Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Дмитрий ВЕРЕСОВ


БЕЛОЕ ТАНГО


У некоторых драконов крыльев нет вовсе, и они летают просто так.
Хорхе Луис Борхес

ПРОЛОГ

НАКАНУНЕ ФИНАЛА

(1995)
Она откинулась на стуле и подняла на свет прозрачный пластиковый
стаканчик.
Шампанское окрасилось в неяркую бледную синеву - сейчас единственная
лампочка, забранная в толстый колпак из небьющегося стекла, работала в
ночном режиме - скажите, какой интим... "Хейдсик"... Неплохая марка... В
последний раз они с мужем отведали "Хейдсик" в "Серебряной Башне"... Или на
приеме у китайцев?
Сейчас и не припомнишь.. У них в доме предпочитали старомодную вдовушку
Клико-Понсардэн: один старинный приятель Андрика входил в совет директоров
компании и ящиками доставлял искристый напиток своему "дорогому шер ами и
его очаровательной подруге"... Для непосвященных она так и оставалась
подругой. Брак Гроссмейстера со второй за всю историю Ордена
женщиной-Магистром Капитула и не мог не быть тайным. Это явление скорее
тектонического порядка...
Она не спеша сделала три глотка и поставила стаканчик на откидной белый
столик с пластмассовой крышкой. Не считая початой бутылки, на столике
находились пачка сигариллок, зажигалка да легкая пепельница из белой
пластмассы. Ах, это царство уединенного досуга, пластиков и белизны! Белые
стены, белый потолок, белая кровать, приваренная к белому полу, белый
экранчик перед закуточком с "удобствами" (сами "удобства", правда, голубые).
Даже тарелки, ножи-пилочки, вилки с закругленными кончиками, ложечки - все
это, как и полагается, она поставила на полку под окошечком в двери -
обязательно белые и обязательно пластиковые... Только вот с бутылочкой
промашка вышла... Она усмехнулась, представив себе коллекционное шампанское
в пластиковых бутылках. Или в бумажных пакетиках, как сок. Специальный
разлив для особой категории клиентов... Она взяла недопитый стаканчик. Из
коридора донесся звук шагов, и почти одновременно лампочка на потолке
ослепительно засияла, облив небольшое помещение ярким, беспощадным светом.
Звякнули ключи. Начинается...
В проеме распахнувшейся двери стоял весьма внушительный, несмотря на
малый рост, усач, видно, в немалом чине. Сделав два решительных шага вперед,
он остановился и уже отнюдь не решительно произнес срывающимся голосом:
- С-сидите.
- Сижу, - подтвердила она, с любопытством глядя на незнакомца.
Он набрал в легкие воздуха, сдвинул на затылок фуражку, поднял перед
собой руку с зажатым в ней листком, откашлялся и начал читать: , - "С
сожалением уведомляю Вас, что Ваше ходатайство о помиловании рассмотрено
Господином Президентом Республики и..."
- Отклонено, - подсказала она. - Мерси, я уже догадалась - шампанское,
омары, цыпленок по-амстердамски... Да и радио не молчит...
- "Принимая во внимание, что апелляционные суды трех инстанций не сочли
возможным..." - хрипло продолжал он.
- Да не утруждайте вы себя, господин надзиратель. Все ясно. Когда?
- В четырнадцать тридцать, - опустив глаза, как мальчишка, прохрипел он.
- Вообще-то я не надзиратель, а старший судебный исполнитель...
- Простите, господин старший судебный исполнитель, - сказала она и
задорно добавила:
- В следующий раз не ошибусь.
- Вы... вы... вы... - совсем уже сбился он. - Понимаете... понимаете...
Пять умышленных убийств с отягчающими... Может быть, хотите еще вина?
Коньяку? Писчей бумаги? Транквилизаторов?
- По-моему, - участливо сказала она, - транквилизаторы нужнее вам.
- Само собой, священника... Он уже ждет.
- Священника не надо, - твердо сказала она.
- Но... но вы подумайте... Может быть, все-таки... Или желаете раввина,
ламу, православного... У нас есть приходы...
- Никакого, - повторила она.
- Тогда, может быть, какой-нибудь любимый фильм, книгу, музыку? Или... -
он перешел на еле слышный шепот, - марихуаны... Вообще-то запрещено, но
можно и укольчик... А? Что?
- Мужчину.
- Что-что? - переспросил он, мгновенно покрываясь потом.
- Я, кажется, ясно сказала - мужчину.


- Но... но... То есть в каком смысле?.. - Он попятился, словно увидел
черта. Сейчас, того и гляди, перекрестится.
- Неужели непонятно - в каком смысле? Или никто из ваших коллег не
захочет близости с самой знаменитой женщиной десятилетия? Да еще в подобных
обстоятельствах?
Он судорожно вытащил платок и принялся утирать пот с багрового лица.
- Например, вы? Будет о чем рассказать внукам... - И впервые пристально
посмотрела ему в глаза.
Судебный исполнитель резко выпрямился и замер. На лице его легко читалась
вся гамма сильнейших чувств. Ужас, восхищение - и, конечно же, беспредельно
алчное вожделение... Что ж, такое предложение разбудит мужчину и в
безнадежном паралитике.
Он, пятясь и не сводя с нее глаз, подобрался к дверям, развернулся,
что-то резко выкрикнул в коридор. Потом развернулся обратно и шагнул внутрь
камеры, захлопнув за собою тяжелую дверь. На лице его было новое,
сосредоточенное выражение. Он сделал еще один шаг. Пальцы теребили пуговицу
форменной тужурки.
- Ну, иди ко мне, моя последняя любовь!
Он сделал еще шаг и вдруг остановился, опустив руки.
- Ну что? Не желаете ли вызвать подчиненного подержать ваш драгоценный?
- Я читал про вас все, - четко и медленно проговорил он. - Книгу, статьи,
все материалы дела. Видел фильм, присутствовал в зале суда. И понимаю, что
вы обязательно попытаетесь задушить меня, переодеться в мою форму и бежать
отсюда.
Или что-то в этом роде. Только у вас ничего не получится.
Она усмехнулась.
- Не доверяете?
- Вам?! Я пока еще не сошел с ума...
- Я тоже... Вам ли не знать, что мой... номер оборудован по последнему
слову техники... "Жучки", телекамеры.. Смелее же, господин исполнитель,
смелее!
Я вас не съем, а вы напишете об этих минутах толстый мемуар и, уверена,
станете миллионером, мировой знаменитостью.
Он нервно сопел. Усатое лицо налилось краской.
- Я... я не...
- Не смущайтесь...
Рука его боролась с пуговицей.
- Впрочем, я пошутила.
Стрекот дикторской скороговорки из белого приемничка над изголовьем
сменился сладкой музыкой. Она протянула руку и прибавила звук. Испанский
душка-тенор...
- Что ж ты, Иглесиас? - с усмешкой пробормотала она. По-русски..
- А? - Господин судебный исполнитель решил, должно быть, что она
обращается к нему.
- Бэ... Белое танго. Дамы приглашают кавалеров. Не откажите в любезности.
Она ловко спрыгнула со стула и притянула усача к себе. В приемнике
соловьем разливался Что-ж-ты:
- Натали-и...
Он водрузил дрожащую руку на ее тонкую талию и, застонав, повалил ее на
кровать...
Потом они молча курили. Потом она угостила его шампанским из своего
стаканчика и выпила сама. Потом они повторили еще раз, и он был как пылкий и
нежный Ромео, как тигр, как молодой полубог, а она - как трепетная лань, как
пылкая пантера, как кроткая голубица...
Чиновник вновь прильнул к ней, но она отстранила его:
- Довольно. Вы исполнили свой долг, служебный и человеческий. Теперь
ступайте. Вас давно уже разыскивает начальство.
Он попятился и опустился на стул. Глаза его светились безумием.
- Я... я... у меня есть верные люди в охране... деньги... оружие... я
подкуплю... подгоню фургон... устрою аварию, взрыв. Я отравлю,
перестреляю... Мы бежим отсюда... Я спрячу вас... в горах... Я знаю
местечко.
Она, не поднимаясь, холодно смотрела на него сквозь дым сигариллы.
- Господин исполнитель, не пыхтите под киноглазом. У вас и без того могут
быть неприятности... Спасибо вам, конечно, но это чистое ребячество. Вы и
сами прекрасно понимаете абсурдность ваших слов. Лучше успокойтесь,
приведите себя в порядок, выпейте водички и отправляйтесь исполнять дальше.
Он уронил голову на стол и громко зарыдал:
- Господи, ну почему... почему? - лепетал он. - Раньше я верил тебе,
Господи... Теперь больше не верю... Если в мире, сотворенном тобой, возможно
такое.... такое, тогда ты -Дьявол! Лживый, премерзкий дьявол! Враг! Враг!..
Она решительно встала, прошла мимо него в закуток за белой ширмой, налила
в пластиковый стаканчик воды и склонилась над плачущим мужчиной, свободной
рукой поднимая его голову за подбородок.
- Ну все, ну все, мой хороший, не надо, - ласково приговаривала она,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Свержин Владимир - Время наступает
Свержин Владимир
Время наступает


Андреев Николай - Пролог. Смерти вопреки
Андреев Николай
Пролог. Смерти вопреки


Шилова Юлия - Неверная, или Готовая вас полюбить
Шилова Юлия
Неверная, или Готовая вас полюбить


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека