Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

На этой стандартной формулировке Алекс отключился. Он чувствовал себя не очень уютно. Так, словно попал в чужую семью в разгар семейного скандала. И поэтому профессор постарался как можно рассеяннее слушать нотариуса и сосредоточиться на процедуре только тогда, когда прозвучит его имя. Где-то вдалеке послышался полузадушенный плач молодой женщины в черном после того, как громко объявили ее имя. Оказалось, что это любовница Феликса, а та самая старуха - законная жена очень голубых кровей, но бесплодная. В общем, Алексу очень хотелось поморщиться от всех этих подробностей.
- Доктору философии, профессору Лондонского университета Алексу Енски я завещаю сумму в 75 000 фунтов стерлингов на научные исследования, а именно: на организацию археологической экспедиции в Египет...
Вот тебе раз...
Возвращаясь в поместье, Алекс обдумывал случившееся. Дома его встретил Гор.
- У нас есть шанстюехать всей семьей в Египет, - с порога обратился к нему Алекс.
Гор удивленно поднял бровь.
- Отдыхать?
- Нет, работать, - сказал профессор. - Дело в том, что Юсупов завещал мне очень круглую сумму денег для организации раскопок в Египте.
- И? - требуя продолжения, спросил Гор.
- Не знаю. Не уверен. Может быть, если только вы вместе с Джейн поедете со мной. Мне, по правде говоря, совершенно не хочется вас оставлять.
Гор как-то странно замялся и неуверенно сказал:
- Мы, наверное, не поедем.
Тут пришла очередь Алекса удивляться.
- Почему? Это же Египет, страна фараонов, пирамид... Ты там был зачат! Джейн было бы... Алекс замолчал, видя, что сын мнется.
- Джейн ждет ребенка, - заявил Гор. И, выдержав паузу, добавил, глядя на совершенно остолбеневшего отца:
- Папа, ты скоро будешь дедушкой.
Вот с этого все и началось.
Аэропорт Лондона, посадка, багаж, проверка документов. Все прошло как в тумане:
Рейс отложили на два часа по каким-то невыясненным причинам. Событие само по себе уникальное. Но даже это не смогло пробиться через туман, царящий в голове Алекса Енски.
"Дедушкой! Тр-рубы Иер-рихонские! Дедушкой... - бесконечно повторял про себя профессор. - Дедушкой, дедушкой... Надо же. Двенадцать колен Израилевых! Что же теперь? Я же глава семейства. Глава рода!"
Эти мысли наполняли его такой воздушной легкостью, что самолет, казалось, прилетел даже быстрее назначенного срока.
Из состояния восторженности его вывели египетские пограничники.
- Сабах ил-кхир, - радостно скалясь, обратился к Алексу Енски толстый араб, едва влезающий в тесную кабинку. - Добрый день! Вы покажете нам свои документы?
Ломаный английский и арабская хитрость в темных глазах. Профессор поежился.
"Все-таки надо быть внимательнее, обмануть англичанина этим олухам ничего не стоит".
- Да, конечно. - Он подсунул свой паспорт через узкую щель в пуленепробиваемом стекле.
- Очень хороша, - заявил толстяк и углубился в изучение документа. - Цель приезда вашего?
- Научные исследования, - ответил Енски.
- А точнее?
- Точнее, я организовываю экспедицию. С целью произвести раскопки.
- У вас есть нужный разрешение?
- Да, конечно. - Енски полез во внутренний карман за другими бумагами. - У меня есть рекомендации, вам они нужны?
Египтянин кивал, не переставая улыбаться.
- Хорошо, хорошо.
Несколько листков выпали на пол. Профессор наклонился, подбирая их, с трудом ворочаясь в узком пространстве коридорчика.
Наконец он сумел собрать все нужные бумаги.
- Вот, - сказал он торжествующим голосом. - Вот разрешение из вашей Службы древностей, вот приглашение из Египетской академии наук, вот удостоверение из Королевской академии Великобритании, вот удостоверение члена Академии наук...
- Спасибо, - сказал толстяк, даже не посмотрев в предложенные документы. - Вы можете идти. Добро пожаловать в Египет.
- Вы же даже не посмотрели...
- Добро пожаловать в Египет, - снова повторил пограничник и улыбнулся еще шире.
- Действительно, - пробормотал Енски-старший. Он собрал документы, с трудом распихал их по карманам, чувствуя себя полным идиотом.
- Неужели ни одна поездка не может обойтись без этих нелепостей? - бормотал профессор себе под нос. Воздушность мыслей покинула его. - Почему первое, что тебя встречает в любой стране, это тупые служащие пограничной стражи и таможни. Кажется, их задача - это нахамить, испортить настроение и ограбить по возможности.
- Чия чемодан? Чия чемодан? - зазвучал за его спиной противный резкий голос. - Чия?
"Хорошо, что я не профессор филологии, - вздохнул про себя Алекс. - А кстати, действительно, чия... тьфу... чей чемодан?"
Он обернулся и обомлел.
Здоровенный, под два метра ростом, араб тащил на плече некий предмет, в котором профессор с трудом опознал свой багаж... Крупная зеленая клетка ткани была порвана в нескольких местах. Ремешки, перетягивающие крышку, находились на месте, но толку от них не было никакого, потому что дна у чемодана не существовало в принципе. Из зияющих дыр торчали носки, какие-то пакетики и колоритно свешивалась коричневая брючина.
- Эй... - выдавил из себя Енски. Удивительно, но араб живо откликнулся на этот возглас.
- Ваша чемодан! - заявил грузчик и бухнул растерзанный багаж к ногам профессора. - Очень слабый замок. Очень слабый. Плохой. Приносим свои извинения от наш аэропорт.
- Что это?! - побагровел Енски.
- Ваша чемодан, - ответил араб и оскалился. - Другие принесут еще ваши вещи. Кое-что упало.
- Где начальник аэропорта?! - заревел Енски-стар-ший во всю профессорскую глотку. - Твубы Иефифон-ские! Тьма Ефифеффкая!!!
От волнения у него, как всегда, начала выпадать вставная челюсть.
Грузчик слегка скис.
Через три часа Алекс Енски вышел под обжигающее солнце Каира, став обладателем нового, исключительно уродливого чемодана с фанерными стенками. Весь его багаж был смят, перевернут, местами порван так, словно в нем резвились орды крокодилов, некогда водившихся в Ниле, но теперь, к сожалению, исчезнувших вместе с фараонами. Чего-то не хватало, что-то добавилось, но профессор устал ругаться, устал разбирать перекрученный английский, устал от крепкого кофе, которым его пытались напоить все встречные-поперечные чиновники.
Смирившись с неизбежными потерями, он покинул аэропорт.
- Такси... - слабым голосом позвал Алекс. - Такси...
- Еще ваши вещь, - произнес кто-то у него за спиной.
Давешний могучий араб-грузчик быстренько всунул в руку Енски-старшему толстобокий пакет и стремительно убежал.
- Не мое! - только и крикнул Алекс. Но было поздно. Грузчик ушел, а разбираться заново не хотелось.
"Ну и черт с ним, - зло подумал профессор. - Хоть какая-то компенсация!"
Такси. Вокзал. Поезд. Тряска.
Все прелести железных дорог в арабских странах. Мелькающие мимо пески, задыхающиеся в пыли оази-еы и где-то далеко, за горизонтом, мистический Нил.
Обломки древней цивилизации. Когда-то могучей, когда-то великой, но теперь больше похожей на выкинутые волной рыбьи кости. Вот хребет пирамид, вот череп Сфинкса. Но где та связующая плоть, что когда-то жила, дышала? Нет. Только мертвая, высушенная, растворившаяся в океане времени мумия.
"Когда-нибудь мои кости откопает человек. Возьмет мой череп в руку, пощекочет его кисточкой, ляпнет что-нибудь глубокомысленное, а может быть, пошлое. А может, просто промолчит, глядя на развалины Лондона, вырисовывающиеся из-под песков. - Профессор чувствовал, что им овладевает хандра. Мрачные мысли все чаще овладевали им в последнее время. - Все-таки мы занимаемся гадкой работой. Тревожим мертвецов. Тащим на свет то, чему и места уже в нашем мире нет. Зачем? А если и мой череп или череп моего сына выставят на всеобщее обозрение в музее..."
Профессор вспомнил годы ученичества и то, какие забавные шутки они откалывали на своих первых раскопах, и ему сделалось неприятно, стыдно за себя тогдашнего, молодого и глупого. Стыдно перед мертвыми, чей покой они потревожили.
Некстати вспомнился умирающий Юсупов. Их койки стояли в госпитале рядом. Агония этого некогда крепкого, самоуверенного и веселого жизнелюба была ужасной...
"К черту, - решил Енски-старший. - Перепишу завещание. Пусть меня кремируют".
Эта идея почему-то понравилась ему, и Алекс с удовольствием развил ее дальше, в мыслях добравшись уже до похорон и до речей, которые обязательно будут произноситься над его гробом.
"А пепел пусть развеют где-нибудь в красивом месте. Например, над рекой Ганг!"
В голову тут же пришло воспоминание о его не самой удачной поездке в Индию, когда покойный Юсупов нанял Енски для того, чтобы тот помог Феликсу Феликсовичу дискредитировать в глазах научной общественности Бетси МакДугал, но профессор усилием воли отогнал неприятные видения Гималаев, разъяренного йети, кашмирской тюрьмы.
"Да, да. Пусть так и сделают. Развеют прах под гимн старой доброй Англии. К тому же не стоит забывать, что Индия - это наша старая колония. В каком-то смысле это будет символично. И может быть, послужит уроком для моего внука. Если я, конечно, не помру, пока он будет совсем маленьким. Нет, я решительно не собираюсь помирать так рано! Я хочу, чтобы эти похороны запомнились!"
Поезд. Тряска. Египет.
Мертвые кости, выброшенные на берег океаном времени.
В стране, где на каждом шагу можно встретить часть древнего мира, невозможно не думать о Вечном.
Поезд. Тряска. Луксор. Такси. Отель, плоским пятиэтажным крокодилом раскинувшийся среди пальм. Комната с балконом и вид на Нил.



Здесь нельзя не думать о сиюминутном.
Вместо своего привычного халата из хлопка Алекс обнаружил в своем багаже какой-то пошлейший балахон с драконами.
- Чертовы арабы! Ворье! - прошипел профессор, припоминая здоровенного грузчика. - "Чия чемодана?" Макака бесхвостая, говорить бы научился! Колено Израилево! А я тоже хорош гусь! Надо было подать в суд! Вытащить адвоката!
Енски сдержанно зарычал.
Он до того сильно сжал зубы, что перед глазами потемнело. А когда тьма рассеялась...
На миг Енски показалось...
Нет, нет. Только показалось. Ничего больше. Просто тень... Просто жара...
На стене отпечаталась большая тень собакоголового человека!
Профессор резко обернулся и...
Нет, нет. Все-таки показалось. Жара. Волнение. Акклиматизация.
- Просто надо меньше нервничать! - громко, стараясь себя подбодрить, произнес Енски-старший.

Глава вторая
НЕОЖИДАННЫЕ ПОВОРОТЫ

Профессор Енски открыл глаза.
Он лежал в просторной комнате на мягкой кровати, в окно заглядывало яркое солнце.
Алекс взглянул на часы, те показывали семь утра.
"Где это я? - Енски недоуменно посмотрел по сторонам. - Ах да, это же гостиница. Луксор. Я в Египте. В ЕГИПТЕ?!"
Профессор резко подскочил на кровати. Голова еще полностью не отошла ото сна. Перед глазами по-прежнему была картинка непонятного темного помещения, посредине которого стоял маленький столик из слоновой кости, заставленный черно-белыми шахматными фигурами. За столиком сидел сам Енски в полосатой пижаме и стоптанных шлепанцах, играя в шахматы сразу с двумя партнерами. Партнеры были странные, в серых элегантных костюмах, но почему-то с собачьими головами. Они азартно дымили толстыми сигарами, недовольно поглядывая на шахматную доску. Алекс явно выигрывал, до мата черному королю противника оставалось два хода, но тут... Тут он проснулся.
- Египет. - Енски сладко зевнул, после чего не менее сладко потянулся, вставая с кровати. - Что называется, сон в руку.
Он не совсем еще проснулся, мысли были рыхлыми и какими-то вялыми, что ли. Продолжая зевать, археолог не спеша прошлепал в ванную. Открыл кран над умывальником, наклонился, чтобы глотнуть, но тут же резко остановил себя, окончательно проснувшись.
- Старый дурак! Семя Хамово! - хрипло выругал себя профессор, закрывая кран.
Он все время забывал, где находится. Это не Лондон. Здесь пить воду из крана нельзя, дабы не подхватить какую-нибудь жуткую инфекцию.
Привычка оказалась сильнее, но Енски вовремя остановился. Вернувшись в комнату, он открыл пластиковую бутылку с минералкой, поднес ее к губам... Но тут в его номер постучали.
- Тр-рубы Иер-рихонские! - рявкнул профессор, все-таки делая глоток живительной воды. - Кому там не спится в такую-то рань?!
Набросив поверх пижамы восточный халат с драконами, по ошибке подсунутый ему в каирском аэропорту, Алекс открыл дверь, удивленно уставившись на двух индивидуумов, посмевших потревожить его в столь ранний час.
- М-м-м... - недоуменно произнес профессор.
Лица двух утренних пришельцев были ему смутно знакомы. Где-то он их явно видел, этих субчиков.
Один из гостей, маленький, полный, с ярко выраженными чертами лица, изобличавшими в нем потомка одного из колен Израилевых, галантно поклонился:
- Здравствуйте, профессор, мы наконец приехали.
- Э-э-э... - ответил Енски, переведя взгляд на второго гостя, напоминающего по своим габаритам платяной шкаф.
- V nature, - подтвердил платяной шкаф, расплывшись в пришибленно-добродушной ухмылке.
- Гм... - Археолог деликатно покашлял.
Незнакомцы имели до неприличия запыленный вид, и если бы не их смуглая, покрытая сильным загаром кожа да небритые, немного осунувшиеся физиономии, они вполне бы могли сойти за...
- Гурфинкель и Покровский? - неуверенно предположил Енски.
- Они самые, - ответил толстячок, и гости слаженно кивнули.
Профессор тяжело вздохнул:
- Ну что ж, заходите...
Путь в Луксор двух начинающих охотников за древностями был не менее тернист, чем их биографии. Много чего пришлось испытать на своей шкуре новоявленным "черным археологам", и иногда было совершенно непонятно, что связывает этих таких разных, причем разных не только внешне, людей.
Андрей Покровский по кличке Бумба, правнук священнослужителя, родился на окраине Лондона в семье русских эмигрантов. Прежде чем стать охотником за артефактами, Покровский угонял автомобили, работал вышибалой в барах, затем познакомился с Михаилом Гурфинкелем, что в конечном итоге сильно повлияло на всю его дальнейшую судьбу.
Что еще можно было сказать об Андрее Покровском?
Ну разве то, что он часто, к месту и не совсем, любил украшать свою английскую речь солеными словечками из русского блатного жаргона, в изобилии представленными мировой общественности в Интернете на сайте Zona.ru. Бумба с завидной регулярностью посещал этот сайт.
Второй новоявленный охотник за древностями, Миша Гурфинкель, был полной противоположностью Покровскому. И если последний являлся кулаками их дружеского тандема, то Гурфинкель был, безусловно, его мозгом.
Начинал Миша как мелкий жулик, затем "вырос", приторговывал оружием, был внесен в черные списки Моссада. Естественно, по национальности еврей. Однако в еврейской общине Лондона его недолюбливали из-за постоянных Мишиных контактов сомнительного свойства с русскими эмигрантами.
Миша и Бумба вместе побывали в Индии, нанятые для выполнения "деликатных" поручений главой Русского монархического центра в Лондоне Феликсом Феликсовичем Юсуповым Третьим; стали участниками невероятных приключений на Змеином острове, принадлежащем восточноевропейскому государству Украине, оба были ранены в перестрелке с одесскими бандитами, но благополучно перенесли и это испытание.
Короче, та еще парочка...
Покойный Феликс Юсупов, по одному ему известной причине, завещал Бумбе с Гурфинкелем нежданно-негаданно тридцать тысяч фунтов. По пятнадцать тысяч на каждого.
Друзья долго думали, что бы такого с этими деньгами сделать. Бумба предлагал их пропить. Или, на худой конец, попытать счастья в Монте-Карло. Сумма, конечно, была не ахти, но и не мелочь какая-нибудь. Доволь-.но грязно обругав приятеля, Гурфинкель решил на эти деньги начать свое дело, зарегистрировать фирму по торговле древностями и открыть в Лондоне соответствующий магазин. Подобный магазин, вернее, небольшую лавку Миша видел, когда они с Покровским волей судьбы оказались в славном городе Одессе. С тех пор и закралась в голову Гурфинкеля мечта иметь собственный магазинчик артефактов. Дело чертовски выгодное и интересное, но друзья сразу же столкнулись с одной серьезной непреодолимой проблемой, а именно: где брать эти самые артефакты?
И вот тогда-то в их судьбу снова вмешался спасительный случай...
С Бетси МакДугал свежеиспеченные расхитители гробниц познакомились (мягко говоря) во время их "совместного" (тоже мягко говоря) путешествия по Индии. Приятели были наняты покойным Феликсом Юсуповым следить за девушкой-археологом и, по возможности, мешать ей. Там же, в Индии, они познакомились и с профессором Алексом Енски, великим борцом с нечистыми на руку археологами. Затем судьба в лице все того же Феликса свела их в Одессе. Злоключения, выпавшие здесь на долю англичан, сильно сплотили бывших противников. Поэтому совсем неудивительно, что Миша Гурфинкель, столкнувшись с проблемой добычи артефактов, вспомнил о мисс МакДугал и профессоре Енски...
Мишу осенило в тот знаменательный дождливый день, когда он стоял с раскрытым зонтиком у витрины их новенького магазинчика, с умилением наблюдая за прикручивавшим красочную вывеску Бумбой, балансирующим на шаткой деревянной лесенке.
- Чуть левее, Эндрю, чуть левее. - Гурфинкель любовно рассматривал вывеску.
Название магазина было придумано лично Мишей, хотя оно и не отличалось особой оригинальностью. Просто и лаконично: "Лавка древностей". Как у Диккенса.
- Да пошел ты! - резко огрызнулся промокший насквозь Покровский. - А все твоя дурацкая экономия! Нет, чтобы нанять профессиональных рабочих. Я тебе что, ломовая лошадь v nature?
- Не скули, - отозвался снизу Миша. - Или ты забыл, что нам еще предстоит закупать товар? Ты что, ослеп, у нас же пустые прилавки, разве ты не видишь?
Бумба, прекратив вкручивать в каменную стену тугой болт, злобно плюнул Гурфинкелю на зонтик.
- Эй, ты что это делаешь?! - закричал Миша. - Совсем рехнулся?
- Мы выкинули деньги псу под хвост, - покачал головой Покровский. - Эх, лучше бы мы их пропили, nevezuha, blin.
- Думай, что говоришь, болван. - Гурфинкель недовольно встряхнул зонтик. - Да мы с этим магазином миллионерами станем, это же золотая жила. Вот только товар завезем.
- Вот-вот, blin, товар, - подтвердил Бумба, проверяя прикрученную вывеску на прочность. - Где ты его, durja bashka, возьмешь?
Миша сразу же погрустнел.
- Я об этом часто в последние дни думаю, - признался он. - Если бы мы только знали тогда в Индии, что у нас будет свой магазин древностей. Хотя...
Гурфинкель внезапно запнулся, задумчиво потирая крупный, с национальной горбинкой нос.
- Что хотя? - не выдержал наверху Бумба, и лестница под ним предательски задрожала, так как Покровский намеревался запустить в приятеля отверткой.
- Так-так, - промямлил Мишаня, лукаво усмехаясь. - Давай спускайся вниз, в магазин, у меня тут возникла одна интересная идея.
- Интересная идея, интересная идея,- заворчал Покровский, передразнивая приятеля. - А как вывеску прибивать, я должен думать...
В помещении магазина было довольно уютно, пахло свежими досками и нитрокраской.
- Ну, что там уже у тебя? - недовольно осведомился Бумба, отряхивая одежду.
Вместо ответа Гурфинкель извлек из кармана кожаной куртки сотовый телефон.
- Не понял? - Покровский с укоризной посмотрел на приятеля. - Ты че, v nature, язык проглотил? Кому это ты, интересно, собрался звонить?
- Бетси МакДугал, - невозмутимо ответил Миша.
- Blin. - Бумба озадаченно поскреб затылок. - Na figa?
- Не догадываешься?
-Не-а.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Самойлова Елена - Синяя Птица
Самойлова Елена
Синяя Птица


Злотников Роман - Крыло ангела
Злотников Роман
Крыло ангела


Андреев Николай - Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть
Андреев Николай
Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека