Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


ДАНИЛ КОРЕЦКИЙ


АНТИКИЛЛЕР-2



Изд. "ЭКСМО", 1998 г.
OCR Палек & Alligator, 1998 г.


Внуку Даниилу посвящается
"Нетерпимое и позорное
положение, сложившееся с
финансированием федеральной
судебной системы, вынуждает нас
констатировать невозможность су-
дебной защиты ваших прав и
интересов".
Из обращения Совета судей к
гражданам России. "Российская
газета" от 25.10.96 года
Глава первая
ПЕТЛИ КРИМИНАЛА
В кинобоевиках люди красиво
живут, красиво одеваются,
красиво проводят время, среди
сказочно яркой жизни совершаются
эффектно-изощренные преступления,
которые главный герой, нарядный и
элегантный, раскрывает легко и
непринужденно.
В повседневной же реальности
замордованные убогим бытием
серые человечки лепят
примитивные, хотя и жуткие
преступления, над которыми
замордованный жизнью опер бьется
долго и тягомотно, преодолевая
невиданные для киноколлег
трудности.
Наблюдение автора
Применять табельное оружие легко и весело только в кино. Бум! Бум! И
готово. Злодейство наказано, добродетель торжествует. Мудрый всепонимаю-
щий начальник похвалит за решительность и смелость, дружный коллектив
поддержит морально, добрый психолог снимет последствия стресса, прокурор
вообще остается за кадром, но подразумевается, что он хотя и строг, но
справедлив... А о злодее вообще речи нет: собаке - собачья смерть! И о
родственниках, друзьях - приятелях, корешах, дружбанах, кентах - тоже не
вспоминают сценарист с режиссером: куда им выступать против милиции,
напьются на поминках, поскрипят зубами в бессильной злобе и сделают вы-
воды: супротив власти ни-ни...
Но подобные представления имеют столь же малое сходство с ре-
альностью, как любая милицейская физиономия с добродетелью. Сержанты
Трофимов и Бабочкин не составляли исключения, за что в отличие от тысяч
других в конечном счете и поплатились. Впрочем, если быть предельно точ-
ным, поплатились они, конечно, не за отсутствие лубочной святости, ха-
рактерное не только для российских ментов, но и для всех их зарубежных
коллег: и французских ажанов, и английских бобби, не говоря уже о заоке-
анских копах, - а за вполне конкретные действия, связанные с нарушением
сухих и малохудожественных, но точных милицейских инструкций.
Сержант Бабочкин и старший сержант Трофимов были командированы в Ар-
хангельск, где тамошние сыщики задержали по всероссийскому розыску неко-
его Титкова, за которым числились двенадцать разбоев как в родном Кисло-
водске, так и в соседних курортных городах. Теперь негодяя следовало
доставить для ответа на родную землю, эту миссию и поручили сержантам.
Официально они именовались спецконвоем, хотя ничего "специального" ни в
их простецких физиономиях, ни в неподходящем для бобби, ажана или копа
росте - сто шестьдесят восемь и сто семьдесят сантиметров, ни в потре-
панной гражданской одежонке, ни в чем-либо другом не наблюдалось. Просто
в отличие от плановых вэвэшных конвоев, сопровождающих арестованных в



решетчатых безоконных вагонзаках, сержанты должны были провезти закован-
ного в наручники Титкова через всю страну в отдельном купе самого обыч-
ного вагона, сдавая его при пересадках и внеплановых остановках в линей-
ный отдел милиции соответствующей станции.
Весьма сложная, ответственная задача и предопределяла специальность
задания, требовала специального инструктажа, специальной подготовки и
специальной экипировки. Потом, когда случится то, что случилось, стро-
гие, не знающие снисхождения комиссии насчитают в процедуре командирова-
ния сержантов пятнадцать отступлений от приказов и инструкций, за что
поплатятся безупречностью послужных списков и должностями двадцать три
офицера - от лейтенанта до подполковника, которые имели хоть какое-либо
касательство к отправке злополучного спецконвоя.
Ветераны органов знают, что, хотя подобные отступления встречаются
повсеместно и столь же повсеместно на них до поры до времени закрывают
глаза, когда случается ЧП - шутки в сторону, тут уж любое лыко идет в
строку. Таковы правила игры, и они не обсуждаются. Хотя в случае с сер-
жантами действительно роковую роль сыграли лишь три допущенных нарушения
из пятнадцати: гражданская одежда вместо форменной, отсутствие вагонных
ключей и карманного электрического фонарика. Но и они не сами по себе
послужили толчком к развитию событий, а лишь усугубили неправильные
действия спецконвоя, от которых комиссары, замполиты и замы по работе с
личным составом безуспешно предостерегают этот самый личный состав на
протяжении последних восьми десятилетий.
Бабочкин и Трофимов рассматривали командировку спецконвоем не как от-
ветственное и важное задание, а как нежданно-негаданно свалившуюся неде-
лю отдыха от тяжелой, грязной и неблагодарной работы, придирчивого на-
чальства, тягот неустроенного нищенского быта. И полная самостоя-
тельность, и смена впечатлений, и длительное путешествие с пересадкой в
самой Москве, где ни один ни другой отродясь не бывали, да и вряд ли
имели шансы побывать по собственной инициативе в силу вечного безде-
нежья, отсутствия твердых жизненных перспектив и врожденной сельской
опаски перед большими городами, - все это поднимало настроение, будора-
жило и веселило. Но недостаточно, ибо у закрепощенных людей въевшиеся в
кровь, плоть, кости и мозг ограничения и запреты окончательно растворя-
ются только сорокаградусной жидкостью. И такой жидкости они захватили
две бутылки.
- Давай, за хорошую дорогу! - Трофимов как старший спецконвоя первым
поднял стакан, и спецконвоир Бабочкин последовал его примеру. Звякнуло
стекло, плеснулась и отправилась по назначению прозрачная "заводская"
водка.
Сержанты, как им казалось, проявили предусмотрительность: выждали
время и начали "обмывку" пути только тогда, когда поезд миновал ма-
ленькие, некогда уютные и приветливые, а теперь небезопасные городки
Кавказских Минеральных Вод, прошел узловую станцию и вышел наконец на
долгий перегон, где опасность встретить знакомых и сослуживцев стреми-
тельно снижалась. По вагону прошли их коллеги из транспортного отдела -
такие же сержанты, только более рослые, в форме, с открыто висящими ат-
рибутами власти: резиновыми палками, наручниками и оружием в потертых,
исцарапанных кобурах.
Пистолеты спецконвоя лежали в дешевой полупустой сумке Трофимова, ко-
торую тот бережливо засунул в ящик для чемоданов. При оружии пить запре-
щено - это аксиома, известная даже рядовому, прошедшему только курсы
первоначальной подготовки. В дороге, незнакомых местах, в окружении пос-
торонних людей лучше сохранять ясный ум и трезвую голову - это знает лю-
бой здравомыслящий человек.
- Давай за ребят! - теперь проявил инициативу Бабочкин, кивнув вслед
патрулю сопровождения, и, согретые чувством корпоративности к незнакомым
людям в знакомой форме, милиционеры опрокинули по второй. Водку меланхо-
лично заедали варенными вкрутую яйцами и дешевой вареной колбасой. Обру-
чи запретов и ограничений постепенно разжимались, приходило редкое и по-
тому непривычное ощущение свободы, ради которого, собственно, все неу-
дачники мира и льют в себя любую опьяняющую жидкость.
В купе, кроме них, ехала ничем не примечательная женщина средних лет,
ей тоже из вежливости предлагали, но она компанию не поддержала, напро-
тив - под каким-то предлогом вышла в коридор. Четвертая полка вообще
пустовала. Но им и вдвоем было хорошо.
- Открывай! - Бабочкин кивнул на запечатанную бутылку.
- Может, на завтра оставим?
- Завтра другую купим! - залихватски подмигнул сержант, и старший
сержант с ним согласился, хотя на гроши командированных и скудные занач-
ки в дальней дороге дай Бог просто свести концы с концами, а уж пить по
две бутылки водки в день совершенно нереально. Впрочем, сейчас они не
оценивали реальностей окружающей обстановки. События катились по тради-
ционным для таких ситуаций рельсам, прямиком к трагической развязке.
Как ни банально это звучит, но факт: водка, разгильдяйство и неосмот-


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Самоубийство
Суворов Виктор
Самоубийство


Корнев Павел - Люди и нелюди
Корнев Павел
Люди и нелюди


Лукин Евгений - Секондхендж
Лукин Евгений
Секондхендж


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека