Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Пламя обжигало тело, оставляя на нем красную полосу выжженной плоти...
— Черт, больно-то как! — вскрикнул, запрыгал на одной ноге дегенерат, отчаянно размахивая рукой. — Жжется, зараза! Вот, палец опалил! — продемонстрировал он всем желающим палец.
— Я же говорил — утюг надо было брать! — досадливо выругался кто-то.
— Ага, утюг, ты еще скажи — паяльник!
— Нуда, а чего?...
— Того самого!... Куда его втыкать-то?
— Как куда — туда!... — назвал бандит наиболее подходящее для паяльника место.
— Дурак ты! — выругали его. — Мы ж не про место, мы про розетку говорим! Он же электрический, паяльник-то!
— А-а...
«И этих людей ему суждено видеть в последние мгновения своей жизни», — досадливо подумал Мишель Герхард фон Штольц!
Впрочем, нет, на них он даже глядеть не станет, он лучше будет смотреть на Ольгу! Пусть не эти рожи, пусть ее лицо будет последним впечатлением его уходящей жизни!
Он повернул голову...
Ольга стояла, забытая всеми, широко раскрытыми глазами глядя на то, как мучают ее Мишеля. Наверное, она восхищалась его мужеством, видя, как его жгут, а он хоть бы вскрикнул!
Мишель, собрав все свои недюженные силы, улыбнулся ей. Улыбнулся как мог ободряюще — мол, держись!...
Если бы Ольги не было рядом, его мучения возросли бы во сто крат и, хоть это невозможно представить, он бы мог, наверное, поддаться боли, мог не выдержать пытки. Но его любимая была рядом и глядела не него во все глаза, что придавало ему сил.
Пасть в ее глазах он не мог!...
Лучше мучительная смерть, чем вечный позор!
— Гля — ухмыляется! — заметили все. — Может, он умом тронулся? А ну, жги его шибче!...
Вспыхнула не одна, разом вспыхнуло несколько зажигалок! Жаркие огоньки приблизились, окружили Мишеля со всех сторон, как гирлянда елку.
Вот теперь станет по-настоящему жарко!
Ольга метнула растерянный, умоляющий взгляд в сторону Георгия Марковича. И тот, словно это почувствовав, обернулся к ней.
Не надо! — покачала головой Ольга.
Наивная девочка — она надеялась остановить их!...
— Прекратите! — вдруг скомандовал завлаб.
Палачи замерли на месте, удерживая пред собой горящие зажигалки, будто были на концерте любимой рок-группы.
Или он тоже не переносит запаха паленого мяса? — подумал Мишель.
Но завлаб никакими такими аллергиями не страдал.
— Не трогайте его! — сказал он. — Ее!... Займитесь ею!
Дегенераты растерянно глядели на своего, похожего на плюшевого Франкенштейна главаря. Даже их закостеневшие в преступлениях сердца в это мгновение дрогнули.
— Ее? — удивленно переспросили они.
— Да, ее! — повторил приказание главарь.
Дегенераты гурьбой пошли к Ольге.
— Не смейте трогать даму! — в бессильной ярости заорал Мишель Герхард фон Штольц, извиваясь на трубах. — Идите сюда, возьмите меня, вот он я — здесь!...
Дегенераты замерли в нерешительности.
— Ну что же вы встали? — в отчаянной решимости вскрикнула Ольга. — Не смейте его мучить, лучше убейте меня! Ну, что же вы?...
Растерявшиеся дегенераты обернулись к своему главарю.
— Кого бить-то? — спросили они.
— Меня!... — крикнул Мишель Герхард фон Штольц.
— Меня!... — воскликнула Ольга. — Вы что — не слышите?!
И в голосе Ольги прозвучали приказные нотки!
— Ее, ее, — кивнул Георгий Маркович.
Злодеи обступили Ольгу, робко потянув к ней свои страшные, окровавленные руки.
— Сейчас мы сделаем тебе больно! — предупредили они.
Ольга в ужасе выпучила глаза.
Кто-то, ухватив пальцами блузку, рванул надвое тонкую ткань. Раздался страшный хруст, и из прорехи выскочила белая упругая грудь, отчего злодеи на мгновение зажмурились.
— Мерзавец! — истерически вскричала Ольга. — Что ты сделал?! Ты знаешь, сколько стоит эта блузка?!
Дегенерат испуганно замотал головой.
Все же странные создания женщины, все готовы стерпеть, кроме порчи своих любимых вещей!
Что было дальше, Мишель Герхард фон Штольц не видел. Бандиты обступили Ольгу со всех сторон, совершенно закрыв ее своими огромными торсами.
Он ничего не видел. Но он слышал!... Чего ему было более чем довольно.
— Не трожьте меня! — вскрикивала Ольга. — Не смейте!... Отпустите меня, ублюдки!... Мне больно!...
Ей было больно!
Мишель, бессильно скрежеща зубами, извивался на трубах, не в силах помочь своей возлюбленной.
— Ай! — вскрикивала Ольга.
И ее крик болью отзывался в его сердце.
— Ой!...
И вдруг, не выдержав, Ольга сорвалась на отчаянный визг:
— Не надо, нет!... Помогите!...
Чем?... Чем он мог помочь ей?!.
— Мне больно-о! Больно-о-о-оо!
Слышать этот заходящийся, отчаянный крик спокойно было нельзя. Не слышать — невозможно Он даже не имел возможности заткнуть руками уши!
— Мишель... Мише-ель!... Мне больно! Помоги мне! Скажи!... Скажи им!... Все!... Мне же бо-о-льно!
Злодеи, пыхтя, возились подле несчастной жертвы, отчего крик все нарастал и нарастал!
— Скажи-и-им!!
Что можно было требовать от слабой женщины — стойкости, на которую не всякий мужчина способен? Как было выдержать ей, маленькой, хрупкой, эти нечеловеческие пытки?
Она уже ничего не просила, она уже только кричала:
— А-а-а-ааа!
— Стойте! — не совладав с собой, крикнул Мишель. — Не трогайте ее! Я скажу!... Я все скажу! Только, бога ради, оставьте ее в покое!
Злодеи замерли, обернувшись в сторону Георгия Марковича.
Он все верно рассчитал, их главарь, Мишель мог выдержать все, что угодно, — его можно было жечь, резать, ему живому можно было мотать на шомпол кишки, он и тогда бы молчал! Но он не мог перенести страданий, причиняемых близкому человеку. Это было выше его сил!
— Ну давай, говори... — играя равнодушие, сказал Георгий Маркович.
В последнее перед своим падением мгновение Мишель увидел обращенные в его сторону глаза Ольги, в которых была надежда. Отчаянная надежда.
— Все будет хорошо! — прошептал он.
Мишель рассказал все.
Ну или почти все!


Про то, кто он такой есть на самом деле.
Про поиски царских сокровищ.
Про место, где спрятано колье...
Он умолчал лишь о самом-самом главном, о чем не сказал бы ни под какой пыткой. О том, что его знакомство с Ольгой не было случайностью, что это он все подстроил, наняв напавших на нее хулиганов.
Его падение состоялось. Он был распят, как Христос, но он не был Христосом...
— Ну вот и славно! — радостно потер руки Георгий Маркович. — Сразу бы так!... А вы, сударь, вовсе не такой супермен, каким хотите казаться. Нет!...
И, повернувшись к Ольге, сказал:
— Благодарю за подсказку. Я бы никогда не додумался пытать вас вместо него!
Злодеи-дегенераты расступились, открыв Ольгу.
Она стояла на своих ногах, пытаясь прикрыть грудь болтающимися полами разорванной блузки. Ее руки были свободны, с них сняли наручники. Наверное, чтобы удобнее было ломать ей пальцы.
Ольга с ненавистью смотрела на своих мучителей и вдруг, изловчишись, одному из них, тому, что был к ней ближе, влепила звонкую пощечину, истерически крикнув:
— Зачем ты разорвал мою блузку?!
«Вот теперь ее убьют!» — испугался Мишель.
И обрадовался — пусть лучше убьют сразу, без мук, мгновенно.
Но Ольгу не убили.
Она поправила блузку и с ходу влепила еще одну пощечину — другому палачу, который ее стоически стерпел, хотя ладошка отпечаталась на его щеке красным пятном.
«Какая же она у меня молодец!» — подумал Мишель.
— Ну чего пялитесь, уроды? — сказала Ольга. — Дайте мне какую-нибудь одежду!
Кто-то побежал в глубь подвала, принес какой-то пиджак, который Ольга набросила на плечи, зябко ежась.
Ну да, конечно, подумал Мишель, теперь им незачем ее пугать, теперь они узнали все, что желали. Теперь можно проявить гуманизм...
Но у всякого гуманизма есть какие-то рамки, а этот был безмерным.
Подскочивший к Ольге Георгий Маркович, согнувшись в полупоклоне, приложился губами к ее ручке.
— Извините, если мы слегка переборщили, — извинился он.
И все его дегенераты согласно закивали головами, виновато улыбаясь и шаркая ножками.
«Нет, все же не бывает на свете рафинированных злодеев, — в который раз смог убедиться Мишель. — В каждом злодее всегда найдется хоть что-то человеческое!»
Кто-то услужливо пододвинул Ольге стул.
Она села, закинув ногу на ногу, щелкнула пальцами.
— Дайте сигаретку! — потребовала она.
Ей быстро передали сигаретку, поднеся зажженные зажигалки. Наверное, те самые, которыми жгли Мишеля.
Ольга жадно затянулась, выпуская узкую, похожую на извивающуюся змейку струйку дыма.
Георгий Маркович и его дегенеративные подручные стояли, кружком обступив Ольгу, и, влюбленно глядя на нее, чего-то ждали.
Чего?
Когда она закончит курить?... А когда она закончит — убьют ее? То есть эту сигарету можно считать последним желанием приговоренной к смерти жертвы?...
Ольга докурила, но ее не убили.
Хотя Мишель сильно надеялся на это.
Ее не убили — ей подали руки, опершись на которые она встала. И подошла к Мишелю.
— Извини, милый, — сказала она, — что так получилось!
И то, как она это сказала, очень не понравилось Мишелю Герхарду фон Штольцу. Какие-то они были иные, чем раньше, какие-то незнакомые.
— Так ты?... — выдохнул Мишель. — Ты с ними?
— Не я с ними — они со мной! — кивнула Ольга.
«Ну да, ее пытали, ее сломали заранее! — все понял Мишель. — Ее заставили подыгрывать им! За что ее нельзя, трудно осуждать. Ведь она всего лишь слабая женщина!...»
— Прости меня, — сказал Мишель.
Ольга удивленно вскинула бровь.
— Прости, что я втравил тебя в эту историю.
— Ты втравил? — хмыкнула Ольга. — А впрочем да, наверное. Некоторым образом ты...
Мишель уже мало что понимал.
— Но ведь они тебя, наверное, мучили!...
— Меня? — переспросила Ольга. — Ах, ты про это!...
И, сжав кулачки и зажмурившись, Ольга отчаянно взвизгнула:
— Не надо, нет!... Помогите!... Мне больно-о! Ты это имеешь в виду?
Да, она кричала именно так. Точно — так!
Но только теперь Мишель видел ее и обратил внимание на то, что Ольга выглядит вполне сносно — на ее теле и лице не видно ран, крови, ссадин. Пожалуй, только блузка порвана.
Неужели ее даже не мучили?
Мишель лихорадочно прокрутил назад события последних часов. Как пущенную в обратную сторону кинопленку.
Метро... Ольга пошла через тот, дальний, выход... Где их остановил сержант. И это именно она уговорила его подойти к милицейскому микроавтобусу... И не убежала, когда его схватили. Тогда он подумал, что из желания спасти его. А теперь?...
Но потом она вела себя как настоящая героиня, она кричала, она требовала, чтобы его не трогали, а лучше убили ее.
Как она кричала?
— Ну что же вы встали?... Не смейте его мучить, лучше убейте меня!...
Да, верно — так.
Но тут скорее важен не сам крик, а тон!... Тон был странный, почти приказной.
Так что это было — мольба или приказ?
И что сказал Георгий Маркович, когда все кончилось? Он сказал:
— Благодарю за подсказку... Я бы никогда не додумался пытать вас вместо него!
За подсказку...
То есть это не он придумал, это она подсказала ему верный ход. А когда злодеи стали тормозить, боясь к ней приблизиться, — прикрикнула на них!
Но тогда выходит... тогда выходит, что главный здесь вовсе даже не Георгий Маркович, а... она!...
Ольга?!!
Нет, не может такого быть!
— Ольга! — позвал Мишель.
Ольга повернулась к нему.
— Неужели... неужели ты все знала заранее?
Ольга кивнула.
— Но как же так, как ты могла знать, если нас свел случай?...
— Случай? — недоверчиво переспросила Ольга.
Да, верно, не случай, а его интриги... Наверное, она все знает, догадалась.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Черный полдень
Корнев Павел
Черный полдень


Смоленский Вадим - Записки гайдзина
Смоленский Вадим
Записки гайдзина


Посняков Андрей - Воевода заморских земель
Посняков Андрей
Воевода заморских земель


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека