Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Джон ЛЕ КАРРЕ


ВОЙНА В ЗАЗЕРКАЛЬЕ



Я даже согласна быть пешкой, только бы меня взяли в игру.
Л. Кэррол. Алиса в Зазеркалье
"Непосредственно перед сеансом связи не рекомендуется брать в руки и
переносить тяжеловесные предметы - сундуки, чемоданы и т. п., - так как
мышцы предплечья, кисть и пальцы теряют чувствительность, необходимую для
четкой работы с ключом Морзе".
Ф. Тэйт. Полный курс .Морзе.
Изд-во "Питмэн"
Джеймсу Кеннавею посвящается

Предисловие
Люди, клубы, учреждения и разведывательные организации, описанные в моих
книгах, не существуют и, насколько мне известно, не существовали никогда. Я
хочу это подчеркнуть.
Я должен поблагодарить Общество радиолюбителей Великобритании и мистера
Р. Е. Молланда, редакторов и сотрудников журнала "Эвиэйшн Уик энд Спэйс
Текнолоджи" и мистера Рональда Коулса за ценные технические консультации; я
также благодарен моему секретарю мисс Элизабет Толлингтон.
Но более всех я обязан моей жене за неутомимое сотрудничество.
ДЖОН ЛЕ КАРРЕ Агиос Николаос, Крит Май 1964 г.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

МИССИЯ ЭЙВЕРЛИ
Здесь лежит дурак, который пытался обдурить Восток.
Р. Киплинг

Глава 1
Летное поле было покрыто снегом.
Нанесло его с севера, надуло в тумане ночным ветром, пахнущим морем.
Здесь ему и лежать всю зиму, невозмутимо, колючей леденистой пылью
припорошив серую землю, не примерзая к ней и не тая, как будто нет других
времен года. Перемежающийся туман наплывал, как дым войны, проглатывал
ангар, радарную кабину, аэродромные машины, потом обнажал, смыв краски, то
одно, то другое - их черные, помертвевшие остовы торчали на белом пустыре.
Вид без перспективы, впадин и теней. Небо и земля сливались; силуэты
людей и зданий оцепенели от холода, будто смерзлись под слоем льда.
По ту сторону летного пола не было ничего - ни дома, ни пригорка, ни
дороги, не было даже забора или дерева; только небо, придавившее дюны, и
бегущие мглистые облака над грязным балтийским берегом. Где-то сзади были
горы.
Ребятишки в школьных бескозырках столпились у обзорного окна, оживленно
болтая по-немецки. На некоторых были лыжные костюмы. Тэйлор глядел мимо них
со скучающим видом и, так и не сняв перчаток, держал в руках стакан. Один ид
мальчиков обернулся и уставился на него, потом покраснел и что-то шепнул
другим. Они все примолкли.
Резким движением руки как бы описав полукруг, он выпростал запястье из
рукава и взглянул на часы - это было в его стиле, ему хотелось, чтобы по
жесту в нем узнавали военного человека, и не просто, а из приличного полка,
члена приличного клуба, человека, который понюхал пороху.
Без десяти четыре. Самолет запаздывает уже на час. Сейчас должны объявить
- почему. Всякое могут сказать - туман, или просто - задержан вылет. Скорее
всего, сами не знают и уж точно не. объявят, что он на двести миль
отклонился от курса и сейчас находится где-то южнее Ростока. Тэйлор допил
стакан и огляделся, не зная, куда поставить. У него мелькнула мысль, что
иные крепкие напитки хорошо пить там, где их делают. И в критической
ситуации, когда нужно убить пару часов, а за окном десять градусов ниже
нуля, стаканчик "Штайнхегера" - не самый худший вариант. По возвращении он
постарается, чтобы несколько ящиков выписали для клуба "Алиби". Все с ума
сойдут.
Громкоговоритель тихо гудел, но вдруг рявкнул, потом замолк и заговорил
снова, теперь отрегулированный. Дети уставились на него выжидательно.
Объявляли вначале по-фински, потом по-шведски, наконец по-английски.
Северные авиалинии сожалели о задержке рейса 290 из Дюссельдорфа. Ни намека,
на сколько и почему. Скорее всего, и сами не знали.
А Тэйлор знал. Что будет, подумал он, если он сейчас неторопливой



походкой подойдет к развязной девице в стеклянной кабине и скажет: 290-й
прибудет не скоро, милочка, его сдуло с курса северным штормовым ветром и
несет теперь с Балтики в сторону Хейде. Девушка, ясное дело, его слушать не
станет, решит, что он чокнутый. Потом она кое-что узнает и только тогда
поймет, что он совсем не простой, очень не простой человек.
Понемногу темнело. Земля теперь стала светлее неба; расчищенные
взлетно-посадочные полосы на фоне снега напоминали канавы, усеянные
янтарными пятнами посадочных, огней. Свет неоновых ламп с ближних ангаров
проливал унылую бледность на лица и самолеты; на секунду картина оживилась:
короткой вспышкой пробежал луч контрольной вышки. Из боксов слева выехала
пожарная машина и встала рядом с тремя "скорыми" вблизи от центральной
полосы. Одновременно на всех машинах завертелись синие маячки; автомобили
стояли в один ряд, настойчиво мигая. Дети указывали на них пальцами и
возбужденно переговаривались.
Из громкоговорителя вновь раздался голос девушки, хотя после предыдущего
объявления прошло всего несколько минут. Дети опять умолкли и прислушались.
Рейс 290 задерживается по меньшей мере еще на час. Дополнительно сообщат,
как только поступит информация. Что-то среднее между удивлением и тревогой,
прозвучавшее в голосе девушки, передалось полудюжине людей, которые сидели в
противоположном конце зала ожидания. Пожилая женщина что-то сказала мужу,
встала, взяла сумку и подошла к детям. Некоторое время она в какой-то
растерянности вглядывалась в сумерки. Не найдя за окном утешения, она
повернулась к Тэйлору и спросила по-английски: "Что случилось с самолетом из
Дюссельдорфа?" В ее голосе звучала гортанная интонация возмущенной
голландки. Тэйлор пожал плечами. "Наверное, снег"", - сказал он. Он говорил
отрывисто: это, как ему казалось, соответствовало его облику военного.
Толкнув вертящуюся дверь, Тэйлор спустился в зал прилета. У главного
входа он узнал желтую эмблему Северных авиалиний. За столом сидела девушка,
очень хорошенькая.
- Что происходит с дюссельдорфским рейсом? - У него были доверительная
манера говорить; считалось, что он был специалистом по молоденьким девушкам.
Она улыбнулась и пожала плечами:
- Вы же видите, снег. У нас часто бывают задержки осенью.
- А нельзя спросить у шефа? - предложил он, кивнув на стоящий перед ней
телефон.
- По громкоговорителю сообщат, - сказала она, - как только узнают.
- А кто штурман, милочка?
- Как вы сказали?
- Ну, штурман, командир?
- Капитан Лансен.
- Как он вообще, справляется?
Девушка была шокирована.
- Капитан Лансен очень опытный пилот.
Тэйлор окинул ее оценивающим взглядом, усмехнулся и сказал:
- Как бы то ни было, милочка, а пилот он очень везучий.
Считалось, что старина Тэйлор кое в чем разбирается. Во всяком случае,
так говорили в клубе "Алиби" каждую пятницу, вечером.
Лансен. Странно было вот так запросто услышать это имя. В конторе оно
никогда не произносилось. Говорили иносказательно, употребляли клички, все
что угодно, только не настоящее имя: наш сизокрылый, летучий друг, наш
северный друг, паренек-фотограф; в разговоре иной раз проскакивало сочетание
букв и цифр, которыми он обозначался в документах, - но никогда, ни при
каких обстоятельствах не называли его настоящего имени.
Лансен. Леклерк показал его фотографию еще в Лондоне: приятной наружности
тридцатипятилетний блондин с живой улыбкой. Девушки, что работают в
аэропорту, должны по нему сходить с ума. Все они такие, хочешь не хочешь,
легкая добыча для летчика. Но здесь был замкнутый круг, со стороны никто не
допускался.
Тэйлор торопливо ощупал карман плаща - просто удостоверился, что конверт
на месте. Никогда прежде он не носил с собой таких денег. Пять тысяч
долларов за один полет, тысяча семьсот фунтов за то, чтобы сбиться с дороги
над Балтийским морем, и налогов с них не надо платить. И все-таки не каждый
же день Лансену приходилось это делать. Это был особый случай, сказал
Леклерк. А что, если сейчас наклониться над стойкой и сказать девушке, кто
он на самом деле, и деньги в конверте показать? Такой у него никогда не было
- первоклассной девушки, высокой и молодой.
Он опять поднялся в бар. Бармен уже стал его узнавать. Тэйлор указал на
бутылку "Штайнхегера" на средней полке и сказал:
- Дайте мне еще одну такую, пожалуйста. Вон ту, прямо сзади вас, вашу
местную отраву.
- Ее немцы делают, - сказал бармен.
Тэйлор открыл бумажник и вынул купюру. В прозрачном кармашке была
фотокарточка девочки лет девяти, в очках, с куклой в руках.
- Дочка, - объяснил он бармену, и тот натянуто улыбнулся.
Голос у него в разных случаях звучал по-разному, как у путешествующего


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - фрейграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - фрейграф


Головачев Василий - Два меча
Головачев Василий
Два меча


Шилова Юлия - Цена успеха, или Женщина в игре без правил
Шилова Юлия
Цена успеха, или Женщина в игре без правил


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека