Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Александра Маринина


Украденный сон


Изд. "Эксмо", 1997 г.
OCR Палек, 1998 г.

Глава первая
- Стоп, стоп! Остановились! Пока все плохо.
Помощник режиссера Гриневич раздраженно хлопнул в ладоши и повернулся
к молодой женщине, сидящей рядом.
- Видишь? - жалобно сказал он. - Эти красавицы не в состоянии сделать
простейшие вещи. Порой я прихожу в отчаяние, мне кажется, что у меня ни-
чего с этим спектаклем не получится. Какой бы образ они ни создавали,
каждая старается, чтобы ее достоинства были непременно всем видны. Лари-
са!
Высокая стройная девушка в темном трико подошла к краю сцены и граци-
озно села, свесив одну ногу и подтянув к груди другую.
- Лариса, ты кто? - требовательно начал Гриневич. - Ты играешь роль
собаки-метиса, она - плод запретной любви фокстерьера и болонки. Ты
должна быть игривой, дружелюбной, ласковой, немного суетливой. Но самое
главное - ты должна быть мелкой. Мелкой, понимаешь? Короткий шаг, ника-
ких широких жестов. А ты мне кого показываешь? Русскую борзую? Конечно,
так тебе удобнее демонстрировать свою великолепную фигуру. Здесь, доро-
гая моя, не конкурс красоты, твоя фигура здесь никому не нужна. Я хочу
видеть маленькую беспородную собачку, а не твой волнующий бюст. Ясно?
Лариса слушала помощника режиссера, нахмурившись и покачивая изящной
ножкой.
- Если у меня есть грудь, так что мне теперь, отрезать ее, чтобы сыг-
рать эту собаку? - резко бросила она.
- Хочешь, я скажу тебе, что нужно сделать? - миролюбиво ответил Гри-
невич. - Перестань собой любоваться, вот и весь секрет. Иди работай.
Ира!
Лариса медленно поднялась и ушла в глубь сцены. Все, что она в тот
момент думала о помреже Геннадии Гриневиче, было огненными буквами напи-
сано на ее красивой спине, а знаки препинания в этой нелицеприятной ти-
раде четко обозначились вызывающими движениями округлых бедер и точеных
плеч. Общий смысл сводился к тому, что некоторым, не будем указывать
пальцем, кому именно, очень легко давать советы не любоваться собой, ес-
ли сами они - чуть лучше обезьяны.
Очередная жертва критики Гриневича спрыгнула со сцены и оперлась на
нее спиной.
- Что, Гена, у меня тоже плохо? - огорченно спросила она.
- Ирочка, родненькая, ты в жизни очень добрая девушка.
Это, бесспорно, твое достоинство, за это мы все тебя любим. А играешь
ты невероятно стервозную суку-добермана. И когда ты своими собачьими ме-
тодами выясняешь отношения с другими персонажами, то тебе неловко. Ты
все время остаешься Ирочкой Федуловой, и тебе стыдно за свою собаку, ко-
торая ведет себя грубо и несправедливо. Тебе жалко всех тех, кого она
обижает, и это очень заметно. Убери свой характер, ладно? Вышла на сцену
- забудь, какая ты в жизни, забудь, чему тебя папа с мамой учили. Ты в
этой собачьей компании - вор в законе, ты самая сильная, ты укрепляешь и
поддерживаешь свой авторитет и свою власть. Ты - первостатейная стерва,
и не смей этого стесняться. Не пытайся сделать свою героиню лучше, чем
задумал автор. Договорились?
Ира молча поднялась на сцену, а Гриневич снова обратился к своей со-
беседнице.
- Как ты думаешь, Анастасия, может, зря я все это затеял?
Еще в театральном институте у меня была мечта сделать спектакль из
жизни собак. Я бредил этой идеей, болел ею. Наконец нашел автора, угово-
рил его попробовать написать пьесу, потом чуть ли не в ногах у него ва-
лялся, чтобы он ее переделывал, чтобы она стала такой, как мне хотелось.
Потом режиссера уламывал, чтобы он согласился ставить спектакль. Столько
лет, столько сил потрачено. А в результате оказывается, что молодые ак-
теры не умеют сыграть то, что нужно.
- Так уж и не умеют? - недоверчиво переспросила Анастасия Каменская,
внимательно наблюдавшая за актерами с самого начала репетиции. - Я пони-
маю, что тебя беспокоит, но этому нельзя научиться, это нужно только по-
нять на собственном опыте. Здесь не поможет ни режиссер, ни педагог. Их
надо научить переставать любить себя, свою внешность, свою индивиду-
альность, но не забывай, Геночка, что вообще-то это противоестественно.
Если бы ты взял на себя труд почитать книги по психиатрии и психоанали-
зу, ты бы узнал, что полное отрицание собственных достоинств и собствен-
ной ценности - признак нездоровой психики. Нормальный здоровый человек



должен любить себя и уважать. Не до эгоцентризма, конечно, но в разумных
пределах. Ты хочешь, чтобы вне сцены актеры были личностями, со всеми
своими достоинствами и комплексами, а сделав шаг из-за кулис на сцену,
тут же теряли бы внутренний стержень и превращались бы в глину, из кото-
рой что вылепишь, то и получишь. Ты ведь этого добиваешься? Я тебе сове-
тую пригласить в труппу психолога.
- Ну... пожалуй, да... ты, наверное, права, - неуверенно пробормотал
Гриневич, который, слушая Настю, не переставал наблюдать за актерами на
сцене. - Хотя я не уверен, что с точки зрения актерского мастерства это
правильно. Виктор! Сергадеев! Иди сюда!
Огромный мускулистый парень, игравший черного лабрадора-ретривера,
спустился к первому ряду и, тяжело плюхнувшись в кресло, начал вытирать
полотенцем лицо и шею.
- Чего, Ген? - чуть задыхаясь, произнес он. - Опять не так?
- Не так. Я не понимаю, почему у тебя не получается сцена с хромым
пуделем. Тебе что-нибудь мешает?
Виктор пожал могучими плечами, блестевшими от пота.
- Не знаю. Понять не могу. Я - молодой, глупый, а пудель - старый и
хромой. Я не понимаю, что моложе и сильнее, и гоняю его по всей сцене,
будто он мне ровня. А он гордый и не хочет показывать, что ему тяжело со
мной играть. Только когда он падает без сил, я должен догадаться и усты-
диться. Правильно?
- Правильно. Так что тебе мешает? Не знаешь, как показать, что тебе
стыдно?
- Не в этом дело. Просто мне не стыдно. Понимаешь, Шурик так легко
бегает по сцене, что, когда он падает замертво, его почему-то совсем не
жалко.
Игравший хромого старого пуделя Шурик действительно был мастером
спорта по легкой атлетике, бегал легко и красиво, а когда падал и непод-
вижно замирал, это воспринималось как притворство и розыгрыш.
Гриневич взглянул на Анастасию полными отчаяния глазами.
- Опять двадцать пять! И здесь то же самое.
Настя не была актрисой и по роду своей деятельности не имела с теат-
ром ничего общего. С Геной Гриневичем она жила когда-то в одном доме, на
одной лестничной площадке, и с тех пор, как он начал работать в театре,
регулярно, три-четыре раза в год, приходила к нему на репетиции. Прихо-
дила с однойединственной целью: смотреть и учиться, как при помощи
мельчайших пластических и мимических нюансов лепятся самые разные обра-
зы. Гриневич против этих визитов не возражал, напротив, бывал очень до-
волен, когда давняя подруга приходила к нему в театр. Маленький, лысова-
тый, с лицом уродливого, но смешливого тролля, Геннадий много лет был
тайно влюблен в Настю Каменскую и ужасно гордился тем, что до сих пор
никто об этом не догадался, в том числе и сама Настя.
- У меня тут все сплошь Мадонны и Ван Даммы, - продолжал раздраженно
ворчать он. - Красавиц и спортсменов любят в себе больше, чем актерскую
профессию и театр. Как же, столько лет упорного труда, тренировок, пота,
режима, диеты - жалко, если никто этого не увидит и не оценит. Перерыв -
полчаса! - громко крикнул он.
Гриневич и Настя пошли в буфет и взяли по чашке невкусного, чуть теп-
лого кофе.
- Как ты живешь, Настюша? Как дома, на работе?
- Все то же самое. Мама в Швеции, папа преподает, на пенсию пока не
собирается. Одни люди убивают других и почему-то не хотят, чтобы их за
это наказывали. Ничего нового в жизни не происходит.
Гриневич легко погладил Настю по руке.
- Устала?
- Очень, - кивнула она, не поднимая глаз от чашки.
- Может, тебе твоя работа надоела?
- Ты что! - Настя вскинула глаза и укоризненно взглянула на помрежа.
- Что ты такое говоришь! Я ужасно устаю от своей работы, в ней мною гря-
зи, в прямом и переносном смысле, но я ее люблю. Ты же знаешь, Гена, я
много чего умею, я могла бы даже переводчицей зарабатывать намного
больше, не говоря уж о репетиторстве. Но я ничем не хочу заниматься,
кроме своей работы.
- Замуж не вышла?
- Дежурный вопрос! - засмеялась Настя. - Ты мне задаешь его каждый
раз, когда мы встречаемся.
- А ответ?
- Тоже дежурный. Я же сказала: ничего нового в моей жизни не происхо-
дит.
- Но у тебя есть кто-нибудь?
- Конечно. Все тот же Леша Чистяков. Тоже дежурный.
Гриневич отставил чашку и внимательно посмотрел на Настю.
- Послушай, тебе не кажется, что ты просто соскучилась в своей одно-
образной жизни? Ты мне сегодня совсем не нравишься. Я впервые вижу тебя


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Последняя республика
Суворов Виктор
Последняя республика


Шилова Юлия - Наказание красотой
Шилова Юлия
Наказание красотой


Афанасьев Роман - Там, где радуга встречается с землей
Афанасьев Роман
Там, где радуга встречается с землей


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека