Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Леонид ЦЕЛЬ


ПИЛОТ И ФЛИБУСТЬЕРЫ





Нападение было внезапным. Пиратская гондола, притаившаяся за огромной
глыбой метанового льда, осторожно высунула из тени допотопный, тупорылый
излучатель и дала залп.
На борту патрульного шлюпа ООН "Русич" беспечно резались в карты в
преддверии ужина пятеро офицеров. Они погибли сразу, не успев сказать и
пару крепких фраз, разумеется в адрес патрульных роботов, на защиту
которых им бы не стоило полагаться. Шестой была женщина, комиссар Красного
Креста, она разделила участь экипажа.
Залп, направленный умелой и дерзкой рукой, вывел из строя все
компьютерные линии шлюпа и потому ни одна станция Земли не получила
сигнала бедствия. В распоряжении флибустьеров оказалась целая неделя -
вполне достаточно, чтобы залатать корабль и отбуксировать добычу к далеким
и малоизученным фиордам Нептуна.
Не спеша истребив туповатых роботов, вольные стрелки космоса - восемь
жестковатых мужчин, изгнанных или сбежавших с благословенной планеты -
приблизились к развороченному борту. Совет не затянулся надолго,
соображения были здравыми, а действия решительными. Ни дурной нрав, ни
крутые повадки ничуть не умаляли мастеровых достоинств. Уже к исходу
третьих суток в шлюпе затеплилась жизнь. Флибустьеры восстановили
герметичность и поставили на ход энергоустановку. Останки членов экипажа
погрузили в почтовую капсулу и отстрелили в сторону Ганимеда. Деловито,
сноровисто, со знанием дела обживали они захваченный шлюп. Большей частью
помалкивали, каждый занимался своим делом, лишь изредка раздавались
ругательства, да хрустел под гравибашмаками грязный лед.

- Разрешите?.. Это белый танец.
Девочка. Девчушка. Парусиновые тапочки. Шорты. Голубая футболка с
надписью или рисунком - он не запомнил, несущественно.
- Вы меня помните? Два года назад мы танцевали с вами на пикничке,
зеленые первокурсники. Неужто забыл?.. Когда строили аквалагерь и каждый
вечер что-нибудь устраивали... до рассвета. - Она путалась, обращаясь, то
на "ты", то на "вы". Святая простота, как можно помнить всех девчонок, с
которыми отплясывал до рассвета на пикничках? А ну прижму? Хм,
поддается...
- Пилот! Пилот, ну отзовись же!..
Кто это нюни распустил? Соня? Голос похож. А что со мной? Почему
тьма? Если я сплю... стоп! Мы играли в карты, Фил сбросил взятку... Что
потом?.. Ни черта не помню! Неужели?..
- Пилот? Эй, Пилот, ну почему ты молчишь? О, Господи...
- Я... не молчу. Что со мной, ничего не вижу... Что это было - взрыв?
Ты слышишь меня, Соня? Нет, не слышит. Надо проснуться и громко
крикнуть... Тряхнуло будь здоров, это я помню.
- Я слышу тебя, Пилот, слышу!
- Соня, что со мной? Каюк или?.. Что это было? Я не слышу своего
голоса, будто сплю. Какой треск, шорохи, электрические разряды, все колет.
И гудение, гудение в памяти, пятна, разрывы, пелена.
- Ах, Пилот, мой бедный Пилот!..
- Что, башка вдребезги? Как ты разговариваешь со мной - гипноз?
- Пилот, они сожгли нас лазером или ракетой, не знаю.
- Кто "они"?
- О, Боже!
- Значит, мы?..
- Мы ящики, Пилот, эти проклятые "черные ящики"!...
Теперь он догадался. Понятно. И откуда гул, и потрескивание. Перед
выходом в рейд их предупреждали об эксперименте. В лаборатории записали их
эрго и положили в основу программы. Электронно-оптические дублеры
существовали и раньше на патрульных кораблях, но автономно, в качестве
резервной компьютерной сети. Теперь же придумали вшить в комбинезон
маленькую силиконовую штучку, которая ловко выуживала текущую информацию
из каждого офицера и не просто фиксировалась персональным
компьютером-дублером, но и накапливалась на специальных кодах. При
необходимости дублер-компьютер мог анализировать эту информацию и
подменять приболевшего астронавта.
Опасная служба, пояснили им, если что-то случится в Дальнем Космосе,
вахту не отменишь, а как заменить механика или штурмана?
- Я - "черный ящик"? Склепанная груда хитроумных стекляшек? Нет
больше Олежки Лифаря, пилота божьей милостью, двадцати девяти годков от
роду, холостого, в политических организациях не состоящего - а кто есть?


- Пилот, меня ведь тоже нет. Какие жестокие люди придумали эту пытку,
это проволочное бессмертие, за что?
Они и не жестокие вовсе, они хозяйственные. Такой шлюп стоит
приличную кучу денег и всякий риск должен быть сведен к минимуму. И еще он
вспомнил, как перед каждой вахтой подходил к своему ящику и щелкал пальцем
по оранжевому пластику: "Привет, братишка!" Ах, как смешно, как
трогательно и вот сам нынче в шкуре "братишки", точнее... Не стоит точнее
- лучше повеситься.
- На чем? - Мощно и стереофонично накатил Сонин голос.
- На петле гистерезиса.
- Очень остроумно. Давай говорить, мне страшно.
- Давай.
- Чем ты пичкал своего "братишку", Пилот? - Все время вспоминаешь,
как танцевал с какой-то девушкой, лет десять назад на берегу Азовского
моря. Очень приватно вспоминаешь, даже неловко, вроде я специально
подглядываю. Вы разочек станцевали и кожа пахла не духами, а солью и
потом...
- Разве это была не ты?
- Вот еще! Медики сроду не водились с вашей академией - шизики и
алкаши. Разве нормальные люди поступают на астронавтику?
- Сами вы... айболиты несчастные! У нас режим и спецподготовка, не то
что некоторые - на дармовом спирте... Осторожней! Что ты делаешь, мне же
больно!..
- Извини, я никак не разберусь в наших связях. До чего идиотски
звучит, тебе не кажется? Я хочу, чтобы ты мог видеть. Моими глазами, раз
твой ящик опрокинут. А больше никто не уцелел, только ты и я.
- Почему ты читаешь мои мысли, а я только слышу твое дыхание?
- Почем я знаю, наверное, я целей, вот и все. Думаешь просто было
тебя растормошить? Я ведь оживила тебя...
- Согрела!
- Угу, такое ощущение, что мы втиснулись в один бюстгальтер. Только
попробуй хихикнуть! Терпи, терпи - я включаю все каналы, сам разбирайся.
Он вспомнил, как прикусывают губу и потерпел. Потом его ослепило,
ошеломило, обожгло обычным светом. Насчет бюстгальтера он как-то
сомневался, а то, что разом сорвали с них одеяло - похоже.
- Не изощряйся. Любовь транзистора и электрогрелки, какая прелесть.
Резкость и панораму отстраивай сам, у меня плохо получается, я ведь
очкарик. И осторожнее! - не включи индикацию панелей, а то они заподозрят
неладное и вмиг разделаются с нами.
- Ты догадалась отключить индикацию - какая умница!
- Ага, стою, как дура, как чучело, без прически и макияжа. Смотри,
Пилот, смотри, а я поплачу. Я буду плакать, Олежка.
Он смотрел. Медленно переходил от камеры к камере, фокусирую их едва
заметными импульсами, их практически автономно вырабатывал его проклятый,
холодный мозг.
Знакомая рубка. Сиденья, притертые к заднице, как... И полный бардак,
грязища неимоверная. Безжизненный пульт бортового компьютера, Папаши Кью.
Пилот попробовал подступиться и схлопотал такой разряд, что несколько
секунд провел в беспамятстве.
- Ты что, совсем чокнутый, - хныкала Соня, всхлипывая, как
первоклашка, разбившая коленку на перемене, - сейчас же выключу тебя,
дурак, мне же больно.
- На блокировку нарвался, прости! Они отрезали от нас Папашу Кью; вот
гады, значит среди них есть классный программист. Угу, вижу их. Затаись,
девонька, пошла работа.
Их было двое, заросшие, хмурые пасынки солнечной системы, с
нездоровой, изъеденной раком кожей. Под засаленными комбинезонами едва
просматривались щуплые тела. Жизнь нелегкая и неправедная наложила
сероватый отпечаток на лица, скрыв происхождение и национальность - с виду
обычные барыги, заброшенные волею судеб к поясу астероидов. И, тем не
менее, они оказались... половчей.
Еще Пилот увидел заплаты на стенах рубки и следы страшного
импульсного удара. Обугленные панели систем жизнеобеспечения и начисто
выжженные панели с черными ящиками, где совсем недавно жили-поживали
электронные отражения Павла, Фрэнка, Иосифа, Филипа. Их бедные прирученные
души. Яйцеголовые умники из центра по борьбе с терроризмом в следующий раз
расплодят, растиражируют души других ребят и, с учетом печального опыта,
рассуют их по всему кораблю. Хитро нашпигуют живыми компьютерами переборки
и унитазы, спинки сидений и переплеты иллюминаторов. Пусть дремлют в чреве
корабля, а случись что...
- Пилот! - задыхаясь от ужаса, прошептала Соня. - Гляди!
Он оторвал взгляд от флибустьеров, те как раз вплывали в рубку, таща
за собой пылесос. Действительно, жалкий вид. Пилот криво усмехнулся - так
ему показалось, во всяком случае - и осторожно нащупал вход в телеканал.
Соня помогла легким дуновением электромагнитного поля; он, словно прижал


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Государевы люди
Ильин Андрей
Государевы люди


Суворов Виктор - Освободитель
Суворов Виктор
Освободитель


Шилова Юлия - Отрекаются любя. Я подарю тебе небо в алмазах
Шилова Юлия
Отрекаются любя. Я подарю тебе небо в алмазах


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека