Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


ВАСИЛИЙ ГОЛОВАЧЕВ


ОСОБЫЙ КОНТРОЛЬ


Фантастический роман


Иллюстрации А. ЛАВРОВА
Обложка И. ФОКИНА
На фарзацах - авторские работы
В.ГОЛОВАЧЕВА

Головачев В.
Избранные произведения. Т. 4. Особый контроль. Заповедник
смерти. Всадники: Фантастические роман и повести.- Нижний
Новгород: Флокс, 1993.- 496 с.: ил.
ISBN 5-87198-041-4
В четвертый том собрания сочинений Василия Головачева
включены роман "Особый контроль"', который входит в цш.л
фантастических приключений в космосе и на Земле, повесть
"Заповедник смерти", затрагивающая проблемы нравственности
научных исследований; повесть "Всадники'", являющаяся про-
должением повести "Калиюга".
Произведения написаны в яркой, увлекательной манере, ка-
сыщенные острыми эпизодами, героическими характерами, имеют
гуманистическою направленность.



Как долго по дороге я иду!
А все еще я около себя.
Г. Седельников


Глава 1. ИГРА
В мягкой фиолетовой полутьме ее лицо словно светилось из-
нутри розовым светом, и необычным казался его овал в черной
волне ощутимо тяжелых волос. Странным было лицо, безжизнен-
ным, одно выражение застыло на нем - безнадежность. Может
быть, темнота гляз скрывала и боль ее, и слезы, но слова бы-
ли резкими, твердыми и беспощадно чужими. Жестокие слова, от
которых замерло движение в воздухе и повеяло холодом... И
Филипп сказал почти равнодушно, чтобы прервать этот разго-
вор, чтобы ей было легче - он еще не понимал до конца, не
хотел понимать, что она уходит,- чтобы тяжесть вины - да и
была ли она виновата? - легла на двоих:
- Хорошо, не будем больше об этом.
Аларика облегченно вздохнула, вскинула голову и снова
опустила, теперь уже виноватым движением. И было в этом жес-
те то, чего больше всего не понимал Филипп, - неуверенность.
Непонятный получался разговор: говорила она прямо и энергич-
но, но неуверенными выглядели жесты, неуверенностью веяло от
всей ее отрывочной речи.
Молчание заполнило комнату: она не знала, что делать
дальше, он пытался понять, почему оказался в таком положе-
нии. Почему? Десять лет детской дружбы, десятки ссор и при-
мирений с помощью друзей - оба упрямы и горды, - и любовь...
Любовь ли? Может, не было любви?
- Прости,- сказал он, с трудом шевеля губами.- Я, навер-
ное, от природы инфантилен и не могу понять, что происходит.
Объясни мне, наконец, это что, так серьезно?
Аларика судорожно кивнула. На слова не хватало сил, а еще
она боялась, что решимость ее угаснет совсем и эта агония их
любви, которой он не хочет замечать, продлится еще долго,
долго...
- Я тебя всегда понимал с трудом,- продолжал Филипп, все
еще на что-то надеясь.- Наверное, я слишком медленно взрос-
лею. И все же... вот ведь парадокс - я тебе не верю!
Он подождал несколько секунд, всматриваясь в ее лицо,



ставшее вдруг чужим и далеким, и рывком выбросил свое силь-
ное тело из кресла.
- Что ж, прощай. Что еще говорят в таких случаях? Желаю
удачи и счастья.
Прошагал до двери, оглянулся, ничего не увидев, и вышел.
И только за сомкнувшейся дверью ощутил в груди странную со-
сущую пустоту, холодную, как ледяной грот, и понял, что это
действительно серьезно, серьезней не бывает, и ему до боли в
груди захотелось броситься назад, стать на колени и пусть
даже не видеть ее, только чувствовать рядом, ощущать ее теп-
ло, дыхание... Но вернуться было уже невозможно, стена там
выросла, толстая стена из двух слов: "Люблю другого... Люблю
другого! Люблю другого!!" Когда она успела? И кто он, поко-
ривший доселе независимый ее характер? Или это всего-навсего
слова, проверка чувства?.. Нет, не может быть! Так жестоко
шутить она не способна. Значит, на самом деле существует
этот третий, замкнувший тривиальный треугольник! И не помо-
жет никто. Никто! Потому что это, наверное, единственный
случай, не подвластный даже аварийно-спасательной службе,
когда - человек, помоги себе сам!
Кто-то прошел по коридору. Филипп открыл глаза...
Филипп открыл глаза и виновато улыбнулся, все еще пребы-
вая во власти воспоминаний. Рядом с пультом вычислителя сто-
ял Травицкий и смотрел на развернутый объем мыслепроектора,
перебирая на груди пухленькие пальчики. Метровый куб проек-
тора был заткан цветами, и в его глубине в раствор стацио-
нарной ТФ-антенны было вписано лицо Аларики.
- Извините, - пробормотал Филипп, стирая изображение. -
Задумался...
Травицкий грустно покивал.
- Я не удивляюсь. Привык. У тебя, кажется, завтра ответс-
твенный матч?
- Финал Кубка континентов,- сказал Филипп, не поднимая
глаз.
Зачем я только пришел сюда сегодня, подумал он, все равно
от меня толку, что от козла молока. У Травицкого и без меня
забот хватает. Надо же, размечтался с эмканом на голове!
Аларику нарисовал... Почему я вспомнил о ней? Согласно всем
нормам психомоделистов я должен сейчас думать только об иг-
ре. Или перегорел? Нет, просто запретил себе думать об игре.
А на Аларику, выходит, запрета не хватает. Слаб ты еще, Фи-
липп Ромашин, конструктор, спортсмен и так далее...
Тф - тайм-фаг - система мгновенной транспортации мате-
рии (здесь и далее примечания автора).
- Иди отдыхай,- посоветовал Травицкий.- Эту конструкцию,-
он кивнул на пустой объем мыслепроектора,- списываю только
за счет твоего волнения. На твоем месте я слетал бы куда-ни-
будь один, например, в музей истории. Кстати, у меня к тебе
один не совсем обычный вопрос: не замечал ли ты каких-нибудь
поразивших тебя явлений?
- Что вы имеете в виду? - озадаченно спросил Филипп.
- Ну.... что-нибудь странное, экстраординарное, выходящее
за рамки обыденности, ранее не встречавшееся...
- По-моему, нет, не встречал. А может, не обращал внима-
ния?
- Так обрати.- Травицкий кивнул, погрустнев еще больше,
пожелал удачи и вышел. Маленький, круглый, грустный. Началь-
ник конструкторского бюро, лучший специалист Института
ТФ-связи.
Филипп снял с головы корону мыслеуправления, называемую в
быту эмканом, постоял у пульта, размышляя о своих отношениях
с людьми, которые понимали его больше, чем он сам. Начальник
бюро Кирилл Травицкий... человек, вырастивший из него конс-
труктора-функционала, никогда не высказывающий недовольства
его постоянными увлечениями, капризами... волейболом, нако-
нец. Хотя волейбол не увлечение и не каприз, это жизненно
важная потребность, без которой нет смысла в слове "спорт".
Как их совместить - работу в Институте, требующую постоянных
занятий, и большой спорт, требующий полной самоотдачи? Как
совместить несовместимое?
- Проблема! - пробормотал Филипп, пряча эмкан в нишу под
пультом. Что хотел сказать Кирилл? Что он подозревал под


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Война обреченных
Володихин Дмитрий
Война обреченных


Шилова Юлия - Его нежная дрянь
Шилова Юлия
Его нежная дрянь


Шилова Юлия - Случайная любовь
Шилова Юлия
Случайная любовь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека