Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Майкл Муркок


ГОРОД В ОСЕННИХ ЗВЕЗДАХ




Продолжение истории семьи фон Бек, повествующее о дальнейших сношениях их
с Люцифером, Князем Тьмы, и о лекарстве от болей мира. Хроника вторая, в
которой представлена исповедь Манфреда фон Бека, капитана кавалерии
революционной армии Вашингтона; депутата республиканского конвента во
Франции; а также первого секретаря посольства Саксонии при дворе русской
императрицы Екатерины. Означенная исповедь посвящена большей частью
описанию Странных Событий, случившихся в городе Майренбурге зимою года
1794.
Переведена, отредактирована и подготовлена к печати Майклом Муркоком.

* * *

Посвящается Дэвиду Хатвеллу с уважением и любовью.
* * *

Направление новой сей силы, высвобожденной любовью, тщеславием и
вдохновенной идеей одного проницательного человека, скромного помощника в
лавке, проходило через восприятие духа Времени к личной власти, причем как
то, так и другое призвано было стать по возможности безграничным, безо
всяких пределов или излишней детализации. Дух сей, поскольку то был век
Разума, явился стремлением к Тайному. И того не сокроешь, что первое
следствие из познания вселенной, где все мы с рождения терпим крушение,
есть чувство отчаяния и омерзения, переходящих нередко в неодолимое
устремление бежать от реальности. Век Вольтера есть также век волшебного
вымысла; обширный труд Cabinet des Fees,-отдельные тома которого королева
Мария-Антуанетта взяла с собой даже в узилище, дабы они утешали ее в
неволе,-как утверждают, стояли на полке одною с Энциклопедией... Отпечаток
сей омерзения, наряду с побуждением бежать от реальности были весьма сильны
в 18 веке, каковой пришел к единому ясному воззрению на истинность вышних
законов, управляющих существованием нашим, на натуру рода человеческого,
страсти его и инстинкты, на общественные объединения его, обычаи и
возможности, на пределы дерзаний его и космический фон, а также на
вероятное распространение его судеб. И бегство сие, поскольку-от Истины,
свершиться могло лишь в Иллюзию, это возвышенное отдохновение души и отказ
от прагматичных писаний, коим мы уже вознесли хвалу. Вот она, непреходящая
бедность духа рода человеческого во всех возможных его проявлениях... вот
дурманящие снадобья, от тончайшего в коварстве своем всепокоряющего опиума
до обманного морочащего кокаина.
Религия, разумеется, музыка и азартные игры-вот они, высочайшие из
восторгов, таящих в себе эйфорию. Но причудливее и древнее всего есть
окольные тропы Магии... В самых глубинах своих сия Магия связана с
созидательною силой воли; в самых низких своих проявлениях она выступает
как варварский рационализм и, прежде всего, как жалкие наши попытки
принудить небеса быть разумными.
Уильям Волито. "Калиостро (и Серафина)" Двенадцать против богов. 1929
* * *

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эти записки, опубликованные впервые в Хейдельберге в 1840 году, изданы
были тогда анонимно. Лишь недавно, изучая архивы семейства Вернонов, сумели
мы установить авторство их, принадлежащее Манфреду фон Беку, который
родился в 1755 в родовом поместье Бек и умер в 1824 в городе Майренбурге,
чьи молодые годы проходили в скандальных деяниях и приключениях весьма и
весьма сомнительного свойства,-в России, Малой Азии и Америке, но большей
частью в Европе.
Записки сии (вскользь упоминаемые в труде Карлиля "Германский роман"
1827), похоже, прошли незамеченными у широкой публики; а нынешний граф фон
Бек, к которому я обратился за помощью, необходимой, как очевидно, для
успешного переиздания записок Манфреда фон Бека, особенно подчеркнул, что
предок его оставил весьма определенные распоряжения: рукопись эта могла
быть опубликована только после его кончины.
Записки Манфреда фон Бека представляют собою повествование в жанре
исповеди, а если читать их как произведение художественное, они могут быть
квалифицированы как роман приключений; хотя есть в них немало и от



классического плутовского романа, и от готического,-больше, нежели от
романа светского. Сам же Грааль на протяжении трех веков хранился среди
фамильных доспехов фон Беков, а родовое их имя,-невероятно запутанными
путями,-восходит к германской версии легенды о подвигах во имя Священной
Чаши. Например, существует предание,-упоминания о котором встречаем мы во
многих источниках,-о том, что семье фон Бек самой судьбой предназначено
хранить и беречь Грааль и выйти на поиск его, если случится, что Чаша
Священная пропадет.
Репутация молодого Манфреда фон Бека,-а он, заметим, сумел снискать
хмурого неодобрения многих!-неизбежно наводит на мысль, что история эта
есть ловкая мистификация, подстроенная либо же им самим, либо кем-то, кто
весьма хорошо его знал. Пусть рассудит читатель. Тем не менее, прежде чем
выносить окончательное суждение, нелишне было бы познакомиться с записками
нынешнего графа фон Бека, каковые записки пока еще недоступны широкой
публике ни в Германии, ни где-либо еще. Но уже в настоящее время упомянутые
записки готовятся к выходу в свет.
Мы же предоставляем вниманию читателя несколько модернизированную версию
"Исповеди" Манфреда фон Бека, подготовленную по английскому
переводу,-опубликованному в Лондоне в 1856 году неким Омером Смитом,
смотрителем кладбища при соборе Святого Павла,-переработанную и подробно
изложенную Майклом Муркоком, который желает выразить глубочайшую свою
признательность князю Лобковичу и, разумеется, семейству фон Бек за
предоставленные в распоряжение его документы, охватывающие четыре века
истории этого славного рода.

Издатели.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В которой я прощаюсь с Парижем, радикализмом и романтическими
устремлениями к Великой Цели

Если бы не террор, охвативший Францию в 1793 году и в конце концов
принудивший меня бежать из Парижа, я, вероятно, так никогда и не узнал бы
совершенной любви, не посетил бы Города в Осенних Звездах, где,-с помощью
хитроумия своего, меча и остатков веры,-мне довелось вновь сразиться за
будущее мира и утратить свое собственное.
В тот день, когда Том Пейн был арестован по особому распоряжению
Робеспьера, я решил наконец распрощаться с революционными идеалами. Даже
пока я ублажал прелестную мадам Ф.,-чей визит, по случайности, совпал с
получением мною сих недобрых известий относительно Пейна,-я строил уже
планы грядущего своего бегства. Заключение Тома под стражу означало, помимо
всего прочего, что я утратил последнего своего союзника в Конвенте. Теперь
имя мое неизбежно должно появиться на бланке ордера на арест,
санкционированный Комитетом Общественной Безопасности. На самом деле,
неистовая толпа разъяренной черни, быть может, сейчас уже приближается к
этому дому, где снимал я комнаты, и приближается с вполне ясным
намерением,-предложить мне известный выбор: проехать в повозке до гильотины
или в прогнившей лодчонке-на дно Сены. Очевидно, что с моей стороны было бы
благоразумней всего встретить новый 1794 год где-нибудь за пределами
Франции.
Выждав приличное время, я облачился в костюм, изменяющий облик
мой,-который костюм я держал наготове специально на случай внезапного
бегства,-упаковал имущество свое в две старые седельные сумки и, наскоро
распрощавшись с моею прелестницей, поспешил по пустынным улицам
предрассветного Парижа в одно верное место на рю де л'Ансьен Комеди, где за
два франка выкупил у заспанного конюха тощую клячу нерадивого моего слуги.
Еще чуть серебра-и я обзавелся седлом и упряжью, каковое снаряжение,
знававшее, прямо скажем, и лучшие дни, я водрузил на несчастную животину,
пока та дрожала и пускала пар из ноздрей в студеный воздух конюшни.
Мне представлялось, что я теперь стал похож на какого-нибудь среднего
чина революционного офицера. Пока мне пришлось отказаться от шелков и
кружев или, вернее, надежно их спрятать до лучших времен. Я закутался в
старый черный дорожный плащ, волос не расчесал, а на голову нахлобучил
смятую кевенкеллерскую шляпу с загнутыми полями. К сему я добавил еще
грубой вязки кашне из серой шерсти, засаленные цвета навоза штаны, дешевые
сапоги из поддельной кожи, а к шляпе своей приколол трехцветную кокарду.
Потертые кавалерийские ножны скрывали мою самаркандскую саблю. Ножны с
саблей заткнул я за пояс,-сине-бело-красный кушак сомнительной чистоты. В
таком одеянии я, безусловно, должен был сойти за какого-нибудь мелкого
служащего Комитета, каковым я и намеревался себя объявить, если кто-нибудь
вдруг остановит меня и потребует, чтобы я назвался. В случае, если моя
маскировка и доводы не сумеют убедить некоего подозрительного фанатика от
революции, я собирался прибегнуть к помощи двух кремневых ружей, спрятанных


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Разведена и очень опасна
Шилова Юлия
Разведена и очень опасна


Шилова Юлия - Цена за ее свободу, или Во имя денег
Шилова Юлия
Цена за ее свободу, или Во имя денег


Распопов Дмитрий - Клинок выковывается
Распопов Дмитрий
Клинок выковывается


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека