Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Сергей КАЗМЕНКО


ПОД ПРИЦЕЛОМ ОПАСНОСТИ


...Звезды, прекрасные и чудовищные, выплывали из мрака впереди и
проносились мимо, туманности - яркие, как тысяча солнц, или мрачные, как
преисподняя - оставались позади и бессильно вытягивали вслед свои хищные
щупальца, затерянные в пространстве глыбы камня и льда, холодные и
безжизненные, показывались на мгновение, чтобы навсегда исчезнуть в черной
бездне за кормой звездолета, и только опасность всегда оставалась рядом,
всегда ждала первой ошибки, чтобы бить наверняка, и нигде не было от нее
спасения, и ничто не могло защитить от нее. Они бежали от одной опасности
и оставляли ее далеко позади, но новая опасность вскоре вставала у них на
пути, и им снова и снова приходилось бежать. Но конец этого бегства всегда
одинаков - как бы долго ни удавалось избегать опасности, рано или поздно
она возьмет свое...
Опасность была везде - и рядом, в недрах звездолета, привычная и
незаметная, но ждущая своего часа, и позади, уже пройденная, но зловещая в
своей неразгаданности, и впереди - всегда всесильная, всегда неизбежная.
Опасность была везде, и безумные звезды складывались в безумные созвездия,
и созвездия проплывали мимо, плавно меняя очертания, и каждое из них таило
свою опасность, и не было выхода из этого заколдованного круга...
Он сидел неподвижно на своем обычном месте перед пультом, обхватив
длинными, многосуставными пальцами подлокотники кресла, закрыв глаза и
откинув голову назад. Звезды, горевшие на главном экране над пультом,
отбрасывали блики на его лицо, но он не видел их. Мерно гудели двигатели
где-то в недрах звездолета, чуть слышно шелестели кондиционеры, что-то
пощелкивало внутри пульта, но он не слышал этих звуков. Он видел другие
картины и слышал другие звуки.
Капитан не смотрел на него. Старался не смотреть. Он глядел на
главный экран, на звезды, расступающиеся перед звездолетом, на цифры,
плывущие снизу вверх в левом поле экрана - то оранжевые, то зеленые, то
светло-голубые - на горящие ровным светом индикаторы режимов. Иногда он
бросал взгляды налево, туда, где сидел Штурман. Тот работал с центральным
Анализатором, задавал вопросы и следил за ответами по своему малому
экрану. Иногда - просто так, чтобы разнообразить хоть как-то свое
вынужденное бездействие - Капитан оглядывался назад, туда, где стоял
Начальник Строителей. Но он всеми силами старался отвести взгляд от
Лоцмана, сидящего в кресле справа. И, даже отвернувшись, чувствовал его
молчание и его сосредоточенность, видел его длинные руки, лежащие на
подлокотниках кресла, видел блики света, отражающиеся от его темной
чешуйчатой кожи, видел его лицо, так похожее на человеческое, его закрытые
глаза и впадину третьего глаза на лбу - глаза, который никогда не
открывается. Лоцман постоянно находился перед его мысленным взором, и с
каждой минутой Капитану становилось все тяжелее ждать того неизбежного,
что скажет Лоцман на этот раз, с каждой минутой он все больше и больше
ощущал все отчаяние и безысходность их положения. Потому что он очень
хорошо знал Лоцмана, давно летал с ним и умел угадывать чувства на его
внешне таком спокойном и бесстрастном лице. Ему незачем было поворачивать
голову направо, чтобы угадать, что творится у Лоцмана на душе в эту
минуту. Он и так знал обо всем.
Капитан завидовал Штурману. Тот работал, у него было дело, не
терпящее отлагательства, он мог отдаться этому делу целиком, мог заставить
себя поверить, что именно это дело и есть сейчас самое главное, что именно
от его успешной работы зависит их будущее. Капитан завидовал даже Лоцману,
хотя и понимал, что творится у Лоцмана на душе. Но Лоцман тоже был занят
делом, таким, в котором никто во всей Вселенной не смог бы заменить его, и
дело это наполняло смыслом каждое мгновение его жизни. Но Капитан
завидовал им обоим и мысленно проклинал свое вынужденное безделье в
ожидании той минуты, когда придет время принимать решение, он завидовал
всем, кто мог хоть как-то отвлечься от ожидания.
И только Начальнику Строителей он не завидовал...
Где-то высоко под куполом рубки нежно прозвенел колокольчик, и тотчас
же в правом поле экрана поверх ярких звезд и туманностей вспыхнуло и
погасло белое пятно, и поплыли снизу вверх оранжевые цифры. Лоцман не
пошевелился, не открыл глаз. Штурман бросил быстрый взгляд на эти цифры и
снова склонился над своим пультом. Пальцы его стремительно забегали по
сенсорной панели, и на малом экране перед ним стала изгибаться и
раскручиваться голубая улитка с красной координатной сеткой. Никто из них
не почувствовал ударной волны, зафиксированной приборами. Ее почувствовал
один лишь Начальник Строителей, и еще томительнее стала для него
обстановка в рубке, и это ожидание, и молчание, и тишина. И еще страшнее
стало ему смотреть на главный экран, на пустоту, которая, казалась,
начинается сразу за его поверхностью, на эту черную и холодную бездну,
усеянную точками звезд. Он знал конечно, что рубка отделена от этой бездны
многими слоями брони и силовых полей, что сама эта бездна выглядела далеко



не так, как на экране, что она немыслимо искажена гиперрелятивистскими
эффектами, но все равно ощущение пустоты, такой близкой и такой жуткой,
никогда не покидало его в рубке. Строители, самый искусный в возведении
грандиозных сооружений народ Галактики, не переносили пустоты, и только
жажда освоения новых миров, новых строительных площадок для своих творений
заставляла их преодолевать эту бездну на кораблях других народов.
Что-то изменилось. Капитан повернул голову налево и встретился
взглядом со Штурманом.
- Анализатор нашел решение, Капитан, - совершенно спокойно сказал
тот.
Ничего не было в его голосе. Ни радости, ни оживления - ничего. Одно
лишь совершенное спокойствие. Слишком велика была теперь цена этого
решения, слишком многое от него зависело, и у Штурмана просто не
оставалось в душе места для эмоций.
- Эта ударная волна отлично прозондировала все, что лежит впереди, -
тем же ровным голосом добавил он, касаясь сенсорной панели.
Картина на главном экране резко изменилась. Ее заполнила трехмерная
координатная сетка, и все, что виделось раньше в своем естественном для
человеческого глаза виде, теперь выделилось ярко и контрастно. Яркая белая
точка, указывающая положение звездолета, появилась в центре экрана и
неспешно двинулась вперед, вычерчивая за собой плавную кривую, по сторонам
которой загорались и гасли цифры, характеризующие совершаемые маневры.
Пространство впереди наплывало по мере продвижения точки вглубь экрана, и
Анализатор поворачивал изображение так, чтобы лучше показать маневры,
совершаемые звездолетом. И Капитан вдруг забыл обо всем - и о неудачах,
преследовавших их с самого вылета, и о рационе Строителей, который
подходил к концу, забыл даже о Лоцмане, сидящем справа, потому что там, на
экране, разворачивалось перед ним четкое и верное решение. Он ясно увидел,
наконец, что это скопление, куда помимо воли занесло их недавно, можно
быстро и сравнительно безопасно миновать, и тогда всего через
тринадцать-пятнадцать суток достигнут они, наконец, базы на Мэйзи-иж, и
все злоключения этого рейса останутся далеко позади... Как просто все
оказалось! Вот эта туманность, жадно вытянувшая свои отростки далеко в
стороны, не таила в себе ничего ужасного, ее можно было спокойно миновать
на высокой скорости. А дальше, за тремя сверхгигантами, дававшими больше
четверти всего излучения скопления, пространство оказалось совершенно
свободным. Там не было ни ожидавшихся гравитирующих масс, ни полей Н-типа,
ни ловушек Граддека. Там можно было набрать еще большую скорость и
миновать две черные дыры, выявленные на самой границе скопления, на
безопасном расстоянии. И ничего страшного не оставалось впереди, и мир был
прекрасен, и опасность, которая угнетала всех еще несколько минут назад,
уже не казалась столь страшной. Всегда, когда опасность остается позади,
кажется, что именно она и придает смысл нашей жизни.
И тут он повернулся, чтобы посмотреть на Лоцмана.
Лоцман так и не изменил позы. Только открыл глаза. И лицо его было
невыносимо грустным, и глаза эти были усталыми, и длинные пальцы его
мертвой хваткой вплелись в подлокотники кресла. С самого начала он знал,
что все напрасно. Но ему еще предстояло сказать об этом остальным.
Начальник Строителей ждал, затаив дыхание. Он надеялся. Вопреки
очевидному, он еще надеялся - но он еще лучше, чем Капитан, знал, что
скажет сейчас Лоцман. Он летел уже не впервые, и не первый раз жизнь его
зависела от принимаемого Лоцманом решения. И он привык во всем и всегда
полагаться на это решение - Строители всегда доверяли Лоцманам больше, чем
самим себе. Как, впрочем, и большинство других народов Галактики. Но все
же Начальник Строителей еще на что-то надеялся. Потому что звездолет
высшего класса "Элендил-иии" вез сейчас отряд в десять тысяч Строителей
для работы вблизи базы Мэйзи-иж, и никогда еще прежде не лежала на
Начальнике Строителей столь высокая ответственность.
Капитан отвернулся от Лоцмана, несколько секунд посидел, молча глядя
на экран. Там снова была знакомая картина: звезды и туманности медленно
расступались перед звездолетом и уходили в стороны, а впереди возникали
вместо них новые. Курс, которым они сейчас шли, был относительно
безопасен, но курс этот их ни в коей мере не устраивал. Они вышли с базы
Таур-ьиь шесть месяцев назад и рассчитывали достичь Мэйзи-иж за два с
половиной-три месяца. Трасса полета не была оживленной, но рейсы по ней
совершались регулярно, и ожидать особенных неприятностей не приходилось.
Но перед самым вылетом навигационная обстановка резко изменилась, им
пришлось неоднократно менять курс, и сейчас, через шесть месяцев полета,
они еще только подбирались к Мэйзи-иж, причем с той стороны, откуда их
никто не мог бы ждать.
Две недели назад казалось, что все сложности и опасности остались
позади, они уже вышли на прямой курс, но надежды снова оказались
обманчивыми. Против желания их занесло в это скопление, через которое, как
показывал Анализатор, не проходил ни один звездолет за последние пять
тысяч земных лет. А они не могли больше задерживаться, бесконечно менять


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Девушка из службы «907»
Шилова Юлия
Девушка из службы «907»


Роллинс Джеймс - Песчаный дьявол
Роллинс Джеймс
Песчаный дьявол


Шилова Юлия - Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха
Шилова Юлия
Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека