Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Лионский кредит. Сообщите свой адрес. В пять утра я улетаю в Лондон. А как
подвинулась ваша работа?
Цандер развернул чертеж и начал объяснять. Блоттон рассеянно слушал
несколько минут, делая вид, что понимает, поблагодарил Цандера, оставил чек,
рассказал несколько последних спортивных новостей и ушел. Цандер позвал
Винклера и показал ему чек.
- Очевидно, лорду Блоттону удалось получить деньги под невесту, - сказал,
улыбаясь, Винклер.
- Как это "под невесту"?
- Недавно в "Таймсе" было напечатано о помолвке лорда Блоттона с Эллен
Хинтон. Мисс Эллен - племянница и единственная наследница миллионерши леди
Хинтон. Видимо, Блоттону открыли широкий кредит.
- Так вот почему он говорил о том, что путь к звездам лежит через алтарь!
- вспомнил Цандер.
- Ну что же, пока мы можем обойтись без ремонтной мастерской. Ее заменит
нам спортивное тщеславие Блоттона. Тем лучше. Уезжайте, господин Цандер.
Теперь у нас закипит работа. Только бы...
- Что?
- Только бы вам удалось благополучно выбраться. У вас готов план отъезда?
Нет? Придется помочь вам.
И они склонились над картой страны, которая была когда-то их родиной.
Глава 2. ЧИТАТЕЛЬ ЗНАКОМИТСЯ С ДОСТОПОЧТЕННЫМ ОБЩЕСТВОМ ЛЕДИ ХИНТОН, А
ТАКЖЕ УБЕЖДАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО УМНЫЙ ЧЕЛОВЕК И НА БЕРЕГАХ ТЕМЗЫ МОЖЕТ НАЙТИ
ЗОЛОТЫЕ РОССЫПИ.
- Все ли подано? Бенедиктин для епископа? Шеррибренди для сэра Генри?
Белое вино? Сыр? Кекс? А мед? Его преосвященство любит мед - пищу
пустынников. Нет меда? - Леди Хинтон позвонила.
Вошла девушка, краснощекая шотландка в сером платье, с белым крахмальным
передником и в белой кружевной наколке, из-под которой выбились пряди густых
каштановых волос. В руке Мэри была хрустальная вазочка с медом.
- Вы опять забыли поставить мед, Мэри? Мэри молча поставила вазочку на
стол и бесшумно вышла. Хинтон проводила ее глазами и перевела взгляд на
бледное лицо племянницы.
- Зачем ты остригла волосы, Эллен?
Девушка тронула тонкими белыми пальцами с длинными ярко-розовыми ногтями
свои пепельные волосы, ниспадавшие к щекам ровными волнами завивки, и
беззвучно сказала:
- Сэр Генри...
- Разумеется! - с неудовольствием произнесла старая леди. - Дай мне
"воздух" и возьми книгу.
Леди Хинтон уже пять месяцев вышивала шелком и золотом цветы и херувимов
на "воздухе" для алтаря церкви, настоятелем в которой был епископ Иов Уэллер
- духовник леди, ее старый друг и советчик.
- Который час?
- Без пяти минут пять.
- Читай, Эллен.
Племянница раскрыла наугад том Диккенса:
- "Тогда только чувствуют они себя в счастливом состоянии дружественного
товарищества и взаимного доброжелательства, являющегося источником самого
чистого, непорочного блаженства..."
- В Гайд-парке опять, кажется, митинг, - прервала чтение леди Хинтон,
прислушиваясь. Покачала головой и так тяжело вздохнула, что ее
всколыхнувшаяся под лиловым шелковым платьем грудь коснулась двойного
подбородка.
Вслед за этим леди Хинтон ожесточенно воткнула иглу в глаз херувима и
глубоко задумалась.
Сколько уже лет она ведет войну, безнадежную войну со временем! Сначала
против каждого нового фунта веса жирного тела, против каждой новой морщинки
на лице - недаром она пережила трех мужей и собрала в своих крепких руках
три состояния, - а потом против того нового, что вторгалось в политическую,
общественную и частную жизнь, вплоть до этих "новомодных стриженых волос и
неприличных костюмов" Эллен.
Золотым веком леди Хинтон считала добрую старую Англию времен королевы
Виктории, на которую леди была несколько похожа и которой старалась
подражать.
Свой старый особняк в Вест-Энде, против Гайд-парка, леди Хинтон
превратила в крепость - "мой дом - моя крепость", - в которой хотела
отсидеться от напора времени. Двадцатый век должен был кончаться на пороге.
Здесь же все, начиная от тяжеловесной мебели и кончая жизненным укладом и
этикетом, было дедовских и прадедовских времен.
Леди Хинтон даже летом не открывала наглухо закрытых двойных рам и
заставляла спускать тяжелые шторы на окна, чтобы не видеть толпы
возбужденных людей, проходящих в Гайд-парк, - излюбленное место для
митингов. Но голоса и песни, гул, а иногда и сухой треск выстрелов проникали
сквозь толстые стены. На ее консервных фабриках - наследство второго мужа -



бастовали рабочие, и ей приходилось вести неприятные разговоры с
управляющим. На ее файф-о-клоках политические разговоры были изгнаны, как
признак дурного тона. И тем не менее часто за этими чинными чаепитиями
разгорались политические дискуссии.
Время наступало, время вело правильную осаду особняка, укрывшегося за
решеткой, под старыми каштанами и вязами.
Время врывалось гулом улицы, волнующими разговорами, жуткими новостями.
Ни старые слуги, ни толстые стены, ни двойные рамы, ни шторы не спасали от
натиска времени.
У леди Хинтон начиналась настоящая мания преследования. И
преследователем, врагом, убийцей было время...
- Читай же, Эллен.
Но продолжать чтение не пришлось. Часы медленно, глухо, словно удары их
доносились с далекой башни, пробили пять.
В дверях бесшумно появился старый лакей в серой ливрее с позументами.
Глухим старческим голосом почтительно доложил:
- Доктор мистер Текер.
Леди Хинтон нахмурилась. По четвергам - день файф-о-клока - домашний врач
должен был являться в четыре часа сорок пять минут, чтобы окончить вечерний
визит до прихода гостей. Сегодня доктор опоздал на целых пятнадцать минут.
- Проси.
Из-за двери показалась коротко остриженная голова с седеющими висками,
затем осторожно продвинулась и вся фигура доктора - в черном, наглухо
застегнутом сюртуке. Сюртук вместо традиционного вечернего смокинга! Леди
Хинтон прощала такое нарушение этикета Текеру только потому, что он был
"человек иного круга", притом иностранец, прекрасный врач, "жертва и беженец
времени". На родине он не поладил с "духом нового времени", который
выдавался там за "истинный дух древних".
Лицо Текера было растерянное и радостно-взволнованное. С показной
уверенностью прошел он пространство от двери до троноподобного кресла,
приветствовал леди Хинтон почтительным поклоном и осторожно, как хрупкую
драгоценность, взял толстую руку пациентки, чтобы прощупать пульс.
- Мне говорили, что врачи отличаются пунктуальностью, а немецкие в
особенности! - тягуче сказала леди Хинтон.
- ..Шестьдесят шесть.., шестьдесят семь... - отсчитывал Текер удары
пульса, глядя на секундную стрелку карманных часов - Пульс нормальный.
Простите, леди. Домашние обстоятельства задержали меня. Моя жена..,
разрешилась от бремени. Мальчиком. - И глаза Текера вспыхнули радостью.
- Поздравляю, - беззвучно сказала леди Хинтон. - Принимал врач? У вашей
жены, значит, было два врача. А у меня едва не разыгрался припадок печени...
Врачебная этика, впрочем, всегда была для меня непонятна.
Текер переминался с ноги на ногу. Внутренне он был взбешен, но сдерживал
себя, вспомнив о новорожденном: новые обязанности отца, новая
ответственность...
Задав пациентке несколько вопросов, Текер хотел удалиться. Но у леди
Хинтон уже была наготове женская месть.
- Надеюсь, доктор, вы не откажетесь остаться на файф-о-клок? Соберутся
мои старые друзья, - сказала она с улыбкой гостеприимной хозяйки.
Текер коротко вздохнул, поклонился и уселся на стуле с таким видом,
словно это была горячая жаровня. Наступило молчание.
Чтобы прервать тягостную паузу, пленник коварного гостеприимства
заговорил:
- Я читал в газете: как-то в лондонской экономической школе выступил
знаменитый писатель. Он обратился к слушателям с такой речью:
"Многие из сидящих здесь молодых людей будут убиты, другие удушены
газами, третьи умрут от голода. Надвигается мировая катастрофа.
Цивилизация гибнет, и нет выхода. Остается разве построить ковчег вроде
Ноева..."
Леди Хинтон опустила на колени вышивание. Она побледнела, глаза сверкнули
гневом.
- Пощадите нервы вашей пациентки, мистер Текер! Вошел слуга:
- Его сиятельство барон Маршаль де Терлонж и его превосходительство
коммерции советник мистер Стормер.
Неудовольствие сменилось на лице леди Хинтон привычной маской любезности.
Вошел Маршаль де Терлонж, французский банкир с темным прошлым, нажившийся
на войне и купивший титул барона. Ему было под пятьдесят, но выглядел он
совершенной развалиной. Вместе с ним появился широкоплечий, крепкий старик с
красным лицом мясника. Барон проковылял к креслу, поцеловал руку хозяйки и,
сильно заикаясь, сказал:
- Позвольте, э-э-э.., ппредставить моего ккомпаниона и друга ммистера
Ст... Ст... Ст...
- Стормер! - грохнул толстяк, протягивая вздрогнувшей хозяйке
растопыренные толстые пальцы.
- Его преосвященство епископ! - возвестил лакей.
Вошел епископ Иов Уэллер, полный, здоровый мужчина с породистым румяным


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Березин Федор - Пепел
Березин Федор
Пепел


Курылев Олег - Шестая книга судьбы
Курылев Олег
Шестая книга судьбы


Черепнин Владимир - Свирепый черт Лялечка
Черепнин Владимир
Свирепый черт Лялечка


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека