Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Вопрос отметаю как лишний. Проштудировал материальчик?
- Вопрос отметаю как лишний.
- Ага, тогда на вот, почитай еще. - Хохол протянул Тарасову лист бумаги с текстом на русском и балкарском языках. - Это обращение местного Союза национального самосознания к народу. Любопытный документик.
Майор ушел.
Глеб разгладил бумагу и прочитал: "Мы, молодые защитники Отечества, обращаемся ко всем тем, кому надоело жить в этом бардаке под игом пришельцев с севера, в стране, созданной обалдевшими от маразма и застарелых амбиций функционерами КПСС, дело которых продолжили их бывшие ученики-комсомольцы и агенты спецслужб. Эти люди монополизировали право определять наше будущее! Они украли и распродали государство, которое на своих костях тысячи лет строили наши деды и прадеды. Они поставили нас на огромные деньги, взяв под бешеные проценты займы на Западе, а отдавать их придется нам, наши детям и внукам, всему народу! Они сделали нас рабами собственного разгильдяйства, оставаясь неприкасаемыми. Они предали народ, пообещав старикам покой, молодым работу, и ничего не сделали! Зато они имеют власть и шикарные дачи..."
Глеб хмыкнул, повертел в руках листок, дочитал концовку: "Пора нам самим осуществить свое право определять нашу судьбу и решать за себя наши проблемы! Для начала надо немедленно объявить независимость нашей маленькой, униженной, страдающей, но гордой Республики от Российского монстра! Пусть Россия идет своим путем, мы пойдем своим! Присоединяйся к нам! Если ты с нами, если ты хочешь жить свободно, в принадлежащем только тебе мире, хочешь строить его и защищать, иметь свой кусок хлеба, вступай в наш Союз! Мы изгоним завоевателей с наших земель, сбросим ярмо рабства и станем Великой Державой! Кто не с нами, тот против нас!"
Молодец, господин Мастафов, подумал Глеб, пряча листовку в карман. Знает, какие струны необходимо задеть в душе каждого, чтобы взыграли националистические настроения. Он действительно опасен.
В половине восьмого Тарасов отыскал нужную квартиру, за которой вел наблюдение еще один член группы Коля Черкес, подавший капитану условный знак, что все спокойно. Глеб постучал в обитую черным дерматином дверь, его впустили. В двухкомнатной квартирке, в которой почти полностью отсутствовала мебель, собрались все, с кем Тарасов работал уже два года.
Алексей Хана в расстегнутой до пупа рубашке потягивал пиво. Роман по кличке Ром тоже держал в руке жестянку с пивом. Он жары не боялся и был одет в серый костюм с галстуком. Саша-компьютерщик по кличке Ухо сидел за столом и колдовал над хайдеромi. Очкастый, тощий, вихрастый, он не производил впечатления супермена, однако был прекрасным специалистом своего дела, мог взломать защиту любого сервера и при нужде постоять за себя, владея универсальной боевой системой. В группу он перешел из Управления специальных операций ФСБ.
Терминатор, так же спокойно переносивший жару и духоту, несмотря на менталитет северного человека, осклабился, увидев Тарасова, и помахал ему рукой. Он следил за улицей. Почему-то эскимос относился к Глебу с большим расположением, чем к остальным коллегам.
Глеб поздоровался с ним за руку, подставил ладонь под удар Алексея, обнял Романа и потрепал по плечу Сашу.
- Не могу представить тебя без компа. Ты, наверное, и спишь с ним.
- Это его приставная рука, вернее, голова, - хохотнул загорелый улыбчивый Роман, постриженный почти под ноль. - Причем основная. - Он повернулся к Тарасову. - Тебе атаман давал читать листовку? Что ты об этом думаешь?
- По большому счету, составитель текста прав, вмешался в разговор Хана. - Особенно в части предательства властителей и олигархов. Я бы их сам передавил как тараканов.
- Мне больше понравилось про быдло, - сказал Глеб, поднявшееся на вершины власти. Из грязи в князи. Что в Думу, что в правительство.
- Надо подкинуть президенту идейку почистить верхние эшелоны, - кивнул Роман. - Делегируйте меня к нему.
- Тебе вредно пить алкоголь, - осуждающе покачал головой Терминатор. - После него тебя тянет на подвиги.
- Это же только пиво, - удивился Роман. - К тому же, как говорил Миша Жванецкий, алкоголь в малых дозах безвреден в любых количествах.
Тарасов засмеялся.
Вошел Черкес.
Из кухни в гостиную на стук двери выглянул Тихончук, за ним - небольшого роста чернявый мужчина средних лет, видимо, хозяин квартиры.
- Что там?
Черкес молча показал кольцо из большого и указательного пальцев, что означало: все тихо.
- Тогда начнем, господа. Хватит трепаться и пить всякую гадость.
- Одну минуту, - бросился к туалету Роман, - кажется, мое пиво дошло до конца.
Все засмеялись.
- Несерьезный человек, однако, - осуждающе покачал головой Терминатор.
- Знакомьтесь, - сказал Тихончук. - Амид, наш друг и проводник, работник местного отделения Федеральной службы безопасности. Сочувствует, так сказать, нашему делу. Он поможет нам сориентироваться на местности. Теперь хочу напомнить всем, что это не крестовый поход и не карательная экспедиция. Наша цель - захват экстремиста, а не мочиловка подонков.
- То есть ты хочешь сказать, что мы будем работать без оружия? - прищурился Черкес, владевший всеми видами холодного оружия лучше всех в группе.
- Оружие, товарищ старший лейтенант, получите на финальной стадии операции, - посмотрел на него майор. - А пока обойдемся без десантных финарей, пятнистых комбезов и сухпая. Теперь кончайте чесать языки и слушайте сюда. Диспозиция такова. Рассказывай, Амид.
- Извините за неудобства, - сказал с акцентом проводник. - Можете сесть на кровать.
- Постоят, - махнул рукой Тихончук.
- Думцы сейчас на каникулах, и Мастафов в Доме Советов не появляется, поэтому брать его придется в другом месте. В основном он посещает три объекта: ипподром, дачу с выходом на пляж и ресторан "Адыгей". Я бы посоветовал брать его на ипподроме.
- Почему не на даче? - хмыкнул Черкес.
- Султан считает ипподром своей вотчиной, у него там офис, и он не будет ждать нападения именно в хорошо охраняемой, по его мнению, конторе. Дача же считается стандартно уязвимым объектом и поэтому будет охраняться усиленно. Можем нашуметь.
- Логично. Шум нам ни к чему.
- Охраняют Султана спецназовцы из республиканской бригады охраны особо важных персон, ходят во всем черном, на рукавах эмблема: двухголовый волк. Но его, кроме "волков", сопровождают везде четверо личных телохранов, все - бывшие спортсмены, боксеры и каратеки. В том числе бывший чемпион ближнеазиатских боев без правил Али Билялов по кличке Дракон.
Бойцы группы переглянулись.
- Кажется, я что-то слышал о нем, - проговорил Черкес. - Года три назад с ним произошла какая-то некрасивая история...
- Во время соревнований он убил противника, - усмехнулся смуглолицый Амид. - Отсидел год в тюрьме и вышел, после чего оказался в команде Султана. Очень сильный, жестокий и опасный человек.
- Не таких ломали, - пренебрежительно махнул рукой Роман, но поймал выразительный взгляд майора и сконфуженно умолк.
- Досье на Мастафова имеется? - спросил Тихончук.
- Как и на любого политика такого масштаба. Любит выпить, любит девочек, особенно несозревших, пятнадцати-шестнадцатилетних, балуется наркотой, торгует лошадьми, подозревается в похищении людей с целью получения выкупа. Но местное УВД у него на коротком поводке, поэтому ни одно заведенное уголовное дело до суда не дошло.
Черкес покачал головой.
- Вы все знаете и ничего не делаете, чтобы вывести его на чистую воду?
- За ним стоят слишком мощные силы...
- Все равно!
- Остынь, Черкес, - бросил майор. - Потому мы и здесь, что с Мастафовым иными методами справиться невозможно. Бандиты везде полезли во власть, купив милицию и прокуратуру.
- Хорош наш "балкарский орел", нечего сказать, "защитник сирых и убогих, радетель за свободу отечества". Сепаратист поганый!
- Тем лучше для нас, в случае чего такого и шлепнуть не жалко, - проворчал Хана.
- Итак, господа профессионалы, - прервал подчиненных майор, - у нас три дня на изучение местности, поиск подходов к объекту и подготовку операции. В субботу он должен быть упакован и отправлен "диппочтой" в Москву. Продолжай, Амид, показывай ипподром.
Проводник достал карту города и расстелил на столе. Группа "Хорс" приступила к изучению места проведения операции захвата.
***
Бывший государственный республиканский, а теперь частный ипподром располагался на краю Нальчика, где начиналось Баксанское шоссе, и занимал площадь в сто двадцать два гектара. С юга его ограничивала Черная речка, западная часть выходила на городскую свалку, а восточная и северная окраины ипподрома упирались в хилый лесочек. Подобраться к нему незаметно можно было с любой стороны, однако группа Тихончука имела другой план и намеревалась привести его в исполнение на глазах многих десятков человек, завсегдатаев ипподрома, пришедших в субботу полюбоваться на скачки и поучаствовать в тотализаторе.
Тарасов подъехал к ипподрому со стороны служебного входа на белом, с красной полосой и крестом, "бычке". Охрана стоянки, где уже красовался "шестисотый" "мерс" Мастафова и четыре джипа разного калибра, не обратила особого внимания на машину "Скорой помощи", так как это было в порядке вещей. Во время скачек у ипподрома всегда дежурила бригада медиков, так как нередко случались падения жокеев, а то и драки среди зрителей, сопровождавшиеся травмами и увечьями. Правда, на этот раз вместо врача и медбрата приехали Тарасов и Роман, заменив настоящих медиков за полчаса до их появления на ипподроме. В данный момент врач и два санитара мирно спали в грузовом вагоне на железнодорожном вокзале Нальчика.
Глеб поставил машину рядом с джипом "Рендровер", И они с Романом, одетые в белые халаты, не торопясь, двинулись к весовой, где обычно встречались все официальные лица ипподрома. Вежливо здороваясь с охранниками у ворот и на входе в административное двухэтажное здание ипподрома, за которым располагались многоярусные трибуны, они проследовали гулким прохладным коридором к выходу на поле и устроились на своем рабочем месте между кабинкой судьи и столиком с весами. Навес защищал их от прямых лучей солнца, что облегчало ожидание. Тарасов сделал вид, что наблюдает за жокеями в разноцветных костюмах, а сам нашел глазами Черкеса и Ухо, сидевших на самом верху трибун. Ложа для особо важных гостей располагалась в центре трибун, нависая над первыми рядами. Мастафов уже находился здесь вместе с мэром города и своими друзьями, контролирующими весь игорный бизнес Нальчика.
Начались скачки. После третьей - чегемской барьерной с гандикапом -заговорила рация в ухе Тарасова:
- Тройка и четверка, внимание! Скоро ваш выход!
- Мы готовы, - почти не шевеля губами, ответил Глеб.
- Красиво пошли, - сказал Роман, кивая на рванувших с места одиннадцать лошадей. Одна из них, начавшая бег у внутреннего ограждения, с жокеем в красной шапочке, караковый жеребец по кличке Ветер, сразу вышла вперед, вызвав бурю криков на трибунах.
Султан Ахмедович Мастафов, грузный, большеголовый, с гривой черных волос, падающих на плечи, с хищным носом и небольшими усиками, не красавец, но из тех, на ком взгляд невольно задерживается, сидел в окружении приятелей, смеялся, пил холодное пиво, совершенно при этом не потея, и разговаривал с женой мэра, полной блондинкой. Мэр, похожий на него фигурой и осанкой, благодушно улыбался. Одеты оба были в одинаковые белые летние рубашки с короткими рукавами и белые брюки, и Тихончук, наблюдавший за объектом через оптический прицел снайперской винтовки (он сидел в полутора километрах от трибун ипподрома, на холмике за ограждением, в кустах), волновался за своих бойцов, вполне способных перепутать цель.
Однако беспокоился он напрасно.
Как только скачка закончилась, - ее выиграл караковый Ветер с жокеем в красном, - и трибуны ликующе взревели, Терминатор, играющий роль разносчика прохладительных напитков, с трех метров выстрелил в Мастафова из парализатора, спрятанного в лотке. В следующее мгновение владелец ипподрома обмяк и мешком сполз с сиденья на пол яруса.
- Врача! - закричал Терминатор тонким голосом. - Вперед! - проскрипела рация в ухе Тарасова.
Захватив носилки, Глеб и Роман бросились по ступенькам вверх, в ложу для особо важных лиц, где уже началась легкая паника, суетились телохранители Мастафова и начала собираться толпа зрителей. Медиков пропустили к телу босса почти беспрепятственно. Телохранители были растеряны и не знали, что делать. Выстрела Терминатора они не слышали и не могли слышать, парализатор "нокаут" работал бесшумно, а его энерголуч был не виден.
- Оттесните всех назад! - приказала "врачиха" (Роман) самому могучему из охранников Мастафова; это и был Али Билялов - Дракон. - Дайте воздуха.
Дракон посмотрел на медиков в недоумении, и Роман добавил, наклоняясь над закатившим глаза владельцем ипподрома:
- Сделайте вентиляцию.
Телохранители сняли пиджаки, обнажив подмышечные кобуры с пистолетами, и стали махать над телом босса, "делать вентиляцию".
Роман прижал пальцы к шее Мастафова, затем приложил ухо к груди. Нашел глазами Тарасова:
- Носилки! Кислородную маску!
Тарасов умело развернул носилки, открыл чемоданчик с медицинскими причиндалами, подсоединил к патрубку маски кислородную подушку.
- Что с ним? - угрюмо поинтересовался Дракон.
- Сердце, - коротко отозвалась "врачиха". - Возможно, инсульт. Грузите его на носилки, быстро в "Скорую"!
- Мы повезем его на своей машине.



- У вас нет необходимой аппаратуры и средств первой помощи. Помогите санитару.
Дракон махнул рукой своим подручным, они уложили тяжелое тело Мастафова на носилки и понесли к выходу.
Тарасов шел рядом, придерживая на лице "больного" маску и кислородную подушку.
У машины их ждал Черкес в белом халате, успевший спуститься с трибун вниз и переодеться. Открыл задние дверцы "бычка", вскочил внутрь, прикрикнул баском:
- Осторожнее, не уроните!
Носилки с телом Султана Ахмедовича погрузили в машину. Роман быстро закатал рукав "больного" и померил давление, в то время как в кабине умещались "санитары" и телохранители директора ипподрома. Они хотели залезть все четверо, но "врачиха" строго скомандовала:
- Двое останьтесь, остальные вон! Поедете следом. Она повернулась к Тарасову. - Гони в кардиоцентр, Володя, в Дубки, в "Скорой" нет такого оборудования. Взгляд на Черкеса. - Готовь укол, Шариф. Кордиамин, корглюкон, глюкоза.
Тарасов сел за руль и погнал "Скорую" прочь от ипподрома, как только охранник открыл ворота. Включил сирену. За ним рванулись два джипа с охранниками Мастафова.
Кавалькада помчалась по шоссе к центру города, свернула направо, двигаясь к окраине Нальчика, где находился республиканский кардиологический центр. Однако до больничного городка в Дубках она не доехала.
На улице Мансура Тарасов резко увеличил скорость, проскакивая мимо выезжавшего из переулка почтового фургона, перегородившего проезжую часть улицы, и джипы сопровождения вынуждены были остановиться. Тарасов свернул в переулок за аптекой, затем во двор старого пятиэтажного дома, где среди стареньких "Жигулей" И "Нив" стоял точно такой же "бычок" С красным крестом на боку. Он тут же тронулся с места, выруливая на улицу. На месте водителя сидел Хана.
- В чем дело? - насторожился Дракон, выглядывая в окошко.
- Приехали, - сказал Тарасов, оборачиваясь и стреляя в телохранителя Мастафова из парализатора.
В то же мгновение Черкес вонзил в шею второго телохранителя иглу с препаратом, вызывающим шок, а затем длительный сон.
- Я пошел. - Роман выпрыгнул из кабины "бычка", как был, - в халате, сел рядом с Ханой, играющим роль шофера второй "Скорой помощи", И они. уехали, чтобы отвлечь сопровождение на джипах, пока охранники не опомнились. В Дубках бойцов группы ждал на стареньком "БМВ" Амид, знавший окрестности как свои пять пальцев.
Тарасов и Черкес перегрузили тело Мастафова в стоящий во дворе минивэн "Колхида" серебристого цвета, с темными стеклами. Глеб поставил машину "Скорой помощи" С лежащими внутри телохранителями Султана Ахмедовича в нишу между металлическими гаражами, чтобы он был не виден с улицы, вылез из кабины и столкнулся с Драконом, ударом ноги сорвавшим дверцу салона.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Глаза у бывшего чемпиона боев без правил были мутные, но с каждым мгновением прояснялись, светлели, наливались яростью и свирепой жаждой убийства. Глеб стрелял в него сквозь стену салона машины, и луч парализатора, очевидно, был частично поглощен металлическим листом. А может быть, дремучая психика телохранителя была маловосприимчива к психотронному излучению.
Дракон, широкий, могучий, в буграх мышц, с длинными руками, кривоногий, низколобый, ударил.
Глеб качнулся влево, пропуская мощный кулак противника, ударил в ответ, отбрасывая его к воротам ближайшего гаража.
Дракон снова пошел вперед, как танк, заработал кулаками, сделал молниеносный выпад ногой, целя Глебу в колено, и тому пришлось ставить блоки и уходить от ударов, каждый из которых вполне мог пробить кирпичную стену. Наконец он перешел на темп и дважды опередил противника, попав по нервным узлам на предплечьях и под мышками, заставив Дракона опустить парализованные руки. Затем Тарасов свил спираль целостного движения, стохастическим элементом которого была траектория тела Дракона, и нанес один-единственный точный удар с выплеском энергии.
Тычковый - костяшками пальцев - удар пришелся в переносицу гиганта, и телохранитель Мастафова молча рухнул навзничь с остановившимся взглядом.
К "бычку" подскочил Черкес с пистолетом в руке.
- Что ты тут возишься?! Этого бугая только пулей достать можно. - Он глянул на сорванную дверцу, на тело Дракона. - Мать твою! Ну и шкаф! Ты в него не попал, что ли?
- Попал, но у него не голова - кость одна. Вот и пришлось дать честный бой.
- Тебе повезло, в честном бою всегда побеждает жулик, а он уж точно жулик! Поехали, а то сорвем график. Хорошо, что сегодня суббота, все сидят по домам.
Они забрались в "Колхиду", И Тарасов погнал машину по улицам Нальчика на север, в сторону аэропорта. Через полчаса они были на месте, на краю летного поля, к которому можно было легко подобраться пустырем. Здесь их у вертолета ждали Тихончук, Ухо и пилот, входящий в группу обеспечения. Еще через минуту, переложив спящего Мастафова в кабину вертолета, они были в воздухе. Главное было пересечь границу Кабардино-Балкарии до начала тревоги и попытки милиции республики перекрыть дороги и воздушное пространство. В Минеральных Водах группу ждал фургон с фруктами, оборудованный спецкабинкой для транспортировки людей, в котором люди майора собирались довезти Мастафова до Москвы.
Точно так же действовали и бандиты, похищавшие людей с целью выкупа. Группа "Хорс" хорошо изучила методы работы похитителей, применяя их для своих целей. Только действовала она с благими намерениями и по заданиям первого лица государства, объявившего войну террору и коррупции.
- Тройка, пятерка, что у вас? - включил рацию Тихончук.
- Все в порядке. Настырные ребята эти охранники, отозвался Роман. - Еле оторвались. Спасибо Амиду, иначе пришлось бы уходить в полном контакте, что чревато.
- Где Терминатор?
- С нами, только что подобрали.
- Добирайтесь домой по варианту "А", но не забывайте главное правило.
- Не занудствуй, командир, мы хоть и любим исключения из правил, но инструкции блюдем.
- Конец связи.
- Аминь!
- Тьфу, дурак! - выругался Тихончук, выключая рацию. - Когда-нибудь язык подведет его под монастырь.
- А о каком ты главном правиле упомянул? - поинтересовался Черкес.
- Есть такое спецназовское уложение: телеграфный столб бьет машину только в порядке самозащиты.
Тарасов засмеялся, вдруг ощущая, как с души свалился камень. Они снова выполнили задание, не наделав ошибок, не потеряв при этом ни одного человека и не допустив гибели случайных людей. Именно это обстоятельство и позволяло капитану справляться с угрызениями совести, так как он вполне отдавал себе отчет, что группа действует вне закона. Несмотря на благие цели и личную заинтересованность главы государства в ее успешной деятельности.
МОСКВА
Похищение
Москва издавна привлекала охочий люд со всех концов государства. Здесь можно было найти защиту от беззакония и легко сбыть продукцию своего труда. Бояре, князья и монастыри стремились привлечь как можно больше трудолюбивых ремесленников в свой город. Ремесленники же селились, как правило, вместе: кузнецы с кузнецами, кожевенники - с кожевенниками, мануфактурщики - с мануфактурщиками. Так в столице появились специальные слободы. Обитателям слобод давались особые привилегии, в частности, освобождение от налогов или охранные грамоты.
Мещанская слобода образовалась другим путем.
Во время русско-польских войн второй половины семнадцатого века жители многих пограничных польских городов и деревень оказались в зоне боевых действий. Некоторые из поляков выразили желание переехать в Россию сами, другие были переселены насильственно. В число последних входили не только военнопленные, но и мирные граждане, захваченные русской армией и обращенные в холопство. В Москве их стали расселять в особой слободе, учрежденной в конце тысяча шестьсот семидесятого года и названной Мещанской - от польского слова meiszczanin, то есть горожанин. За Сретенскими воротами Земляного города отвели землю и разделили между мещанами.
В планировке Москвы до сих пор сохранились следы этой слободы: несколько длинных, идущих параллельно, улиц, так же называемых Мещанскими. Главная же улица бывшей слободы - Первая Мещанская, в тысяча девятьсот пятьдесят седьмом году в связи с происходившим тогда в Москве Всемирным фестивалем молодежи и студентов была пере именована в проспект Мира. Именно на этой улице, по сути - одной из главных сухопутных дорог, соединявших центры нескольких княжеств - Москвы, Переславля-Залесского, Ростова, Ярославля, - и купил квартиру в конце двадцатого века один из известнейших музыкантов и дирижеров России Дмитрий Тарик-Магиев.
Родился Дмитрий Исаевич в тысяча девятьсот пятьдесят восьмом году в Ингушетии, в восемьдесят восьмом перебрался в Ленинград, стал известен далеко за пределами Ленинграда как скрипач-виртуоз, музыкант симфонического оркестра Ленинградской филармонии. В середине девяностых он стал художественным руководителем филармонии и главным дирижером оркестра. В начале двадцать первого века Тарик-Магиева узнал весь мир. Он возглавил театр оперы и балета Санкт- Петербурга, много времени проводил за границей, дирижируя Лондонским и Филадельфийским оркестрами, а затем переехал в Москву как главный дирижер Русского государственного симфонического оркестра.
В две тысячи втором году он женился на дочери известного певца Камышинского, а в две тысячи третьем у Тарик-Магиевых родился сын.
Жили супруги сначала в квартире у тестя на Тишинке, потом Дмитрий Исаевич купил четырехкомнатную квартиру в Мещанской слободе, в доме номер двадцать по проспекту Мира, и семья переехала в отделанное по европейскому стандарту жилище.
Дом этот когда-то принадлежал Григорию Захарьину, знаменитому московскому эскулапу, грозе и последней надежде заболевших столичных богатеев. Он был крупным ученым, основоположником русской клинической терапии, необыкновенным диагностом, о котором ходили легенды, умеющим якобы с первого взгляда распознавать любую болезнь.
После Захарьина дом перешел во владение к его сыну Сергею. Затем здание в тысяча девятьсот девятом году приобрел сибирский купец Василий Афанасьевич Арацков, который заказал молодым архитекторам братьям Весниным переделать старый дом: так появился балкон по фасаду, окна были расширены, антресоли разобраны, изменились интерьеры. Таким этот старинный дом и дошел до начала третьего тысячелетия. Внутреннее его убранство изменили уже новые владельцы квартир, среди которых было немало известных людей, политиков, депутатов Госдумы, бизнесменов и бандитов.
Дмитрий Исаевич продолжал ездить по странам мира с выступлениями, редко бывая дома. Сына воспитывали гувернантки и старики, родители музыкальной пары. Лидия Камышинская пела в хоровой капелле и тоже бывала дома нечасто. Беда случилась, когда их сыну Руслану исполнилось восемь лет.
Он уже заканчивал второй класс частной школы "Фратрис", готовился на летние каникулы уехать в Швейцарию, где обычно отдыхал Дмитрий Исаевич, который вопреки желанию жены и родственников не спешил отдавать сына в европейские учебные заведения.
Обычно Руслана отвозил и привозил из школы охранник квартиры, он же водитель личного автомобиля Тарик-Магиева; у дирижера был "Вольво" последней серии. Но если Дмитрий Исаевич был в Москве, он сопровождал сына лично.
Так было и в этот день двадцать третьего мая, во вторник. Дмитрий Исаевич отвез Руслана в школу утром - занятия начинались в восемь сорок пять - и отправился за ним к семи часам вечера, чтобы доставить домой и позаниматься с сыном. Через три дня он должен был лететь в Германию и старался провести с Русланом как можно больше времени.
Охранника на этот раз он с собой не взял, уверенный в себе, не задумывающийся о криминальной обстановке у себя на родине, которую он практически не знал.
Руслан рос мальчиком болезненным, физкультуру и спорт не любил, носил очки и стеснялся участвовать в играх сверстников. Зато любил читать, и квартира Тарик-Магиевых напоминала библиотеку, в которой с удовольствием рылся отпрыск дирижера.
Поговорив с классной руководительницей, Дмитрий Исаевич взял Руслана за руку и повел к выходу. Въезд на территорию школы запрещался, и автомашины приезжавшие за чадами родители ставили за оградой школы, между линейкой старых девятиэтажек и оградой парка. Когда Дмитрий Исаевич усадил сына в машину и собирал сясесть за руль, к нему подошла миловидная женщина с ярконакрашенными губами и сказала хрипловатым голосом:
- Простите, пожалуйста, Дмитрий Исаевич, вы мне не поможете? У меня машина не заводится.
- Вы меня знаете? - удивился Тарик-Магиев.
- Моя дочь учится с вашим сыном в одном классе. Лиля Березанская.
- Но я не слишком опытный водитель...
- У меня такая же машина, как и у вас, - "Вольво".
- Где она?
- Да вон стоит, у соседнего дома.
- Хорошо, пойдемте посмотрим. Руслан, вылезай.
Дмитрий Исаевич открыл дверцу машины, помог сыну выбраться.
Они направились вслед за родительницей, которая поспешила вперед, оглядываясь на них с виноватой улыбкой. На двух мужчин мрачного вида, возившихся у джипа "Мерседес" неподалеку, и на еще одного молодого человека, прохаживающегося возле соседнего подъезда с трубкой мобильного телефона в руке, Тарик-Магиев внимания не обратил.
Был теплый весенний вечер конца мая, откуда-то из парка доносилась музыка, слышался смех, жители девятиэтажек возвращались с работы, многие выгуливали собак, людей вокруг было много, и эта их бытийная суета приводила душу в умиротворение. Лишь опытный взгляд мог заметить целенаправленное движение нескольких человек, сосредоточивших внимание на одной цели. Однако музыкант и дирижер Дмитрий Исаевич Тарик-Магиев не обладал таким взглядом.
- Вот, полюбуйтесь. - Мнимая мама одноклассницы Руслана села за руль серого цвета "Вольво" сотой модели, включила двигатель, но он не завелся. - Не знаю, что случилось. Всегда заводился с пол-оборота.
- Бензин есть?
- Кажется, полбака. Свечи я проверила. Сядьте на мое место, посмотрите опытным мужским оком.
Дмитрий Исаевич не без колебаний занял место водителя, попробовал повернуть ключ зажигания, в то время как его сын стоял рядом, с интересом следя за отцом. Оба они не заметили, как за спиной родительницы возник загорелый молодой человек в джинсовой безрукавке, с телефоном в руке.
- Да вы же не выключили противоугонку, - обрадовался Дмитрий Исаевич, вдруг заметив мигающий над рукояткой переключения скоростей огонек "клиффорда".
- Да? - наклонилась к нему женщина и выстрелила из парализатора, не вынимая его из сумочки.
И Тарик-Магиев потерял сознание, не успев понять, в чем дело.
- Садись, - распахнула заднюю дверцу женщина, подталкивая Руслана. - Прокатимся.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Шпион Темучина
Посняков Андрей
Шпион Темучина


Посняков Андрей - Из варяг в хазары
Посняков Андрей
Из варяг в хазары


Афанасьев Роман - Между землей и небом
Афанасьев Роман
Между землей и небом


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека