Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Сердце Пустыни, - сказал Консейль. - Он встретил его по прямой
линии между Кордон-Брюн и озером Бан. Я не ошибся, Гарт?
- О, нет.
- Еще подробность, - сказал Вебер, покусывая губы, - Пелегрин
упомянул о трамплине, - одностороннем лесистом скате на север,
пересекавшем диагональю его путь. Охотник, разыскивая своих, считавших его
погибшим, в то время как он был лишь оглушен падением дерева, шел все
время на юг.
- Скат переходит в плато? - Стиль повернулся всем корпусом к тому,
кого спрашивал.
Тогда Вебер сделал несколько топографических указаний, столь точных,
что Консейль предостерегающе посматривал на него, насвистывая: "Куда
торопишься, красотка, еще ведь солнце не взошло..." Однако ничего не
случилось.
Стиль выслушал все и несколько раз кивнул своим теплым кивком. Затем
он поднялся неожиданно быстро, его взгляд, когда он прощался, напоминал
взгляд проснувшегося. Он не замечал, как внимательно схватываются все
движения его шестью острыми глазами холодных людей. Впрочем, трудно было
решить по его наружности, что он думает, - то был человек сложных
движений.
- Откуда, - спросил Консейль Вебера, - откуда у вас эта уверенность в
неизвестном, это знание местности?
- Отчет экспедиции Пена. И _м_о_я_ память.
- Так. Ну, что же теперь?
- Это уж его дело, - сказал смеясь Вебер, - но поскольку я знаю
людей... Впрочем, в конце недели мы отплываем.
Свет двери пересекла тень. В двери стоял Стиль.
- Я вернулся, но не войду, - быстро сказал он. - Я прочел порт на
корме яхты. Консейль - Мельбурн, а еще...
- Флаг-стрит, 2, - так же ответил Консейль - И...
- Все, благодарю.
Стиль исчез.
- Это, пожалуй, выйдет, - хладнокровно заметил Гарт, когда молчание
сказало что-то каждому из них по-особому. - И он _н_а_й_д_е_т_ вас.
- Что?
- Такие не прощают.
- Ба, - кивнул Консейль. - Жизнь коротка. А свет - велик.


4
Прошло два года, в течение которых Консейль побывал еще во многих
местах, наблюдая разнообразие жизни с вечной попыткой насмешливого
вмешательства в ее головокружительный лет; но наконец и это утомило его.
Тогда он вернулся в свой дом, к едкому наслаждению одиночеством без
эстетических судорог дез-Эссента, но с горем холодной пустоты, которого не
мог сознавать.
Тем временем воскресали и разбивались сердца; гремел мир; и в громе
этом выделился звук ровных шагов. Они смолкли у подъезда Консейля; тогда
он получил карточку, напоминавшую Кордон-Брюн.
- Я принимаю, - сказал после короткого молчания Консейль, чувствуя
среди изысканной неприятности своего положения живительное и острое
любопытство. - Пусть войдет Стиль.
Эта встреча произошла на расстоянии десяти сажен огромной залы,
серебряный свет которой остановил, казалось, всей прозрачной массой своей
показавшегося на пороге Стиля. Так он стоял несколько времени,
присматриваясь к замкнутому лицу хозяина. В это мгновение оба
почувствовали, что свидание неизбежно; затем быстро сошлись.
- Кордон-Брюн, - любезно сказал Консейль. - Вы исчезли, и я уехал, не
подарив вам гравюры Морада, что собирался сделать. Она в вашем вкусе, - я
хочу сказать, что фантастический пейзаж Сатурна, изображенный на ней,
навевает тайны вселенной.
- Да, - Стиль улыбался. - Как видите, я помнил ваш адрес. Я записал
его. Я пришел сказать, что был в Сердце Пустыни и получил то же, что
Пелегрин, даже больше, так как я живу там.
- Я виноват, - сухо сказал Консейль, - но мои слова - мое дело, и я
отвечаю за них. Я к вашим услугам, Стиль.
Смеясь, Стиль взял его бесстрастную руку, поднял ее и хлопнул по ней.
- Да нет же, - вскричал он, - не то. Вы не поняли. Я сделал Сердце
Пустыни. Я! Я не нашел его, так как его там, конечно, не было, и понял,
что вы шутили. Но шутка была красива. О чем-то таком, бывало, мечтал и я.
Да, я всегда любил открытия, трогающие сердце подобно хорошей песне. Меня
называли чудаком - все равно. Признаюсь, я смертельно позавидовал
Пелегрину, а потому отправился один, чтобы быть в сходном с ним положении.



Да, месяц пути показал мне, _ч_т_о_ этот лес. Голод... и жажда... один;
десять дней лихорадки. Палатки у меня не было. Огонь костра казался мне
цветным, как радуга. Из леса выходили белые лошади. Пришел умерший брат и
сидел, смотря на меня; он все шептал, звал куда-то. Я глотал хину и пил.
Все это задержало, конечно. Змея укусила руку; как взорвало меня - смерть.
Я взял себя в руки, прислушиваясь, что скажет тело. Тогда, как собаку,
потянуло меня к какой-то траве, и я ел ее; так я спасся, но изошел потом и
спал. Везло, так сказать. Все было, как во сне: звери, усталость, голод и
тишина; и я убивал зверей. Но не было ничего на том месте, о котором
говорилось тогда; я исследовал все плато, спускающееся к маленькому
притоку в том месте, где трамплин расширяется. Конечно, все стало ясно
мне. Но там подлинная красота, - есть вещи, о которые слова бьются, как
град о стекло, - только звенит...
- Дальше, - тихо сказал Консейль.
- Н_у_ж_н_о_ было, что бы он был там, - кротко продолжал Стиль. -
Поэтому я спустился на плоте к форту и заказал со станционером нужное
количество людей, а также все материалы, и сделал, как было в вашем
рассказе и как мне понравилось. Семь домов. На это ушел год. Затем я
пересмотрел тысячи людей, тысячи сердец, разъезжая и разыскивая по многим
местам. Конечно, я _н_е _м_о_г_ не найти, раз есть такой я, - это понятно.
Так вот, поедемте взглянуть, видимо, у вас дар художественного
воображения, и мне хотелось бы знать, _т_а_к_ ли _в_ы_ представляли.
Он выложил все это с ужасающей простотой мальчика, рассказывающего из
всемирной истории.
Лицо Консейля порозовело. Давно забытая музыка прозвучала в его душе,
и он вышагал неожиданное волнение по диагонали зала, потом остановился,
как вкопанный.
- Вы - турбина, - сдавленно сказал он, - вы знаете, что вы - турбина.
Это не оскорбление.
- Когда ясно видишь что-нибудь... - начал Стиль.
- Я долго спал, - перебил его сурово Консейль. - Значит... Но как
похоже это на грезу! Быть может, надо еще жить, а?
- Советую, - сказал Стиль.
- Но _е_г_о_ не было. Не было.
- Был. - Стиль поднял голову без цели произвести впечатление, но от
этого жеста оно кинулось и загремело во всех углах. - Он был. Потому, что
я его нес в сердце своем.
Из этой встречи и из беседы этой вытекло заключение, сильно
напоминающее сухой бред изысканного ума в Кордон-Брюн. Два человека, с
глазами, полными оставленного сзади громадного глухого пространства,
уперлись в бревенчатую стену, скрытую чащей. Вечерний луч встретил их, и с
балкона над природной оранжереей сада прозвучал тихо напевающий голос
женщины.
Стиль улыбнулся, и Консейль понял его улыбку.
1923






























скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Василенко Иван - Общество трезвости
Василенко Иван
Общество трезвости


Аникина Наталья - Театр для теней. Книга 1
Аникина Наталья
Театр для теней. Книга 1


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - гауграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - гауграф


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека