Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
И что-то еще обретет?
Или потеряет?...
Нет, нельзя ему отступать. Поздно.
Придется начинать все сызнова...
Глава 49
Тихо на кладбище монастырском — только вороны, что на ветлах гнезда свили, каркают, вниз глазами своими синими глядя. А внизу — фигурки человечьи.
Стоят пред плитой могильной двое — мужчина да отрок. Мужчина на вид почти старик, но коли присмотреться, так молод еще, хошь весь в шрамах и голова седа. Стоит, на камень смотрит, а из глаз его слезы на него капают.
Отрок замер, на него да на камень глядит.
А на камне том буквицы вязью выбиты: «Анисья Лопухина»...
— Вот она, матушка твоя, что я боле жизни своей любил, — говорит Карл. — Любил — да не сберег!... Поклонимся ей!
Да в самый пояс камню серому, мхом поросшему, кланяется.
Да не камню — а той, что под ним лежит да, может, теперь слышит и видит их да за них радуется!
— Нашел я сынка нашего! — шепчет Карл. — Вот он!
И долго-долго, не разогнувшись, стоит, на камень глядючи.
И отрок тоже кланяется и стоит, хошь матушки своей не знал, ни разу ее не видел и тепла ее не помнит.
Постояли — выпрямились.
— Ей ты жизнью своей обязан, — сказал Карл. — Она тебя сберегла, хошь через то жизни своей лишилась! Оттого надлежит тебе всегда ее помнить да благодарить! На вот... — И достает иконку серебряную нательную, что ему мать Анисьи передала.
— Ее это иконка-то, матушки твоей. С нее, с утопшей, ее сняли. Пусть она теперича твоей будет, дабы все напасти и беды от тебя отвесть. Носи ее да с тела не сымай, где бы ни был!
Поцеловал да иконку ту на шею Якова повесил.
Повесил да глядит на него во все глаза!
А Яков на него!
И уж так Карлу волнительно стало, что просто до жути!
Яков-то, сын его, — вылитая покойница Анисья — и глаза ее, и нос, и бровки. Будто это она из могилы, из-под камня гранитного восстала и не Якову, а ей самой он на шею икону надел!
Стоит Карл как зачарованный — слова сказать не может.
— Что с тобой, батюшка? — спрашивает, сам спутавшись, Яков.
И того не замечает, что впервые Карла батюшкой своим назвал!
— Уж больно ты на Анисью, на покойницу, похож! — вздохнул Карл. — Будто не тебя — ее я теперь увидал!...
Вновь поклонились они могиле да прочь пошли.
Сели в коляску. Поехали.
Долго молчали. Потом Карл сказал:
— Поедем теперь в Петербург, будешь там при мне состоять, как я при отце своем — Густаве Фирлефанце! В Рентерею тебя определю. Научу делу ювелирному — камни гранить, золото резцом резать. Бог даст, как помру, дело мое да отца моего, деда твоего, — ты продолжишь.
Вновь помолчал да сказал, хошь сперва не хотел:
— Сказывал мне батюшка, будто бы колдун, что царю Петру день смерти его предрек и через то жизни лишился, нагадал, что роду нашему быть при Рентереи государевой сторожами навроде псов цепных. Как я турка воевал да смерти на поле бранном искал, не раз вспоминал про то, да не верил — смеялся над тем колдуном, словами дурными его понося. Разве можно вообразить, чтоб солдату простому сокровищами царскими заведовать?! И после, как уж на Рентерею поставлен был, — сумневался. Какой род — коли один я как перст, коли дело свое передать некому. И тогда тоже думал — врал колдун. Да вот тебя нашел! И выходит, что все верно колдун сказал — быть нам при той Рентерее, дабы сокровища государевы хранить, преумножать и от злодеев сберегать, живота своего не щадя, — тем славу и почет себе добывая!
Сперва отцу моему — Густаву Фирлефанцу.
За ним мне — сыну его, Карлу Фирлефанцу.
За нами — тебе, Якову Фирлефанцеву.
А за тобой — сынам да внукам твоим!...
И пусть так тому и быть. Потому как от судьбы — хошь с сумой она, хошь с алмазами — уйти не дано!
Послесловие
В дверь постучали.
— Кто это? — тревожно встрепенулась Анна.
Теперь утренние гости не сулили ничего доброго.
Стук повторился более настойчиво.
— Посмотри, — попросил Мишель. — Все равно дверь высадят...
Анна приоткрыла дверь, не сбрасывая цепочки.
— Там какой-то командир, — крикнула она.
— Открой...
В квартиру ввалился человек — весь в черной коже, перетянутый ремнями, с маузером на боку.
Митяй?... Он?!
Он, да не он!... Какой-то чуть иной, серьезный, повзрослевший.
При входе коротко козырнул.
— Попрощаться пришел, — сказал Митяй. — Убываю теперь эшелоном на фронт, беляков воевать. Жаль, конечно, что мы сокровищ царских не сыскали, шибко бы они пригодились советской власти. Да ныне не до них. Белая контра душит нас со всех сторон, подобно гидре...
Голос Митяя окреп, набрал силу. По всему видать, привык на митингах глотку драть.
Не сдержавшись, Мишель усмехнулся.
— Чему вы улыбаетесь? — насторожился Митяй.
— Вашей гидре, — сказал Мишель.
— А чего?... — растерялся Митяй. — Ныне все так говорят. Я вот на митинге самого товарища Троцкого слушал, так он прямо сказал — коли мы поганые щупальца не порубаем, то не быть мировой революции...
— А вы спросили — другим-то ваша революция нужна? — поинтересовался Мишель.
Митяй нахмурился.
— Кабы вы не были проверенный боец, преданный делу революции, я бы подумал, что вы контрик, — обиженно сказал он. — Такие у вас несознательные, направленные супротив советской власти речи. Но коли я вас знаю и за вас ручательство дать могу, то отношу это исключительно к вашей классовой несознательности.
С улицы раздался пронзительный свист.
Митяй забеспокоился.
— Пойду я, ждут меня, — сказал он, привычно поправляя ремни и одергивая кожаную тужурку.
— Когда вернешься-то? — спросил Мишель.
— Скоро, — уверенно заявил Митяй. — Как только побьем всю мировую контру и ее прихвостней! — И побежал к выходу...
На улице послышались возбужденные голоса, приглушенный топот.
— Р-рота!... Стройсь!
Мишель, приподнявшись на постели, выглянул в окно.
На улице, шустро бегая, строились солдаты. Разобрались по росту, встали в походную колонну, замерли в ожидании команды.
Чего ждут-то?...
Командовавший построением командир отбежал в сторону, перешел на строевой шаг, козырнул кому-то, кому — из-за подоконника не видать.
Бойцы подтянулись, подались вперед, привстали на носках, глянули молодцами. Разом прихлопнув подошвами снег, пошли вперед. Сбоку, обгоняя строй, проваливаясь по колено в сугробы, придерживая болтающуюся на боку кобуру, побежал ротный. Митяй!... Обогнал строй, с ходу попал в такт, пошел впереди — ровно, уверенно, щегольски... Повелсвоих бойцов...
Но вдруг обернулся на ходу на окна, задрал голову и, помахав рукой, улыбнулся во весь рот!... Как мальчишка...
И солдаты сразу же стали оглядываться, выворачивая шеи, силясь увидеть, что так развеселило их командира, кому он машет, по причине чего стали сбиваться с шага и всеболее разваливать ряды. Но ротный, углядев непорядок, нахмурился, прикрикнул зло, погрозил кулаком, и враз повернулись головы, выправился строй, зашагал ровно, слаженно, в ногу.
Митяй...


Хотя какой он теперь Митяй — красный командир Дмитрий... А отчества-то его Мишель даже и не знал. Все Митяй да Митяй... Не заметил, как тот в люди вышел.
Все дальше серой, извивающейся в пропасти улицы змеей уходила рота, впереди которой, вырвавшись далеко вперед, уверенно шагал ее командир...
«А на улице-то уже весна...» — вдруг заметил Мишель. Снег посерел, потек с крыш сосульками. Солнце пробило серую зимнюю муть. Не сегодня-завтра ручьи побегут.
— Весна! — тихо сказал Мишель.
— Весна... — кивнула Анна, которая стояла позади него, положив ему на плечи руки. — Скоро тепло...
И хотелось, уж так хотелось верить, что не будет боле морозов и не будет ничего худого. Что все-то — позади... И что впредь все будет только хорошо!... С ними со всеми...
Реальные исторические лица, действующие или упомянутые в романе
Анна Леопольдовна Романова(1718— 1746), внучка Ивана V. Правительница России при малолетнем сыне, провозглашенном императором Иваном VI. В 1739 г. вышла замуж за принца Антона Ульриха Брауншвейгского. Отстранена от власти в результате дворцового переворота 1741 г. Умерла в ссылке.
Воронцов Михаил Илларионович(1714— 1767), государственный деятель. Камер-юнкер Елизаветы до ее восшествия на престол. Участник дворцового переворота 1741 г. Вице-канцлер. Канцлер с 1758 г. до 1762 г.
Головкин Михаил Гаврилович(1705— 1775), государственный деятель. Граф. Сподвижник императрицы Анны Иоанновны. В 1740 — 1741 гг. — вице-канцлер по внутренним делам. Выступал против Бирона. В период короткого правления Анны Леопольдовны был ее доверенным лицом. После переворота Елизаветы Петровны сослан в Якутию, где прожил до самой смерти.
Елизавета Первая (Петровна) Романова(1709— 1761), дочь Петра Первого, императрица России с 1741 г. по 1761 г. Ослепительная красавица. Получила власть в результате дворцового переворота в ноябре 1741 г. Ее правление отличалось умеренностью и существенными достижениями в экономике. Участие России в Семилетней войне оказалось весьма успешным. Но пришедший на смену Елизавете император Петр III не захотел довести войну до победного триумфа, заключив в 1762 г. союз с Пруссией.
Иван VI Антонович(1740— 1764), российский император в 1740 — 1741 гг. После переворота 1741 г. заключен в Шлиссельбургскую крепость. Убит при попытке его освобождения подпоручиком Смоленского полка В.Я. Мировичем.
Левенвольде Рейнгольд Густав(1693— 1758), камергер Екатерины I, обер-гофмаршал. Сослан в Соликамск после переворота 1741 г.
Ленин (Ульянов) Владимир Ильич(1870— 1924), политический деятель, председатель Совета Народных Комиссаров в 1917 — 1924 гг. В дальнейшем представлении не нуждается.
Лесток Иоганн Германн(1692— 1767), граф, лейб-медик Елизаветы Петровны. Участник дворцового переворота 1741 г. В 1750 г. сослан в Углич, откуда освобожден Петром III.
Меншиков Александр Данилович(1673— 1729), сподвижник Петра Первого. Граф с 1702 г., светлейший князь с 1707 г., генералиссимус с 1727 г. Сын придворного конюха. Во время Северной войны командовал крупными воинскими подразделениями. С 1686 г. — денщик Петра. В 1702 г. — комендант Нотебурга. С 1703 г. — губернатор Ингерманландии, возглавлял строительство Санкт-Петербурга. Неоднократно находился под следствием по обвинению в казнокрадстве и мздоимстве. После смерти Петра возглавил Верховный Тайный Совет. Фактически правил Россией в царствование Екатерины I. При императоре Петре II обвинен в государственной измене, арестован, лишен всех званий, наград и состояния и сослан в Березов (ныне — Березово Тюменской области), где и умер.
Миних Бурхард Христоф(1683— 1767), государственный деятель, военачальник. Граф, генерал-фельдмаршал. Родился в Ольденбурге (Северная Германия). С 1721 г. состоял на русской службе. При Анне Иоанновне являлся президентом Военной коллегии. Командовал русской армией в русско-турецкой войне 1735 — 1739 гг. В 1742 г., после воцарения Елизаветы Петровны, сослан. В 1762 г. возвращен из ссылки Петром III.
Остерман Андрей Иванович(1686— 1747), государственный деятель. Родился в Вестфалии (Германия). С 1703 г. состоял на русской службе. Член Верховного Тайного Совета. Граф с 1730 г. Фактически возглавлял внешнюю и внутреннюю политику при Анне Иоанновне. В 1741 г. Елизаветой Петровной сослан в Березов.
Разумовский (Розум) Алексей Григорьевич(1709— 1771), государственный деятель. Граф, генерал-фельдмаршал. Происходил родом из простой казацкой семьи. Благодаря своему длительному роману с Елизаветой стал могущественным сановником Империи. С 1742 г. состоял с царицей в морганатическом браке.
Салтыков Василий Федорович(1675— 1755), генерал-полицеймейстер Санкт-Петербурга, сенатор.
Столыпин Петр Аркадьевич(1862— 1911), русский политический деятель. В 1903 — 1906 гг. саратовский губернатор. С 1906 г. министр внутренних дел и Председатель Совета Министров. Одна из «знаковых» политических фигур в истории России XX века. Провел земельную (т.н. «столыпинскую») реформу. В ходе ее крестьяне отделялись от общины в т.н. «отрубы» — хутора. В период первой русской революции 1905 — 1907 гг. был сторонником жестких мер против революционеров. Широкую известность получили т.н. «столыпинские галстуки» — виселицы для бунтовщиков, утвержденные военно-полевыми судами. Другое знаковое понятие — «столыпинский вагон». До сих пор применяется для описания «арестантских» составов. В 1907 г. добился роспуска II Государственной Думы («третьиюньский переворот») и провел новый избирательный закон, по которому в Думе резко усилились позиции правых партий. Былсмертельно ранен в киевском театре эсером Д.Г. Богровым. Кто организовал покушение на Столыпина, до сих пор точно не установлено. С течением времени количество версий только увеличивается, способствуя еще большей мифологизации самого знаменитого премьер-министра в истории России.
Троцкий (Бронштейн) Лев Давыдович(1879— 1940), один из руководителей большевистской партии. Детство провел в Елисаветградском уезде Херсонской губернии. После окончания приготовительного класса Одесского реального училища перебрался для продолжения обучения в Николаев. С 1896 г. занялся революционной деятельностью. Был арестован и приговорен к четырем годам ссылки в Восточную Сибирь. Отбывал ее в сельце Усть-Кут Иркутской губернии. В 1902 г. переехал в Верхоленск, откуда решился на побег. В эмиграции встречался с Плехановым и Лениным. Принимал активное участие в работе знаменитого II съезда РСДРП, расколовшего партию на большевиков и меньшевиков. В 1905 г. разработал теорию «перманентной» (непрерывной) революции. Во время первой русской революции — редактор газеты «Известия» Петербургского совета рабочих депутатов, фактический лидер Совета. Много лет находился в эмиграции, в том числе — в США. После победы Февральской революции — председатель Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, один из руководителей Октябрьского переворота. В 1917 — 1918 гг. — народный комиссар иностранных дел. Во время переговоров с немцами в Брест-Литовске предложил странную формулу: «Нимира, ни войны» (в случае реализации его плана Троцкий рассчитывал на «брожение» в рядах германской армии, что полностью соответствовало идеям «перманентной» революции). В период гражданской войны — председатель Реввоенсовета, народный комиссар по военным делам. Фактический создатель Красной Армии. Лично руководил вооруженной борьбой на разных фронтах, широко применял репрессии. Один из инициаторов «расказачивания». В двадцатые годы вступил в жестокое единоборство со Сталиным. В 1927 г. исключен из партии и выслан в Алма-Ату, в 1929 г. — из СССР. Сначала жил в Турции на острове Принпико, затем в норвежской деревне Вурскхолл. После того, как семья Троцкого в 1937 г. подверглась нападению местных фашистов, он решил перебраться в Мексику. Провозгласил создание IV Интернационала. Пережил покушение группы коммунистических радикалов во главе с будущим великим художником Сикейросом. Убит в 1940 г. агентом НКВД Романом Меркадером.
Шувалов Александр Иванович(1710— 1771) — граф, генерал-фельдмаршал (с 1761 г.). Участник дворцового переворота Елизаветы Петровны в 1741 г. В 1746 — 1762 гг. возглавлял Тайную розыскных дел канцелярию.
Шувалов Петр Иванович(1710— 1762) — граф, генерал-фельдмаршал (с 1761 г.). Брат А.И. Шувалова. Участник дворцового переворота 1741 г. Фактически возглавлял правительство в царствование Елизаветы Петровны. Командовал русской армией в Семилетней войне (1756-1763). Усовершенствовал отечественную артиллерию.
Составил И.Е. МАТЮШКИН



















































скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Грабб Джеф - Война братьев
Грабб Джеф
Война братьев


Головачев Василий - Огнетушитель дьявола
Головачев Василий
Огнетушитель дьявола


Шилова Юлия - Жить втроем, или Если любимый ушел к другому
Шилова Юлия
Жить втроем, или Если любимый ушел к другому


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека