Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Алекс Орлов


Схватка без правил



1

Если бы кто-то еще год назад сказал Нику, что он так скоро привыкнет к своей новой жизни, он бы не поверил.
Однако это было так. Вообще-то все новички в Форт-Диксе привыкали очень быстро, потому что думать о посторонних вещах, жалеть себя и надеяться на лучшую долю здесь было просто некогда - днем учеба, ночью сон, в свободное время тоже учеба, поскольку дополнительные занятия в Форт-Диксе поощрялись.
Считалось, что принести родине пользу может лишь тот, кто не щадя себя старается стать лучшим во всех дисциплинах. К тому же дополнительные занятия повышали шансы при сдаче нелегких выпускных экзаменов, которые сильно отличались от того, что называлось экзаменами в обычных учебных за­ведениях.
Многие после подобных испытаний попадали в госпиталь, и это означало, что почетного шеврона им не видать до отправки в действующие части.
Те же, кто успешно преодолевал все трудности, получали отличительные знаки лейтенантов и в придачу неограниченную власть над своими менее усердными или не столь удачливыми товарищами.
А еще они получали главную привилегию - не бояться никого и ничего.
"Всего два года, Ник. Всего два года - и весь этот кошмар кончится", - говорил себе Ламберт в первые месяцы, которые казались ему сущим адом. Каждый прожитый день он считал личным достижением, а когда к нему приезжали дознаватели из Службы имперской безопасности, Ник радовался как ребенок. Ну как же - полдня он сидел в прохладном кабинете и отвечал на вопросы, в то время как учебные роты, наевшись концентрированных витаминов, выходили на выполнение долгих тренировочных программ.
Правда, работа с дознавателями тоже не была такой уж легкой. Время устных разговоров давно прошло, и всю информацию о цивилизации Новых Территорий из Ника выкачивали с помощью хитрых приспособлений, вводя его в состояние сна и стимулируя мозг нейрорезонаторами.
После трехчасового сеанса он чувствовал себя так, будто пропьянствовал весь предыдущий день. Поэтому до самого отбоя Ламберта уже никто не трогал, и он спал в казарменном помещении как убитый.
Как-то, еще до поступления в Форт-Дике, Ник поинтересовался у дознавателей, что дают эти сеансы, и ему предоставили отрывок наговоренного им текста. Это был точный пересказ главы из книги, которую он прочитал в пятнадцать лет.
Ламберта поразила отстраненная интонация звучавшего в записи голоса. Он совершенно себя не уз­навал. Зачем сотрудникам СИБ понадобилась книжка его юности, он не понимал, однако давно уже перестал удивляться всеядности этих джентльменов. Они интересовались всем, даже формой столовых приборов и самой популярной расцветкой презервативов, составляя психологический портрет своих дальних род­ственников.
Названия планет, государства, политические и общенациональные праздники - все эти данные аккуратно укладывались в составляемую сотрудниками СИБ большую модель Новых Территорий. Чем точнее эта модель отвечала реальному положению вещей, тем более эффективными должны были стать действия примаров в установлении контакта с родственной нацией.
Что касается самого Ника, то он поначалу несколько растерялся в новых условиях и сгоряча предлагал примарам действовать немедленно. Он вызывался стать посредником на переговорах с правительством Объединения Англизонских Миров - самого большого государства в мире Новых Территорий. Однако работавшие с Ником люди лишь вежливо благодарили его, чем и ограничивались. Уж они-то понимали, что устремления отдельного гражданина могут не совпадать с желаниями и планами политической элиты и что никакие общие корни еще не являются гарантией дружественных контактов.
Когда до Ламберта наконец дошло, что у сотрудников СИБ на все есть свои собственные взгляды и никто не собирается бросать флот на прорыв к его родным планетам, он был немного разочарован.
- Выходит, я попаду домой не очень скоро, сэр? - спросил он однажды майора Фонтена, который занимался с ним дольше других сотрудников.
- Может так получиться, что вы никогда туда не попадете, Ник.
- А что же мне тогда делать? Как жить?
- Живите как хотите. Имперский институт мозга намерен изучать вас наиболее щадящими методами. Это самое простое, что вы можете выбрать. Вам будет обеспечено самое комфортное проживание и даже контакты с молодыми женщинами, чтобы проверить...
- Нет-нет, сэр! Только не это! - прервал Фонтена Ник. - То же самое со мной проделывали и урайцы... Это для меня не свобода...
- Тогда чего же вы хотите?
- Я хочу пойти в армию.
- В армию? У вас свои счеты с урайцами или вы воспылали любовью к Примарской Империи? - На лице майора появилась циничная улыбка, свойственная людям тайных профессий.
- Наверное, личные счеты, сэр, - неуверенно ответил Ник.
- Хорошо, мы можем посодействовать, чтобы вы попали в одну из пехотных частей. Правда, в боевых действиях вы поучаствуете не раньше чем через год. Это опять же связано с намерением Института мозга снять у вас кое-какие нужные им показатели. Да и наши беседы еще не окончены.
- Но я военный пилот, сэр.
- Да, Ник, я помню об этом. Но здесь вам придется серьезно переучиваться, и даже после этого вам вряд ли доверят что-то новее устаревших штурмовиков "браво-14". Семь-восемь рейдов - это все, на что хватает пилотов "браво", после чего они уже не возвращаются с задания. Вам нравится подобная арифметика?
- Не очень, - признался Ник. - Тогда, быть может, раз мне все равно нужно учиться...
- Ну-ну, я слушаю...
- Мог бы я стать "корсаром", сэр? - осторожно спросил Ник.
- Стать специалистом технического обеспечения - да.
- Нет, сэр. Меня интересует настоящая боевая ра бота. Я хочу штурмовать суда и стрелять из огромной пушки...
- Вы не вышли ростом, Ник. Это раз. И у вас были серьезнейшие ранения - это два. И, наконец, третье - у вас есть родственники среди граждан враждебного государства Урайи.
- Какие родственники, сэр?
- Но вы же сами рассказывали, что, когда урайцы вас исследовали, они принуждали вас к сожительству с тремя молодыми женщинами, которые впоследствии забеременели.
- Это был всего лишь эксперимент, сэр, и юридических прав на меня эти девушки не имели. Наш брак никак не регистрировался...
- Я не о девушках. Я имею в виду детей, которые у них родятся. Вы могли бы стрелять в собственных деток, Ник, даже если зачали их против собственной воли?
Ламберт представил трех пухлых младенцев и рядом с ними маньяка из фильма "Кишшес-237". Младенцев было жалко.
- Значит, и сюда мне дорога закрыта, - погрустнел он.
- Ну почему же, - улыбнулся майор. - Ваш рост метр семьдесят девять, а нужно метр девяносто пять. Недостающие сантиметры вам легко подтянут в учебке - это не проблема. То же касается ваших застарелых травм - немного хороших препаратов, внимание опытных остеопатов, которые способны творить буквально чудеса, и, я уверен, учебные нагрузки станут вам вполне по силам.
- Тогда остаются только дети?
- На самом деле это тоже всего лишь формальность. Неизвестно еще, родятся они или нет.
- Так, значит, можно?
- Можно, Ник. - Майор снова позволил себе специфическую улыбочку. - Можно, но из ста человек, пришедших в учебку, через месяц уходят шестьдесят.
И начальник учебного подразделения предоставляет им такую возможность. Стать "корсаром" почетно, Ник, однако сделать это почти невозможно. Курсанты, которые прошли все учебные программы, сдают жестокий экзамен, который отсеивает еще половину. И только оставшимся присваиваются офицерские звания и нашивается шеврон с буквой "К".
- Я все равно хочу попробовать, сэр, - сказал тогда Ник.
- Попробовать? Стоит ли?
- Нет, не попробовать. Я вполне определенно хочу стать "корсаром", сэр... И у меня еще вопрос: что же с теми, кто не прошел экзамен?
- Они сдают его снова, но уже в реальном бою. Те, кто возвращаются живыми, получают желанный шеврон.
- Значит, целых два года...
- Теперь два. Раньше курс длился все восемь лет.
- Восемь лет?! - поразился Ник. - Но почему так долго?
- Это было давно. Теперь и методики обучения другие, и оружие, и тактика. Да и времени лишнего на войне нет... Ну что, мне готовить для вас рекомендации?
Ответ дался Ламберту нелегко. Он набрал в легкие побольше воздуха и ответил:
- Да, сэр. Я готов и прошу вашей рекомендации.

2

Теперь, когда после того разговора прошел целый год, Ник уже лучше понимал, о чем его предупреждал майор Фонтен.
К концу первого месяца он действительно был близок к тому, чтобы подать рапорт. Он бы и подал его, не вмешайся в это дело сержант Поджерс, которого Ламберт считал своим персональным истязателем.
- Ну что, сынок, - сказал Поджерс как-то ночью, подняв Ника с постели, - надеюсь, ты знаешь, что тебе делать? Через три дня половина роты подаст рапорта, и ты просто обязан сделать то же самое. Тебе это ясно, курсант Ламберт?
- Ясно, сэр, - ответил Ник, вытянувшись перед огромным сержантом по стойке "смирно".
- Я рад, что ты такой понятливый. Однако хочу добавить, что если ты останешься - по чистой случайности, то тебя отчислят по медицинским пока­заниям. Я лично приложу к этому руку, тем более что в твоем медицинском файле и так уже отметки ставить некуда. Ты доходяга, Ламберт, и вообще дерьмо. Ты мелковат для нашей службы, да и трусоват тоже. И поспать ты любишь... Еще нужно что-то говорить?
- Я все понял, сэр, - быстро ответил Ник.
- Понял-то понял, но закрепить пройденный материал не помешает...
С этими словами Поджерс так двинул Ника в солнечное сплетение, что тот увидел разноцветную радугу и белые искорки, вьющиеся в воздухе, словно мошки.
Когда он сумел наконец сделать первый вздох, сержанта рядом уже не было.
Ник помассировал себе живот и снова уснул, поскольку спать курсанты хотели все время.
Утром сержант Поджерс построил учебную роту и объявил, что настало время попробовать на вкус, что такое быть настоящим "корсаром". После этого рота промаршировала на склад, где курсанты получили полный комплект тяжелого вооружения, в которое входили штурмовые доспехи, навесные системы наведения, штатный "МС" и еще много всякой мелочи, которая удобно размещалась на кнопочках и подвесках брони, делая ее совершенно неподъемной.
После того как рота с горем пополам была полностью обмундирована, сержант Поджерс поставил задачу:
- Сейчас мы идем на тренировочную площадку, где вам представится возможность почувствовать то, что чувствует настоящий солдат, идя в атаку на вооруженного врага. А то многие из вас представляют службу как сплошной приключенческий боевик, где через каждые четверть часа главный герой трахает сисястую девицу... А теперь - напра-во, шагом марш...



Ник помнил, как тяжело им было идти, впервые почувствовав нагрузку настоящего "корсара". Он тогда здорово засомневался - по силам ли ему стать полноценным коммандос.
Рядом шагали более рослые и подготовленные парни, но и они прилагали усилия, чтобы не свалиться прямо на дороге.
Словом, все говорило в пользу того, чтобы подать рапорт, однако тон и речи сержанта Поджерса очень задевали Ника. Ему было неприятно, что его заранее списали со счетов, хотя он и был в роте самым низ­корослым.
Когда курсанты наконец прибыли на учебную площадку, Ник стал понимать, что им предстоит сделать.
Впереди, метрах в восьмидесяти, стояла пневматическая пушка, которая стреляла трехсотграммовыми шарами из мягкого пластика. Ствол у пушки был довольно длинный, и Ламберт прикинул, что скорость снарядов должна быть немалой.
- Ваша задача, - прокричал Поджерс в мегафон, - добраться до отметки в пятьдесят метров! Хотя бы одному человеку! Теперь построились! Опустили забрала! Вперед марш!
Три шеренги, одна за другой, побежали вперед, если это можно было назвать бегом. А потом послышались частые хлопки, и курсанты стали разлетаться в стороны как бильярдные шары, роняя оружие и стукаясь друг о друга.
Кто-то ударил Ника локтем в шлем, кто-то повалился ему под ноги, однако он пыхтел и изо всех сил старался продвинуться вперед, пока не получил в грудь такой удар, что увидел на фоне неба собственные ноги.
Потом последовало жесткое приземление, а в довершение удовольствия на него рухнул "МС".
Если бы не армированные доспехи, все окончилось бы печально, а так Ник только сильно закашлялся, однако нашел в себе силы подняться и снова двинуться вперед вместе с немногими еще державшимися на ногах курсантами.
Сержант Поджерс был беспощаден. Он мастерски владел пушкой и ухитрялся наносить по нескольку ударов каждой жертве, добивая ее уже во время падения. Если кому-то удавалось устоять после попадания в корпус, Поджерс легко вышибал ногу, и курсанты валились в буквальном смысле слова как подкошенные.
Совместными усилиями им удалось пройти только до отметки в тридцать метров. Продвинуться дальше уже не было сил. После пяти-шести попаданий совсем не хотелось подниматься с земли, и только несколько упрямцев, в том числе и обозлившийся Ламберт, продолжали подставлять себя под жестокий обстрел, однако было очевидно, что и это ненадолго.
Когда Поджерс в очередной раз навел пушку на Ника, тот интуитивно присел, выставив перед собой тяжелый "МС". Пущенный снаряд угодил в шлем, но попадание было касательным и Ник устоял. Поняв, что это единственно правильная поза, он стал передвигаться короткими шажками на полусогнутых ногах.
Несколько точных попаданий в голени потрясли его, однако надежные доспехи защитили кости от перелома.
Сержант усилил подачу воздуха, и теперь шары били в Ника с чудовищной силой, однако он только шипел от боли и не сдавался. Между тем и другие курсанты стали копировать его методику, так что сержанту пришлось отвлекаться и на них тоже.
Когда стало ясно, что рота хотя и с потерями, но двигается к установленному рубежу, Поджерс выставил давление воздуха на максимум, и очередной попавший в шлем снаряд разлетелся на куски, а сам Ник почувствовал, что теряет сознание. Ему оставалось пройти каких-то пять метров, однако он понимал, что еще одного такого удара не выдержит.
Пушка сержанта Поджерса продолжала громко хлопать, но теперь снаряды летели куда-то еще и крики пораженных выстрелами доносились сзади.
Поняв, что это единственный шанс, Ник что было сил толкнул вперед тяжелый "МС" и прыгнул вслед за ним.
Вряд ли он оторвался от земли, однако рывок получился быстрый. Поджерс с опозданием разбил о Ника еще два шара, но тот уже приземлился за чертой в пятьдесят метров.
Следуя уговору, инструктор сразу прекратил стрельбу и вызвал по рации врача. Оказалось, что некоторые из "упрямцев" получили травмы, когда открыто побежали вперед, отвлекая внимание от Ламберта. Именно поэтому сержанту пришлось вести огонь по всем мишеням, и вместе курсанты одолели его, не­ смотря на все его мастерство. Одолели несмотря на тяжелые, отбивавшие внутренности удары.
После этого побоища курсанты до самого вечера занимались изучением теории и засыпали над учебниками, однако всевидящий Поджерс больно тыкал им в спины пальцем и интересовался, не хочет ли кто-то отдохнуть.

3

В оставшиеся до рапорта два дня инструктор в полной мере познакомил курсантов и с другими прелестями предстоящего обучения.
Сначала это был стенд, на котором отрабатывался жесткий контакт с атакуемым судном. При абордаже такой подход здорово экономил время и наводил страх на вражеский экипаж. Однако дело было не только в прочности абордажного рейдера, но и в способности самого десанта выдержать такой удар.
- Для начала кабина пойдет со скоростью три метра в секунду, - рассказывал сержант, прохаживаясь вдоль отдельных ячеек кабины, в которых, упершись ногами в передние стенки, курсанты ожидали нового испытания.
- Эту скорость выдержит каждый, но потом вам не поздоровится, так и знайте...
Как и обещал сержант, при трех и даже при шести метрах удар выдержать удавалось. Оружие крепилось в надежных замках, и все свои усилия и внимание курсанты сосредоточивали на том, чтобы не достать головой до стены.
При девяти метрах это удалось сделать почти всем, но при двенадцати метрах в секунду вся учебная рота дружно грохнулась лбами о передние стенки.
Снова и снова кабина съезжала по рельсам с горки и билась о заграждения, и скоро обессиленные курсанты уже не могли удержаться даже при шести метрах в секунду.
Довольный собой, Поджерс объявил об окончании занятий, но пообещал, что завтра будет еще хуже.
После отбоя, когда в казарме уже погасили свет, лежавший на втором ярусе курсант Теодор Шихт свесил голову и шепотом спросил Ника, будет ли тот писать рапорт.
- Еще не знаю, - так же тихо ответил Ламберт, поскольку действительно никак не мог прийти к определенному решению. То ему казалось, что сил сопротивляться сержанту Поджерсу больше нет, а то снова поднималась какая-то волна возмущения, и Нику хотелось доказать инструктору, что тот сильно заблуждается.
Прошла ночь и наступил новый день Когда прихрамывающие курсанты, с трудом волоча тяжелые "МС", выстроились на плацу, сержант Поджерс, не скрывая своей радости, объявил, что сегодня они узнают, что такое аварийное десантирование.
- На войне случается всякое, - говорил он, шагая вдоль закованных в броню курсантов. - Например, ваш корабль может получить повреждение, при котором посадка невозможна. В другом случае это может произойти по причинам секретности, когда десант высаживают в заросшую кустарником местность. Со стороны это выглядит так, будто судно прошло на бреющем и убралось восвояси, однако десант уже на земле и готов выполнять задачу... Надеюсь, всем ясно?
- Так точно, сэр! - дружно ответила рота.
- Вот и отлично. Кстати. - Поджерс достал желтый платок и вытер лицо. - Сегодня солнышко крепко пригревает, так что те, кто не выносит жары, могут уже сейчас пойти и написать рапорт, не дожидаясь завтрашнего дня. Никаких наказаний не последует, уверяю вас.
Рота замерла и, казалось, вовсе перестала дышать. Затем вперед шагнул один человек. Потом другой, третий...
Люди выходили и выходили, а Ламберт стоял не двигаясь. Он считал, что у него еще есть время для выбора.
- Отлично, ребята! - оглядывая два десятка сдавшихся, произнес Поджерс. - Можете снять шлемы и вразвалочку отправляться на склад. Сдайте эти железяки и отдыхайте до самого ужина. Вы теперь практически гражданские люди.
Оставшиеся на плацу курсанты проводили своих уже бывших коллег долгими взглядами. Некоторые пожалели, что постеснялись сделать это сейчас и обрекли себя еще на целый день мучений.
- Итак, несчастные, - бодро произнес Поджерс, - пришла пора разделаться с вами окончательно. Я буду не я, если половина из вас уже сегодня не окажется в госпитале. Налево! Шагом марш! Ноги поднимать, не шаркать! Вы же без пяти минут кадеты!

4

Новая площадка представляла собой платформу, похожую на станцию монорельса. Только вместо вагона на рельсе висела средняя часть от устаревшего десантного судна "альбатрос". Артиллерийские башни на нем отсутствовали, и тренировочная камера больше походила на старую бочку.
Стараясь не застрять в узких коридорах, курсанты вошли в десантный отсек и расселись вдоль стен на узких скамьях. А верный своей манере сержант Поджерс прогуливался по проходу, постукивая подкованными военными башмаками.
- Как вам уже было рассказано на теоретических занятиях, прыгать нужно лицом по ходу корабля. Оружие держать так. - Поджерс взял "МС" у одного из курсантов и показав. - Вот так вы и будете его держать, чтобы вращение вашего тела при ударе о поверхность происходило вокруг оси, проходящей через ствол. Всем понятно? Тупых нет?..
Курсанты промолчали.
- Ну и отлично.
Поджерс вернул "МС" его владельцу и прошел к небольшому пульту управления. Затем щелкнул тумблером, и в полу отсека распахнулись створки.
Сержант нажал следующую кнопку, и десантная камера тронулась с места. Поначалу ее колесики только тихо поскрипывали и неспешно постукивали на стыках, но затем движение ускорилось и через распахнутое десантное отверстие в кабину ворвался ветер.
Внизу проносились редкие кусты, огромные лужи и утрамбованные глинистые площадки.
"Неужели он заставит нас прыгать на такой скорости? - ужаснулся Ник. - Это же верная смерть!"
Однако скоро кабина чуть замедлила движение, и прозвучал громкий голос Поджерса:
- Забрала опустить! Встать и построиться перед десантными воротами!
Курсанты тотчас поднялись и образовали очередь. Ник стоял двенадцатым.
- Не забывайте группироваться перед ударом о землю! Вспомните теоретические занятия! - со злой усмешкой прокричал Поджерс. - Первый пошел!
- Нет, сэр! Я не могу! - закричал стоявший первым курсант - детина двухметрового роста. Он поднял забрало, и Ламберт увидел его перекошенное от страха лицо.
- Я не возражаю, приятель, - голосом доброго людоеда произнес Поджерс. - Можешь сесть на скамеечку. Кто-нибудь еще желает избавить себя от увечий?
Из очереди вышли двое, и сержант указал им на скамью.
- Это все? - спросил он еще раз. - Ну ладно. Следующий - вперед!
Из-за шума ветра Нику показалось, будто прыгнувший в десантные ворота курсант отчаянно закри­чал.
Впрочем, никто уже не останавливался, и люди один за другим исчезали в распахнутом люке.
Настала очередь Ламберта, и он, задержав дыхание, шагнул в пустоту.
Высота была небольшая - каких-то три метра, однако Нику казалось, будто он летел очень долго. В последний момент ему удалось правильно сгруппироваться, но попавший на пути куст хлестнул его по ногам, и приземление получилось не таким глад­ким.
Последовал удар, и Ник завертелся вокруг тяжелого "МС", похожий на сорвавшийся со станка точильный круг. Два, три, четыре оборота - и очередной куст остановил его полет.
Спружинившие ветви оттолкнули Ника обратно, и он повалился на спину, не выпуская оружия.
Жужжание удалявшейся тренировочной кабины становилось все тише, а в небе плыли облака и летали птицы.
"Ну, кажется, я жив", - сказал себе Ник, и это было правдой.

5

С тех пор прошло меньше года, но Ламберту казалось, будто это было очень давно.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Во имя денег
Шилова Юлия
Во имя денег


Акунин Борис - Весь мир театр
Акунин Борис
Весь мир театр


Каменистый Артем - Земли Хайтаны
Каменистый Артем
Земли Хайтаны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека