Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

– Сомневаюсь, – скептически заметила женщина, надевая платье. – У тебя потрясающая способность искать неприятности. Надеюсь, Вацлаву это не передастся на генетическом уровне.
– Дискриминация по планетарному признаку! – с притворным возмущением воскликнул Олесь. – Я буду жаловаться в комиссию по правам различных рас. И поверь, выиграю процесс.
– Сдаюсь, – рассмеялась аланка. – Бита собственным оружием.
Их пятилетний сын, названный в честь Воржихи, с интересом слушал спор родителей. На повышенных тонах они разговаривали крайне редко, а если сказать честно, то и виделись раз в тричетыре дня. А потому чета Храбровых очень дорожила короткими минутами тихого семейного счастья. Спустя пять минут, держа Вацлава за руку, русич неторопливо зашагал к стоянке электромобилей. Закончился очередной выходной день. И никто еще не знал, что это последние безоблачные часы мира.

Глава 2
ВОИНЫ СВЕТА

Олесь сидел за столом и бегло просматривал доклады наблюдательных постов. Каждодневная утренняя процедура вот уже в течение четырех последних лет. После окончания мятежа в силовых структурах Тасконы началась реорганизация. Две планеты объединяли свои структуры. Все прекрасно осознавали, что рано или поздно боевые корабли чужаков обязательно появятся у границ звездной системы Сириуса. И вряд ли их миссия будет дипломатической. Насекомые продемонстрировали необузданную жестокость и агрессивность. А если военного вторжения не избежать, то надо оказать врагу достойный отпор.
Объединенное государство получило название Союз Свободных Планет. Первым делом Таскона и Алан сформировали Совет из наиболее опытных и уважаемых политиков. В его состав вошли пятеро аланцев, причем двое были бывшими посвященными, пятеро тасконцев из подземного мира и один делегат от мутантов. Нет ничего удивительного, что данную категорию граждан представляла гетера. Ее внешний вид не так шокировал жителей планет, регулярно смотрящих заседания Совета.
В зал уверенно вступила Зенда Тиун. Храбров не видел оливийку восемь лет. Женщина утратила былую свежесть, но фигуру и особую холодную красоту сохранила. Разумеется, гетера сменила одежду. Теперь Тиун ходила в дорогих брючных костюмах с маленькой сумочкой, переброшенной через плечо, и компьютеромкейсом в руках. Порой даже не верилось, что еще несколько лет назад Зенда прорубалась сквозь джунгли Оливии, крепко сжимая обнаженный клинок. В мире нет ничего вечного.
Кроме гетеры, русич хорошо знал в Совете еще двух человек. Об Аргусе Байлоте говорить бессмысленно, а вот полковник Сорвил, бывший командир тяжелого крейсера «Бригит», сразу после свержения тирана возглавил вооруженные силы Алана. Таким образом, Олесь буквально из первых уст получал информацию о планах руководства Союза.
Споры в Совете носили весьма жаркий характер.
Каждая группировка, прежде всего, отстаивала интересы своей планеты. И это нормально. Главное в данной ситуации не становиться в позу, внимательно слушать оппонентов и делать компромиссные шаги навстречу друг другу. Разум должен быть выше амбиций. Самые важные решения принимались только в том случае, если за них проголосовало не меньше семи членов Совета. Очень мудрый ход. Ни одна коалиция не имела абсолютного большинства и была вынуждена приводить веские доводы в защиту предлагаемого закона. Тасконцы и аланцы часто вели закулисные переговоры.
Единственная тема, которая никогда не обсуждалась – это разрыв. На данное слово союзники наложили «вето». Второе объединение планет слишком дорого обошлось человечеству. Некоторые заводы и фабрики до сих пор не работали. Увы, избавиться от неприязни и подозрений нелегко. Конфликты между Тасконой и Аланом возникали регулярно. Обмен технологиями, допуск инженеров на секретные производства, использование орбитальных станций, комплектование экипажей боевых кораблей – вот далеко не полный перечень проблем.
Впрочем, за четыре года удалось многое, особенно в военной области. Армейская структура приобрела законченный вид. Вооруженные силы включали в себя звездный флот, оборонительную систему из космических баз, сухопутные войска и мобильные десантные части. На крейсерах и базах служили исключительно аланцы и тасконцы из подземного мира. Здесь требовался высокий технический и интеллектуальный уровень. Даже асканийцев направляли на специальные курсы. Союз активно готовил запасные экипажи для новых кораблей.
Совсем иная ситуация сложилась в наземных частях. Мутанты с радостью откликнулись на призыв. Добровольцы тысячами записывались в штурмовые подразделения. Десантные полки строились по троичной схеме на паритетных условиях. Как правило, первый батальон состоял из тасконцев, второй – из аланцев, а третий – из мутантов. Численность каждого триста пятьдесят бойцов.
Не жалея средств, государство проводило боевые операции в малонаселенных районах Оливии, Унимы и Аскании. Это было суровое испытание для солдат. Тяжелые условия, длительные переходы, отрыв от стационарных баз и постоянные стычки с тварями, мутировавшими после ядерной катастрофы. Штурмовые роты несли серьезные потери, зато воины приобретали реальный опыт, а местность расчищалась для колонистов. Стране требовались большие запасы продовольствия, и посевные площади стремительно расширялись.
Сразу после восстания Карс и Стюарт покинули разведку и перевелись в десантную группировку. Они приняли непосредственное участие в формировании первого мобильного полка. Данная часть до сих пор считалась элитарной. Попасть в нее мечтал каждый мальчишка, где бы он ни родился – в подземном городе Тасконы, на одном из материков Алана или в отдаленном поселке Оливии. Популярность полка шагнула далеко за пределы его дислокации. Разумеется, командование провело широкую рекламную компанию в средствах массовой информации.
Престиж армии рос буквально на глазах. Без сомнения, сказался и тот факт, что во втором батальоне служило много солдат, сражавшихся с чужаками на Акве. Об экспедиции в систему Аридана теперь знали все. Люди, вырвавшиеся из лап насекомых, стали национальными героями. Портреты полковника Сорвила висели на улицах и площадях. Свою долю славы получил и Храбров. Русич не раз встречал на домах плакаты с изображением научной группы.
Как и следовало ожидать, первый батальон, в который завербовалось немало землян, возглавил Пол. По этическим соображениям программу «Воскрешение» закрыли, но около шестисот наемников попрежнему оставались на Оливии. Часть воинов приняла предложение шотландца. Третьим батальоном назначили командовать Карса. Что тоже неудивительно. Властелин пользовался огромным авторитетом у мутантов. На торжественном вручении знамени Олесь увидел в строю старых знакомых: майора Дарквила и новоявленных лейтенантов Маквила и Планка.
Второй десантный полк скомплектовали исключительно из женщин. После долгого сопротивления военное руководство пало под натиском добровольцев из числа прекрасного пола. Свыкнуться с размеренной тихой жизнью гетеры не смогли и настойчиво просились в армию.
За четырнадцать лет аланской колонизации их родной материк преобразился неузнаваемо. Отстраивались города, работали заводы и шахты, по расчищенным скоростным магистралям неслись тысячи машин, космодромы непрерывно принимали челноки с переселенцами. Началось активное возрождение Тасконы. Основные созидательные функции, естественно, легли на плечи аланцев и выходцев из подземного мира.
Жителям поверхности было сложно столь быстро перестроиться. Цивилизация буквально обрушилась на них. Ломался вековой уклад жизни, изменялись ценности и цели, устанавливались новые законы и требования. То, что еще вчера считалось допустимым и даже желательным, теперь стало тяжким преступлением.
Труднее всего приходилось мутантам. Они прекрасно осознавали, что самим своим существованием шокируют людей. Тупиковая, никому не нужная, ветвь человечества. Что с ней делать? Данный вопрос не раз обсуждался в Совете. С одной стороны – это инвалиды, каковых немало в обществе, с другой – устойчивое генетическое отклонение.
Ученые провели тщательное исследование. На планете удалось выявить девятнадцать племен, имеющих ярко выраженные наследственные признаки. Их общая численность составляла примерно двести тысяч представителей. Капля в море. Ведь на Тасконе проживало еще порядка ста миллионов, так называемых, нетипичных мутантов. Вот где кроется главная проблема!
В конце концов, правительство решило не ограничивать мутантов в правах. Они обычно заключали браки между собой, держались довольно обособленно и на значительную власть в государстве не претендовали. Учитывая природную вспыльчивость и агрессивность некоторых видов, набор на воинскую службу оказался, как нельзя, кстати. Без скандалов и эксцессов, конечно, не обходилось. Каннибализм, старая вражда, пьяные драки. Трибунал, состоящий исключительно из мутантов, карал виновных без жалости и сострадания.
Быстрее всего ассимиляция протекала на Аскании. Сказывался высокий уровень интеллекта, сохраненная инфраструктура и единая общность граждан. В последние пятьдесят лет подземный мир активно влиял на жизнь материка, и многие руководящие должности а стране занимали ее агенты. Куда сложнее обстояли дела на Униме. Герцоги, графы и бароны не желали расставаться со своими привилегиями. Воевать же с монархами и убивать ни в чем не повинных солдат Союз не хотел.
Если переговоры ни к чему не приводили, армейское командование прибегало к акциям устрашения. Над дворцом владыки зависал тяжелый звездный крейсер, а четверка флайеров с ревом проносилась над самыми крышами. Иногда, для большей убедительности, пилоты производили предупредительный залп по какомунибудь заброшенному месту. Яркие, ослепительные лучи, взрывы и воронки, выжженная земля. После подобной демонстрации правители сразу шли на уступки. Тем не менее, освоение Унимы заметно отставало от темпов Аскании и Оливии.
Вот уже четыре года, как существует Союз Свободных Планет. За это время государство получило все внешние атрибуты. На флагштоках Тасконы и Алана развивалось голубое полотнище с огромным белым Сириусом в центре и двумя красными кругами, расположенными по горизонтали, обозначающими планеты. Похожее знамя когдато имела древняя метрополия в период наивысшего могущества.
По поводу герба возникло много споров, но в итоге комиссия остановилась на изображении парящей птицы глиф. Распростертые крылья, серебристое оперение, мощный сильный клюв. Общенародное голосование подтвердило правильность выбора. Вскоре на боевых кораблях и станциях космического флота появились соответствующие знаки.
Конкурс на лучший гимн длился целых два года. Его неожиданно выиграл малоизвестный аланский композитор. Олесю данное творение казалось чересчур напыщенным и пафосным, но обе нации отнеслись к произведению благожелательно. Текст гимна с воодушевлением исполняли и дети, и спортсмены, и правительственные чиновники. Государство постепенно становилось на ноги.
Из всех землян в разведывательном ведомстве остался лишь Тино Аято. Да и то японец в основном занимался противодиверсионной работой на Алане. Случаев саботажа, умышленной порчи имущества и дерзких террористических актов еще хватало. Самурай в короткие сроки сумел добиться блестящих результатов. Десятки задержанных заговорщиков, предотвращенные взрывы и покушения.
Уже через год Аято получил чин майора и возглавил самый сложный отдел – на материке Елания. Японец быстро прославился как умелый и чрезвычайно жесткий руководитель. При ликвидации одной из подпольных группировок, он, ни секунды не колеблясь, приказал уничтожить здание с забаррикадировавшимися террористами. Подчиненных Тино берег, но трусости и глупости не прощал.
По совершенно иному пути пошел Саттон. Успешно окончив академию космопилотов, Крис отправился в качестве первого помощника на легкий крейсер «Крокс». Корабль входил в тыловую эскадру флота и барражировал в районе Тасконы. Так что с женой и ребенком англичанин виделся регулярно. Зато с друзьями Саттон теперь встречался от силы пару раз в год. Хорошо хоть связь функционировала нормально, и воины часто обсуждали насущные проблемы по голографу.
До сих пор никто ничего не знал о де Креньяне. Жак словно сквозь землю провалился. Попытки разыскать француза успехом не увенчались. И на Алане, и на Тасконе было огромное количество мест, где мог спрятаться человек. Судя по всему, маркиз изменил имя, внешность и образ жизни. В разведывательной школе де Креньяна учили не зря. Из берлоги его может вытащить только из ряда вон выходящее событие. Смерть Линды и предательство Вилла надломили Жака. В сорок с лишним лет трудно перестраивать судьбу.

Русич отложил документы в сторону, подвинулся к компьютеру и, надев перчатку управления, приступил к работе, которую выполнял вот уже вторую декаду.
Храбров проектировал систему стратегической защиты. Такое же задание дано еще тридцати офицерам генерального штаба. После слияния и реорганизации силовых структур Олесь покинул разведку и перешел в военное ведомство. Данная область ему была ближе и понятнее. Кроме того, русич пользовался здесь определенным авторитетом.
Сначала Храбров организовывал посты наблюдения, затем планировал боевые операции и, наконец, очутился в отделе стратегических исследований. К мнению землянина прислушивались и командиры эскадр, и руководители секторов, и полковник Сорвил, возглавлявший министерство обороны. В обязанности Олеся входил контроль общей обстановки и поиск уязвимых мест в защитной линии Союза.
За последние два года русич трижды выступал на Совете. Он требовал увеличения ассигнований на строительство баз и звездных кораблей. С ним соглашались, но в ответ только разводили руками. И Алан, и Таскона исчерпали свои производственные ресурсы. Военная сфера и так забирала больше половины бюджетных средств.
По замыслу Храброва в каждом из восьми секторов должна располагаться одна главная станция, около двадцати вспомогательных баз и мобильная группа из пятишести крейсеров. Основной флот размещался в глубине системы. В случае вторжения, он сразу придет на помощь атакованному заслону. Схема не идеальна, но близка к оптимальной.
Увы, воплотить в реальность данный план оказалось нелегко. На сегодняшний день были введены в строй лишь три станции типа «Альфа». Очень остро ощущался недостаток полезных ископаемых. Шахты Алана и Тасконы выработаны почти полностью. В какойто момент Совет пошел на радикальные шаги и распорядился демонтировать устаревшие базы и космические суда. По всей стране развернулась акция по сбору металла. К сожалению, проблему это не решило.
Для укрепления внешних границ транспортные корабли начали перетаскивать станции типа «Янис» и «Грот» из внутренних областей на линию обороны. Процедура крайне сложная и опасная. Трагические инциденты случались чуть ли не каждые полгода. Количество погибших при монтаже исчислялось десятками. Нельзя сказать, что людей не берегли, просто спешка и нервная обстановка вынуждали рабочих делать роковые ошибки. Ведь неизвестно, сколько человечеству отпущено времени на подготовку.
В условиях дефицита природных ресурсов командование приняло решение строить только крейсера. В бою от них больше толку. Эсминцы не обладали необходимой огневой мощью и заметно уступали новейшим кораблям в скорости. Бригады инженеров и техников на заводах и в космических доках трудились круглосуточно. За четыре года в строй вступило одиннадцать тяжелых крейсеров и около тридцати легких.
Внушительная сила, особенно если учесть, что суда оснащались секретными лазерными орудиями Релауна. Дальность пушек главного калибра увеличилась почти вдвое и составляла теперь тридцать восемь километров. Все крейсера предыдущих выпусков прошли модернизацию. Учитывая опыт боев в системе Аридана, на них переделали некоторые ярусы и боксы, что позволило довести количество флайеров на борту до восьми. Обзавелись двумя боевыми машинами и легкие крейсера.
Огромная работа проводилась с двигателями. Скорость в сто «С» никого уже не устраивала. Пока ученые не добились прорыва в данном направлении, но утверждали, что двести «С» не за горами. Нужно лишь время и средства. Увы, человечество не обладало ни тем, ни другим.
Несколько слов надо обязательно сказать о Земле. Аланцы свернули значительную часть научных программ. Сейчас каждый транспортный корабль ценился на вес золота. На поверхности остались разрозненные группы археологов и энтомологов. Связь с ними не поддерживалась месяцами. Совет с удовольствием эвакуировал бы всех исследователей, но они наотрез отказались покидать планету.
Совсем иное дело – защита Земли. Несмотря на протесты изоляционистов, военное командование направило в Солнечную систему довольно крупную эскадру. В ее состав вошли пять тяжелых крейсеров, шестнадцать легких и тридцать эсминцев. Бросить на произвол судьбы планету с сотнями миллионов людей, на растерзание насекомым руководство Союза не посмело. Самым яростным защитником этого проекта являлся Аргус Байлот. После долгих споров Совет поддержал его предложение.
Разумеется, оборона звездной системы Сириуса сильно ослабла, но пути господни неисповедимы. Кто знает, не станет ли Земля последним пристанищем человечества? В любом случае, жители планеты генетические родственники тасконцев и аланцев. Наемники, привезенные на Оливию, яркое тому подтверждение. Воины внесли значительный вклад в объединение двух народов и продолжали честно служить новой стране.
Возглавил эскадру полковник Ширер. Что тоже неудивительно. Вверх по карьерной лестнице поднимались офицеры, принимавшие активное участие в свержении Великого Координатора.
Олесь смотрел на экран и никак не мог сосредоточиться на работе. Порой всё происходящее казалось ему чудесным сном, чьейто озорной, но не очень удачной шуткой. Стоит пошевелиться, открыть глаза, и удивительная картинка исчезнет. Но нет, мир вокруг вполне реален. Хотя…
Обычный дружинник из варварской, абсолютно неразвитой, почти дикой цивилизации погибает во время сражения и странным образом попадает к людям, давно освоившим звездные просторы. Разве это не сказка? Впрочем, сказка грустная и мрачная. Его спасли не из милосердия. Из воскрешенного пленника сделали рабанаемника и без сострадания выбросили на планету, некогда уничтоженную ядерным оружием, а теперь населенную ужасными монстрами.
Двенадцать человек, окруженные голодными кровожадными хищниками, обезумевшими мутантами и безжалостными бандитами. Шансов выжить практически не было. Старые карты, не соответствующие действительности, сложный маршрут, примитивное оружие и постоянный временной цейтнот. Надежда только на собственные силы. То, что они уцелели, еще одно чудо.
Дальнейшие события и вовсе не укладываются в рамки обычного понимания. Необъяснимые видения, побег, встреча с Байлотом, тихая размеренная жизнь в лесу на ските. Аргус четыре года готовил их к битве с Тьмой. Воины Света! Звучит красиво. Во время поисков осколков неведомой тайны хранителей погибло немало друзей. А зачем? Ответа на данный вопрос до сих пор нет. Посещать остров, а тем более входить в лабиринт «Ковчега» Байлот категорически запретил.
Русич всё больше и больше убеждался, что странствие по Униме и Аскании не имело смысла. Заурядная древняя легенда. У каждого народа своя религия. Аргус – человек, и ему свойственно ошибаться. Тем не менее, невзрачный старик открыл перед воинами дверь в новый мир. Бывшие наемники стали полноправными гражданами подземной Тасконы. Очередной невероятный поворот судьбы.
Затем разведывательная школа, экспедиция к Акве, подпольная деятельность в Чанкоке и уничтожение диктатора. И всё это за пятнадцать лет! А если прибавить сюда смерть Весты, счастливый брак с Олис и рождение ребенка? Для одной жизни явный перебор.
Сидя в баре за кружкой пива, Храбров не раз вспоминал свой последний разговор с Агадаем. Отчасти монгол был прав. Несколько лет Олесь беспрекословно выполнял приказы аланцев. Но он не смирился и сумел добиться освобождения. Главное не сдаваться и бороться до конца.
В прошлом году Олесь, Тино, Крис, Пол, Карс и Олис взяли гравитационный катер и совершили десятидневное путешествие по Тасконе. Друзья хотели посетить места былых боев. Скорбный получился маршрут.
Транспортный челнок сел на космодром «Звездный». Его восстановили пару лет назад, и сейчас он функционировал на полную мощность. Стоя на бетонном покрытии, русич с интересом осматривался по сторонам. Ни одной знакомой детали. Руины расчищены, заросли кустарника срезаны, по периметру построены современные здания и сооружения. Вот пункт управления полетами, чуть дальше технические боксы, а сбоку – ремонтные мастерские. Проект, естественно, аланский.
– Здесь мы вступили в первую схватку, – задумчиво произнес Храбров, обнимая жену за плечи.
Рядом с группой опустился катер. Боковая дверца плавно открылась, и в проеме появилась голова Саттона.
– Прошу, господа, – с улыбкой вымолвил англичанин. – Прокачу с ветерком…
– Тоже мне, ас, – иронично заметил Стюарт.
Машина оторвалась от посадочной площадки, поднялась метров на четыреста и быстро полетела над верхушками деревьев. Минут через пятнадцать показался Лендвил. Эффектный крутой вираж, и катер приземлился на окраине города. Внешне поселение почти не изменилось. Те же маленькие домики, заросший оборонительный ров и обвалившаяся во многих местах крепостная стена. Вокруг ровные, с высокой травой поля и мирно пасущиеся стада конов. Стаи тапсанов давно истреблены, а наиболее осторожные особи ушли далеко в лес и вблизи населенных пунктов больше не появляются.
Что сразу бросилось в глаза, так это стоянка электромобилей в центре Лендвила и прямая, как стрела, магистраль, проходящая через город. Единственные признаки цивилизации. Хотя, нет… На всех домах установлены тарелки спутниковых антенн.
– Где же люди? – удивленно сказал Крис. – Сейчас одиннадцать часов утра.
Улицы Лендвила действительно были совершенно пустынны. Странная пугающая тишина. Ни детского смеха, ни звонких женских голосов, ни стука, ни скрипа. Город словно вымер. Путешественники неторопливо двинулись к ближайшему зданию. Они преодолели метров двадцать, когда впереди показался седой сгорбленный старик. Тасконец с интересом разглядывал чужаков, пытаясь понять, кто стоит перед ним. После некоторой паузы мужчина, наконец, спросил:
– Вы к кому?
– К Крику Саунту, – отчетливо выговаривая каждое слово, громко произнес Олесь.
– Не нужно так кричать, молодой человек, – с укором вымолвил старец. – Я не глухой. Саунт живет рядом. Пройдете четыре дома, повернете направо и…
Дальнейшие пояснения не понадобились. На улице появилась группа людей. Впереди шел человек, которого воины ни с кем не спутали бы. Несмотря на возраст, он двигался достаточно быстро. Крик распростер руки и радостно воскликнул:
– Олесь, Тино, Карс… Как же давно мы не виделись!
Встреча получилась необычайно теплой. Возраст делает людей более чувствительными. Процедура приветствия явно затянулась. Количество тасконцев увеличивалось с каждой минутой. Вскоре вокруг землян образовалась толпа человек в сорок. Ктото опирался на трость, ктото утирал набежавшую слезу, ктото тихо шептался с товарищем.
Русич отступил чуть назад и взглянул на Саунта со стороны. Мужчина сильно постарел. Прошедшие десять лет оставили на лице тасконца отчетливый след. Глубокие морщины, мешки под глазами, потемневшая кожа. Потускнел даже взгляд. Годы, увы, беспощадны.



– Как живете? – после долгой паузы проговорил самурай.
– Скучно, – с нескрываемой грустью ответил Крик. – В Лендвиле остались одни старики. К городу протянули шоссе, но мы всё равно вдалеке от магистрали. Здесь нет работы. Молодежь уехала в крупные поселения и на стройки. Я както побывал в Фолсе. Космодром, порт, заводы, гигантские склады, грузовики движутся в несколько рядов. Мы привыкли к тишине и спокойствию. Родные поля, леса, реки. Менять уклад жизни на старости лет не имеет смысла.
– Понимаю, – кивнул головой Аято. – Мы, к сожалению, тоже не молодеем. У Олеся и Криса уже дети. Да и Пол не теряет время понапрасну.
– Попрошу без комментариев, – возмутился шотландец.
– Я многих не вижу, – осторожно сказал Саунт. – Как Линда, Олан. С вами была еще миловидная мутантка и такой крепкий, широкоплечий парень. Его, кажется, звали Варлан…
– Вацлав, – поправил японец, тяжело вздохнув. – Они все, за исключением де Креньяна, погибли. Группа слишком часто сталкивалась с опасными врагами. Салли, к примеру, покончила с собой на Алане. Секретная служба Великого Координатора едва ее не арестовала. Жак после смерти жены исчез. Где он сейчас неизвестно.
Тасконец посмотрел на путешественников и скорбно произнес:
– Пусть земля им будет пухом. А мы помянем души несчастных.
Крик обернулся к женщинам и приказным тоном сказал:
– Девочки, живо накрывайте на стол! Надо достойно встретить дорогих гостей. Благодаря этим смелым воинам наши дети живут не под игом безжалостного Яроха, а в цивилизованном государстве. Разве мы когданибудь мечтали о таком?
В толпе лемов началось оживление. Внешность часто бывает обманчива. Местные жители действовали с невероятной скоростью. Уже через двадцать минут широкий длинный стол ломился от яств. Складывалось впечатление, что землян тут только и ждали. Разнообразные мясные блюда, диковинные овощи и фрукты, знаменитое вино.
Первый бокал, разумеется, за погибших. Тягостное молчание, опущенные вниз глаза, медленно текущая в рот пьянящая жидкость. Каждому из присутствующих было кого вспомнить. Впрочем, жизнь всегда берет свое. Постепенно люди переключились на более приятные темы. Ктото рассказывал анекдоты, ктото показывал голографические снимки внуков, ктото обсуждал новые порядки. Внезапно Тино поднялся со скамьи и громко вымолвил:
– Друзья, я предлагаю выпить за этот стол. Именно за ним мы сидели четырнадцать лет назад во время первой экспедиции на Таскону. Он сохранился просто чудом. Потемнел, покосился, но уцелел. Тогда в отряде было двенадцать человек. Молодые, здоровые, полные сил. Сегодня здесь присутствуют лишь трое. Я, Олесь и Олис.
– Та амбициозная светловолосая девушка? – изумленно переспросил Саунт, не узнавший аланку сразу.
– Именно, – улыбнулся самурай. – Теперь она – госпожа Храброва.
– Кто бы мог подумать, – покачал головой Крик. – Тогда Олис выглядела несколько иначе. Грязная напуганная девчонка. Сейчас же – настоящая красавица.
– Кстати, гостиница, где мы спали, сохранилась? – уточнил Аято.
– Конечно, – проговорил тасконец. – Правда, строение давно заброшено и заросло травой.
– Ерунда, – сказал японец. – Я обязательно в ней переночую. Подобные эпизоды в жизни дважды не повторяются.
– Отличная мысль! – воскликнул слегка захмелевший Храбров. – Разместимся в своих комнатах.
– Лучше помолчи, – прошептала Олис. – Не стоит напоминать мне про ту брюнетку. Я ведь могу и задушить.
– Ревность – тяжкий порок, – иронично произнес русич, целуя жену в щеку.
Ранним утром земляне попрощались с лемами и продолжили путешествие. Гравитационный катер летел довольно медленно. Бывшие наемники с интересом рассматривали окрестности. Вот огромные машины ведут лесозаготовки, вот на недавно расчищенном поле сеют кражь, а вот идет строительство атомной электростанции. Маршрут отряда угадывался с трудом.
Над каменной грядой, где погиб Слим Бартон, Саттон завис. На краю скалы аланцы установили обелиск в память о сержанте. Для туристов сюда даже сделали специальный подъемник. Коегде в расщелинах до сих пор торчат старые клинья. Выпив по бокалу вина, друзья двинулись дальше.
Расстояние, которое раньше преодолевалось за сутки, теперь покрывалось меньше, чем за час. Поворот на запад, и на горизонте показался Аусвил. Здесь уже три года работает специальная группа генетиков. Об этом Олис предупредила землян заранее. Садиться на поверхность англичанин не стал. После прихода колонизаторов долы покинули родные места и ушли кудато на север. Ассимилироваться они наотрез отказались. Впрочем, никто и не настаивал. Каждый народ имеет право на самоопределение.
Крутой вираж, и катер устремился к космодрому «Кенвил». Возле него вырос целый город поселенцев. Элеваторы, перерабатывающие заводы, боксы с техникой. Чтобы не столкнуться с транспортными челноками Крис сделал приличный крюк. Машина резко снизила скорость и, сбросив высоту, полетела буквально в десяти метрах над барханами.
– Добро пожаловать в пустыню Смерти, – громко выкрикнул Саттон.
– Держи крепче штурвал, – вымолвил Стюарт. – Зря я дал тебе глотнуть вина из бутылки.
– Не волнуйся, – рассмеялся англичанин. – Доставлю в лучшем виде.
– Соверши круг над Клоном и лети к Морсвилу, – проговорил Олесь.
Тино развернулся и посмотрел на товарища. Тяжело вздохнув, Храбров пояснил:
– Я не хочу встречаться с родителями Олана. Им придется во всех деталях рассказывать о его гибели. Зачем бередить старую рану? Легче от этого никому не станет.
Спорить с русичем друзья не стали. Ведь кроме землян в катере находился и Карс, вождь властелинов пустыни. В памяти жителей оазиса еще слишком свежи воспоминания о налетах мутантов. Машина миновала поселок и устремилась на юг. Справа Олесь заметил расчищенную магистраль двухвековой давности. По ней навстречу друг другу неслись десятки электромобилей. Инфраструктура Оливии восстанавливалась невероятно быстро.
– Взгляните вниз! – неожиданно воскликнул Крис. Путешественники тотчас прильнули к лобовому стеклу. Примерно в километре от них в песке образовалась огромная воронка. Все прекрасно знали, кто ее создал.
Небольшое снижение и воины увидели гигантскую пасть червя. В его ловушку угодило какоето крупное животное бурого цвета с длинными ногами. Несчастное существо пыталось удержаться на склоне. Напрасные старания. Острые зубы монстра разрезали жертву напополам. Вскоре хищник исчез.
– Это чудовище не такто просто истребить, – сказал Пол.
– А надо ли? – возразила Олис. – Живой памятник ужасной катастрофы, унесшей миллиарды человеческих жизней. Главное, держать численность тварей под контролем и отслеживать их передвижение. На Оливии работают сотни биологов.
– Вы, ученые, вечно всё усложняете, – не унимался шотландец. – Я бы давно уничтожил монстров и избавился от проблем.
Гравитационный катер миновал каменные утесы и направился к Морсвилу. Высаживаться на месте гибели Виолы земляне не рискнули. Слипов в долине Мертвых Скал еще очень много. К чему искушать судьбу? Слишком опасные существа. От нападения хищников порой даже лазерные карабины не спасали.
Морсвил – удивительный город. Здесь до сих пор действует соглашение, подписанное одиннадцать лет назад после неудачного штурма сектора «чистых». Нейтральная зона неприкосновенна. Предусмотреть тогда столь высокие темпы ассимиляции русич, разумеется, не мог. За эти годы изменились и Оливия, и Таскона, и Алан. Прежним остался лишь один район Морсвила. Странный атавизм на теле цивилизации.
Сектора трехглазых, чертей, гетер и вампиров прекратили свое существование задолго до свержения Великого Координатора. Ктото из мутантов сумел ужиться с колонизаторами, ктото стал полноправным членом нового государства, а ктото ушел в плохо освоенные области материка. Некоторые кланы отчаянно сопротивлялись и были почти полностью истреблены.
Больше других пострадали вампиры. Устойчивые генные отклонения у них отсутствовали, мутации носили случайный характер, длинные боковые клыки появились лишь у незначительной части мужчин. Основной чертой представителей сектора считалась чрезмерная жестокость и склонность к каннибализму. Теперь вампиры встречались только в Нейтральной зоне.
Самые серьезные трудности возникли у аланцев с кланом Непримиримых. А если сказать точнее, то с ловушками, установленными на улицах. Специальные отряды занимались расчисткой территории целый год.
Тщательную дезинфекцию пришлось проводить в каждом доме. Врачам удалось спасти чуть более семидесяти жителей данного сектора. Остальные умерли в страшных мучениях.
Обязательно надо упомянуть о районе диких мутантов. Кровожадные твари регулярно нападали на людей. В конце концов, десантники провели карательную операцию и истребили монстров. Участок ядерного взрыва выровняли бульдозерами, а развалины снесли. Сохранились лишь отдельные участки защитной стены.
Машина на пару секунд зависла над посадочной площадкой и плавно опустилась на бетонную поверхность. Чуть в стороне располагалась стоянка электромобилей. Местные толстосумы тоже хотели жить на широкую ногу. Нейтральная зона процветала. Причина тому – огромный наплыв туристов. Тысячи аланцев и тасконцев из подземного мира желали посетить последний оазис варварства, о котором столько говорили в сводках новостей. Денежный поток буквально обрушился на Морсвил.
Где еще можно увидеть настоящую схватку на ристалище? Только тут. Звон мечей, крики отчаяния, кровь и отрубленные головы. И это вовсе не игра. В цивилизованном обществе оказалось немало любителей подобных зрелищ. Ставки на победителя доходили до астрономических цифр. Один предприимчивый делец предложил даже организовать голографические трансляции, но цензурная комиссия запретила пропаганду насилия.
Друзья хорошо знали город и сразу двинулись на Центральную площадь. До нее было от силы метров триста. Несмотря на полдень и ужасную жару, по улицам бродили десятки экскурсионных групп. Гиды показывали полуразрушенные дома, подвалы и особенно злачные заведения. Туристы снимались на фоне скелетов, с обнаженными мечами в руках или стоя рядом с гигантским вампиром. Человеческая алчность не имеет границ. Морсвилцы наживались на крови и слезах соотечественников.
Минут через пять земляне достигли цели. Площадь за прошедшие годы сильно преобразилась. Яркие краски, огромные рекламные экраны и сверкающие вывески буквально слепили глаза. Изменилась и одежда людей. Старые комбинезоны, грязные лохмотья и стоптанные ботинки безвозвратно канули в прошлое. Вокруг дорогие костюмы, легкие цветные рубашки, модные платья и юбки. Впрочем, ристалище попрежнему выглядело угрожающе. Мрачный квадрат, огражденный невысоким забором с надетыми на частокол отполированными белыми черепами.
– Ничего не скажешь, главная достопримечательность города, – язвительно заметил Стюарт.
– Если бы только достопримечательность – проговорил Аято.
– Неужели здесь так много дураков, желающих умереть? – удивился Саттон. – Покинь сектор и живи спокойно. Места на Оливии достаточно.
– Всё гораздо сложнее, Крис, – вымолвил японец. – Раньше поединки происходили на почве личной неприязни или в результате случайной ссоры. Теперь за кровавыми схватками стоят большие деньги. Воинам хорошо платят за убийство. Существует подпольный тотализатор. По оперативным данным бои заказаны заранее. Воротилы бизнеса прилетают в Морсвил непосредственно к поединку. Дальше разыгрывается нехитрый спектакль – выпивка, оскорбления, вызов…
– Вот сволочи, – зло проговорил шотландец, пиная ногой один из черепов.
Чтобы поднять ухудшившееся настроение путешественники направились к «Грехам и порокам». У дверей землян встретил темноволосый молодой человек. Он начал рассказывать гостям об истории заведения. Когда построено, кем восстанавливалось, какие имеет достоинства. Ну и конечно удивительная сказка о первой экспедиции наемников. Правды в ней было процентов двадцать. Послушать этого болтуна, так без кружки пива группа ни за что бы не добралась до космодрома.
– Хватит трепаться, – бесцеремонно оборвал тасконца Пол. – Позови лучше Нила Броуна.
Парень на мгновение замер. Изумленно взглянув на чужаков, морсвилец скорбно сообщил, что хозяин «Грехов и пороков» два года назад умер от сердечного приступа. Сейчас заведением управляет его старший сын Клос Броун. Что ж, никто не живет вечно. Друзья прошли в зал, заняли свободный столик и заказали несколько фирменных блюд. Еда оказалась отменной, а вот пиво в качестве потеряло. Видимо, коекакие секреты Нил унес с собой в могилу. А может, сказывался большой наплыв посетителей. Гостиница пользовалась огромной популярностью.
В помещении играла тихая музыка, на высоких площадках извивались полураздетые девицы, между столами непрерывно сновали официанты в белоснежных пиджачках. Нет громкого шума, пьяных выкриков, грохота опрокинутых стульев. Всё чинно, благородно, цивилизованно.
– Скучновато тут стало, – осушив кружку, с грустью произнес Тино. – Наверное, я старею. То и дело вспоминаю былые времена.
– Молодость не вернешь, – философски сказал Карс. – Я сижу в «Грехах и пороках» уже полчаса, и ни один человек не обратил на меня внимания. Пятнадцать лет назад властелина пустыни заметили бы сразу. Морсвилцы боялись нас. Теперь это история. Иное поколение, иные проблемы, иные мечты.
– Бессмысленный спор, – вмешался русич. – Я бы с большим удовольствием поднялся наверх.
– Вспомнил Вес… – Стюарт осекся на полуслове. После небольшой паузы шотландец проговорил:
– Извини, сам не знаю, как вырвалось.
– Ничего, – Храбров кивнул головой и крепко сжал в ладонях руку жены. – Веста была хорошей девушкой. Добрая, ласковая и несчастная. Столь ужасную судьбу она не заслужила. Упокой господь ее душу.
Олесь допил пиво и подозвал официанта.
– Приятель, – вымолвил русич, – мы бы хотели заказать номера на четвертом этаже. Желательно…
– Дальше не продолжайте, – поспешно произнес тасконец. – Выполнить ваше желание заведение не в силах. С комнатами огромные трудности, а про четвертый этаж и речи не идет. Там ведь ночевали наемники первой экспедиции. Места расписаны на несколько месяцев вперед.
– Черт подери! – выругался Храбров. – Четырнадцать лет назад получить номер было гораздо проще. Какая популярность.
Официант ничего не понял, но возмущенная тирада Олеся разрядила обстановку, и путешественники дружно рассмеялись. Посетители ресторана начали оборачиваться.
Подвыпившая компания явно не вписывалась в общую обстановку богатства и респектабельности. К гостям тотчас двинулся высокий молодой человек в черном дорогом костюме. Он остановился возле землян и вежливо представился:
– Господа, я распорядитель зала. У вас возникли какиенибудь проблемы?
– Ни малейших, – отрицательно покачал головой японец.
Губы оливийца неожиданно расплылось в улыбке. Не скрывая эмоций, молодой человек радостно воскликнул:
– Господин Аято!
Переведя взгляд на других путешественников, распорядитель восторженно продолжил:


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белоусов Валерий - Горсть песка - 12
Белоусов Валерий
Горсть песка - 12


Злотников Роман - Крыло ангела
Злотников Роман
Крыло ангела


Посняков Андрей - Легионер
Посняков Андрей
Легионер


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека