Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Э.М.РЕМАРК


ТЕНИ В РАЮ

Перевод Л.Черной, В.Котелкина
Э.М.Ремарк. Тени в раю.
М., Харьков, Аст, Фолио, 1999
В квадратных скобках [] номер страницы.
Номер страницы предшествует странице.
В круглых скобках () номер подстраничных примечаний переводчиков.



[3]
Пролог
В конце войны судьба забросила меня в Нью-Йорк. Пятьдесят седьмая улица и
ее окрестности стали для меня, изгнанника, с трудом объяснявшегося на языке
этой страны, почти что второй родиной.
Позади расстилался долгий, полный опасностей путь - via dolorosa(1) всех
тех, кто бежал от гитлеровцев. Крестный путь этот шел из Голландии через
Бельгию и Северную Францию в Париж, а потом разветвлялся: одна дорога вела
через Лион на побережье Средиземного моря, другая - через Бордо и Пиренеи в
Испанию и Португалию, в лиссабонский порт.
Я прошел этот путь подобно многим другим, спасавшимся от гестапо. И в тех
странах, через которые он пролегал, мы не чувствовали себя в безопасности,
ибо только очень немногие из нас имели подлинное удостоверение личности,
подлинную визу. Стоило попасть в руки жандармов, и нас сажали за решетку,
приговаривали к тюремному заключению, к высылке. Впрочем, в некоторых
странах еще сохранилось подобие человечности - нас по крайней мере не
выдворяли в Германию на верную гибель в концлагерях.
Только немногим беженцам удалось раздобыть настоящие паспорта, поэтому
бегство наше было нескончаемым. К тому же без документов мы нигде не могли
работать легально. Большинство из нас были голодные, жалкие и одинокие. Вот
почему мы и назвали путь наших странствий via dolorosa.
-----------------------------------------(1) Скорбный путь (исп.). [4]
Вокзалами нам служили почтамты в маленьких городишках и побеленные ограды
на шоссе. В почтовых отделениях нас могло ждать письмо, посланное до
востребования родными и близкими, а заборы заменяли доски объявлений. Мелом
и углем на них были выведены фамилии тех, кто потерялся, и тех, кто
разыскивал друг друга, адреса, предостережения, указания. Призывы, брошенные
в пустоту, да к тому же в годы тотального безразличия, вслед за которыми
настала эпоха полной бесчеловечности - война, когда и гестапо, и полиция, а
нередко и жандармы делали общее дело: охотились за нами, изгоями.


I
Несколько месяцев назад я прибыл на грузовом пароходе из Лиссабона в
Америку, по-английски говорил с грехом пополам; казалось, меня, полунемого и
полуглухого, высадили на другую планету. Да это и была другая планета. Ведь
в Европе шла война.
К тому же документы у меня были не в порядке, хотя буквально чудом я стал
обладателем настоящей американской визы, дававшей мне право на въезд. Но
паспорт мой был на чужую фамилию. Иммиграционные власти отнеслись ко мне с
недоверием и засадили на Эллис-Айленд. И лишь шесть недель спустя мне выдали
временное удостоверение на три месяца. За этот срок я должен был обеспечить
себе разрешение на въезд в какую-нибудь другую страну.
Знакомая картина. В Европе я жил долгие годы точно так же, и передышки
длились иногда не месяцы, а дни. Эмигрировав из Германии в тридцать третьем,
я официально стал политическим мертвецом. А теперь мне целых три месяца не
надо было бежать. Непостижимое счастье!
Уж давно я перестал удивляться тому, что ношу чужое имя и живу по
паспорту умершего. Напротив, это казалось в порядке вещей. Паспорт я получил
в наследство во Франкфурте. Фамилия человека, подарившего мне его в день
своей смерти, была Росс. Таким образом, [5] и я теперь звался Роберт Росс.
Свою настоящую фамилию я почти забыл. Люди многое забывают, когда речь идет
о жизни и смерти.
На Эллис-Айленде я встретил турка, который лет десять назад уже приезжал
в Америку. Не знаю, по какой причине ему сейчас не разрешили въезд в Штаты.
Спрашивать не имело смысла. На моей памяти не раз случалось, что людей
высылали только из-за того, что они не подходили ни под одну рубрику



инструкции.
Турок дал мне адрес одного русского в Нью-Йорке, с которым он был знаком
в давние времена. К сожалению, он не знал, жив ли этот человек. Но когда
меня выпустили, я сразу отправился к нему. Поступок мой был вполне объясним.
Я жил так уже годы. Людям, вынужденным постоянно быть в бегах, не оставалось
ничего другого, как рассчитывать на случай. Чем невероятней был случай, тем
естественнее он казался. И в наши дни обыденность иногда походит на сказку.
Не очень-то веселую сказку, но как ни удивительно, конец у нее часто
оказывается куда более счастливым, чем можно было ожидать.
Русский работал в маленькой обшарпанной гостинице недалеко от Бродвея. Он
назвался Меликовым, говорил по-немецки и сразу же принял во мне участие.
Он-то знал, что мне всего нужнее: пристанище и работа. Пристанище нашлось
без труда: у русского оказалась лишняя койка, и он поставил ее к себе в
комнату. Но работать с туристской визой было запрещено. Тут требовались
другие бумаги - разрешение на въезд с номером иммиграционной квоты. Значит,
работать я мог только нелегально. Так же было и в Европе, и я не очень
сокрушался. Кроме того, у меня еще оставалось немного денег.
- А на что вы будете жить? Об этом вы подумали? - спросил Медиков.
- Во Франции я под конец работал торговым агентом, продавал сомнительные
картины и подделки под старину.
- Вы что-нибудь в этом смыслите?
- Не слишком, но кое-что усвоил. [6]
- Где?
- Я два года провел в Брюссельском музее.
- Работали там? - с удивлением спросил Медиков.
- Нет. Скрывался, - ответил я.
- От немцев?
- От немцев, которые оккупировали Бельгию.
- Два года? - снова удивился Медиков. - И вас так и не нашли?
- Нет. Нашли того человека, который меня прятал. Медиков взглянул на
меня.
- Вы успели удрать?
- Да.
- А что случилось с тем человеком?
- То, что обычно случалось. Его отправили в концлагерь.
- Он был немец?
- Бельгиец. Директор музея.
Медиков кивнул.
- Каким образом вам удалось так долго скрываться? - спросил он, помолчав
немного. - Разве в музее не было посетителей?
- Конечно, были. Днем я сидел взаперти в подвале, где находился запасник.
Вечером являлся директор, приносил еду и на ночь выпускал меня из моего
убежища. Из здания музея я не выходил, но мог выбираться из подвала. Свет,
разумеется, нельзя было зажигать.
- А служащие музея что-нибудь знали?
- Нет. В запаснике не было окон. А когда кто-нибудь спускался в подвал, я
сидел не шевелясь. Больше всего боялся чихнуть не вовремя.
- Вас из-за этого и обнаружили?
- Да нет. Кто-то обратил внимание, что директор либо чересчур часто
засиживается в музее, либо возвращается туда по вечерам.
- Понятно, - сказал Медиков. - А читать вы могли?
- Только в летние ночи или при лунном свете.
- Но ночью вам разрешалось гулять по музею и рассматривать картины?
- Да, пока они были видны. [7]
Медиков улыбнулся и неожиданно спросил:
- Хотите есть?
- Да, - сказал я. - И даже очень.
- Так я и думал. Стоит человеку очутиться на свободе - и у него
появляется волчий аппетит. Поедим в аптеке.
- В аптеке?
- Да, в drugstore. Это одна из особенностей Штатов. В аптеке покупают
аспирин и закусывают.
- Чем вы занимались целый день в музее, чтобы не сойти с ума? - спросил
Медиков.
Я окинул взглядом аптеку: у длинной стойки люди торопливо жевали, глядя
на рекламные плакаты и бутыли с лекарствами.
- А что мы тут будем есть? - спросил я в свою очередь.
- Котлеты. Это блюдо да еще венские сосиски - основная пища американцев.
Бифштексы не по карману простому люду.
- Чем я занимался в музее? Ждал вечера. И, конечно, по возможности
избегал думать об опасности, которая мне угрожала. Иначе я бы очень скоро
свихнулся. Впрочем, у меня был опыт - уже несколько лет, как я скрывался.
Один год даже в самой Германии. Вот я и не позволял себе думать, что
допустил хоть какую-нибудь оплошность. Раскаяние разъедает душу сильнее, чем
соляная кислота. Это занятие для спокойных эпох. Ну, а потом я без конца


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Майер Стефани - Рассвет
Майер Стефани
Рассвет


Шилова Юлия - Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть
Шилова Юлия
Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть


Орлов Алекс - Двойной эскорт
Орлов Алекс
Двойной эскорт


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека