Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора

Олег Корабельников.

К востоку от полночи


----------------------------------------------------------------------
Авт.сб. "Прикосновение крыльев".
OCR & spellcheck by HarryFan, 26 September 2000
----------------------------------------------------------------------
Вечно разветвляясь, время ведет
к неисчислимым вариантам будущего.
Х.Л.Борхес



1
К старости отец стал забывать имена вещей.
Их было слишком много, и его слабеющая память уже не могла удерживать
бесчисленные сочетания звуков, и черных значков, напечатанных на белой
бумаге. Вселенная, окружающая его, проваливалась в невидимые "черные
дыры". Он смотрел на это безучастно, как посторонний зритель, и лишь
иногда капризно искривлял лицо, когда пытался вспомнить имя человека,
ведущего его под руку.
- Ты кто? - спрашивал он.
- Юра, - отвечал Оленев.
- Какой Юра?
- Твой сын, - терпеливо пояснял Оленев, ожидая, когда отец сделает
следующий шаг. - Единственный. Мы с тобой гуляем, потом пойдем домой, ты
поужинаешь и ляжешь спать.
- А ящик? - спрашивал отец после паузы. - Ящик?
- Телевизор, - напоминал Оленев. - Да, сегодня интересный фильм. Времен
твоей молодости. Тебе понравится.
Юра невольно разговаривал с отцом как с ребенком, упрощал фразы,
протягивал руку и говорил:
- Это небо, папа. Там солнце и облака с тучами. Солнце светит, из туч
идет дождь или снег. А вот это земля, на ней растут деревья и травы.
- А собаки? - вдруг вспоминал отец.
- И собаки растут. И кошки, и мышки, и разные хорошие людишки. Все
растут.
- Куда? - спрашивал отец.
- Вверх и в стороны, иногда вниз, под землю.
- Зачем? - не унимался отец.
- Не знаю, - честно признался Оленев. - Наверное, по-другому не умеют.
- И я расту? - спрашивал отец, когда Юра усаживал его на скамейку и
заботливо поправлял шарф на худой стариковской шее.
- Похоже, что так. Только в обратную сторону.
- А ты? - не отставал отец, поднимая с земли кусочки гравия и бездумно
перебирая их.
- Я уже вырос, - вздыхал Юра. - Дальше некуда.
- А вниз, под землю?
В таких случаях Оленеву казалось, что отец только притворяется, а на
самом деле все знает, все помнит и лишь подсмеивается над ним, разыгрывает
выжившего из ума старика, впавшего в детство. Быть может, так оно и было,
просто Оленев разучился удивляться причудам перевернутого мира, в котором
жил последние месяцы. Он принимал этот мир как данное и не противился
бесконечным метаморфозам и странностям, окружавшим его в быту. Работа
оставалась работой, там все было нормальным, логичным и правдоподобным до
жестокости. А дома, в кругу семьи, все казалось зыбким, полуреальным,
неопределенным, и хоть причина этого была известна, но цели все равно
оставались непонятными, а средства достижения их - абсурдными.
То, что происходило с отцом, можно было объяснить простыми причинами,
и, будучи врачом, Юра легко находил нужный диагноз, но все же это странное
впадение в детство родного ему человека совпало по времени с началом
действия Договора. Того самого Договора, который изменил жизнь Оленева,
превратив ее в запутанный лабиринт с бесчисленными кривыми зеркалами.
Мать Оленева умерла, когда ему было двенадцать лет, и он смутно помнил
ее лицо, голос, прикосновения рук. Юру воспитывал отец, один, без женской
помощи, и лишь потом, спустя годы, Оленев понял, как это было нелегко, и
поэтому благодарно и терпеливо ухаживал за отцом, выплачивая свой
бесконечный долг.
Бесконечные долги росли в геометрической прогрессии, и погашать их
Оленев просто не успевал. Долг перед женой, долг перед дочерью, служебный
долг врача-реаниматолога, долги перед всеми теми, кто приносил добро
Оленеву, но он сам особенно не мучился, если не все удавалось выплатить
сполна, потому что знал: рано или поздно придет Большая расплата, оттого и



жил, ничему не удивляясь, и только терпеливо ждал, когда же наступит тот
самый Час и Миг, когда можно будет свободно вздохнуть и сказать: "Все,
Договор исполнен, срок истек, отпусти меня на свободу".
Он приводил отца домой, раздевал, усаживал в мягкое кресло перед
телевизором, заботливо расстилал полотенце на коленях и кормил ужином,
пока тот, посапывая, пустыми глазами смотрел на кинескоп, на мельканье
теней, на игру цвета, вслушиваясь, не слыша, в слова, звучащие с экрана, а
в какие потемки уходила его душа в эти минуты, Оленев не знал.
Лишь когда отец засыпал у себя на кровати, мерно дыша и по-ребячьи
шевеля губами во сне, Юра знал наверняка - отец возвращается назад, в свою
молодость, в детство, ища там потерянное не им, выискивая не найденное еще
никем.
Все были Искателями. Жена, дочь, сам Оленев, отец его и даже теща - все
они искали то, не зная что, там, не зная где. Таков был Договор, и
отступить от него не представлялось возможным.
Вот и в этот День, уложив отца и по привычке обойдя квартиру, Оленев
без удивления обнаружил, что она опять изменилась. Вчера было три комнаты,
сегодня появилась еще одна, и, открыв красную лакированную дверь в стене,
выходящей на улицу, Оленев увидел, что там на чистой циновке-татами,
обложенные разноцветными игрушками, играют дети. Их было двое, мальчику
лет пять, а девочке не больше десяти. Оленев оглядел комнату, придвинул
стул и, усевшись на него верхом, молча смотрел на детей. Наученный опытом,
он никогда не начинал разговора первым с теми, кто появлялся в его доме
вот так неожиданно.
Девочка приподняла голову и, хитро сощурившись, посмотрела на Оленева.
Тот подмигнул ей и состроил смешную гримасу. Девочка прыснула и толкнула
мальчика локтем. Тот оторвался от кубиков и, важно напыжив щеки, обращаясь
к Оленеву, сказал:
- Комбанва, софу. (Здравствуй, дедушка.)
- Я, ке ва нани-о ситэ ита но (Привет! Чем ты занимался сегодня?), -
отозвался Оленев. Он теперь знал, что мальчик разговаривает на японском.
- Нанииро годзэнтю дзутто яттэта мон дэ нэ. Кутабирэтэ симатта е (Все
утро играл. Из сил выбился.), - с достоинством ответил мальчик и снова
взялся за кубики.
- Ну и чьи вы будете? - спросил Оленев по-русски.
- Мы твои, дедушка, - ответила девочка тоже по-русски. - Мама велела
посмотреть за нами. Вот ты и смотри. А то мы бедовые!
- А где же мама? - спросил Оленев, разглядывая игрушечный космический
кораблик.
- Сказала, что скоро придет. А ты нам обещал купить амэкадзо.
- Кавайсони! (Какая жалость!) - вздохнул Оленев. - Но ветер с дождем
нельзя купить. Он сам приходит и сам уходит. Он никому не принадлежит.
- А у Витьки есть свой, - сказал внук на чистом русском. - Он его как
включит, как задует, как польет! И я хочу такой же.
- Хорошо, - согласился Оленев. - А ты в каком году родилась, внучка?
- В шестом, - ответила девочка, - а он только в десятом.
- Тогда все ясно. Понимаешь ли, в наше время еще не выпускают таких
игрушек.
- В наше время возможно все, - поучительно сказала девочка. - И ты не
увиливай. Ты же наш дедушка.
- Ага, - сказал Оленев, - конечно, дедушка, одзи-сан. Но игрушку вам
привезет бабушка. Или мама. Ей лучше знать, что вам нужно. Есть не хотите?
- Еще бы! - сказала девочка. - Мама говорила, что ты нам приготовишь
тако с овощами.
- И где же я вам найду спрута? - вздохнул Оленев. - Овощи есть, а
осьминоги у нас не водятся и в гастроном не завезли. Может, обойдетесь
борщом? И как, кстати, зовут вашего папу?
- Ямада, - сказал мальчик, угрюмо посапывая.
- Все ясно. Значит, на этот раз она вышла замуж за японца. И где она
его нашла?.. Ладно, внуки, играйте, я что-нибудь придумаю.
Дети были черноволосы и скуласты, только голубые глаза и завитки кудрей
у девочки на висках говорили правду: они и есть внуки Оленева. Генетика -
штука серьезная, с ней не поспоришь.
На кухне он столкнулся с женой. Она сидел а в длинном розовом платье на
табуретке, картинно откинув голову и покуривая сигарету с золотистым
фильтром. Кухонный стол был завален свертками с разноязычными этикетками,
а поверх всего громоздились огромные рога какого-то животного.
- Привет! - сказал Оленев. - Стол-то хоть освободи. Нам внуков кормить
надо.
- Опять внуки, - поморщилась жена. - И когда это кончится? Мне всего
двадцать пять лет, а у меня то и дело вдруг появляются внуки.
- Двадцать девять, - поправил Оленев. - Мне-то зачем заливать?
- Ну да, а выгляжу на двадцать, - раздраженно сказала жена и тут же
сменила тон: - Ты только посмотри, милый, какой чудесный сувенир я
привезла тебе. Это рога замбара, но в Бирме его зовут шап. Не правда ли,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Крестовый поход
Посняков Андрей
Крестовый поход


Акунин Борис - Весь мир театр
Акунин Борис
Весь мир театр


Посняков Андрей - Властелин Руси
Посняков Андрей
Властелин Руси


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека