь к Назарову-старшему.
- Он просит вас подняться на кафедру епископа и что-нибудь сказать, -
перевела Эльза.
- Я? - изумился Назаров. - Что я могу сказать с епископской кафедры? Да
еще по-русски!
- Не имеет значения. Четыре-пять фраз. Любых. Ему нужно проверить, как
работают микрофоны, - объяснила Эльза.
Назаров-старший повернулся к сыну:
- Вот пойди и скажи. Надеюсь, тебе уже есть что сказать городу и миру.
- Найн! Найн! - запротестовал режиссер. Эльза перевела:
- Ему не нужен молодой голос. Ему нужен голос человека ваших лет. Тут
большое значение имеют обертоны.
Назаров-старший чуть помедлил, усмехнулся и неторопливо двинулся к
лестнице. И по мере того как он уверенно-неспешно, без всякого видимого
напряжения одолевал довольно крутые ступени, зал затихал, а когда он
оказался на площадке кафедры, все и вовсе побросали свои дела и даже
прикрикнули на шумящих детей: настолько значительной, источающей силу и
уверенность была фигура этого человека.
- Говорите, пожалуйста! - по-немецки крикнул ему снизу режиссер.
- Даже не знаю, что и сказать...
- Гут! Нох айнмаль! Hyp филе, битте!
- Просит еще раз, только побольше, - перевела Эльза.
Назаров положил руки на перильца кафедры, немного подумал и произнес
несколько фраз.
- Зер гут! Данке ш"н! - поблагодарил его режиссер и занялся другими
делами.
Только два человека в кирхе - Эльза и Алекс - поняли, что сказал
Назаров-старший.
А сказал он вот что:
- С этого места нельзя произносить пустых слов. Отсюда можно только


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Конюшевский Владислав - Попытка возврата
Конюшевский Владислав
Попытка возврата


Конюшевский Владислав - Основная миссия
Конюшевский Владислав
Основная миссия


Шилова Юлия - Чувство вины, или Без тебя холодно
Шилова Юлия
Чувство вины, или Без тебя холодно


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека