Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Что-то произошло. В один день замутнились все наши магические кристаллы, и руны не желали больше предсказывать будущее. Ни гриффоны, ни альвы уже не приходили к людям, а потом и сами люди куда-то пропали. Испуганные и забытые, засели мы в своих жилищах, но запасы кончились, и нам пришлось выступить. Мы скрылись по домам, когда на улице светило солнышко, зеленела молодая травка и чудесные птицы Фа вили гнезда на вершинах Черных гор, а когда вышли из них, попали в выжженную пустыню. Ни зеленой травы, ни птиц, ни людей, только бурая земля и тусклое солнце, едва светившее в черных тучах. И тогда появились хозяева холмов, ням-ням. Многие свельфы и глифы погибли в неравных схватках с этими страшными созданиями. Остальные бежали - сначала в леса, затем еще дальше. Что-то произошло со всеми - все боялись друг друга, страх гнал нас вперед. Так я попал в Тихий лес.
- Это случилось после войны Наследников?
- О нет, раньше. Я сам видел Халлена - сначала ребенком, а потом взрослым воином. Он часто ходил к сильфам, да и нас, свельфов, не забывал. Очень интересный, очень наивный человек, ням-ням.
- Как же, интересный! - не выдержал Хельви. - Клятвопреступник, лжец, колдун и самозванец, злодей и убийца! Халлен Темный, разрушитель Мира!
- Да нет, всего лишь человек. Он хотел узнать сокровенное. Но мы не могли помочь ему - наших знаний было недостаточно. Только Мудрые могли бы подсказать ему, если бы захотели.
- Но в Шоллвете жил Мудрый!
- Да, - в голосе свельфа зазвучала такая боль, что Хельви вздрогнул, - там жил Мудрый, да будет проклято его имя во все времена.
- После войны Младшие ушли на север. Отчего же ты остался? - Хельви решил сменить неприятный для хозяина разговор о Мудром.
- Лес большой, в нем всем хватит места. После войны мы ушли в глубь, в самую чащу его, люди сюда не приходят. Но, честно говоря, есть еще причина: мне бы хотелось, чтобы все вернулось. Почему бы нам снова не жить всем вместе, ням-ням? Я прожил не одну сотню лет, дорогой принц, но должен тебе признаться, что никогда не был так счастлив, как во времена Долгого Братства, когда я гулял по лесам с любопытными человеческими детишками и учил их разным немудреным штукам. Поэтому-то я и остался жить здесь, не очень далеко от людей. Может, все еще вернется на круги своя?
Хельви не хотелось расстраивать старого свельфа, и он промолчал.
- Кто такие хозяева холмов?
Фабер Фибель вздохнул и прожевал очередной кусочек "глинки".
- Я не могу объяснить тебе всего, ням-ням, потому что не знаю точно, а объяснять по мелочи - только путать тебя. Но мне кажется, что ты еще узнаешь обо всем случившемся гораздо больше, чем я. Тогда уж, пожалуйста, не забудь обо мне, старом свельфе, приди, расскажи, ням-ням. А теперь тебе пора идти.
- Как! Куда?
- Кажется, мы договорились о том, что ты пойдешь к альвам. Кстати, они знают историю королевства Синих озер гораздо полнее, чем я. Там тебе будет интересно, ням-ням.
Хельви сидел, совершенно убитый. Конечно, он хотел идти, но не сейчас - через неделю, через пару Дней. Ему ужасно хотелось отдохнуть, просто лежать на топчане и болтать со свельфом о старых днях - особенно теперь, когда он совершенно никому не нужен. И вот опять ему указывают на дверь...
- Я не гоню тебя, - как-то устало сказал свелъф, - но тебе нужно идти - сейчас это самое главное, ты потом поймешь.
- О да! - горячо воскликнул Хельви. - И ты, и Айнидейл говорите одно и то же: все это для тебя, для твоего блага, ты должен понять, а пока - убирайся вон!
- Это не так. Я не хочу, чтобы ты уходил, но пойми: даже на королевской короне свет клином не сошелся! Мало ли корон на свете, ням-ням. А ты потерял всего-навсего одну и решил теперь, что жизнь кончена, что ты больше никому ничем не обязан и тебе нет ни до кого дела. Это заблуждение! Именно в тот миг, когда кто-то что-то теряет, у него появляется дело до остальных. Поэтому ты должен идти: ты бросил вызов судьбе, будь же достоин его. Я приготовил тебе кое-что в дорогу, - Фабер Фибель подал Хельви небольшую пастушью сумку из сыромятной кожи, - немного еды и плащ, ням-ням. А вот твой меч я тебе не верну. В Тихом лесу он не сможет защитить тебя, скорее будет стоить тебе головы, не спрашивай почему. Кроме того, принцам королевской крови очень везет в нашем лесу на хорошие мечи. Думаю, что ты потратишь не много времени на поиск оружия. У меня есть для тебя еще один подарок, ням-ням.
Свельф протянул Хельви лапу, и в его грубых пальцах с когтями полыхнула белым огнем какая-то вещица. Фабер Фибель поднес раскрытую ладонь к лицу мальчика. Это была короткая серебряная цепочка, очень изящно сделанная, украшенная тремя камнями, по-видимому недрагоценными, черными, с матовым блеском. Они невольно притягивали взгляд и так удачно, естественно сочетались с серебряной вязью украшения, что, казалось, цепочка эта была создана не ювелиром, а так и родилась где-то в камне, в толще горных пород.
- Это - тебе, на память от меня, ням-ням.
- Спасибо, Фабер Фибель! - Хельви был расстроган. Он оглянулся, ища глазами ожидающую его дверь. - Но как же я выйду?
- Так же, как и вошел, - безмятежно сказал свельф, - дай мне руку и думай о чем-нибудь хорошем. Готов?
- Да. Прощай, свельф. Спасибо за спасение и за цепочку.
Низкий глухой звук раздался где-то над их головами, потом Хельви почувствовал, что на него навалилось что-то ужасно тяжелое, в глазах зарябили цветные круги, дышать стало невозможно. И мальчик потерял сознание.


ГЛАВА 3

Над головой Хельви шумели деревья. Их прозрачные зеленые листочки нет-нет да пропускали горячий желтый луч, вспыхивая при этом как угли. Где-то высоко свистели птицы. Земля, на которой лежал изгнанник, была теплой и сухой, покрытой, словно шерсткой, мелкой колючей травкой.
Хельви поднял голову и огляделся. Это был овраг, густо поросший лесом. Выбраться из него не составляло особенного труда - некоторые деревья будто специально образовывали лесенку из корней До самого края провала. Мысль о том, что у свельфа он прогостил несколько дольше, чем предполагалось, не удивила принца. Внимательно изучив хранившуюся у Айнидейла библиотеку, Хельви знал случаи, когда гостеприимство Младших могло растянуться на сотни лет, в то время как приглашенный человек думал, что это - всего один день. Идти по лесу летом гораздо приятнее, чем зимой, сказал себе Хельв и полез наверх.
Местность вокруг оврага была совсем незнакомая. Здесь рос лес, но не старый, мертвый, а молодой, с нежными стволами и густыми гибкими кронами. На деревьях зеленели мелкие весенние листочки. После некоторого раздумья Хельви решил свернуть направо - подальше от оврага. Никаких тропинок видно не было, но идти между деревьев было легко. Вскоре овраг остался далеко позади.
Возвращаться в Нонг, пожалуй, не имело смысла - едва ли он сможет пройти первую же заставу. Правда, теперь он снова способен говорить, но если лучникам прикажут стрелять именем короля... Значит, как говорит свельф, нужно идти в лес и искать Младших. С одной стороны, это интересное приключение. Но как примут его алъвы, да и отыщет ли он их в большом лесу?
Тут только Хельви обратил внимание на то, что тело нестерпимо ноет, а ноги так просто сводит от боли. Он опустился на траву. За спиной пышно рос дикий шиповник, так что подкрасться сзади враг не сможет. Да и какие враги в Тихом лесу?
Хельви внимательно осмотрел руки и ноги. Вполне возможно, что свельф наложил какое-то заклятие, только полный идиот может слепо довериться Младшим. Но руки-ноги были целы, зато с одеждой случился конфуз: она была чистой и аккуратной, словно Хельви и не проболтался целую зиму в норе у свельфа, но стала безнадежно мала. Сапоги же были готовы порваться - настолько сильно была натянута кожа на пальцах. Положительно, он здорово вырос за зиму на водичке Фабер Фибеля. Проблема состояла в том, что найти новую одежду и обувь не представлялось возможным. Кругом на десятки лиг ни души. Судя по рассказам свельфа, наткнуться на крестьянский двор или рыцарский замок было так же маловероятно, как встретить живого дракона. Не исключено, конечно, что поблизости где-то живут Младшие. В конце концов, встретил же он свельфа. Но есть ли у таинственных обитателей леса человеческая одежда и готовы ли они поделиться ею с беглым принцем? В любом случае понятно, что в ближайшее время путешествовать по лесу придется налегке.
Сняв сапоги, куртку и рубашку, Хельви начал отрывать королевские метки. Рассчитывать на какие-то привилегии, связанные с его происхождением, просто опасно. По крайней мере в ближайшее время. Сейчас главное - найти одежду и еду. Разорвав все особо стягивавшие швы, Хельви оделся и, связав за шнурки сапоги, закинул их за спину. Багажа у него все равно никакого, а королевские сапоги из лучшей телячьей кожи можно будет обменять хоть на хлеб. Он не спеша поднялся с травы и всласть потянулся. Щелк - раздалось сзади.
Реакция у Хельви была хорошей. По крайней мере так говорили его учителя. Не оборачиваясь, принц швырнул сапоги назад, упал на землю и перекатился поближе к ближайшему кусту шиповника.
- Рогрова бестия и ее твари! - Раздался рев, впрочем, вполне человеческий. Видно, сапоги попали в цель.
Хельви не стал дожидаться продолжения и нырнул под куст, благо у самой земли ветки чуть приподымались и можно было проползти. Хоть шиповник и царапался, но встреча с одичалым путником не входила в планы принца.
- Эй, малец, стой!
Хельви пополз быстрее. Впереди в кустах был виден просвет, и юноша крепко надеялся, что дальше между кустами шиповника есть небольшая прогалинка, на которой он сможет немного передохнуть.
- Хорошо ползаешь, еле догнал, - раздался откуда-то сверху насмешливый голос.
Медленно подняв голову, Хельви увидел незнакомца в черном кафтане, изрядно заплатанном. На лице у него сидел странный предмет из серебряной проволоки и двух синих стекол, прикрывающих глаза. Хельви видел такой на картинке в книге и вспомнил название: окуляры. Широкий кожаный пояс путника был увешан метательными ножами и кисетами, из-за плечей выглядывала затертая рукоятка легкого меча. Быстро окинув взглядом полянку, Хельв понял, что ошибался в местности: из зарослей шиповника, казавшихся такими массивными и густыми, он вышел прямо на широкую просеку. Спрятаться тут было совершенно негде, между гнилых черных пеньков валялись какие-то ветки - находка для тех, кто ищет хворост. Впрочем, если приглядеться, то ветки не казались гнилыми. Что ж, палка против меча. Для хорошего фехтовальщика это шанс. Хельви собрался для прыжка.
- Ну что, онемел, хороший мой? Ты кто такой? Ты как тут оказался?
Хельви прыгнул. Незнакомец не ожидал от него никаких прыжков и дернулся наперерез в последний момент. Сложно тягаться с наследным принцем, обучением которого занимались лучшие наставники королевства, злорадно решил Хельви. Перемахнув ближайший пень, он схватил лежащую на земле палку. К счастью, она действительно оказалась крепкой, словно только что срубленной. Незнакомец прищурился и сплюнул.
- Был у меня знакомый, ни одной драки не пропускал. Потому что дурак был. Опусти палку, пока я в тебе совсем не разочаровался, дубина. Ну!
- Странное место для прогулок - Тихий лес. Либо ты лесной разбойник, либо... - Хельви нарочно не договорил фразу. Если парень не бандит, то вполне может состоять на королевской службе. Совет Мудрых мог и передумать - заменить изгнание на убийство из-за угла. Те люди, которые гнались за эскортом принца зимой, не смогли принести магам голову принца. Конечно, никто не мог предполагать, что мальчик переживет зиму в необитаемом лесу, но Мудрые могли и подстраховаться...
- Не забивай себе голову, малыш. Тем более - вещами, в которых ты ничего не смыслишь, - "по-доброму" посоветовал незнакомец.
Хельви внимательно следил, чтобы пень находился строго между ним и разговорчивым прохожим. Палку он сжал обеими руками и готов был в любую секунду принять стойку. Незнакомец, сверкнув окулярами, глянул куда-то на верхушки елок и сплюнул еще раз.
- Меня зовут Вепрь из Межичей. Слыхал, что ли?
Имя было незнакомо Хельви. Да и имя ли это? Скорее, прозвище, кличка. Принц еще раз посмотрел на метательные ножи, украшавшие пояс Вепря.
- Да, видно, ты парень неместный, раз ничего не слыхал обо мне. Как тебя зовут-то?
Последнее слово не успело стихнуть, как незнакомец рывком перелетел через пень и, презрев палку, грудью сшиб Хельви на землю. Принц, которому досталось палкой по ребрам, на миг задохнулся. Воспользовавшись этой заминкой, Вепрь тщательно обыскал мальчика. Он живо вытащил подаренную свельфом цепочку, присвистнул и рывком сорвал подарок с шеи.
- Красивая штучка. Подарок любимой мамочки? А вот оружия нет - напрасно. Что ж, мне не показалось, ты и впрямь дурак - шляешься по Тихому лесу с палкой в руках, - удовлетворенно сделал вывод Вепрь.
- Меня зовут Хельви из Нонга. Я иду наниматься в дружину местного князя. И эту цепочку мне действительно подарили - верни!
- Ты к князю? В дружину?! Что ж, тебя примут, малыш, если в княжеских конюшнях некому стало хвосты коням чесать!
Вепрь расхохотался. Это было обидно. Впрочем, наследного принца он не признал. Это обнадеживало, как и тот факт, что все-таки Хельви остался жив. Внезапно Вепрь посерьезнел. Он еще раз оглядел верхушки деревьев, живо поднялся с колен и швырнул Хельви отобранную цепочку. Принц покрутил испорченный подарок в руках - застегнуть его на шее было уже невозможно - и положил цепочку в карман. Вепрь прислушался и молча подал мальчику знак встать - видно, он знал систему тайных знаков, которыми обменивались воины королевства.
- Я не спрашиваю тебя, какому князю ты собрался служить. Человеческих феодов здесь точно нет.
- Я тоже не спрашиваю тебя, что ты потерял в Тихом лесу, Вепрь из Межичей. Если ты воин, то поблизости нет ни гарнизонов, ни армий, в которых ты мог бы состоять. Если ты разбойник, то тут практически нет путников, кого здесь грабить? Возможно, ты алхин - кладоискатель, который охотится за сокровищами Младших?
- А ты не так прост, как кажешься. Ты прав. Ты учен. Хочешь работать со мной? Раз уж судьба подбросила мне такой подарок, не убивать же тебя в самом деле. Кроме того, что-то говорит мне, что убить мальчика, безоружным дошедшего до самой чащи Тихого леса, будет не так просто. Мальчика, который понимает тайные жесты воинов и знает про алхинов. Что-то тут не так, но... вдвоем веселее по чащам бродить! Глядишь, встретим какого-нибудь лягушачьего царька, поступишь к нему в дружину! - Вепрь улыбался, но Хельви понял, что тот говорит серьезно. Жаль, выражение его глаз было совершенно не разглядеть за синими стеклами. Предложение Вепря было неожиданным, но принц был готов его принять - не слоняться же одному по незнакомому лесу!
- И куда же мы пойдем?
- Ну, прямо сейчас мы пойдем собирать хворост и варить зайца.
Хельви кивнул. Если вспомнить, что нормальную, человеческую пищу он ел почти три месяца назад, то интерес к зайцу был очевиден. Хворост собрали быстро. Наконец, нагруженные двумя охапками веток, они обошли кругом заросли шиповника и вышли к тропе. Вепрь провел Хельви куда-то вбок, и они очутились в небольшой ложбинке, укрытой широкими деревьями. Там уже было заготовлено место для костра. Вырванная трава аккуратной кучкой лежала рядом. Тут же в котелке с водой плавал освежеванный и порубленный заяц. Хельви вспомнил кое-что из прочитанного про алхинов и втайне порадовался, что Вепрю удалось подбить зайца до того, как он встретил принца: настоящему алхину ничего не стоит поесть и человечинки, если ничего другого под рукой не окажется. Недаром их девиз: добудь по-любому.
Тем временем Вепрь, словно не замечая задумавшегося Хельви, разжег костер и приткнул котелок на огонь. Юноша устроился около огня и поднял глаза на своего нового спутника.
- А клинок алхина у тебя тоже есть?
- Проверяешь меня? Молодец. Смотри так - в руки не дам. - И Вепрь достал откуда-то из-за спины небольшой кинжал, на рукоятке которого был выгравирован барсук. Цеховой знак алхинов.
- Интересно, что можешь показать мне ты, Хельви из Нонга, кроме королевских меток на одежде, которые ты оторвал на тропе.
- Я отвечу тебе, Вепрь, после того, как ты расскажешь мне, куда мы все-таки идем.
Вепрь, насвистывая, помешал мясо:
- Это долгая история. Сокровища Младших всегда в цене, хотя добыть их, мягко говоря, сложно. Ну да мы справимся. Слышал про королеву Онэлу?
- Конечно. Знаменитая волшебница из Тихого леса! Ее еще зовут Онэли.
- Ну вот, найдем ее ожерелье и по домам.
Хельви внимательно посмотрел на Вепря. Неужели он говорит всерьез? Даже если ожерелье Онэли и существует, нужно быть безумцем, чтобы пытаться его добыть!
- Но ведь оно из росы!
- Кто говорит - из росы, а кто - из диамантов. Что уставился, малыш? Решил, что старый Вепрь потерял ум, прыгая тут по кочкам? Напрасно. За это ожерелье я уже задаток взял. Жаль, что ты и вправду не слышал обо мне. Вепрь из Межичей - это ведь я принес жезл сильфов.



Вепрь сделал эффектную паузу, дожидаясь расспросов, но Хельви был настолько поражен, что не нашел слов. Не дождавшись реакции, Вепрь продолжил:
- Ох и сеча тогда была. Жезл-то якобы не простой, а волшебный. Только волшебства-то я в нем не заметил. Зато камушки в нем хороши.
- Но жезл же заговорен и хранится в Долине ведьм, а охраняют его...
- Те еще твари! - закончил Вепрь. - Что делать, что делать. Такая работа.
- Как же ты его нашел?
- Обошел за два года всю Долину ведьм, каждый камушек перевернул, местных слушал, прикидывал. И нашел.
Верилось с трудом. Хельви читал про магический жезл сильфов, изрыгающий пламя. Такой жезл никак не взять простому человеку, даже если он сумел вычислить местонахождение артефакта и убить стражников. Значит, Вепрь не простой человек, а маг? Несмотря на простецкое веснушчатое лицо? Только вот глаз не видно из-под стекол - досадно, Айнидейл учил, что глаза - зеркало души и по ним всегда можно увидеть истинную суть человека. Вепрь оставался загадкой. Хотя... маги не ходят по Тихому лесу, вооруженные сталью. И еще маги не улыбаются до ушей, и им нет дела до тайных воинских знаков. Да, по поводу Вепря у Хельви оставался всего один-единственный вопрос, но задавать его сейчас не имело смысла.
- Расскажи мне про волшебный жезл сильфов. Пожалуйста.
- Я тебе, ты мне, хороший мой. Расскажи мне про ту цепочку, которую носишь на шее.
- Уже не ношу, - огрызнулся Хельви.
- Не сердись. Уж больно интересная штучка. Я тебя когда увидел, чуть было за оборотня не принял. Мог бы и голову сразу срубить. Только оборотни-мари не носят оберегов гриффонов. Аллергия у них на эти цацки, что ли.
- На том спасибо. - Хельви сглотнул. В самом деле, он был на волосок от гибели. Почему Фабер Фибель не отдал ему его меч?!!
- А самое интересное, хороший мой, что в последний раз такую штучку, сработанную гриффонами, я видел на коронации покойного Готара Светлого, пусть земля ему будет пухом. Вещь не та же самая, врать не буду. Но гриффонскую работу спутать невозможно. А теперь прикинь, малыш, в какую цену сейчас идет такая цепочечка на рынке, если у людей всего одна, да и та у короля.
Хельви пощупал подарок свельфа в кармане. Камушки приятно холодили вспотевшую ладонь. Не придет ли в голову алхину забрать цепочку любой ценой? В этом случае безоружный он будет действительно легкой добычей. Может, просто отдать разбойнику украшение, пусть подавится?
- Послушай, - Хельви облизал пересохшие губы. - Если ты считаешь, что моя цепочка очень дорогая и представляет большой интерес для торговцев, то я готов заключить с тобой сделку. Ты проводишь меня до ближайшей крепости альвов. Я на самом деле ищу Младших и хочу перейти к ним на службу. Взамен я отдам тебе цепочку. Эту вещь я совсем недавно получил в подарок от одного местного жителя. По рукам?
- Интересные местные жители в Тихом лесу. Хожу здесь уже месяц, ни одного не видал. Но теперь просто мечтаю встретить, особенно тех, у кого кладовки ломятся от королевских сокровищ. Ладно, Оген с тобой, не хочешь говорить - не нужно. Ты не трусь. Прирезать тебя ночью не собираюсь. Я же тебя в партнеры взял, не помнишь, что ли? Так что расслабься. А что касается Младших, то я сам никогда не встречал в этом лесу ни альвов, ни сильфов, ни сильвестров, поэтому вряд ли смогу стать тебе проводником.
Вепрь помешал и попробовал суп. Видимо, вкус оставил желать лучшего, потому он, ворча, полез в небольшую сумку, притороченную к поясу, и достал оттуда несколько мешочков. Развязав их, он кинул в котелок несколько щепотей ароматных сухих трав. Хельви вспомнил про свою еду и поспешно распахнул сумку. В ней лежал свернутый кусок коричневой дерюги (плащ, подумал Хельви) и какой-то кулек, завернутый в большой ярко-зеленый лист. Похоже на еду. Принц вытащил угощение Фабер Фибеля и разложил на траве. Осторожно развернув лист, он увидел небольшие черные кусочки, похожие на "глинку", которую он жевал в гостях у свельфа. Вепрь с интересом следил за его движениями.
- Землю ешь, - с уважением спросил он. Впрочем, уважение не слишком-то вязалось с его образом, так что Хельви тут же пристально посмотрел на алхина, ища издевательскую улыбку. Но Вепрь, кажется, на самом деле с почтением смотрел на ужин принца.
- Можно? - он протянул руку.
- Конечно, угощайся!
Вепрь прожевал кусочек угощения и потряс лохматой головой, словно большой удивленный пес.
- Сколько сюрпризов в один вечер, - медленно сказал алхин. - Сказки на глазах становятся реальностью, волшебные артефакты буквально сыплются в руки. Сначала я подбираю на тропе в самой чаще Тихого леса таинственного вьюношу без оружия, зато с полными карманами подарков. Потом он желает подарить мне амулет гриффонов, а затем угощает вечным хлебом свельфов. Ладно, долг платежом красен. Бери ложку, съедим кролика.
Хельви, который впервые услышал про какой-то вечный хлеб, немного смутился, но решил не уточнять у алхина, что это такое. Вряд ли Вепрь поверит, что он на самом деле не знает, что именно таскает в своей сумке. Тем более что Хельви уже дважды пробовал угощение свельфа, но даже не удосужился спросить, что это такое. Впрочем, у него тогда было немало других вопросов, которые он считал более важными, чем какие-то разговоры про еду. Отравления мальчик не боялся - его и Оме с детства приучали к самым разным ядам, так что его организм мог бы противостоять любой отраве, кроме магической, конечно.
Они быстро расправились с супом и мясом. Вепрь облизал ложку и засунул ее в голенище сапога. Хельви последовал его примеру. Они полулежали около тлеющего огня, принц дремал, Вепрь настороженно вслушивался в ночную тишину. Удостоверившись, что Хельви заснул, его спутник тихо и быстро поднялся на ноги, нацепил окуляры, которые на ночь не снимал, и нырнул в кусты. Впрочем, колючий шиповник, исцарапавший Хельви до крови, расступался перед Вепрем, словно заговоренный. Не исключено, что так оно и было. Небольшая разведка в Тихом лесу никогда не помешает. Увидев юношу, Вепрь сильно удивился. Но парень оказался человеком. Последнее не снимало вопросов о том, откуда он здесь взялся и что ищет. О себе Хельви практически не рассказывал, а королевские метки на одежде говорили слишком много, чтобы строить какие-то предположения. Если малец из правящего дома, то что он делает один, без свиты, без оружия в чаще дикого леса? Вопросы оставались, но искать ответы на них у Вепря не было времени. В конце концов, именно о таком спутнике молил он богов, и то, что судьба, обычно не жаловавшая алхина, неожиданно подкинула ему подарок, немного сбивало с толку. С другой стороны, может, это и есть удача настоящего искателя кладов, без которой не стоит браться за эту профессию?
Дойдя до знакомой тропы, Вепрь, щурясь, внимательно осмотрел стоявшие тут деревья. Окуляры - роскошная вещь - позволяли видеть ночью как днем. Недаром он отдал за них половину своей добычи из Долины ведьм. Они того стоили. Накануне Вепрю показалось, что он видел на некоторых стволах гнезда вестал. Мерзкие твари охотились по ночам, и, хотя взрослые мужчины были им не по зубам, на спящих они, гонимые голодом, могли напасть. Вепрь подошел к одному дереву, достал откуда-то из-за пояса несколько крючьев и полез по гладкому стволу вверх. Гнезда нужно проверить. Хотя зловония, обычно присутствующего в местах гнездования вестал, он не чувствовал. Это давало надежду, что гнезда окажутся пустыми. Но проверить их все-таки нужно.
Крючья безжалостно цепляли кору, отрывая здоровенные куски дерева. На шум можно было не обращать внимания - весталы глуховаты. Примитивные народные суеверия приписывают им несусветные качества вроде способности слышать через стены, превращаться в кучку золы около порога или вселяться в человеческие тела. Глупые крестьяне верили, что убить такую тварь можно, только вогнав ей ольховый кол в сердце. Недооценивать врага, конечно, не стоило. Но на самом деле весталы - обычные кровососы, правда, отлично видящие и прекрасно летающие. Особенно лунной ночью.
Над головой у Вепря показалась куча веток, с которой свисали длинные полосы желтого несвежего мха. Добро пожаловать, гнездо весталы. Алхин нащупал на поясе небольшой кинжал с длинной, причудливо изогнутой ручкой. Легенда про ольховый кол родилась все-таки не случайно: весталы обладали одним удивительным талантом - в минуту сильного страха или смертельной опасности их сердца способны были "уходить в пятки". Точнее, сердце весталы спокойно путешествовало по грудной клетке влево и вправо, и "поймать" его оружием было довольно сложно. Убить летящую весталу из арбалета практически невозможно. Но алхины, которые тоже любят посещать кладбища и заброшенные тракты - любимые места обитания кровососов, давно пользуются специальным оружием для их уничтожения.
Вепрь вплотную приблизился к гнезду. Характерный запах вони - верный признак обитаемого жилища весталы - закрался ему в ноздри. Значит, он лез на дерево не зря. Выхватив пояс, он крепко привязал себя к дереву. Тварь сидела тихо, время охоты еще не наступило, так что алхин успел как раз вовремя. Резкое движение - и кинжал, пронзив гнездо, пригвоздил и чудовище. Не ожидавшая ничего дурного вестала заверещала и рванулась вперед, но изогнутое лезвие только сильнее застряло в ее теле. Специально отточенный кинжал целенаправленно разрывал ее плоть. Вепрю оставалось только удерживать рукоятку. Это требовало больших усилий - гнездо ходило ходуном, дерево тряслось, сверху на голову алхина сыпались сучья, старые обгрызенные кости и мелкие сухие споры мха.
Неожиданно резкий визг раздался прямо под ухом у Вепря. Еще одна тварь со свистом промахнула совсем рядом, слегка задев лицо алхина кожистым крылом. Вепрь отпустил ствол, который до этого момента продолжал обнимать одной рукой, выхватил второй кинжал и приготовился к схватке. Ждать пришлось недолго - сидевшая в гнезде вестала затихала в агонии, и ее подруга была в ярости. Она налетела на алхина, словно взбесившаяся кошка. Оскаленная пасть с мелкими, но длинными клыками оказалась у самого лица Вепря. Невыносимое зловоние не заставило алхина отвернуться и подставить врагу беззащитную шею. Он с размаху полоснул кинжалом по узкой впалой груди твари и только затем вогнал оружие в тело вампира. Когти весталы впились в его плечи, раздирая вместе с одеждой кожу. Алхин зашипел, но только крепче сжал рукоятку. Вестала щелкала зубами, но приблизиться к человеку на расстояние, которое бы позволило укусить, не могла - алхин не сгибал руку с оружием, и чудовище, пытаясь подобраться к человеку, только глубже насаживало себя на кинжал. В последний раз оно попыталось дотянуться до ненавистного врага, затем визг прекратился, хватка когтей ослабла. Вепрь рывком вырвал кинжал из верхнего чудовища, потом, морщась, уперся рукой в тщедушное тельце второй весталы. Он выхватил второй кинжал, и мертвый кровосос упал вниз.
Вепрь аккуратно вытер лезвия специально заготовленной для такого случая тряпочкой и убрал их на место, в особые ножны. Только после этого он прощупал плечи. Конечно, вестала не могла оторвать руку или вырвать сустав. К счастью, сил у нее поменьше, чем у оборотня-мари - вот уж с кем Вепрь, пожалуй, не захотел бы бороться. Да еще с кем-нибудь из диких. Да еще, пожалуй, с горными медведями, которые живут у подножия Северных отрогов. Но царапались весталы все-таки здорово. Крови было много, раны нужно обязательно промыть и перевязать. Но сделать это можно только на земле.
Хорошо хоть не нужно больше лезть наверх, искать новые гнезда: кровососы крепко блюли свои охотничьи территории, два монстра на одном участке - это максимум. Так что сейчас главная задача - аккуратно спуститься вниз. Голова у алхина слегка кружилась, но он привык преодолевать слабость усилием воли, поскольку был твердо убежден, что сила духа крепче и надежнее, чем сила мускулов.
Он ловко спустился с дерева и только там позволил себе слегка застонать. Впрочем, легкий стон не имел продолжения - Вепрь завернул уже слегка притоптанной дорожкой к догорающему костру.
Юноша крепко спал, свернувшись комочком под дерюгой, которую, наверное, достал из своей грубо сшитой сумки. Такую суму постыдился бы носить последний лавочник в Ойгене. Как могла сочетаться эта торба и королевские метки на одежде? Вепрь сел к костру и подбросил в него пару загодя приготовленных веток. Он поставил на огонь оттертый свежим песком котелок, плеснув туда воды из большой фляги. Время от времени он бросал хмурые взгляды на спящего Хельви. Слишком уж подозрительным был его спутник. Возможно, несмотря на все сулимые судьбой блага, следовало поддаться первому порыву и перерезать ему глотку.
Вскипятив воду, алхин стянул остатки куртки и промыл царапины, а потом замазал их резко пахнущей мазью из небольшой коробочки, которую достал из очередного кармана. Мазь жгла кожу, однако теперь ему не страшна гнилая лихорадка. Вепрь критически осмотрел куртку - вот толком заштопать ее он не сумеет. В конце концов, он не королевская швея. Но ходить с драными плечами не слишком удобно - вопрос о том, как это выглядит со стороны, не имел для Вепря никакого значения. Наконец он достал из сумки кусок дубленой кожи, немудреные портняжные принадлежности. При помощи ножа алхин выкроил несколько заплат и как мог пришил их к порванной куртке длинной иглой из рыбьей кости.
Конечно, будь у него с собой амулет гриффонов, который так запросто таскал на шее этот простофиля, до царапин дело бы не дошло. Жаль, что эту вещь нельзя на самом деле отобрать. Она мгновенно потеряет всю магическую силу. Ее нужно отдать новому владельцу от чистого сердца, только тогда оберег станет действовать. А ведь Хельви предлагал ему амулет, сам предлагал! Взамен на немного странную услугу - провести его к крепости Младших. Впрочем, почему же странную - Вепрь усмехнулся. Каждый год в королевстве Синих озер находится пара идиотов, которые рвутся найти бывших врагов. Кто-то ищет их в Тихом лесу, иные - в Черных горах, кто-то - на Северных отрогах. В основном это подростки, встречаются среди них и младшие сыновья знатных родов. Что за мотивы ими руководят, Вепрь догадывался: жажда славы и приключений. Очень редко среди этих бестолковых, безумных романтиков встречались люди, которые стремились к наживе. Именно они, как правило, живыми возвращались после многолетних блужданий по границам королевства, хотя и изрядно поседевшими. После подобных испытаний те из них, кому посчастливилось сохранить здравый рассудок, становились алхинами.
Вепрь не мог привести Хельви к крепостям альвов, потому что понятия не имел, где их искать. По роду профессии алхин регулярно сталкивался с опасной для человека, враждебной нечистью, которая, однако, селилась рядом с людьми. О таинственных народах Младших, которые управляли древними магическими силами и владели чудесными артефактами, он знал только из книг. Даже знаменитый жезл сильфов, который он и впрямь отыскал в той проклятой долине, не привел его к сказочному народу звездочетов и прорицателей. Он бы мог соврать мальчишке, лишь бы получить амулет, но знал, что, взятый при помощи лжи, он может перестать действовать.
Впрочем, отказываться от амулета Вепрь тоже не собирался. Если они дойдут до места и мальчишка выполнит все, что от него требуется, цепочка достанется ему безо всяких хлопот. Если же Хельви решит сбежать от него раньше, чем они приступят к выполнению плана алхина, нужно будет подстраховаться... Вепрь покопался в карманах и достал небольшую горошинку необычного красного цвета. Он тихонько поднялся и подкрался к спящему. Тот мирно всхрапывал, не переставая улыбаться во сне. Вепрь несколько минут всматривался в его лицо, чтобы убедиться, действительно ли его спутник спит. Кажется, он в самом деле не притворялся.
Наклонившись над спящим, алхин осторожно положил ему горошину в ухо. Красная капля легко исчезла в ушной раковине. Теперь, куда бы парень ни отправился в ближайшие две недели, алхин сразу это почувствует. Магические шарики Младших - большая редкость, но Вепрь ни на секунду не пожалел, что потратил сейчас одну из драгоценных горошин.


ГЛАВА 4

Утро было тихое. Солнце золотило небо и верхушки деревьев. Остаток ночи выдался спокойным, Вепрю даже удалось немного подремать. Очевидно, гибель двух вестал навела остальную нечисть на мысль, что нынешние лесные гости им не по зубам. Или это подействовало защитное заклятие, наложенное алхином еще накануне. Впрочем, в заклятия Вепрь сам не очень-то верил. Он затаптывал кострище, когда Хельви окончательно проснулся. Они обменялись короткими кивками, и Вепрь начал сматывать в клубок веревку, которой вечером оцепил место ночлега.
- Что это? - все еще сонно спросил мальчик.
- Веревка из шерсти вейской овцы. Хороший проводник для защитных заклятий. Злые духи не могут перейти, - нехотя ответил Вепрь. На самом деле веревку он постелил скорее по привычке, а не потому, что был уверен в ее силе. В Долине ведьм чудовища не пугались никаких веревок и перли через магический круг как по тропке. Самое надежное средство против любой нечисти - это верный меч и собственные мозги.
Хельви впервые слышал о таком странном ритуале с веревкой. Но он знал, что у алхинов свои методы защиты от Младших, которые трудно ставить под сомнение, учитывая прямую зависимость их действенности для жизни охотников за удачей.
- Ты всерьез хочешь найти ожерелье Онэли?
- Послушай, хороший мой, - Вепрь прищурился и пожевал губу. - Мы же с тобой не на придворном балу в королевском замке Ойгена играем в игру "правда - неправда". Меня немного достали твои вопросы, в которых используется слово "всерьез". Постарайся немного следить за собой, чтобы я больше не слышал этого словечка.
Остальные сборы прошли в тишине. Хельви обиделся, а Вепрь, казалось, был поглощен осмотром местности. Он крутил головой по сторонам, всматривался куда-то, принюхивался, прислушивался - точь-в-точь барсук, выползший на весеннее солнышко из норы: и кровь бродит, и опасность подстерегает на каждом шагу. В конце концов, никто не учил алхина хорошим манерам. А этот еще не самый плохой, решил Хельви.
Вепрь подал знак - опять знакомый Хельви знак, принятый между воинами, на который так легко попался вчера принц, - и мальчик, взяв свою сумку, котелок и большую флягу с водой, послушно пошел вслед за алхином вдоль живой изгороди. Солнце уже припекало, но когда они, быстро пройдя просеку, нырнули в лес, неприятный жар рассеялся. Шли быстро. Сквозь пышные кроны деревьев солнечные лучи казались зелеными. Лес просматривался далеко, так что Хельви начал насмешливо поглядывать на Вепря, который шел, постоянно крутясь и оглядываясь, словно дело было не в весеннем прозрачном лесу, а в подземелье свельфов. Но спросить, не перестраховывается ли алхин, принц не успел. Где-то за спиной мальчика раздалось совсем не дружественное рычание. Хельви резко обернулся.
Позади, между деревьев стоял огромного роста человек, одетый в шкуру, опоясывавшую его талию и спину. Длинные космы почти полностью закрывали его лицо. На его могучей шее Хельви успел разглядеть ожерелье то ли из чьих-то крупных зубов, то ли из мелких костей. В руках чудовище сжимало грубое копье - на толстый сук был крест-накрест привязан острый наконечник. Дикий!
- Дикий! - крикнул Хельви, оборачиваясь к Вепрю, вернее, к тому месту, на котором в последний раз он видел Вепря. Потому что алхина поблизости не было. Ноги у принца сразу сделались ватными. Несомненно, алхин сбежал, услышав приближение дикого. Физически дикие очень сильны, так что думать о том, чтобы победить чудовище врукопашную, было безумием. Хельви вновь перевел взгляд на врага. Тот издал гортанный крик и взмахнул копьем, готовясь к нападению. Известно, что дикие никогда не кидают свои самодельные копья, предпочитая подойти к противнику вплотную и, не торопясь, вырезать сердце. Дзинь - большая фляга выскочила из рук Хельви и разбилась о толстый корень, торчащий из-под земли. И тут дикий взревел так, что птицы, пересвистывавшиеся в кронах, замолчали. Это конец, решил Хельви. И наступила тишина.
Дикий стал медленно падать между деревьев. Из его широкой груди торчало несколько стальных крючьев, кровь заливала живот. Дикий, сжимая копье, молча упал на землю и больше не шелохнулся. Прямо над ним стоял алхин. Наверху вновь засвистели птицы.
Дурнота, нахлынувшая на Хельви в тот момент, когда он решил, что остался с диким один на один, отошла. Размахивая котелком, он подбежал к Вепрю.
- Флягу разбил? Эх ты!
- Я нечаянно... я испугался!
- Тут пугаться не надо. Тут думать надо. И беречь доверенное тебе добро. Такая хорошая фляга была. Когда мы в следующий раз дойдем до воды, ты подумал?
Ворча, Вепрь нагнулся над диким и стал вытаскивать из его спины кинжалы с необычными изогнутыми лезвиями. Хельви не помнил, видел ли он это оружие на поясе у алхина. Ему было стыдно за флягу. Пережитый страх тоже напоминал о себе.
- Ладно, не реви. Ты же не девчонка. Ты молодец. Увидеть в первый раз дикого и в штаны не наделать - это, я тебе скажу, очень и очень... И не убежать в лес куда подальше. Хорошо. - Алхин вытер кинжалы о шкуру убитого дикого и засунул их куда-то за спину. Затем взглянул на Хельви. Синие стекла его окуляров сверкнули на солнце, а большой щербатый рот ухмыльнулся.
- Ну, хороший мой? Сухие штаны-то?
- Ага, сухие. - Красный от стыда, Хельви быстро вытер слезы кулаком.
- Пошли, дружинник. Эх, не нравится мне этот Лес, с самого утра не нравится. Больно тихо. Птички поют. И дикий попался - один. Они же всегда стаей охотятся. Слишком уж нам везет, парень.
Мысленно порадовавшийся, что дикий был всего один, Хельви зашагал следом за Вепрем. Теперь он тоже старательно прислушивался к лесу, хотя и отдавал себе отчет, что, возможно, не слышит и сотой части того, что доступно уху опытного алхина. Лесная идиллия, так радовавшая его с утра, рассеялась, словно морок. Зеленоватый свет, заливавший темные стволы, уже не казался прозрачным и мягким. Он был каким-то зловещим, и черные деревья, казалось, специально заслоняли перспективу, предоставляя врагу возможность незаметно подкрасться практически с любой стороны. Из-под земли там и тут, как толстые змеи, торчали грубые корни, которые царапали ноги.
- На будущее - всегда старайся увидеть дикого раньше, чем он заметит тебя. Зрение у них плохое, нюх тоже не звериный, только слух отличный. Так что подходить нужно тихо-тихо сзади и бить. В область сердца, лучше - тремя ножами, чтобы сразу сосуды отсечь. Больно уж сильные они, - негромко сказал Вепрь, не оборачиваясь.
- Спасибо, Вепрь. Если бы не ты, он бы меня точно сожрал.
- Не за что. Кстати, о жратве. Пора сделать привал и осмотреться.
Хельв подумал, что алхин и так все время только и делает, что осматривается, но история с диким разубедила его в том, что это пустая трата времени. Опять же, если бы они шли где-нибудь в лесах у Зеркального озера, он бы посоветовал Вепрю не делать привала и постараться до темноты добраться до какого-нибудь крестьянского двора. Но тут, в Тихом лесу, торопиться, кажется, не имело смысла. Человеческого жилья поблизости нет, зато существ, которые спят и видят поживиться человеческим мясом, хоть отбавляй. Так что их маленькой команде нужно осматриваться и осматриваться. Вепрь прав.
Для привала алхин на этот раз нашел яму. Была ли это заброшенная ловушка диких или берлога какого-нибудь чудовищного зверя, Хельви понять не смог. Огромная, но неглубокая ямища, наполовину прикрытая старыми ветками с высохшими листьями. Вепрю схрон очень понравился, а принц решил довериться спутнику во всем, что касалось выживания в лесу. Они спрыгнули в яму, и Вепрь, слегка ополоснув руки из маленькой щегольской фляжки, висевшей у него на поясе, развязал мешок с припасами. Обед был скудный - сухари и по глотку воды.
- Ничего, к вечеру, может, положим зайца, - утешил Вепрь. Он сидел, упершись спиной в стену ямы, вытянув ноги, и казался очень доволен жизнью. Прожевав свой сухарь, он аккуратно собрал крошки, упавшие на грудь, и отправил их в рот. Затем сунул руку в карман и достал оттуда лохматую веревку, в которую были вплетены какие-то камушки. Да это же ожерелье дикого! Когда Вепрь умудрился его снять, Хельви не заметил.
- Видал? Это камушки Безумной Вади. Дикие всегда носят с собой ожерелье из них. Не то чтобы дикие поклонялись этой Вади, на то они и дикие, чтобы никому не поклоняться. Только убивать, жрать и размножаться умеют. Но камушки, говорят, и вправду непростые - лечебные, их лизать нужно. А еще говорят, кто за собой мужскую слабость замечает, камушки эти на ночь принять должен - в воде или в вине растворить и выпить. Слышал я, барон Бельвер с таким камушком троих сыновей зачал. Правда, двое идиотами оказались. В базарный день за один камень Безумной Вади по золотому дают, а то и по два.
Вепрь кинул раскрывшему рот Хельви ожерелье, и тот поднес его к глазам. В самом деле то, что юноша принял за зубы или кости, оказалось мелкими острыми камнями, на ощупь весьма хрупкими и пористыми, как известняк.
- А кто такая Безумная Вади?
- Ну, я думаю, это легенда еще времен короля Огена, да хранит земля его сон. Дочь то ли графа, то ли барона из местных влюбилась в князя из Младших, - Хельви присвистнул. Вепрь понимающе кивнул. - Да, совсем рехнулась девка. Ну, папаша ее, конечно, из замка выгнал, прямо в лес. Опозорила, говорит, ты меня, ступай к своему лягушонку. А тот тоже был не дурак, ему колдуны-то прямо сказали: или девица человеческая, или титул. Он и выбрал. И честно ей сказал: мол, люблю тебя, но должен править своим народом, как отец и дед мне завещали. Ну, про отца и деда точно не знаю - про наследование титула у Младших разное слышал. Только Вади прокляла Младшего, но и к папаше не вернулась. Ходила до скончания века по лесу, камушки собирала. Никто ее почему-то не трогал. Ладно, сухарь догрызай, а я пойду обстановку разведаю.
И Вепрь легко сорвался с места, выпрыгнул из ямы и исчез. Хельви еще раз потер пальцами коричневатые камушки. Несомненно, эта Вади была ведьмой. Как бы еще она выжила в Тихом лесу, если бы не колдовство? Полюбить Младшего - брр! Хельви часто разглядывал альбом с литографиями, который хранился у Айнидейла. Там были изображены Младшие - вид у них был совершенно нечеловеческий. Пожалуй, даже крыса по сравнению с некоторыми из них могла сойти за симпатягу.
- Вставай и пошли. - Вепрь резко склонился прямо над головой Хельви.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Березин Федор - Пепел
Березин Федор
Пепел


Посняков Андрей - Молния Баязида
Посняков Андрей
Молния Баязида


Посняков Андрей - Разбойный приказ
Посняков Андрей
Разбойный приказ


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека