Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Хорошо, - вновь вступила в разговор Фрост. - Давайте тогда поговорим о Базе № 13. Силовой экран - это последнее средство защиты для космической базы, которая подверглась нападению. Что могло напугать их до такой степени, что они предпочли скрыться за силовым экраном?
- Возможно, они тоже увидели призраков, - сказала Дайана Вэрчью.
Сайленс усмехнулся.
- Когда мы проникнем внутрь Базы, вы сможете спросить их об этом.
- Хотела бы я знать, как вы проникнете туда? - с издевкой спросила Фрост. - У нас нет оружия такой мощности, которая могла бы прорвать силовой экран. Импульсные пушки "Ветра тьмы" могли бы сделать это, но их залп уничтожит все живое на площади в квадратную милю, то есть все, кто находится за экраном, погибнут. Тогда вам хватит небольшого ведерка, чтобы собрать все, что останется от Базы.
- Она права, - уныло согласился Стэйсяк. - У нас есть только один способ преодолеть этот экран: кто-то из людей с Базы должен добраться до главного командного пункта и снять экран. А это кажется не очень-то реальным, по крайней мере сейчас. Так что, капитан, если у вас в запасе нет какого-нибудь суперсекретного оружия, о котором еще не знают в Империи, мы должны будем вернуться обратно ни с чем!
Сайленс холодно взглянул на него.
- Не говорите со мной в таком тоне, Стэйсяк, а то вылетите через пробоину в обшивке. Я знаю, что делаю. Компьютер, есть ли за бортом какие-либо проявления враждебной деятельности по отношению к нам?
- Таковые отсутствуют, капитан, - доложил искусственный мозг. - В пределах досягаемости моих сенсоров нет никаких признаков жизни. Согласно моим данным, на Базе № 13 находились сто двадцать семь человек, но я, к сожалению, не могу подтвердить, что кто-либо из них сейчас там. Силовой экран блокирует сигналы, посылаемые сенсорами.
- А что можно сказать о тех силах, которые напали на нас при снижении? - спросила Дайана Вэрчью. - Они, же не могли бесследно исчезнуть.
- Мои сенсоры не зафиксировали признаков живых существ на протяжении всего времени спуска, - категорично возразил искусственный мозг. - Если бы на нас действительно напали какие-то существа, я бы их обнаружил и сообщил вам, каково их происхождение. Я хочу напомнить вам, экстрасенс Вэрчью, что это выжженный мир. Здесь нет ничего живого.
- Да, только из нас чуть не вытряхнули душу при снижении! - воскликнула Фрост. - Через пробоину виден весь лес.
- Я признаю, что во время бури катер серьезно пострадал, - спокойно отреагировал искусственный мозг. - И тем не менее я настаиваю, что в буре не было никаких признаков живых существ. В противном случае это зафиксировали бы мои приборы.
- Я ощущала их с помощью моего биополя, - объяснила Дайана. - Я чувствовала их ярость.
- Возможно, это была галлюцинация, - сказал искусственный мозг. - Во время снижения вы пережили стресс. Если необходимо, я могу выдать вам транквилизатор.
- Не сейчас! - возразил Сайленс. - Ну хорошо, команде приготовиться к высадке. Каждому иметь при себе полный комплект боевого снаряжения. Экстрасенс, это касается и вас. Пошевеливайтесь!
Все члены экипажа собрались вокруг разведчицы. Она тем временем открыла контейнер с оружием и стала осматривать его содержимое. Морские пехотинцы переглянулись. Полный боевой комплект включал в себя пуленепробиваемый бушлат, обычные и зажигательные гранаты, мечи, импульсные пистолеты-дисраптеры и индивидуальные силовые щиты. Обычно такой комплект предназначался для боя на открытых пространствах и борьбы с серьезными общественными беспорядками.

Стэйсяк взял свое снаряжение и отошел подальше от разведчицы и капитана. Риппер последовал за ним, и два пехотинца, голова к голове, демонстративно занялись подгонкой своей амуниции.
- Меня бесит все это, - тихо произнес Стэйсяк. - Я ненавижу эту планету и нашу экспедицию. Полный боевой комплект для мертвой планеты? И эта болтовня капитана о призраках и супероружии. Этот парень явно не в своей тарелке, Риппер. Черт побери, до конца службы мне осталось каких-то пять месяцев! Всего-навсего пять месяцев - и я снова принадлежал бы только себе самому! Но у меня, как всегда, все идет наперекосяк. Я решил напоследок отправиться добровольцем в эту вонючую дыру. Выбрал сумасшедшего капитана и гиблую экспедицию. Какие, к черту, галлюцинации?! Мне плевать, что это называют выжженным миром. Здесь осталось что-то живое, и притом настроенное очень враждебно.
- Тогда почему наши пушки не могли выйти на цель? - пробормотал Риппер, с привычной легкостью надевая портупею. - Я не сомневаюсь в том, что это выжженный мир. Я лично проверял перед полетом исправность компьютеров. Десять лет назад шесть звездолетов обрушили на Ансили всю мощь своих орудий. Они выкосили все живое на планете, от полюса до полюса.
- Шесть звездолетов? - переспросил Стэйсяк. - Обычно для такой операции требуется только два, максимум три корабля - если она проводится в большой спешке. Что же здесь было, если они решили, что меньше чем шестью кораблями им не обойтись?
- Я тебе скажу еще кое-что, - продолжал Риппер. - Угадай, кто возглавлял операцию по очищению Ансили от эшрэев?
Стэйсяк оторвал взгляд от пряжек на своей портупее.
- Сайленс?
- Точно. Ему поручили подавить восстание эшрэев. Когда ситуация вышла из-под контроля, именно он потребовал очищения огнем.
Стэйсяк задумчиво покачал головой.
- Час от часу не легче. Только этого нам и не хватало, Рип. Я нутром чувствую, что наши дела плохи.
- Не дрейфь, положись на старого Риппера. Он здесь всех насквозь видит.
Стэйсяк пристально посмотрел на своего напарника.

Экстрасенс Дайана Вэрчью пыталась натянуть бронированный бушлат. Судя по бирке, это был ее размер, но бирка явно врала. Наконец с неимоверными усилиями она влезла в доспехи и, раскрасневшаяся и задыхающаяся, перевела дух. Длинная тяжелая куртка делала ее очень неуклюжей и неповоротливой. При одной мысли, что в таком облачении придется провести несколько часов, становилось не по себе. Дайана взглянула на меч, потом дотронулась до гашетки дисраптера, который ей предназначался, но потом решительно направилась к оружейному ящику с дисраптером в руках.
- Я не возьму это, - запротестовала разведчица. - Все идет к тому, что без оружия нам не обойтись.
- Я никогда не воспользуюсь оружием, - твердо возразила Дайана. - Я не убийца. Все, что мне нужно, - это силовой щит.
Разведчица пожала плечами.
- Ты рискуешь сломать себе шею.
Она удобно приладила кобуру своего дисраптера к правому бедру и вытащила из оружейного ящика меч в ножнах. Это был длинный клинок, явно нестандартных размеров. Разведчица перекинула его через левое плечо и застегнула таким образом, что он повис у нее за спиной. Концы ножен почти касались пола. Фрост заметила любопытный взгляд Дайаны и улыбнулась.
- Это шотландский палаш, "клэймор". Старый земной клинок. В моем роду он передавался от поколения к поколению. Славное оружие.
- И ты кого-нибудь убивала им? - спросила Вэрчью. Тон ее вопроса был довольно мягким, но разведчица болезненно прореагировала на него, почувствовав неприязнь девушки.
- Конечно, - ответила она холодно. - Это же моя работа.
Она подошла к ящику, достала из него связку гранат и повесила их поперек груди. Потом сделала несколько движений рукой, чтобы убедиться, что гранаты ей не мешают. После этого она снова обратилась к Дайане.
- Если не хочешь неприятностей, держись от меня подальше. И не надейся, что я буду твоей нянькой. Это не входит в мои обязанности.
Она захлопнула ящик и присоединилась к мужчинам, стоявшим у двери в шлюзовую камеру катера. Вэрчью посмотрела ей вслед, но ничего не сказала. Вскоре и она, задумчиво опустив глаза, подошла к двери.

Сайленс придирчиво осмотрел всех членов команды, удивился отсутствию оружия у экстрасенса, но промолчал и набрал код на двери камеры. Дверь с шипением открылась, и Сайленс первым вошел в камеру. Камера была достаточно велика, чтобы вместить весь экипаж, но когда ее двери закрылись, у Дайаны возникло неприятное ощущение тесноты замкнутого пространства. Она внутренне сжалась, чтобы подавить невольную дрожь: боязнь замкнутого пространства преследовала ее еще с детских лет.
- Один, говорит капитан, - передал Сайленс по устройству внутренней связи. - Ответьте мне.
- Наличие связи подтверждаю, - промурлыкал искусственный мозг в ухо капитану. - Согласно результатам сканирования, все идет нормально. В пределах действия сенсоров никаких форм жизни не зафиксировано. Состав атмосферы, температура и гравитация в пределах нормы. В вашем распоряжении семь часов светлого времени суток.
- Открыть люк! - скомандовал Сайленс.
Люк открылся, зашипел сжатый воздух. Сайленс шагнул вперед, но у самого выхода замешкался: ветерок донес до него запах Ансили. Это был резкий, дымный запах, и хотя капитан не был на Ансили несколько лет, у него сразу появилось ощущение, будто он и не покидал планету.
Сайленс поднял голову и ступил на поверхность посадочного терминала. За ним последовали и другие.
День выдался пасмурный и очень холодный, от дыхания Сайленса в воздухе образовалось облачко пара. Раздались слабые щелчки - это автоматически включились обогревательные элементы, вмонтированные в одежду.
Космодром со всех сторон окружали исполинские металлические деревья, закрывавшие горизонт. И хотя Сайленс не видел их уже десять лет, ему показалось, что он был в металлическом лесу только вчера.
База № 13 стояла в центре космодрома, скрытая силовым экраном. Защитный купол изгибался и дрожал, похожий на огромную жемчужину в унылой металлической оправе. При взгляде на купол представлялось, что под ним скрыто нечто темное и неизвестное, наблюдающее за экипажем катера и ожидающее его появления внутри Базы.
По спине Сайленса пробежал холодок. Он попытался улыбнуться и отогнать тревожные мысли, затем оглядел свою команду, чтобы узнать, как его люди чувствуют себя в новой обстановке. Морские пехотинцы держали в руках дисраптеры и озирались вокруг, готовые к возможному нападению. Они приспосабливались к незнакомой местности. Разведчица стояла немного в стороне, спокойно разглядывая силовой экран. Экстрасенс, сжавшись от холода, вглядывалась в громаду леса; ее глаза на бледном худом лице выглядели неестественно большими. Но никто из экипажа не проявлял излишней нервозности. Довольно скоро они будут вести себя иначе. Желая привлечь их внимание, Сайленс громко кашлянул.
- Я должен ненадолго покинуть вас. До моего возвращения обязанности командира будет выполнять разведчица. Если возникнут проблемы, свяжитесь со мной по каналу командирской связи. Но прошу не беспокоить меня без крайней необходимости. Для того чтобы проникнуть за силовой экран, нам потребуется помощь, и, я думаю, мы найдем того, кто нам ее окажет.
Фрост пристально посмотрела на него.
- Помощь? Здесь, на Ансили? А не кажется ли вам, капитан, что настало время раскрыть нам глаза на то, что происходит на этой планете?
- Нет, - сказал Сайленс. - Еще не время.
- Но скажите хотя бы, куда вы идете?
- Конечно, разведчица. Я иду говорить с человеком по имени Кэррион. Он может помочь нам преодолеть экран. Если, конечно, ему в голову не взбредет сначала убить нас.

Глава 2
ПРИЗРАКИ

Рипперу и Стэйсяку было поручено обозначить периметр контролируемой площадки на космодроме, но они большую часть времени разглядывали загадочный металлический лес, подернутый дрожащей дымкой Ониоба добровольно отправились выполнять это задание. Риппер - потому что верил в надежность хорошо контролируемого периметра. А Стэйсяк был рад избавиться от общения с разведчицей. Он слышал немало рассказов о знаменитых киллерах Империи и теперь, встретив Фрост, поневоле поверил многому из того, в чем раньше сомневался. Разведчики были элитой Империи, обученной действовать в ситуациях, слишком сложных или опасных для обычных родов войск. Специфика их деятельности заключалась в контактах с новыми видами жизни в космосе. Они проводили сложные обследования аборигенов планеты, разрабатывали наилучшие способы использования, порабощения или уничтожения неизвестных существ, а затем возглавляли экспедиции, которые тем или иным путем присоединяли вновь открытые миры к Империи.
Разведчики были непревзойденными бойцами, холодными и расчетливыми стратегами, их могла остановить только смерть. Говорили, что они столь же странны и непохожи на обычных людей, как и жители других планет. Стэйсяк верил в это. От общения с Фрост у него по коже ползли мурашки.
Пехотинцы медленно передвигались вокруг посадочных терминалов, устанавливая через небольшие интервалы мины дистанционного действия. Взрыватели мин должны были сработать в тот момент, когда кто-то или что-то пересечет невидимую границу, установленную пехотинцами. Риппер был горячим приверженцем дистанционных мин: они не только отбивают у врага охоту шпионить за вами, но и создают колоссальный шум, сигнализирующий, что враг где-то рядом.
Риппер любовно пошлепал по лежащей перед ним мине, не обращая внимания на вздрогнувшего Стэйсяка. Мина выглядела довольно невзрачно, но мощности этого плоского серого диска было достаточно, чтобы унести не один десяток жизней.
Разметка периметра потребовала больше времени, чем предполагалось, и не потому, что они увлеклись разглядыванием леса: космодром имел гораздо большие размеры, чем им казалось, теперь он выглядел просто бесконечным. Риппер попытался представить, как выглядело это поле во время строительства Базы, когда многотонные звездолеты, подобные летающим горам, ежечасно садились здесь и стартовали. Но такое было трудно вообразить. Масштабы этого действа были поистине гигантскими. Он хотел поделиться мыслью со Стэйсяком, но передумал. Стэйсяк был неплохим парнем на случай, когда требовалось прикрытие в бою, но он обладал слишком скудным воображением. То, что нельзя было съесть, выпить, убить или подмять под себя, совершенно не интересовало Стэйсяка.
Сейчас он опять вглядывался в дрожащую дымку. Риппер невольно проследил за его взглядом. Вообще на Ансили, и в частности на Базе № 13, существовало что-то такое, что внушало ему инстинктивную тревогу. Чудовищные размеры металлических деревьев устрашали, заставляли чувствовать себя маленьким и жалким, словно мышь перед готическим собором. А кроме того, была еще и дымка, окутывавшая металлический лес, словно неряшливый, грязновато-белый саван. Рипперу показалось, что он увидел какие-то неясные огромные силуэты, двигавшиеся по краю леса. Они появлялись и исчезали в мгновение ока. Опытного солдата не покидало чувство, что за ним наблюдают, почти физически ощущалось давление невидимого, неотвязного взгляда - взгляда врага.
Нервировала и тишина. Единственными звуками, раздававшимися в неподвижном воздухе, были те, которые производили сами Стэйсяк и Риппер. Эти звуки быстро поглощались тишиной. Не было рычания зверей, пения птиц, в воздухе царил мертвый покой. Мертвый мир. Мир-призрак. Риппер нахмурился и, не снимая пальца с гашетки дисраптера, ждал, пока Стэйсяк уложит последнюю мину. В воздухе пахло опасностью, казалось, должно было произойти какое-то роковое событие. Но пока все вокруг было тихо. Мертво...
Стэйсяк быстро пробежал через зону действия мины, вставил взрыватель и отошел к Рипперу. Теперь, если кто-нибудь задумал бы пересечь границу периметра, не набрав мысленно специального кода, его останки были бы разбросаны на огромной площади. Стэйсяк уныло вздохнул и поправил дисраптер на своем бедре. После минирования периметра он надеялся почувствовать себя в большей безопасности, но, честно говоря, этого не произошло. Одного взгляда на лес было достаточно, чтобы ощутить легкий озноб. Дымка у леса переливалась в глубине разными цветами, причудливо изменявшиеся оттенки растворялись в ней, словно краска в воде, наводя на мысль о какой-то непонятной цели или скрытом смысле. Некоторые виды космической жизни непостижимы для человеческого разума.
Риппер тронул своего товарища за руку, чтобы привлечь его внимание, и Стэйсяк едва не отпрыгнул в сторону. Он дикими глазами посмотрел на Риппера, который ответил ему спокойным взглядом.
- Если ты дошел до того, что пытаешься вызвать у меня сердечный приступ, то нам пора убираться отсюда к чертовой матери! - стал жаловаться Стэйсяк.
Риппер удивленно посмотрел на него.



- А я-то считал, что ты предпочитаешь держаться на расстоянии от большой страшной разведчицы!
Стэйсяк недовольно махнул рукой и опять стал вглядываться в лес.
- Она нагоняет на меня тоску, но этот лес нервирует еще больше. Я стал... видеть там что-то. Я как будто даже слышу чьи-то голоса. Да и ты, Рип, тоже чувствуешь это, и не говори, что это не так! В этой дымке что-то есть. Кто-то наблюдает за нами.
- Компьютер не мог соврать, - бесстрастно возразил Риппер. - Согласно показаниям приборов, единственные живые существа на этой планете - мы сами. А ты упрямо канючишь, что планета обитаема...
- А разве это не так?! - заволновался Стэйсяк. - Всем известно, что здесь, на Внешнем Кольце, происходят страшные вещи. Вспомни воинов-призраков и оборотней в Лабиринте Безумия. На Внешнем Кольце ты можешь повстречать кого угодно. Кого угодно...
- Даже если и так, - не согласился Риппер, - я поверю в призраков только тогда, когда сам столкнусь с ними.
- Но кто-то ведь напал на нас во время снижения! Те, кого не смогли засечь даже сенсоры. А что ты скажешь о Кэррионе - этом типе, которого пошел разыскивать капитан? Если он, конечно, не призрак и не ходячий мертвец, то, значит, он умеет скрываться от сенсоров, установленных на кораблях Империи. А если один человек научился делать это, почему бы не научиться и другим? Целые полчища других негодяев, вооруженных до зубов, могут обрушиться на нас, едва мы сомкнем глаза.
- Ты ведь был признан годным по состоянию здоровья, не так ли? - съязвил Риппер. - Хорошо, у меня тоже есть плохое предчувствие в отношении этого места, но я не хочу раньше времени впадать в панику. Я не стану кричать "караул!", пока не увижу что-то конкретное - такое, на что я могу навести свой дисраптер. Ты слишком рано сдрейфил, Лью! Наши мины остановят кого угодно, даже самого черта, если он атакует нас.
- А если ты ошибаешься и рядом с нами затаилась какая-нибудь мерзость?
- Тогда ты можешь все свалить на меня, - спокойно ответил Риппер.
Стэйсяк недовольно покачал головой, оставшись при своем мнении.
- Нет, здесь действительно водится какая-то нечисть - ведь не зря же База поставила защитный экран. Я имею в виду - для них это последний рубеж обороны. Это делается тогда, когда все остальное уже испробовано и не дало результата. Мне это не нравится, Рип. Мне вообще не нравится затея с экспедицией.
- И мне тоже, - неожиданно произнес спокойный женский голос у них за спиной.
Оба пехотинца резко обернулись и увидели, что разведчица Фрост буквально дышит им в затылок. Риппер и Стэйсяк обменялись короткими взглядами, по которым стало ясно, что никто из них приближения разведчицы не заметил - хотя вокруг стояла полная тишина.
- База до сих пор не отвечает, - сказала Фрост. - Наша аппаратура в полной исправности, так что либо персонал Базы не желает вступать с нами в контакт, либо у них нет такой возможности. Если случилось второе, значит, кто-то, кого они сильно опасаются, мешает им ответить. Правда, это противоречит показаниям наших приборов, которые по-прежнему уверяют, что, кроме нас, на планете никого нет.
- А что ты скажешь о Кэррионе? - спросил Стэйсяк.
Разведчица отрицательно покачала головой.
- Кэррион? Вы слышали это имя раньше?
- Нет, - сказал Риппер. - Тебе оно что-нибудь говорит?
Фрост задумчиво нахмурилась.
- Большинство материалов, связанных с Ансили, засекречено с помощью специальных шифров, которые неизвестны даже мне. Но я все-таки смогла раскопать.; кое-какие сведения не для широкой публики. Предатель Кэррион был высокопоставленным офицером в команде Сайленса в то время, когда Империя вела войну против эшрэев. Кэррион пошел против землян и вместе с эшрэями оказывал сопротивление нашим войскам. Причем делал это довольно успешно. В бою он проявлял весьма сильные способности экстрасенса, хотя, по официальной анкете, до прилета на Ансили у него их не было. Считалось, что после уничтожения всех живых существ на планете он погиб вместе с эшрэями.
Стэйсяк уверенно кивнул.
- Тогда он действительно мертв. На выжженной планете никто не смог бы остаться в живых.
- До сих пор было так, - подтвердила Фрост. - Но капитан почему-то уверен, что Кэррион выжил и его можно найти. Это и странно!
- А ты когда-нибудь раньше служила под командованием Сайленса? - спросил Риппер.
- Нет. Но кроме Ансили он бывал на многих планетах, у него хороший послужной список. А вы?
- Я с ним уже два года, - объяснил Риппер. - И не могу сказать о нем ничего плохого - как о капитане. Мне приходилось встречать и похуже. А ты, Лью?
- Да, он нормальный парень. - Стэйсяк пожал плечами. - По крайней мере, мне так казалось до этой экспедиции. Но он начал странно вести себя уже тогда, когда мы получили приказ отправиться на Ансили.
- Когда Сайленс в последний раз был здесь, он наломал столько дров, что пришлось выжечь целую планету. Учитывая это, я не удивляюсь его странностям. - Фрост посмотрела на металлический лес, как будто там мог скрываться ответ на ее вопрос. - Я хочу сказать, что именно в уверенном поведении капитана сегодня и кроется причина для беспокойства. И вообще - сейчас он производит впечатление человека с нестабильной психикой.
Риппер бросил на нее недовольный взгляд. Высказывание разведчицы показалось ему слишком туманным.
- Если так, - сказал он, стараясь сохранять безразличный тон, - если психика капитана кажется нестабильной, то кто должен командовать экспедицией?
- Это могла бы делать я, - сказала, улыбнувшись, разведчица. - Для блага экспедиции.
- Да. Для блага экспедиции, - повторил ее слова Риппер.
- Считаю необходимым напомнить всем вам, - в имплантированных в их мозги устройствах неожиданно раздался голос Одина, - что за предательство и мятеж предусмотрено суровое наказание.
- Предательство? - быстро переспросил Стэйсяк. - Кто говорит о предательстве? Ко мне это не относится!
Фрост улыбнулась, сохраняя невозмутимый вид. Риппер сделал кислую гримасу.
- Да, следовало бы помнить, что даже на пустынной планете найдутся чуткие уши.
- В экстренных ситуациях мне приказано контролировать любые разговоры, - сказал искусственный мозг. - Я безусловно доложу о вашей беседе капитану, когда он вернется.
- Да - если он вернется, - парировала Фрост. - А сейчас приказываю тебе прекратить подслушивать любые разговоры, пока я сама не разрешу тебе этого. Это прямой приказ в соответствии с кодом "красная семерка". Подтверди!
- Код "красная семерка" подтверждаю, - неохотно ответил искусственный мозг и умолк.
Риппер недоуменно посмотрел на разведчицу.
- Я не думал, что кто-то имеет право отменить директиву режима безопасности для искусственного мозга.
- В этом и заключается специфика военной службы, - объяснила Фрост, - каждый день узнаешь что-то новое. Теперь, хоть я и не прочь остаться с вами и поболтать, мне придется отправиться на небольшую прогулку в лес. Если у вас еще есть желание посудачить о капитане, дождитесь моего возвращения.
Она, не оглядываясь, направилась к металлическому лесу. Пехотинцы молча провожали ее взглядом до тех пор, пока она не исчезла в переливчатой дымке.
Стэйсяк взглянул на Риппера.
- Не знаю, что причиняет мне больше беспокойства - планета или эта женщина.

Сайленс неторопливо шел в пелене тумана, внимательно глядя перед собой. По обе стороны от него неясно вырисовывались огромные деревья. Казалось, что краем глаза он видел какие-то знакомые ему лица, но он заставлял себя не смотреть по сторонам. Лес был наполнен воспоминаниями о прошлом, и лишь очень немногие из них были приятными. Однако надо было сосредоточиться на поисках человека, который ему был нужен, - предателя по имени Кэррион. Человека, который когда-то, десять лет назад, был его другом.
Обогревательные элементы в его форменной одежде приятно согревали тело, однако резкий холод обжигал неприкрытые кисти рук и кожу лица. В Империи все время обещали дополнить униформу перчатками, но всякий раз на это не хватало денег. Капитан старался не обращать внимания на холод. Сейчас он был уже близок к цели.
Теоретически Кэррион мог находиться в любой точке Ансили - приборы космического катера не могли нейтрализовать его сверхъестественные биоэнергетические способности и определить местонахождение. У Кэрриона был целый мир, где он мог спрятаться, но Сайленс все же верил, что найдет его. Кэррион должен был ждать капитана в полумиле от космодрома, в том самом месте, где предатель Империи присоединился к эшрэям, жившим в подземных тоннелях. В месте, которое он назвал своим домом.
Сайленс на мгновение остановился и настроил свой передатчик.
- Кэррион, говорит Джон Сайленс, капитан корабля "Ветер тьмы". Ты слышишь меня?
Он подождал немного, но ответа не было. Сайленс не удивился. Кэррион был не так глуп, чтобы так просто обнаружить себя. Переговоры по открытому каналу связи могли прослушиваться кем угодно, и Кэррион наверняка знал это.
Краем глаза Сайленс уловил какое-то движение. Он тотчас же резко повернулся, вскинув дисраптер на изготовку. Рядом никого не было, и все же ощущение чьего-то присутствия не покидало Сайленса. Те силы, которые обрушились на катер во время посадки, могли появиться снова. Слева и справа, перед ним и за его спиной в дымке словно проносились невидимые стрелы. Сайленс медленно и осторожно продолжил идти в намеченном направлении. Странные тени неумолимо приближались, и капитан с трудом преодолел нарастающее желание перейти на бег. Было бы неразумно и небезопасно показать им свой страх.
Теперь он был уже недалеко от расщелины. Ему пришло в голову, что какие-то силы не желали его встречи с Кэррионом. От чувства неопределенной опасности его лоб покрылся испариной, несмотря на обжигающий холод. Но он еще раз сказал себе, что во что бы то ни стало должен дойти до Кэрриона. Непременно должен!
В дымке перед ним пробегали сверкающие потоки, мгновенно меняющие свой цвет, как будто их подхватывал и закручивал неощутимый ветер. Где-то рядом раздался резкий треск - и от стоящего неподалеку дерева отломилась огромная металлическая ветвь. Сайленс отпрыгнул в сторону как раз тогда, когда полуметровый шип был готов пригвоздить его к земле. Треск стал раздаваться со всех сторон, новые и новые ветви отрывались от стволов и дождем сыпались по его следам, а он, уклоняясь и отпрыгивая в сторону, бежал по направлению к расщелине. Его сапоги тяжело стучали по каменистому грунту, этот стук неприятно отдавался в ушах. Он бросался из стороны в сторону, заглатывал ледяной воздух, а металлические шипы вонзались в землю рядом с ним. Он бежал и бежал, превозмогая желание остановиться или хотя бы сбавить темп. Он был уже слишком близко от цели, чтобы сдаться. Зазубренный шип прорвал его одежду и, больно задев ребро, скользнул вниз.
Сайленс подумал было, что ему удалось отделаться легкой царапиной, но тут же увидел большое кровавое пятно на своей одежде. Другой шип пролетел возле его лица, и капитан лишь в последний момент смог заслониться рукой. Из распоротого рукава куртки показалась кровь, рука сразу же онемела.
Теперь он уже явственно ощущал присутствие каких-то неведомых сил, которые двигались по его следам. Он слышал, как они сталкивались с деревьями, как под их тяжестью дрожала земля. Сайленс так резко рванулся вперед, что его сердце, казалось, разорвется от бешеного бега. Он по-прежнему держал палец на гашетке дисраптера, но не видел ничего похожего на цель.
На дороге перед ним неожиданно возникло препятствие в виде усеянного крупными иглами кустарника, который разросся вокруг, поваленного дерева. Сайленс резко затормозил и упал на колени возле огромного ствола. Он прислонился спиной к дереву и огляделся по сторонам. Кустарник полностью преградил ему путь, другой дороги не было. Теперь они его настигнут.
В глубине металлического леса кто-то завыл. Это был душераздирающий, потусторонний звук, в котором не было ничего земного, но все же чувствовались боль, ярость и горечь потери. Страшный вой разносился среди деревьев, приближался, становился все громче.
С каждой стороны он дробился на несколько голосов, и этот сатанинский хор как ножом резал слух Сайленса. Он прижался к стволу дерева, по-прежнему держа свой дисраптер на изготовку, в тщетной надежде защитить себя. Оружие не могло остановить тех, кто преследовал его. В колеблющейся дымке продолжали двигаться неясные тени, они окружали Сайленса, у них стали появляться когтистые лапы и разинутые пасти, огромные безобразные тела и морды с хищными хоботами.
Он встал, прицелился в ближайшее чудовище и нажал на гашетку. Клокочущий пучок энергии ударил в морду пришельца и расколол ствол дерева, стоявшего позади него. С резким хрустом дерево накренилось и рухнуло на землю. Несколько секунд, словно шрапнель, летели металлические щепки и сучья, но не было признака того, что выстрел ранил или хотя бы напугал реального врага. Сайленс и не надеялся на это. Все его враги умерли десять лет тому назад. Он был уверен в этом и не желал признавать свое поражение.
У Сайленса дергались губы. Его враги играли в нечестную игру. В игру не по правилам. Или у них были свои правила - ведь они обитали на Ансили, в мире эшрэев!
Сейчас они все плотнее сжимали кольцо вокруг него, оглушительный вой нарастал, терзая его мозг. Он знал, что это происходит в реальности, хотя все и казалось каким-то наваждением, лишенным здравого смысла и логики. Эшрэи продвигались медленно, неумолимо через дымку и, стволы деревьев, они кружились, кружились - замученные души, которые он безжалостно загубил десять лет назад. Они пришли к нему так же, как посещали его в воспоминаниях о тех страшных событиях, виновником которых он был.
Вдруг вой прекратился, оборвавшись в одну секунду, и в лесу наступила напряженная тишина. Сайленс, с искаженным от боли лицом, старался удержаться на ногах и не думать о своей ране. Он поднял дисраптер - и снова опустил его. Даже если перед ним появилась бы цель, дисраптер не смог бы выстрелить до полной перезарядки энергетического кристалла. У капитана был еще меч, но он был пригоден только для того, чтобы покончить с собой и избежать мести эшрэев. Но он не мог принять такое решение. Сдаваться было не в его характере, даже если ситуация выглядела безнадежной. Он спокойно достал из ножен меч и с вызовом взглянул на переливающуюся дымку. Между тем по лесу кто-то двигался совсем недалеко от Сайленса. Совсем рядом.
И вот из дымки, прямо напротив него, появился человек. Вокруг было тихо, судьба Сайленса, казалось, висела на волоске, но неожиданно давящее ощущение от бесчисленного множества следящих за ним глаз исчезло, призраки покинули туманную дымку и лес. Сайленс перевел дыхание, сделал глубокий прерывистый вдох и положил меч перед собой. По лицу капитана струился холодный пот, он вытер его рукавом куртки.
Сайленс посмотрел на человека, стоявшего перед ним. Его темная фигура была высокой и тонкой, как лоза, он был затянут в черную кожу, на голове - черный капюшон. Кэррион всегда носил одежду черного цвета, он всегда выглядел предвестником беды. В его руке был посох из отполированной кости, выше человеческого роста. Похоже, он использовал его как оружие, а не как опору. Лицо Кэрриона было скрыто тенью от капюшона, и Сайленс не знал, благодарить ли ему судьбу за это или нет.
- Привет, Шон! - наконец сказал он, с облегчением осознав, что его голос спокоен и ровен. - Много же лет прошло...
Человек, не говоря ни слова, пристально смотрел на него. Сайленс с трудом перевел дух.
- Ну, в чем дело? Ты что, не помнишь меня?
- Как же, капитан, - вполголоса ответил Кэррион, - я помню тебя. И ОНИ тоже помнят.
- Кто это - они? - спросил Сайленс.
- Тени твоего прошлого. А может быть, призраки.
- Я не верю в призраков.
- Это не важно, - усмехнулся Кэррион. - Зато они верят в тебя.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Господа офицеры
Ильин Андрей
Господа офицеры


Херберт Фрэнк - Эффект Лазаря
Херберт Фрэнк
Эффект Лазаря


Сертаков Виталий - Змей
Сертаков Виталий
Змей


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека