Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Салман Рушди


Прощальный вздох мавра



Перевод с английского Л. Мотылева
OCR Anatoly Eydelzon


Часть первая. РАЗДЕЛЕННЫЙ ДОМ

1
Я ПОТЕРЯЛ СЧЕТ ДНЯМ С ТОЙ ПОРЫ, КАК БЕЖАЛ от ужасов безумной горной
крепости Васко Миранды в андалусском городке Бененхели, - бежал от смерти
под покровом темноты, прибив к двери свое послание. Затем на моем голодном,
подернутом знойной дымкой пути были и другие пучки исписанных страниц,
взмахи молотка, острые вскрики вгоняемых в дерево двухдюймовых гвоздей.
Давно, когда я был еще зелен, любимая сказала мне нежно: "Мавр ты мой,
странный темный человек, всегда-то у тебя полно тезисов, как у Лютера,
только вот нет церковной двери, чтобы их прибить". (Женщина, считающая себя
благочестивой индуисткой, поминает воззвание Лютера в Виттенберге, чтобы
подразнить своего совершенно неблагочестивого возлюбленного, потомка
индийских христиан, -какими только дорожками не ходят истории, из каких
только уст не звучат!) К несчастью, разговор услышала моя мать и выстрелила,
словно затаившаяся змея: "Не знаю, как насчет лютеровости, а вот лютости ему
не занимать". Да, мама, последнее слово на эту тему осталось за тобой
(впрочем, на все другие - тоже).
"Амрика" и "Москва" - так их кто-то прозвал, мою мать Аурору и мою
возлюбленную Уму, намекая на враждующие сверхдержавы; говорили, что две
женщины похожи одна на другую, но я не видел этого, не в состоянии был
увидеть. Обе умерли не своей смертью, а я оказался в чужой стране, где в
спину мне дышит погибель, а в руках лежит их история, которую я распинаю на
воротах, заборах, стволах олив, которой помечаю ландшафт вдоль моего
последнего пути, -история, указывающая на меня. Мой побег превратил
местность в подобие пиратской карты, изобилующей подсказками, вереницей
косых крестиков подводящей к сокровищу, которое - я сам. Когда
преследователи доберутся до меня по оставленным мной приметам, они найдут
меня безропотно ожидающим, трудно дышащим, готовым. Здесь я стою. И не мог
ничего сделать иначе.
(Скорее уж, здесь я сижу. В этом сумрачном лесу - то есть, на этой
масличной горе, в этой роще, под взорами накренившихся так и сяк каменных
крестов маленького заросшего кладбища, чуть вниз по дороге от бензоколонки
"Ultimo Suspiro"*, - без Вергилия и без нужды в нем, на половине земного
пути, по запутанным причинам ставшей его концом, я, как пес, подыхаю от
изнеможения.)
Мало ли что, милые дамы, можно приколотить гвоздями. Скажем, флаг к
мачте. Но после не столь уж длинной (хоть и расцвеченной многими флагами)
жизни я остался вовсе без тезисов. Сама жизнь - чем не распятие?
Когда у тебя кончается пар, когда воздух, гнавший тебя вперед, почти на
исходе, самое время исповедаться. Пусть это будет завещание, предсмертная
(не слишком-то вольная) воля; балаган "Последнее издыханье". Вот объяснение
этого "здесь-я-стою-или-сижу" с пригвожденными к ландшафту самообличеньями и
ключами от красной крепости в кармане, вот объяснение этой краткой паузы
перед окончательной капитуляцией.
Подобает, следственно, пропеть песнь конца; о том, что существовало и
не могло существовать далее; о том, что было хорошо и что худо. Испустить
прощальный вздох по утраченному миру, уронить слезу ему вдогонку. Также,
впрочем, и прокричать прощальное "ура", протравить последнюю отравленную
скандальную байку (за неимением видео придется довольствоваться словами),
сыграть несколько неблагозвучных поминальных мелодий. Слушайте историю
Мавра, полную шума и ярости. Желаете? Впрочем, пусть даже и не желаете. А
для начала передайте-ка сюда перец.
- Что вы сказали?
От удивленья заговорить способны и деревья. (А вы - вы никогда в
отчаянье и мраке не обращались к стене, пустому воздуху, чучелу собаки?)
Повторяю: перец, пожалуйста; ибо, если бы не эти зерна, то, что
завершается сейчас на Западе и на Востоке, не началось бы вовсе. Перец
заставил стройные корабли Васко да Гамы пройти двумя океанами от
лиссабонского маяка Белен до Малабарского побережья - сначала в Каликут, а
оттуда в Кочин с его удобной гаванью-лагуной. Вслед за
португальцем-первопроходцем потянулись англичане и французы, так что в эпоху
так называемого открытия Индии - хотя как можно было нас открыть, если никто
нас до этого не закрывал? - мы были, как выразилась моя прославленная мать,
не оправленной жемчужиной, а приправою к ужину. "С самого начало было ясно,
чего добивался мир от пресловутой матери-Индии, - говорила она. -
Пикантностей всяких, ради чего мужчины в бордель ходят".




x x x
Слушайте мою историю, историю опалы, какой подвергся высокородный
полукровка - я, Мораиш Зогойби, прозванный Мавром, большую часть жизни
единственный мужчина-наследник добытых благодаря торговле специями и прочим
товаром несметных богатств семейства да Гама-Зогойби из Кочина, отлученный
от всего, на что, как считал, имел полное и неотъемлемое право, волей
собственной матери Ауроры, урожденной да Гама, выдающейся художницы,
ярчайшей из наших мастеров нынешнего века и, в то же время, самой острой на
язык женщины в своем поколении, от которой всякий, кто к ней приближался,
получал изрядную долю перца. Ее собственные дети не составляли исключения.
"Мы девички-католички, богемное отродье, у нас в жилах полно красного перца
чили, - говорила она. - И никаких поблажек родимой плоти и крови! Милые вы
мои, плоть - наша пища, кровь - любимый напиток".
"Быть отпрыском нашей инфернальной Ауроры, - услышал я в юности от
Васко Миранды, художника из Гоа, -воистину означает быть Люцифером наших
дней. Ну, ты понял - сыном зари**". К тому времени моя семья уже переехала в
Бомбей, и в том подобии рая, каким был легендарный салон Ауроры Зогойби, эти
слова могли сойти за комплимент; но я вспоминаю их как пророчество, ибо
настал день, когда я был изгнан из этого сказочного сада и низвергнут в
Пандемониум. (Лишенный своей натуральной среды, мог ли я не соблазниться ее
противоположностью? Я имею в виду антинатурализм - единственный реальный изм
нашего абсурдного, вывернутого наизнанку времени. Кого отвергла МА-ТЬ, того,
разумеется, манит ТЬ-МА. Вышвырнутый из своей истории, Мораиш Зогойби
покатился к истории мировой.)
- И все это высыпалось из перечницы!
Ну, тут не один, конечно, перец - еще и кардамон, кешью, корица,
имбирь, фисташки, гвоздика; а помимо орехов и специй - кофе и его величество
чайный лист. Но приходится признать, что, как говорила Аурора, "перец шел
даже не в первую очередь, а вне всякой очереди, поскольку, если хочешь быть
первым, не надо становиться ни в какую очередь". И что верно в отношении
всей индийской торговли, верно и в отношении наших семейных капиталов:
перец, вожделенное черное золото Малабара, был главным источником дохода
моих до неприличия богатых предков, крупнейших в Кочине торговцев
пряностями, орехами, кофе и чаем, которые без всяких оснований, если не
считать вековой молвы, вели свой род от побочного сына самого великого Васко
да Гамы!..
Никаких больше секретов. Все написано и пригвождено.
*Прощальный вздох (исп). (Здесь и далее - прим. перев.).
**Люцифер в переводе с латыни означает "утренняя звезда". Аврора -
римская богиня утренней зари.


2
В тринадцать лет моя мать Аурора да Гама взяла моду ночами бродить
босиком по большому, полному запахов дому ее деда и бабки на острове Кабрал
- в то время ее часто посещала бессонница, и, странствуя по комнатам, она
неизменно распахивала повсюду окна: сначала внутренние створки, затянутые
тонкой сеткой, что защищала обитателей дома от крохотных москитов, затем
рамы, застекленные флинтгласом, и наконец ставни из деревянных планок.
Вследствие этого Эпифания, шестидесятилетняя владычица дома, в чьей личной
москитной сетке за годы образовалось изрядное число небольших, но
существенных прорех, которых она не замечала по близорукости или
прикидывалась, что не замечает, по скупости, - вследствие этого она каждое
утро просыпалась от зуда в костлявых руках с голубоватыми прожилками и
испускала писклявый вопль при виде насекомых, вьющихся вокруг подноса с чаем
и сладким печеньем, поставленного у ее кровати служанкой Терезой (та
мгновенно исчезала). Эпифанией овладевал приступ бесполезного хлопанья и
расчесыванья, она металась по своей вогнутой кровати-лодке из тикового
дерева и нередко проливала чай на кружевное покрывало или белую муслиновую
ночную рубашку с высоким оборчатым воротником, скрывавшим ее когда-то
лебединую, а теперь морщинистую шею. И пока она колотила направо и налево
зажатой в одной руке мухобойкой, одновременно терзая себе спину длинными
ногтями другой руки, ночной чепец падал с головы Эпифании да Гамы, открывая
спутанные седые патлы, сквозь которые, увы, слишком явственно просвечивала
усеянная крапинками кожа. Когда юная Аурора, подслушивавшая за дверью,
решала, что шум и ярость ненавистной бабки (проклятия, звон разбитой чашки,
бессильные шлепки мухобойки и презрительное жужжание москитов) достигли
апогея, она изображала на лице сладчайшую улыбку и этаким легким ветерком
влетала в спальню почтенной вдовы с преувеличенно радостным пожеланием
доброго утра, прекрасно понимая, что бешеная злость матери всего кочинского
семейства да Гама, застигнутой в старческой беспомощности, теперь
выплеснется за все мыслимые пределы. Эпифания, стоя на коленях посредине
залитой чаем простыни, тряся всклокоченными волосами, размахивая мухобойкой,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Будни негодяев
Корнев Павел
Будни негодяев


Сертаков Виталий - Змей
Сертаков Виталий
Змей


Конан-Дойль Артур - Изгнанники
Конан-Дойль Артур
Изгнанники


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека