Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Дж.Лэрд


Одна душа, два тела



---------------------------------------------------------------
¶ЧЕТВЕРТОЕ АЙДЕНСКОЕ СТРАНСТВИЕ §
Дж. Лэрд, оригинальный русский текст
OCR: Сергей Васильченко
---------------------------------------------------------------
Январь - июль 1992 по времени Земли

¶Глава 1. Двое§


Айд-эн-Тагра и побережье Полуночного моря,
конец месяца Мореходов
(начало июня по земному времени)
В его объятиях лежала женщина. Прижавшись щекой к плечу Блейда, она
дышала прерывисто и жарко, словно недавний любовный экстаз вновь посетил ее
в сонном забытьи, подарив наслаждение, к которому нельзя было привыкнуть.
Для нее, юной и совсем неопытной, страсть еще таила элемент новизны, каждый
поцелуй и каждое объятие казались божественным даром, каждое нежное слово -
откровением.
Пряди золотых волос ласкали грудь Блейда. Эти локоны были невесомыми и
мягкими, как шелк; он не чувствовал их прикосновения, не замечал руки,
обнимавшей его шею. Он спал, и лицо странника, едва озаренное пламенем свеч,
догоравших в серебряных шандалах, выглядело таким же молодым, как у его
златовласой подруги. Темные завитки спускались на лоб, на смуглой и гладкой
коже - ни морщинки, твердо очерченные губы хранили свежесть юности, в
уголках рта прятался некий намек на улыбку - то беспричинное и щедрое
веселье, что приходит иногда к сильным и уверенным в себе мужчинам в поре
возмужания. Ибо Ричарду Блейду, мирно почивавшему сейчас в своей спальне, в
своем наследственном замке близ имперской столицы Айд-эн-Тагры, было
двадцать шесть лет.
Прямоугольник массивных каменных стен и зоркая стража берегли его
покой. С угловых башен часовые, вооруженные мечами и тяжелыми арбалетами,
могли видеть лежавший на севере Имперский Путь, ровную, как стрела, дорогу,
уходившую направо, к каналу и к городу, к его улицам, площадям и дворцам, и
налево, к полосе леса, темневшей на горизонте. За этой магистралью, которой
дозволялось пользоваться только могущественным и знатным, вдавался в сушу
прямоугольник гавани, заполненный кораблями и огромными плотами; их весла
были подняты, паруса - свернуты, будто крылья птиц, добравшихся до своего
гнезда и прилегших вздремнуть до рассвета. Над ними возносилась башня Малого
Маяка, и огонь, сиявший на ее вершине, походил на глаз великана,
надзиравшего за стаей уснувших птиц.
На юге, за фруктовой рощей, параллельно Имперскому Пути тянулся Большой
Торговый Тракт. Сейчас он был безлюден и пуст, так же как и дорога знатных.
Кончался месяц Мореходов, когда после весенних штормов в Ксидумен, Длинное
море, выходили огромные плоты-садры с товаром; двадцать или тридцать дней в
складах торговой гавани накапливались сукна и стеклянные изделия из Стамо,
оружие, доспехи и бронзовая посуда из Джейда, вино, парча, бархат, ковры и
драгоценные камни из эдората Ксам и Стран Перешейка. Еще немного, и начнется
месяц Караванов; тогда Торговый Тракт затопят фургоны и телеги, и грохот их
даже ночью будет доноситься до уединенных покоев дворца бар Ригонов.
Но сейчас все было тихо. Древний замок, и раскинувшаяся на западе
столица, и весь имперский домен Айдена мирно дремали под светом двух лун,
большого серебристого Баста и маленького быстрого Крома, похожего на золотой
апельсин. Спали повара и конюхи, ключники и музыканты, служанки и садовники;
дремали кони, мулы и шестиногие тароты; цветы в саду закрыли свои чашечки,
вода бассейна застыла, похожая на темное зеркало из обсидиана.
Спал и Ричард Блейд, обратив к затянутому шелком потолку лицо, на
котором блуждала слабая улыбка. Потом губы странника дрогнули, черты стали
строже, задумчивей и словно бы старше; он глубоко вздохнул и что-то
прошептал.
Ричарду Блейду снились удивительные сны.
* * *
В его объятиях лежала женщина. Положив черноволосую головку на плечо
Блейда, она дышала спокойно и ровно, будто бы недавний любовный жар,
отпылав, покинул ее, излившись негромкими стонами, тихими вскриками, нежным,
едва слышным шепотом. Для нее, зрелой красавицы с золотисто-смуглым телом,
наслаждение было привычной радостью, счастьем, без которого жизнь казалась
бессмысленной и пресной. Но дарила она его немногим.


Ее темные блестящие пряди мешались с волосами Блейда, чуть тронутыми
сединой. Эти локоны были невесомыми и мягкими, как шелк; он не чувствовал их
прикосновения, не замечал руки, обнимавшей его шею. Он спал, и лицо
странника, озаренное огоньком ра-стаа, тонкой несгораемой лучинки, казалось
много старше, чем у его черноволосой подруги. Она была женщиной в расцвете
лет, и самый придирчивый ценитель женской красоты не дал бы ей больше
тридцати; Блейд же выглядел на все сорок пять. Возможно, даже на пятьдесят,
хотя и такая оценка его возраста являлась бы комплиментом: всего несколько
дней назад ему стукнуло пятьдесят семь. Он был еще крепок и силен, но лоб
уже пересекли морщины, и смугловатая кожа обветрилась; твердо очерченные и
крепко сжатые губы придавали лицу суровое и грозное выражение, упрямый
подбородок казался высеченным из камня. То был мужчина в осенней поре, в тех
годах, когда уверенность в своей силе, в своем опыте и власти достигает
апогея, за которым начинается неизбежный упадок; он походил на вершину, с
которой все дороги ведут вниз.
Под ним чуть заметно колыхалось днище надувной палатки, стены ее
сходились вверху шатром, полупрозрачная зеленоватая ткань напоминала
застывшую морскую волну. Северная ночь была темной, и потому никто не смог
бы различить еще один купол, накрывавший и палатку, и всю небольшую поляну в
дремучем хвойном лесу; только громадный вороной тарот, бродивший по этой
маленькой прогалине в поисках травы, иногда тыкался широкой рогатой мордой в
невидимую преграду.
В самое глухое и темное время из леса выскользнули две тени, подкрались
к барьеру, уставились на тарота голодными алчными глазами. Потом когтистая
волчья лапа царапнула воздух, вслед за ней поднялась рука второго существа,
не то обезьяны, не то человека - почти такая же, как у зверя, мохнатая, со
скрюченными пальцами. Эта тварь видела тарота и палатку, чуяла два теплых и
беззащитных тела, погруженных в сон, но некое странное колдовство, гораздо
более сильное, чем у Повелителей Волков, не позволяло приблизиться к жертвам
ни на шаг.
Пришелец, раздраженный, тихо заворчал, и волк, его покорный спутник,
оскалил клыки. Почему они не могут вступить на поляну? Воздух, словно
упругая пленка, отталкивал их.
Шестиногий тарот с презрением фыркнул, угрожающе покачивая рогом. Он не
боялся этих ночных бестий, он был слишком огромен, быстр и могуч, чтобы с
ним могла справиться даже стая волков, а чары волосатого лесного пришельца
на него не действовали. Вдобавок он знал, что у хозяина, спавшего сейчас в
шатре, есть длинные и острые стальные клыки и летающие шипы, способные
покончить с любой нечистью. Но будить его было сейчас ни к чему, ибо лесные
твари не могли подобраться к палатке.
Тарот снова фыркнул, чуть громче, и тут на его необъятном мохнатом
крупе зашевелилась какая-то тень. Небольшое существо, неразличимое в
темноте, приподняло голову, затем серия звуков разорвала тишину: скрежет
взводимого арбалета, резкий щелчок тетивы, жужжание смертоносного стального
болта. Волк и его спутник испуганно отпрянули; с крупа тарота донеслось
хихиканье.
Этот маленький концерт, однако, не разбудил Ричарда Блейда. Он спал,
обратив к полупрозрачному потолку лицо, суровое и спокойное, на котором даже
сейчас, во сне, читалась несокрушимая уверенность в собственных силах. Потом
губы странника дрогнули, черты стали мягче, задумчивей; казалось, невидимая
рука феи огладила его щеки и лоб, убрав единым движением десять или
пятнадцать лег. Он глубоко вздохнул и что-то прошептал.
Ричарду Блейду снились удивительные сны.
¶Глава 2. Тагра§


Айд-эн-Тагра, середина месяца Пробуждения
(тремя месяцами раньше,
начало марта по земному времени)
Роскошная дверь резного розового дерева захлопнулась за Ричардом
Блейдом, отрезав его от приемной, полной чиновников Казначейства и офицеров
из департамента Охраны Спокойствия. Три секретаря ловко сортировали их,
сверяясь со списками и громоздкими механическими часами, занимавшими целый
простенок; каждому из жаждущих получить аудиенцию у Амрита бар Савалта,
щедрейшего, достопочтеннейшего и милосердного казначея, верховного судьи и
Стража Спокойствия империи Айден, был назначен свой час. Блейд не собирался
толкаться среди этой мелкоты; он прибыл тогда, когда наступило его время, и
прошел в кабинет щедрейшего почти без проволочек.
Бар Савалт, невысокий, жилистый и длинноносый, уставился на посетителя
холодным взглядом. Он был коренным айденитом, о чем свидетельствовали
морковного цвета волосы, узкий вытянутый череп и молочно-белая кожа, и
принадлежал к почтенному древнему роду пэров Севера, на протяжении трех или


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Путь князя. Равноценный обмен
Злотников Роман
Путь князя. Равноценный обмен


Перумов Ник - Война мага. Эндшпиль
Перумов Ник
Война мага. Эндшпиль


Зыков Виталий - Конклав бессмертных. Проба сил
Зыков Виталий
Конклав бессмертных. Проба сил


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека