Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Змей прислушался. Вместо тягучего черного комка, к которому он привык за время болезни, внутри его тела гудела нормальная размеренная жизнь. Шелестела селезенка, переминалась, очищая кровь, печень, и ровно, словно нефтяной насос, ухало сердце. Похоже, предсмертная ремиссия, о которой так заботливо предупреждали доктора, все-таки совершилась.
- Хорошо, - ответил Змей на вопрос старика. И почти про себя добавил:
- Жаль, не надолго...
- Ну, надолго или нет, - засмеялся старик, - это тебе решать.
- Это как? - поспешил уточнить не любящий неясностей Змей.
- Потом, потом, - старик замахал руками. - Пока спать. Нынче ночью нам не до сна будет. Ты ведь не из пугливых? - поинтересовался он как бы мимоходом.
- Да вроде не замечалось.
- Вот и отлично.
Проснулся Змей резко и сразу Он буквально кожей чувствовал, как вокруг дома собирается нечто. Черная мгла, сочившаяся из окон, дышала злом и ненавистью. И не человеческой ненавистью за что-то и к кому-то, и даже не дьявольской. Злом без цвета. Ко всему, в чьих жилах течет кровь, а не черный песок.
Змей беззвучно встал и бесплотным облаком скользнул к дверям. Как раз в это время дверь рывком распахнулась.
- Не прячься, я тебя вижу.
Странно покачиваясь, на пороге стоял Валерий Игнатьевич. Лицо его было белее снега, а руками он обнимал себя за плечи, будто не давая вырваться чему-то изнутри.
- Времени у меня мало. Так что слушай, - он гулко и протяжно закашлялся. - За мной пришли.
- Кто?
Он закашлялся или рассмеялся. Не разобрать было в этом клекочущем звуке, что же вырвалось из его горла.
- Если хочешь увидеть, то держись поближе к окну, но не выходи и не открывай двери.
- Это что, значит, Вас там убивать будут, а я смотреть? - спросил Змей со злой иронией.
- Я сделал для тебя все, что мог. У тебя, возможно, ремиссия, и если будешь экономить жизнь, то проживешь еще месяц-два. Я примерно догадываюсь, что у тебя за болезнь. Но вылечить тебя мне не под силу.
Он остановился, набирая дыхание, и продолжил:
- Если дождешься Зарги, то он тебя залатает. Но он придет только через два месяца. Это твой единственный шанс.
Неожиданно Змей широко улыбнулся.
- Валерий Игнатьевич, да ну их на хрен, все эти шансы. Это, может, последняя драчка в моей жизни, а Вы собираетесь лишить меня этого развлечения? Нет. Так не пойдет.
Вместо ответа старик бессильно махнул рукой и, пошатываясь, пошел прочь.
Змей секунду постоял, соображая, что теперь делать, и метнулся к своему чемодану. Легкие, почти невесомые черные брюки из текрона и такая же рубашка. Не фотохромный комбинезон, конечно, но... Главное лежало на дне, заботливо завернутое в масляную тряпочку и полиэтилен.
"Beretta - 93 AF/A". "Nightmare". Почти ручная работа. Штука, которую Змей взял бы с собой даже в могилу. Так, на всякий случай. А вот выходит, что пригодится аппарат.
Сбруя привычно легла на плечи мягкими плотными ремнями. Затем лазер. Большая обойма встала на место с мягким щелчком. Пять запасных в кармашках под левую руку, на всякий пожарный, и патроны россыпью, совсем уж на крайний случай. Туго скрипнул уплотнитель глушителя, и коротко мигнул рубиновым пятнышком зайчик целеуказателя. И перстень... На всякий случай.
Попрыгали?
Беззвучной тенью Змей спустился в холл. Там, кроме, танцующих на стенах отсветов, от каминного огня, никого не было.
Змей уже дал команду мышцам на движение, когда мгновенный блеск на стене, заставил его остановиться. Кто видел блик лунного света на оружейной стали, тот знает, что спутать с чем-нибудь другим его невозможно.
Вот и Змей не спутал.
В полутемной нише, на подставках черного дерева, покоился меч японской работы. Настоящая, знакомая Змею с бурной юности катана, и вакидзаси в черных полированных ножнах.
И прошел бы Змей мимо этих великолепных убийц, черными рыбками притаившихся в тени глубокой ниши, если б не зеркальная гладь сюрикена, словно медальон, подвешенного на тонкой цепочке.
Как из рук монарха, принял Змей меч на ладони. Правая рука сжалась на рукояти и пошла в сторону.
Словно из логова, с тонким звенящим шелестом потек из ножен тонкий сверкающий ручеек стали. Змей качнул меч, проверяя баланс, и легчайшее, словно бабочкино крыло, лезвие легко завибрировало, словно предвкушая свежую кровь.
Уже не раздумывая, Змей нагнулся за сложенным здесь же поясом и, повязав его прямо поверх ремня, вложил сначала катану, а потом и вакидзаси. И последним движением, словно орден, надел цепочку с сюрикеном.
Чувствуя себя готовым сразиться хоть с целым полком, Змей распахнул входную дверь и от неожиданности замер.
Спиной к нему, прямо на каменных ступеньках крыльца, сидел огромный белый медведь. Не успел Змей хоть как-то отреагировать, как Бер с густым рыком обернулся, и Змей с внезапно похолодевшим сердцем узнал на огромной, покрытой белым мехом голове зверя глаза Валерия Игнатьевича.
Медведь что-то невнятно рыкнул, качнув огромной башкой, и снова отвернулся к поляне. И хотя рык его был вполне медвежьим, что-то вроде "Сгинь!" почудилось Змею в его голосе.
Не обращая на это внимания, Змей сместился немного в сторону, не выпуская медведя из поля зрения. Тут его поджидал второй сюрприз.
Перед крыльцом, описав полукруг, стояли странного вида люди в длинных черных балахонах числом около тридцати. Один из них, наверное, старший, что-то неразличимо гудел низким вибрирующим голосом. Похоже, он ругался, а медведь отвечал ему хриплым рыком. Шерсть на медведе стояла дыбом, и Змей почти физически ощущал, что зверь готов броситься в драку. В руках тип в черном небрежно держал что-то неразличимо блеклое. Змей с яростью и брезгливостью узнал ребенка. Скорее всего, это девочка. Она была мертва. Голова ее была вывернута под таким углом, какого у живого никогда не случится.
Несмотря на всю бредовость происходящего, Змей вел себя так, как вел бы в любой похожей ситуации. Занял наиболее удобную для атаки точку, проверил, не перекрывает ли директории атак партнера, которым он назначил этого медведя со странными, ярко-синими, почти сапфировыми глазами, и окинул взором поле конфликта.


5

Что за орлы столпились перед широким барским крыльцом, Змей не знал. Но выглядели они серьезно. Длинные черные плащи, скрывавшие их фигуры, лежали мягкими тяжелыми складками, словно были сделаны из хорошей кожи или толстого шелка. Лиц почти не было видно из-под глубоких капюшонов. Что они за бойцы, разобрать было нельзя из-за статичности поз. Но почему-то драться с ними не хотелось. От каждого исходила такая гнусь, что возникало желание поскорее отойти и вымыться.
Пока Змей разглядывал визитеров, луна, занимавшая, кажется, полнеба, наконец вышла полностью из-за туч и засияла так, что стало видно каждую травинку. И, несмотря на легкую ночную прохладу, лучи ее жгли кожу Змея сильнее пустынного солнца.
Вдруг на поляне начались перемены. Змей только успел подумать "Опа!", как медведь приподнялся во весь свой огромный рост и качнулся вперед, стоя на задних лапах.
Восприятие, переключившееся на круговой режим, четко фиксировало и трехметровую тушу медведя с огромными когтями, и резко распавшийся полукруг черных плащей, и две серых тени в кустах у ворот.
Капюшоны полетели в сторону. Змей увидел гладкие безволосые черепа и помертвелые пустые глаза. Гости приподняли свои руки, и стало видно, что каждый палец заканчивается устрашающего вида сверкающим когтем.
Как прыгнул первый, Змей даже увидеть не успел. Медведь заревел в голос и со всей силы припечатал лапу к земле так, что звякнули стекла в доме. Только между лапой и землей было что-то еще. Не без основания Змей предположил, что там один из черных плащей. Причем вместе с хозяином. Медведь все рвал и рвал поверженное тело. А в это время к нему метнулись еще двое...
По меркам своего подразделения Змей стрелял не так чтобы очень. На твердую четверку. Но эта оценка, стоившая в нормальной жизни, может, мастерского разряда, а, может, и выше, не помешала ему всадить две пули прямо в то место, которое находилось между ушей чужака.
Голова незадачливого плащеносца еще оседала на траву неровными ошметками, когда и второй, разрезанный почти пополам очередью из "Беретты", красиво крутанулся в предсмертной агонии и рухнул на землю. Тридцать патронов были отстреляны менее чем за десять секунд и пустыми гильзами упали в траву вместе с двенадцатью трупами.
Но сменить обойму Змей уже не успевал. Правая рука вбила "Беретту" в кобуру и, скользнув немного ниже, плавно подхватила шершавую рукоять меча. Веер сверкающей стали рассек очередного врага от бока до плеча. Не останавливая движения по дуге, Змей развернулся, и ему только оставалось немного подправить движение, чтобы сонная артерия нового врага выбросила в воздух туманно-серое облако. Последнего в серии Змей уже не успевал достать никак. Уже откидываясь назад и пропуская удар между плечом и головой, он увидел мелькнувшие над головой когти огромного волка, выскочившего словно из-под земли. Страшного вида пасть сомкнулась на горле черного воина. Крутанувшись всем телом, волк одним движением оторвал ему голову напрочь.
Тело, словно забыв о болезни, работало идеально отлаженным механизмом. Ритм боя захватил Змея. Черные плащи нападали парами и пытались навалиться всем скопом, но результат был все тем же.
Увидев впереди спину медведя, Змей тоже повернулся спиной. Теперь их было четверо. Замыкали их круг два огромных волка. И хотя они припадали к земле, холка каждого была почти вровень с плечом совсем не низкорослого Змея. А вокруг безмолвной, едва колышущейся массой стояли оставшиеся враги.
Вдруг один из волков, не сводя настороженного взгляда со сгрудившейся вокруг нежити, завыл, начав с низкой вибрирующей ноты и модулируя повел ее вверх почти в ультразвук. В какой-то момент в его вой включился второй, а затем и медведь ответил грозным ревом.
Змей уже открыл рот, чтобы выкрикнуть что-то злобно матерное. И тут его глотка исторгла длинный шелестящий звук, на мгновение перекрывший и медвежий рев, и вой волков. Как ни странно, именно после этого шелеста черных как-то передернуло, и они со всех сторон двинулись на ставшую спиной к спине четверку.
Два клинка Змея слились в один сверкающий в свете полнолуния стальной веер. Мысли и чувства были где-то далеко, остался лишь легкий шаг танца смерти. Трава уже скользила от крови, когда один из черных, до поры неподвижно стоявший и безучастно наблюдавший, как его соратников кромсают на куски, медленно, почти лениво расстегнул плащ, и тот, скользнув лаково-сверкающим водопадом по широким плечам, опал на землю. Он повернул темное лицо, на котором резко выделялись огромные ртутно-сверкающие глаза, больше похожие на солнцезащитные очки, и безгубый тонкий рот. Сначала Змей подумал, что на нем надето нечто вроде бронежилета, но, присмотревшись, понял, что все тело врага покрыто плотными квадратными наростами.
Звякнула, опадая, пустая обойма. Сыто клацнул затвор, отправляя в патронник патрон с черно-красной маркировкой. Но бронебойно-зажигательные пули жирными малиновыми искрами срикошетили в сторону, заставив черного лишь дернуть головой. Змей отбросил бесполезный пистолет и нырнул вбок. Длинный коготь проскользнул в миллиметре от гортани, а другая рука, изогнувшись под немыслимым для человека углом, вновь атаковала горло. С металлическим лязгом лезвие клинка и рука встретились. В тысячную долю секунды рука врага сжалась, схватив меч, и резким движением вырвала его из рук Змея. Короткий страшный удар, и свет выключился.


6

Очнулся Змей от нестерпимой боли. Все его тело словно терзали тысячи игл. Он открыл глаза и понял, что валяется в глубине двора, почти за сараем.
"Не слабо, однако, меня унесло".
Вокруг суетились уцелевшие в драке фигуры в черном. Змей попытался еще что ни будь разглядеть, но яростная опаляющая боль застилала глаза. Последнее, что успел увидеть Змей, это лежащее недалеко неподвижное тело одного из спасших его недавно волков.
Бессилие, ненависть и боль захлестнули его разум волной огня. И в этой волне рождалось что-то новое, чему не было названия. Превозмогая дичайшую резь во всем теле и сковывающий мышцы могильный холод, напряжением всех сил он заставил повиноваться помертвевшее тело. По миллиметру, делая усилие над каждой сведенной болевой судорогой мышцей, он перевернулся на живот и подобрал под себя руки. Словно огромный маховик, неторопливо, но мощно, странный вихрь, зародившись где-то на правой руке, обволакивал все тело, отдаваясь непонятной ломкой болью в мышцах и потоками, пронизывающими тело от головы до ног. Пошатываясь, он встал, чувствуя и слыша, как еще невнятно, но уже по-новому отзывается тело и новая, чужая сила наполняет его до краев. Бьется изнутри во внешний слой физической оболочки и откатывается назад. Что-то словно выпирало наружу, а он сопротивлялся, как мог, пока не почувствовал, что может если и не управлять этим вихрем, то, во всяком случае, сдерживать его.
Незаметно ушла боль, оставив только облако звенящей пустоты. Мягко, словно включаясь, ночь осветилась целым водоворотом феерических красок. Никогда не виданные им оттенки расцветили окружающий мир, заструились по всему телу. Он поднял руки к глазам и был на мгновение ослеплен хороводом темно-фиолетовых, оранжевых и перламутрово-красных огоньков, круживших на ладонях. Драконий перстень на правой руке сиял ярчайшим голубоватым светом, и было в этом свечении нечто победно-дерзкое. Что-то повернулось в его голове, и теперь он уже воспринимал происходящее на поляне по-другому. Черные фигуры вдруг перестали суетиться, и движения их стали плавными и неторопливыми, словно все происходило в воде. А когда Змей выпрямился и попытался сделать шаг вперед, он тоже почувствовал это невидимое препятствие. Он поводил рукой в воздухе и, ощущая бугорки клубившихся вихрей, внезапно понял, что это просто ветер. Он двигался с такой скоростью, что даже воздух был для него препятствием. И только голова была тяжелой и пустой, словно после серьезного застолья. Мысли даже не текли. Они вяло переваливались с бока на бок, лениво ковыляя в неизвестном хозяину направлении. Он поднес руку к глазам и тупо наблюдал, как из пальцев неторопливо и уверенно ползут, словно ростки бамбука, тяжелыми черными когтями, сверкающими в свете полной луны, отростки того самого вихря, что бушевал сейчас в его теле. Когти ему чем-то не понравились, и так же медленно они вновь втянулись в пальцы. Он с натугой повел ставшей вдруг неповоротливой шеей, и взгляд переместился к парадному крыльцу. Судя по диспозиции, "люди в черном" собирались сжечь старика заживо. Это следовало из сооружаемой над костром затейливой конструкции.
Даже не очень соображая, что делает, Змей медленно, как ему казалось, пошел навстречу врагам.

Готовившие жертвы к ритуалу колдуны с оторопью глазели на мутное облако, что метнулось в их сторону, а, замерев на месте, оказалось вроде давно уже убитым противником. Один из плащей, повинуясь команде, кинулся наперерез. Змей подхватил его передними руками и поднял в воздух. Тело хрустнуло и обмякло. Но инерция злости была столь велика, что он напряг мышцы чуть сильнее и одним движением разорвал труп пополам.
Внезапно справа полыхнуло голубым светом, и в плечо что-то ударило резкой ослепляющей болью. Змей рывком развернулся и, машинально удлинив руку почти на полметра, пробил окостеневшими пальцами хрусткую, будто тельце насекомого, гортань. Удерживая труп на весу, он медленно обернулся в ту сторону, откуда пришла боль.
Справа, держа наперевес, словно копье, сверкающий узорный шест, стоял колдун, вырвавший меч из его рук. Небрежно наброшенный на левое плечо плащ открывал мерцающие красноватым отблеском пластины на теле. Черный коротко взмахнул шестом, и с его навершия в живот Змею хвостатой спиралью ударил хлыст сине-голубого света. В этот раз и боль, и удар были намного сильнее, но это лишь окончательно разозлило Змея. Резким движением он ударил ногой вперед. Мышцы словно сами собой поджали все пальцы на ногах, кроме большого. И с долгим оглушающим хрустом Змей насадил черного на мгновенно выросший полуметровый коготь. Не удовлетворившись зрелищем дергающегося на когте колдуна, он подтащил его поближе, глубоко вспахав подергивающимся телом траву. Нагнувшись пониже, Дракон склонил голову к лицу врага. Но вместо длинной и не очень приличной фразы на чистом русском языке из его глотки вырвался сноп бешеного пламени, мгновенно превративший в пепел и колдуна, и несколько метров земли вокруг.
Последний из уцелевших попытался было спастись бегством, но ленивое, небрежное для оборотня, а на самом деле мгновенное, будто мысль, движение - и подобранная с травы пустая гильза пробила его насквозь, вылетев с кровавыми лохмотьями наружу...





7

После этой памятной ночи прошло еще полгода. В таежной тишине и уединении Змей, получивший новые способности, учился обращаться со своим телом. Ему вдруг открылся целый мир с неведомыми звуками и красками. Словно кто-то стер пыль с экрана. И зрение, оказавшееся намного совершеннее человеческого, и слух, улавливавший даже инфразвук зарождающегося над далеким океаном шторма, и, самое главное, способность синтезировать все это в ясные и понятные мыслеформы.
Потом появилось другое видение пространства. Стоило закрыть глаза и сконцентрироваться особым образом, как место, где он стоял, представало в виде странного двумерного отпечатка, зато эти отпечатки можно было листать как страницы книги. Правда, только картинки прошлого отличались ясностью и четкостью деталей. Картинки же будущего были расплывчатыми и блеклыми, а при попытке заглянуть дальше вообще исчезали. Связано это было, ясное дело, с неопределенностью будущего. Старик называл это состояние "Кархи". И на все вопросы майора ограничивался только краткими указаниями, как сделать то или иное состояние более устойчивым.
Было еще странное и приятное открытие. Каждая вещь имела не только обычный, видимый всем облик, но и еще несколько которые накладывались, словно отражение в полупрозрачном зеркале, и свой истинный облик, который порой кардинально отличался не только от верхнего, но и от нижнего.
Для Змея же, обретшего вторую жизнь, было упоением просто дышать. А уж то, что в результате непонятно чего он обрел новые возможности, было просто царским подарком. По ночам он носился с Волком, оказавшимся вовсе не тварью бессловесной, и с трудом приноравливал гортань под непривычный волчий язык. Волк показывал свой лес, представший перед Змеем единым организмом. Волк учил Змея не просто быть в нем своим, но жить одной жизнью с этим сложнейшим конгломератом сущностей.
Дни, заполненные разговорами с Валерием Игнатьевичем, тоже не проходили даром. Поворчав немного по поводу "оборотня непонятно во что", Старик обстоятельно и подробно разъяснил, что и как теперь в жизни Змея изменилось окончательно и бесповоротно, а что, по его мнению, только на время. Потом началась странная и невероятная учеба. Старик делал какие-то непонятные движения и заставлял Змея повторять все в точности. Затем он что-то напевал или наговаривал и также принуждал запоминать и воспроизводить все в точности. Змей относился к этому как к части лечебного процесса, но, чувствуя, что в теле включаются механизмы, о которых он и понятия не имел, начинал понимать, что дело не только в лечении.
Учеником Змей оказался хорошим. Спасала не только природная практически абсолютная память, но и то, что он был психокинетиком. Змей запоминал любое движение не по его виду, а по сумме моторных биотоков чужого тела, которые он чувствовал, словно свои собственные. Возможно, из него мог бы получиться хороший хореограф. Но в детстве Змея главным навыком были не танцы, а умение драться.
И только тогда, когда все выученное стало частью рефлексов, ему открылся подлинный смысл этих манипуляций. Произошло это, когда он по просьбе Старика пропел одну из заученных фраз, сопроводив весь этот вокализ сложной системой жестов. Воздух вокруг него неожиданно заклубился плотным и тягуче-медленным вихрем, сделав предметы смазанными и нерезкими.
- Ну вот, - Валерий Игнатьевич удовлетворенно потер руки. - Если в тебя сейчас стрельнуть, ну, например, из лука, то, скорее всего, стрела пролетит мимо.
От удивления Змей опустил руки. Через секунду вихрь истаял в воздухе, распавшись на серебристые льдинки.
- Скорее всего? - переспросил он, а в голове вдруг всплыло все то, что он когда-либо слышал или читал о магии.
- Ну... - Старик задумчиво почесал затылок. - Вихрик-то ведь так себе. Я бы сказал, бледноватый получился вихрик.
- А пуля? - неожиданно для себя жадно спросил Змей.
- Эк тебя разобрало! - засмеялся Старик. - Можно и пулю. Только надо...
Он как-то странно опустил плечи, выдавил из себя низкий клекочущий звук и раскрыл руки в красивом и плавном движении. Не успели руки завершить свой путь, как вокруг него возник тонкий, переливающийся радужными отблесками пузырь. Змей опасливо подошел и после непродолжительных колебаний потрогал оболочку пальцем. На ощупь она была похожа на тончайший надувной шар и так же, как шар, колыхалась под тихим ветерком.
- Пулю, говоришь? - ехидно поинтересовался Змей и несильно ткнул в оболочку кулаком. Но неожиданно для него после первых относительно легких сантиметров кулак словно увяз в плотном желе. Он резким движением выдернул руку и уже не раздумывая, ударил в полуповороте с левой. Удар этот, он знал, был способен отправить неподготовленного человека если не в морг, то уж в реанимацию точно. Однако эффект был абсолютно тем же. Он попробовал еще несколько раз, меняя вектора и динамику фокусировки удара, пока не сдался.
- А я так смогу? - безнадежным голосом спросил он.
- Заниматься будешь - сможешь! - твердо пообещал Старик и удалился медленной шаркающей походкой.


8

Первым желанием Змея, после того как он частично поправился, было рвануть поскорее в аэропорт. Друзья, подруги и любимая, хотя и опасная работа манили его словно шприц старого наркомана.
Но охладил его пыл тот же Валерий Игнатьевич:
- Ну, приехал ты к себе...
- Ну, - недоумевал Змей.
- И поволокли тебя по врачам... - неторопливо продолжал Старик.
- Так я ж здоров как бык!
И Змей радостно потянулся всем телом.
- Не как бык, сынок... - Валерий Игнатьевич склонился к его лицу. - Ты здоров, как дракон. Ты даже маленькой пробы крови не выдержишь!
- Эт'почему ж? - недоверчиво покосился Змей.
- Ты дурак или как? - возмутился Старик. - Да ты кровь свою видел?!
- Ну, вообще-то не раз... - неуверенно сказал Змей.
- Нож!
Старик требовательно протянул руку, и Змей вложил в нее свой "Farben/Sikes" с которым расставался только в постели. Старик ногтем попробовал остроту металлокерамического лезвия и удовлетворенно крякнул.
- Немецкая работа?
- Американская.
- Хорош! Теперь давай свою руку.
Змей неуверенно протянул левую руку для, как он полагал, кровопускания. Предчувствие, впрочем, не обмануло. С кошачьей ловкостью Валерий Игнатьевич схватил его за запястье и коротко полоснул ножом по ладони.
Густая фиолетово-красная жидкость жирным потоком потекла по руке. И не было в этой жидкости ничего человеческого. Даже запах от крови был тяжелым, сладковато-серным. Змей потянулся, было за платком, чтобы остановить кровь, но рана прямо на глазах стала потихоньку затягиваться.
- У тебя то же самое? - глухо спросил Змей Старика.
- Ну, примерно... Только медведь все же земное создание. И по метаболизму и по структуре он мало, чем отличается от человека. А ты...
- А я? - повторил с вопросительной интонацией майор.
- А ты до конца дней своих теперь не готов даже к самой халтурной медкомиссии. От твоих анализов у любого аппарата крыша съедет. Чего уж говорить о людях!
- Откуда же все это? - высказал давно мучивший вопрос Змей.
- Если попроще, то Земля - это некий передаточный узел между нашей Вселенной и миром с совсем иными законами. Ты как с компьютерами?
Змей просто кивнул.
- Ну, тогда представь себе, что кристалл, на котором вы живете и называете Землей - это последний сервер на магистральной информационной линии между нашим миром и мирами Раводо и Абадок. Сюда сходятся информационные потоки из нескольких очень важных мировых узлов. И, в свою очередь, информационный обмен между нашим миром и его изнанкой, чем является мир Раводо, идет исключительно через Землю и ее антипод, планету И-Ринден.
Тот храм, в который ты сдуру залез, является регулировочным узлом этой системы. Как ты выдернул руку из ловушки, я даже не представляю. Может, у тебя фантастическая реакция. Но, скорее всего, это просто случайность. Яд на клыках Охранительного Дракона - это композитный токсин, схожий по действию с вирусом иммунодефицита. Только, пожалуй, посильнее будет. Родина этого вещества - И-Ринден. Строго говоря, там это не яд, а так, компонента окружающего мира. И, кстати, не самая смертоносная. Для того чтобы избавиться от всей этой гадости, жители того мира вынуждены время от времени перекидываться в зверье разное, чистку организма устраивать. Ну и не только поэтому. Мир Раводо настолько сложен для выживания, что высшему разуму волей-неволей пришлось обретать способность к изменению тела. Универсальной оболочки там просто не существует.
Давным-давно связь между нашими мирами была куда прочнее. Можно было переходить из мира в мир, и многие этим пользовались. Так появились в нашем мире Драконы и другие полиморфы. Каким-то образом в твоих генах сохранились их осколки. Может, стресс, а может еще что, - старик с короткой усмешкой кивнул на перстень, мерцавший загадочным синим светом, - активировало эти гены. Они и выжгли болезнь. Но такой накал невозможно вызвать по своей воле. Это, скорее, вспышка защитных сил организма.
Словом, настоящего оборотня из тебя не получилось и вряд ли получится. Да и зачем? Двуногое прямоходящее - одно из самых универсальных существ во всей нашей галактике. Да и хлопотно все...
- Что хлопотно?
- Полиморфизм этот, - пояснил Старик. - Скачки лунными ночами, питие свежей крови... Не для тебя все это. Да и драконьи радикалы из крови наверняка потихоньку убывают. Так что ты, мил друг, не сильно радуйся. Земля не место для полиморфов. Хотя, конечно, кое-кто ухитряется жить на Земле в двух, а то и в трех обличьях. К тому же оба мира погрязли в невежестве и пороках, и поэтому почти все каналы между мирами были закрыты. А ведь мы необходимы друг другу! Дополняем жизненно важными компонентами... Так что учись, пока вся черная кровь не вышла. Глядишь, и останется чего!
- А чего от тебя хотели эти чудики в балахонах? - поинтересовался Змей.
- Да того, собственно, и хотели. Переползти в мир Ригден через мой канал.
- Твой чего? - опешил Змей.
- К-а-н-а-л! - как слабоумному по буквам повторил Старик. - Я его сторож, или привратник, точнее.
- А нахрена им канал?
- Канал - это не просто власть. Это власть неограниченная. Правда, только в рамках Земли. Ну, и еще в паре мест.
- А этот, главный их. Он-то вообще на человека не похож!
Старик Хранитель поморщился.
- Демон хренов. Вылезли из какой-то задницы. Сильны как черти, но, слава Создателю, энергетика никакая. Разве что кучей соберутся...
- А как он выглядит, этот канал? Ну, ворота там или чего?
- Пойдем. Будешь хотя бы знать, ради чего сражался.

Они поднялись на крыльцо. Подойдя к стене в каминном зале, Хранитель приложил ладони к почерневшей панели красного дерева. Что-то едва слышно скрипнуло. Бесшумно крутанувшись на невидимых глазу петлях, панель отворилась.
Длинный подземный ход, начинавшийся от неприметной стенной панели, был вопреки ожиданию сухим и теплым. Даже воздух сквозил по-летнему сочный. Видимо, ход постоянно продувался. Шли достаточно долго. Насколько Змей мог судить, они уже отошли от дома примерно на двести-триста метров и находились где-то в районе озера.
- Если быть совсем точным, - ответил на невысказанный вопрос Старик, - то под озером. Да и не озеро это вовсе. Чаша фокусировки. Вот, для маскировки водой залил.
Еще один поворот. Они оказались у массивной двери. Валерий Игнатьевич вновь прижал руки к двери, но на этот раз пауза была гораздо дольше. Змей мог только предположить, что сейчас считывались куда более тонкие параметры организма.
Резкий щелчок эхом ускакал вглубь коридора. Дверь с тяжелым шелестом поехала в сторону.
Майор с опасливым интересом заглянул через плечо Хранителя и с удивлением увидел лишь пустую комнату. Ну, если быть точным, почти пустую. Точно в центре лежала большая дискообразная черная плита. Вот, собственно говоря, и все. Но по мере того, как Хранитель подходил к плите все ближе и ближе, над ней, словно марево, разгоралось веретено голубого света. Оно пульсировало и вспыхивало пробегавшими по нему сверкающими золотистыми змейками.
- Вот, это и есть канал.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Никогда не бывшая твоей
Шилова Юлия
Никогда не бывшая твоей


Сапковский Анджей - Божьи воины
Сапковский Анджей
Божьи воины


Каргалов Вадим - Меч Довмонта
Каргалов Вадим
Меч Довмонта


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека