Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Юлиан Семенович СЕМЕНОВ


ДУНЕЧКА И НИКИТА


Повесть


- Идиоты, - сказал Никита. - Пустите, спать хочу.
Он лежал на кровати одетый. Он лег под утро, потому что всю ночь
просидел над книжками по актерскому мастерству. Голову он накрыл подушкой,
чтобы не слышать шума с улицы. Улица просыпалась рано. Дворник сонно
переругивался с милиционером и громко шаркал метелкой по сухому тротуару.
В доме напротив, на втором этаже, в третьем окне слева, мальчик в очках
садился за рояль по утрам и наяривал гаммы. Никита часто разглядывал его в
бинокль. У очкастого мальчика были короткие пальцы и веснушчатый нос.
Никита его ненавидел.
Степанов снова тронул Никиту за плечо.
- Ну? - спросил Никита из-под подушки. - Чего?
- Вставай.
- Гады вы все. Мучаете человека.
- Мы привели Дуню, - сказал Степанов.
Никита сбросил подушку, сел на кровати и стал тереть лицо. Он тер
лицо обстоятельно, разминая мышцы по системе йогов.
- Все-таки да? - спросил он.
- Что я могу поделать?
- Когда?
- Назначили на десять утра.
- Кто судья?
- Черт его знает. У тебя нет ничего выпить?
- Нет, потому что пить нехорошо, если сражаешься или когда пишешь.
Так, кажется, у Папы... А я сегодня сражаюсь. Ну-ка, стань. Колоссальный
прием... Протяни левую. Захватываю у кисти, понял? Рывок на себя, ногу
вперед с резким выбросом - и ты в партере.
- Я, милый, на галерке.
- Слушай, у меня сегодня зачет по драке, а может, еще консультация по
мастерству. Что я стану делать с Дунькой?
- Нам ее не с кем оставить.
- А как ее будут делить?
- Отстань, а?
- В холодильнике есть прекрасный квас. Хочешь? Могу выдать.
- Я хочу выпить.
- У тебя, кстати, деньги есть?
- Есть.
- Одолжи десятку.
- На.
- До, ре, ми, фа, соль, ля, си, мне спасибо, вам мерси, - сказал
Никита и пошел в ту комнату, где Надя сидела с Дунечкой.
- Здорово, сестреночка, - бодро сказал Никита и поцеловал Надю. -
Племяшечка, привет.
- А я сегодня весь день с тобой буду, - сказала Дуня.
- Мешать станешь?
- Конечно.
- Выдеру.
- Меня драть нельзя, я нервная.
- Вы оба понимаете, что творите? - спросил Никита. - Может, отложите
ваш бракоразводный про...
- Никита! - Надя показала глазами на Дуню.
- Ничего, говорите, я вас не буду слушать, - сказала Дунечка и
приложила пальцы к ушам, - я вместо этого смотреть буду.
- Пожалуйста, не отпускай ее ни на шаг, - сказала Надя, - нам просто
не с кем ее оставить, понимаешь? Никого нет, кроме тебя.
- Мама вернется послезавтра...
- Я не виновата, что все это назначили на сегодня.
Дунечка пошла в ту комнату, где у окна сидел Степанов. Она шла,
подпрыгивая на носочках.
- Смотри, - сказала она, остановившись возле двери. - Я умею на самых
кончиках, как балерина.
- Ах ты рыбонька моя, - сказала Надя и вышла на кухню.
Никита пошел следом за ней.
- Еще ж не поздно, - сказал он. - Ты ведь любишь его.
- Я его ненавижу.
- Он тебя любит.
- Он негодяй, я его видеть не могу.
- Ты без него повесишься через полгода.
- Ну и пусть.


- А как вы будете с Дунькой?
- Она будет со мной.
- Она будет без отца.
- Она будет со мной, - повторила Надя, - ясно тебе? И вообще, не суй
свой нос туда, куда не надо.
- Как с Дунькой сидеть, так <Никиток>, а как говорю правду - так <не
суй нос>. Ты - сумасшедшая.
- Сам очень хороший.
- Мне по долгу велено, я - артист. Артист обязан быть сумасшедшим,
иначе он станет дерьмом.
Никита ушел в ванную, залез под душ и задернулся занавеской. Он
плескался и повизгивал тонким голосом.
- Надька, - крикнул он, - потри спину.
Надя выключила газ, поставила медную кофейницу на стол и пошла в
ванную.
- Какой долдон вымахал, - сказала Надя, - а вроде вчера я тебя
грудного купала.
- Не подглядывай, - сказал Никита, - я тебя стесняюсь. Слышь, Надьк,
а чего ты такая красивая перед разводом стала? Влюбилась? Или страдание
делает женщину прекрасной?
- Страдание. Нагнись ниже.
- Больно дерешь!
- Не кричи. У тебя спина грязная.
- Спина - не душа, прожить и с такой можно. Слушай, а вот для вас
имеет значение, какая у мужчины фигура?
- Конечно.
- У меня ноги тонкие.
- Дурашка, - сказала Надя, - это красиво.
Она села на край ванны и заплакала. Плакала она по-детски: у нее
катилось по щекам много слез и сразу же краснел нос.
- Идиоты, - сказал Никита, - вы идиоты. Выйди, я буду вытираться.
Степанов сидел возле окна, а Дунечка танцевала посреди комнаты. Она
любила танцевать.
Степанов смотрел на дочь и вспоминал, как семь лет назад в такой же
летний день Дунечку привезли из родильного дома.
Есть разница в том, как относятся к новорожденному мать и отец. Надя
подолгу просиживала возле Дунечки - сморщенной, коричневолицей, пищащей
хриплым голосишком, - и смотрела на нее с умилением, и находила сходство:
<Уши у нее твои, и брови твои, и подбородок твой>. А Степанов смотрел на
этот пищащий комочек с осторожным любопытством, не видел никакого
сходства, но соглашался с Надей и недоуменно хмыкал: <Моя дочь...>
Люди - те же позвоночные, только высшая их форма. Волчица облизывает
детеныша, подолгу глядит на него, положив длинную морду на толстые лапы, а
волк гуляет себе по лесу, мимо слепых волчат проходит равнодушно - не
придавить бы, - и только. Волк начинает брать детеныша с собой, когда тот
делается постарше и когда мать уже не смотрит на него с такой нежностью, а
порой даже прикусит за загривок, если что не так. У зверей младенчество
принадлежит матери, зрелость - отцу. У людей - так же.
- Папочка, - спросила Дуня, - а у вас когда начнется баракоразводный?
- Что?
- Так Никита сказал.
- Не болтай, мать, ерунды...
- Ну какая ж я тебе мать, - рассудительно сказала Дунечка, - я твоя
дочка.
- Дуньк, скажи <рыба>, - попросил Степанов, закрыв глаза.
- Рыба.
- Раньше ты говорила - лыба. Ну-ка, иди, я тебя поцелую.
- Вы меня всегда целуете, когда ссоритесь.
- Смотри, какой пух тополиный летает.
- А зачем он летает?
- Весна...
- Пусть бы зимой летал, тогда падать не больно.
Вошел Никита:
- Она уже ушла.
- Пока, Дунечка, Никиту слушаться безо всяких.
- А со всякими?
Никита и Степанов посмотрели друг на друга. Степанов поднялся,
потянулся, захрустев пальцами, и пошел в суд - разводиться.

- Дунька, порубать хочешь?
- Знаешь, как папа говорит? Он говорит: <рубансон-гоглидзе> и
<кирневич-валуа>.
- А что такое <кирневич-валуа>?
- Очень просто. Это когда в рюмку наливают водку.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белов Вольф - Странники вселенной
Белов Вольф
Странники вселенной


Каргалов Вадим - Колумб Востока
Каргалов Вадим
Колумб Востока


Посняков Андрей - Шпион Тамерлана
Посняков Андрей
Шпион Тамерлана


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека