Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Александр Никонов.


Хуева книга





* ЧАСТЬ 1. * Унесенные ветром
"Не хвались идучи на рать,
а хвались идучи срать."
Пословица.

ГЛАВА 1.
Как я научился играть в преферанс.
Я научился играть в преферанс в поезде, 18-и лет от роду. Десять лет
уже прошло с тех пор! Боже мой! Еб твою мать! Десять лет! А ко времени
издания этой хуевой книги, если это говно вообще когда-нибудь будет издано,
пройдет я ебу сколько лет! А ведь мне уже 28! Скоро 29! А будет -- бог весть
сколько лет. И тогда цифра 29 покажется мне детством золотым и умильным.
Время-то идет. И это хуево. Мне было хорошо в 18 лет. Потому что тогда я
научился играть в просиранс. Пики-крести-буби-черви. В поезде. По пути
следования со студенческой группой в город Магнитогорск, на ознакомительную
практику после первого курса.



ГЛАВА 2.
Преферанс -- не главное в жизни.
Но сначала я поступил в МИСиС. Годом раньше преферанса. МИСиС -- это
Московский институт стали и сплавов. В годы сталинского мракобесия институт
имел ту же аббревиатуру, но расшифровывался по-другому -- Московский
институт стали имени Сталина. Вот такое говно.
Но я туда поступил. Это хороший институт. Там не сдавали иностранный
язык: я херово знаю французский.
Я вообще сдавал два экзамена. Тогда был Брежнев и застой. Это
называлось поступить "по эксперименту". Учитывался средний балл аттестата.
Если он больше 4,5 (четыре целых, пять десятых долей еще одного целого), то
абитуриент сдавал два экзамена: математику и физику. Если он при этом
получал не менее 9 баллов, то автоматически считался поступившим. А если
меньше, то сдавал еще химию и сочинение на русском языке.
У меня был аттестат 4,52. Потому что я иногда подправлял оценки в
школьном журнале и любил ставить напротив своей фамилии пятерки. Учителя
меня тоже любили. Кстати, потом, уже учась в институте, я из головы придумал
156 экспериментальных значений в курсовой работе. А позже, наполовину
выдумал научные цифры своей дипломной научно-исследовательской работы,
построил красивые графики и защитился на пять баллов. Я преступник. Оторвите
мне яйца.
Итак, я набрал на вступительных экзаменах 10 очков и поступил. Мне было
по хую куда поступать-то, я просто не хотел идти в армию, а мой двоюродный
дядя из Госплана, сам кондовый металлург, усердно ломал меня на МИСиС,
обещая, что у него сам ректор чуть ли не пахан, и в жопу целует, и вообще
хуева туча знакомых на кафедрах -- обещал поддержку.
Увы, поддержки не получилось. По математике все эти элементарные
задачки я решил как не хуй срать. А вот по физике меня ебали долго, давали
дополнительные задачки, я отсаживался, решал их, а мне еще давали, но таки я
взял свои пять баллов и отвалил. НО ЕСЛИ БЫ МНЕ ДОСТАЛСЯ НЕ МОЙ БИЛЕТ, А
СЛЕДУЮЩИЙ, Я МОГ ПОЛУЧИТЬ БАНАН. Я знаю. Потому что следующий билет взял мой
одноклассник. Правда он был двоечник, но то, что он мне передал на решение,
я не решил: такие херовые формулы мы по оптике не проходили в школе...
Короче, так случилось, что я поступил в МИСиС. А на следующий год наша
крутая группа МО-81-3* поехала в Магнитогорск на Магнитогорский
металлургический комбинат.
Здесь необходимо отметить следующее: на обратном пути мы, корифаны,
затарились колбаской и водочкой, сложили эти чудеса в сумку и пошли на поезд
со своими сраными баулами, проникли в купе. И в предотъездной суматохе у нас
эту волшебную сумку, туесок наш заветный, сидор приспособленный -- СПИЗДИЛИ.
Спиздили! Унесли без спроса и без отдачи!
Представляете?! Впереди полутора суток дороги, нам по 18 лет, мы
радостные, сдавшие на хуй зачет едем домой к любимым мамочкам после долгой
отлучки из родного гнезда и у нас нет водки!! Блядь! Где справедливость?!.
И полбатона вареной колбасы тоже там было, в сумке. Но это хуй с ним, с
колбасой. Жрачка -- хуйня, допустим, нас бабы из соседнего купе в дороге
задаром кормили. Но ву-одка!!!
Александр Матросов, отчаявшись -- хоть жопой заткнуть! -- прыгнул раком
на амбразуру. Еврей Гастелло направил тлеющий аэроплан на озверевшие
фашистские колонны. И все их подзорвал на хуй. Зося Космодемьянская



героически удавилась на глазах у всей деревни. Александр Невский разбил
псов-рыцарей на ледовом поле. Мересьев ежиков ел. Пионер-герой Марат-Казей
тоже мочил фашизм. Но все хуйня!!!
Мы -- четверо здоровых советских чуваков ехали в поезде со студенческой
практики без водки! Думал ли о таком исходе войны Александр Матросов? Хуй с
два. Сомневаюсь.
Никогда, никогда еще в истории... Слезы застилают... Блядь... Весь
вагон. Весь состав. Вся страна, Родина-мать... И только мы...
-- Как?!. Как имена этих героев?! Где их малая родина? -- спросите вы.
Вот они: 1. Я. 2.Толстенький Олег Косокин, который учил меня преферансу
по дороге ТУДА. 3. Баранов Олег (про него позже) 4. Дима Макеев (позже,
позже). Вот, четверо. Эти святые имена. Такое горе нас постигло. И что же?
Разве мы погибли? Пропали? Упали духом на хуй?
Нет, нет и нет! Мы достали из других сумок оставшуюся еду, открыли
трехлитровую банку с огуречными там помидорами. Поели. И заорали во всю мощь
хриплые хмельные песни, будто были в дупель, просто в жопу. В сиську были.
Весь вагон решил, что мы ужрались.
ГЛАВА 3,
(вставная челюсть)
Я вот сижу, пишу книгу, а Галя-жена доебывает с разными вопросами:
-- Ты меня любишь?
-- Угу.
-- А ты меня будешь любить если я бегемотика рожу?
-- Человек не может рожать бегемотиков: у них хромосом мало, --
рассудительно отвечаю. Моих мозгов не сгинет сила!
-- Меня это не интересует. Я спрашиваю -- ты меня будешь любить, если я
бегемотика рожу?
-- Угу. Хоть бензовоз...
-- А я бы его на веревочке в лес водила, в прудик плавать запускала...
Я ебешь!.. Так мешать творческому процессу!
(Эпиграфом к этой главе, если бы он был, я бы взял слова Льва
Новоженова*, сказанные им мне однажды вполголоса, чтобы редакционные девки
не услышали: "Все бабы -- дуры.").



ГЛАВА 2,
опять.
...Итак, весь вагон решил, что мы ужрались. А когда Баранов вышел из
купе под предлогом поссать, блядун и алкоголик Соломонов с завистью
констатировал его сильное опьянение.
-- Не пили мы, -- скромно промолвил Баранов. -- Ничего не принимали.
-- Врешь! -- убежденно, будто гирьку на весы положил, сказал Соломонов.
-- А ну дыхни!
-- Ххо!..
-- И рассолом запивали, суки! -- заключил Соломонов.
Вот что такое сила духа и настоящая убежденность. Идет на хуй любой
Мересьев.

ГЛАВА 4.
Утренний туман.
Самое трудное в творческом процесе -- передать ощущения. Что такое,
когда тебе 18 лет. Когда ты студент, а мир -- большое утро. Лето. Все время
лето.
Вроде бы ничего и не было. А было то же, что потом и на других
студенческих практиках -- в Череповце, в Запорожье, -- вечерний чай в
общаге, пляж, шатания по магазинам. Месяц в Магнитогорске. Полтора в
Череповце. Два в Запоре.
Жизнь в застойное время. Особое своеобразие. Тихо, гнило, но если
притерпелся -- не пахнет. Ну вот как сон.
Как сон...

x x x
Небольшая кисельная туча, просыпашись легким, сверкающим дождем
умчалась куда-то, солнце ударило в разрыв облаков, мгновенно просветлело.
В узкой ленте мокрого шоссе отразилось голубое небо и от этого асфальт
казался темно-синим. По обе стороны от дороги сиял умопомрачительный осенний
лес. Был сентябрь, и макушки деревьев покрывала золотая седина.Какой это
год?
Шипели шины, и машина легко мчалась вперед, мягко приседая на
неровностях блестящего полотна. Желто-зеленый Русский Лес тихо терял листья
и поднятые ветром они безмолвно неслись навстречу лобовому стеклу омытому
чистыми каплями ушедшего дождя. Куда я еду?
Впереди, на фоне сиреневых туч, клубившихся у горизонта, вставала
двойная радуга. Внешняя -- тонкая, блеклая и внутренняя -- широкая и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Цена за ее свободу, или Во имя денег
Шилова Юлия
Цена за ее свободу, или Во имя денег


Земляной Андрей - Один на миллион
Земляной Андрей
Один на миллион


Громыко Ольга - Плюс на минус
Громыко Ольга
Плюс на минус


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека