Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

вообще из Тербейвилля не выбрались. Может быть, мы тоже Fliegende
Hollandren[1], прокладывающие по этим развалинам свой бесконечный путь?
Еще одна любимая цель - Ямы. Парни сверху не могут себе отказать в
удовольствии пострелять по ним. Это основное звено в системе снабжения и
обслуживания клаймеров, точка, в которой переливается в жилы флота вся мощь
Ханаана. Ямы извергают потоки людей, боеприпасов и материалов, подобно
постоянно действующему гейзеру.
И туда все время поступают на переработку люди с лицами узников
концлагерей - клаймерщики.
Я собирался дать правдивый репортаж об отважных защитниках
человечества. Мой план нуждается в пересмотре. Ни один такой мне не попался.
Клаймермены вечно чем-то напуганы. Они пугливы, как тени. Героизм придумали
журналисты. Единственное, чего хотят эти люди, - пережить свой следующий
патруль. Их жизнь существует лишь в рамках текущего задания. Свое прошлое
мои попутчики сдали в камеру хранения. Будущее простирается для них не
дальше возвращения домой, и они не желают говорить о нем: боятся сглазить.
Мы пересекли незримую линию. Здесь другой воздух, другие запахи. Трудно
понять, чем это пахнет, когда так трясет...
А! Это море. Пахнет морем и всей этой мерзкой дрянью, которую в него
спускают. С тех пор, как открылись Ямы, залив превратился в мусоросборник,
куда валятся отработанные подъемники. Может быть, я смогу увидеть один такой
всплеск.
Уже здесь можно почувствовать, как дрожит земля от стартов подъемников.
Они высылаются каждые десять секунд круглые ханаанские сутки, длящиеся
двадцать два часа пятьдесят семь минут. Разных размеров, и самые маленькие
больше здоровенного сарая. Подарочные коробки с игрушками для флота.
- Три километра осталось. Как ты думаешь, пройдем? - с усмешкой говорит
командир, наклонившись ко мне.
Я спрашиваю, есть ли другие варианты.
Он поднимает к небу свои голубые глаза. Бесцветные губы складываются в
тонкую улыбку. Господа устроили себе на радость грандиозный фейерверк.
Вспышки отражаются на лице командира, как татуировки из света и тени.
Он выглядит вдвое старше своего настоящего возраста. Лысеет. Лицо
изрезано морщинами. Трудно поверить, что это тот самый пухлый ангелочек,
которого я знал по Академии.
Смуглянка за рулем закладывает дикие виражи, но его они, похоже,
нисколько не беспокоят. Кажется, он находит в этой дикой болтанке какое-то
извращенное удовольствие.
Наверху что-то происходит, и я начинаю нервничать. Воздушное
представление набирает обороты. Никакие это не учения. Перехваты спустились
в тропосферу. Хор наземных орудий с глухим треском и шумом пробует голоса.
Даже рев и грохот бронетранспортера не может заглушить их полностью.
Ореол пламени прожигает ночь.
- Бомбер пикирует, - бросает Яневич с драматической интонацией
скрипичной струны.
Магические слова. Младший лейтенант Бредли, еще один новичок,
сбрасывает с себя ремни безопасности, вскакивает и хватается руками за борт.
Костяшки его пальцев белеют. Женщина за рулем - наш Торквемада - решает, что
настало время показать нам, на что способна ее тачка. Бредли кидается в
сторону бреши на месте выбитой двери погрузочного отсека. Он так напуган,
что даже крикнуть не может. Когда он проносится мимо, мы с Уэстхаузом
хватаем его за свитер.
- Ты рехнулся? - с недоумением спрашивает Уэстхауз.
Я понимаю, что он сейчас чувствует. Я чувствовал то же самое, когда
наблюдал прыжки с парашютом. Даже дурак должен сообразить, что можно, а что
нет.
- Я хотел посмотреть...
- Садитесь, мистер Бредли. Вы ведь не так сильно хотите посмотреть,
чтобы ваша задница оказалась в списке потерь еще до первого задания, -
говорит командир.
- А сколько возникнет проблем! - добавляет Яневич. - Другого офицера
искать уже поздно.
Я переживаю за Бредли. Я тоже хочу посмотреть.
- Бомберы скоро прилетят?
Все это я видел в видеозаписи. Ремни безопасности кажутся смирительной
рубашкой. Враг приближается, а ты как на ладони, связан по рукам и ногам.
Кошмар военного космолетчика.
Они не обращают внимания на мой вопрос. Только сам противник может
знать, что он делает. Меня одолевает страх.
Космопехотинцы, солдаты планетарной обороны, гвардейцы - они умеют
драться на открытом месте. Их этому учили. Они знают, что надо делать, когда
падает бомба. А я не знаю. Мы не знаем. Нам, космолетчикам, нужны стены без
окон, панели управления, аквариумы дисплеев - и тогда мы готовы хладнокровно
встретить опасность.
Даже Уэстхаузу нечего больше сказать. Он смотрит в небо в ожидании



первых признаков абляционного зарева.
Тербейвилль гордится сбитым бомбардировщиком. Наполовину похороненный в
битом булыжнике, он показался мне стометровым телом, всплывшим на
поверхность Стикса.
Этот стоп-кадр надолго застрял в сознании. Живая картина. Окрашенный
алой зарей пар хлещет из треснувшего корпуса. Необычайно живописно.
Корабль потерял экипаж, но в грунт вошел без видимых повреждений.
Реальные повреждения произошли внутри.
Я хотел сделать пару кадров интерьера. Но с первого взгляда передумал.
Защитные экраны и инерционные поля раздавили всех в кашу. Нельзя сказать,
что" эти парни сильно похожи на нас. Они чуть повыше и голубого цвета,
вместо ушей и носов - антенны, как у бабочек. Улантониды, от названия их
родины - Уланта.
- Эти парни быстро вышли из игры, - сказал мне командир с такой
интонацией, будто бы он им завидовал.
Зрелище погрузило его в задумчивость.
- Странные вещи бывают. В позапрошлый патруль мы подняли совершенно
исправный транспорт, один из наших. Все работает, и ни души на борту. А что
случилось, понять невозможно. Всякое бывает, - произносит он.
- Похоже, мы от них уходим, - говорит Яневич.
Я оглядываю небо. Не вижу, какие знамения ему это сказали.
Наземные батареи перестают прочищать глотки и запевают всерьез.
Командир бросает на Яневича насмешливый взгляд.
- Похоже, опять трендим, старпом.
- Не надо меня вруном выставлять, - огрызается Яневич, злобно уставясь
в небо.
Слепящие вспышки гамма-лазера освещают ржавые кости некогда
величественных зданий. И вдруг я вижу фантастический черно-белый кадр,
схватывающий чистейшую суть этой войны. Я вскидываю камеру и щелкаю, но
поздно.
Наверху, на уровне по крайней мере третьего этажа, балансируя на
двутавровой балке, парочка занималась этим. Стоя. Ни за что, кроме друг
дружки, не держась.
Командир тоже их заметил:
- Мы на верном пути.
Я кидаю быстрый взгляд: что отражается на его лице? Но там все та же
лишенная выражения маска.
- Что за странная логика, командир?
- Это сержант Холтснайдер, - говорит Уэстхауз. Откуда ему, черт возьми,
знать? Сидит он ко мне лицом. А их я вижу у него за левым плечом. -
Шеф-артиллерист лучевых орудий. Дипломированный маньяк. Прощается здесь
перед каждым заданием. Патруль идет как по маслу, если ему удается кончить.
Для ее корабля то же самое, если удается ей. Она - техник управления огнем
второго класса с джонсоновского клаймера. - Он болезненно усмехается. - Ты
чуть-чуть не щелкнул живую легенду флота.
То, что экипаж может быть исключительно однополым, - неприятная
особенность клаймеров. Живя в десегрегированном обществе, я не особенно
шлялся по бабам, но период вынужденного воздержания ожидаю без всякого
восторга.
Там, дома, об этих проблемах ничего не знают. По голосети гонят
исключительно торжественные проводы и треп о доблести и славе. Их задача -
привлекать добровольцев.
Клаймеры - единственные военно-космические корабли с однополыми
командами. Ни на каком другом корабле нет таких психологических нафузок, и
добавлять к ним запутанные и взрывоопасные сексуальные проблемы -
самоубийство. Это выяснилось в самом начале.
Причины мне понятны. Факт от этого приятнее не становится.
С командиром Джонсон и ее офицерами я познакомился в Тербейвилле. Они
рассказывали мне, что при таких нагрузках женщины становятся аморальными,
как худшие из мужчин, если судить по меркам мирного времени.
Но чего нынче стоят эти мерки? С ними на полдюжины конмарок можно
купить чашку натурального кофе со Старой Земли. Без них - то же самое за
шесть конмарок на черном рынке.
Первый бомбер кладет цепь бомб вдоль нашего следа и застает нас
врасплох. Взрывная волна подхватывает бронетранспортер, встряхивает его
одним страшным рывком, и я моментально глохну. Остальные как-то успели
вовремя закрыть уши руками. Бомбардировщик летит, как светящаяся
дельтовидная бабочка, откладывающая в море яйца.
- Придется строить новые подъемники, - говорит Уэстхауз. - Будем
надеяться, что наши потерн пришлись на "Цитроны-4".
Ремни безопасности вдруг превращаются в западню. Меня охватывает
паника. Как мне, привязанному, в случае чего выбраться?
Командир мягко трогает меня за плечо. Странно, но это успокаивает.
- Почти на месте. Несколько сотен метров осталось.
И тут же бронетранспортер останавливается.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами
Шилова Юлия
Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами


Шилова Юлия - Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха
Шилова Юлия
Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха


Злотников Роман - Леннар. Сквозь Тьму и… Тьму
Злотников Роман
Леннар. Сквозь Тьму и… Тьму


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека