Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Действительно, где бы ещё? Встреча, неожиданная сама по себе, представлялась вовсе подозрительной, если вспомнить, что бывший одноклассник Портнягина – тоже ученик колдуна. Конкурента инигроманта с неуловимо белогвардейской фамилией Кудесов. Хотя это могло быть и псевдонимом…
– Ну я – понятно, – всё так же весело продолжал питомец чёрного мага. – А ты-то как сюда попал?
– Водным путём, – не стал лукавить Портнягин.
– По ерику? – содрогнулся Игнат. – Бр-р… И что же тебя подвигло?
– Не видишь? Травы собираю… – невозмутимо отозвался Глеб. Нагнулся и открепил от штанины ещё два репья. – А ты домой? – Он выпрямился и посмотрел на особняк.
Это был хороший удар. В подначках оба изощрялись ещё со школьной скамьи, причём с прискорбием следует признать, что в большинстве поединков верх брал Игнат.
– Обижаешь! – с готовностью откликнулся он. – Что это за дом – в пять этажей? Строить – так строить!
В салоне кто-то крякнул.
– Вообще-то мы… а-а… сначала как бы в семь этажей хотели, да… – прозвучало из тёмного чрева иномарки.
Игнат залился румянцем.
– Это я чтоб не сглазить, – шмыгнув носом, пояснил он тому, кто сидел за рулём.
– А ваш… а-а… коллега… как бы тоже – да? – по очистным сооружениям? – поинтересовался незримый водитель, бывший, надо полагать, ещё и владельцем пятиэтажника.
– Сущностям, – поправил Игнат. – Сооружения – это у вас тут. А у нас в астрале – сущности.
– Так, может, он тоже… а-а… примет участие?.. Я бы заплатил…
– Только в качестве консультанта, – поспешно сказал Портнягин.
Грешно было упускать такой случай. Заодно посмотрим, как работает поднаторевший в колдовском ремесле Игнат, ума наберёмся… Дело в том, что, в отличие от своего бывшего одноклассника, сразу подавшегося в ученье, Глеб вынужден был сначала отдать долг государству, отбыв полтора года в местах не столь отдалённых.* * *
Удивительно, но изнутри особняк казался больше, чем снаружи. Сначала хотелось сравнить его с городом, потом – со страной, и наконец – с отдельно взятым мирозданием. Лестницы, лестницы, этажи, подвалы, котельная, два лифта… И, куда ни загляни, всюду чувствуется заботливая рука дизайнера: в меру навороченная обстановка, комфорт, чистота. Даже те отсеки, которым отделка только ещё предстояла (скажем, нижний уровень двухъярусного подвала, где намеревались оборудовать тир), не выглядели устрашающе, как это часто бывает с незавершёнкой. Возможно, причина тут заключалась в том, что планы владельцев уже воплотились ментально и стали почти зримыми.
Но главное, конечно, астральный микроклимат. Если не вспоминать о напастях, одолевавших деревню Потёмкинскую, работу неизвестного экстрасенса следовало признать шедевром. Переступив порог, ты не просто попадал из жары в прохладу, ты попадал из отрицательной энергетики страны в положительную энергетику особняка.
Приятное впечатление производили и хозяева. Холёный упитанный Кирсан Устинович вёл себя с мягким барственным достоинством, ничуть не напоминая хамоватого нувориша. Правильная речь: никаких «типа», никаких «бля» – всего три связки, три вполне интеллигентных слова-паразита: величественное «а-а…», осторожное «как бы» и исполненное лёгкого сомнения «да».
– Вот, прошу любить и жаловать, моя… а-а… как бы супруга, да?..
Осанистая Полина Леопольдовна отнеслась к молодым колдунам также вполне благосклонно.
– Ну-с, так что у нас тут? – вежливо отклонив предложение испить чайку, взялся за дело улыбчивый Игнат.
Вместо ответа хозяйка побледнела, попятилась, округлила глаза.
– Вот! – выдохнула она, указывая дрогнувшей рукой куда-то в угол.
Мужчины обернулись. В гостинную прямо сквозь евростену вторглась уже знакомая Глебу эфирная оболочка усопшей баб Вари, легко различимая невооружённым глазом, поскольку еврошторы на евроокнах были задёрнуты. Добралась, странница. Неслышно ворча и опираясь на заветный бадик, престарелая покойница пересекла гостинную и ушла встену напротив.
– Из родственников кто-нибудь? – проводив призрак ошалелым взглядом, спросил Игнат.
– Нет, – отрывисто ответил Кирсан Устинович. – Все архивы подняли, все фотографии… Не было у нас таких.
– Та-ак… – протянул румяный ученик нигроманта. – А ещё кто-нибудь наведывается?
– Ещё… – Полина Леопольдовна всхлипнула, прижала к губам платочек. Владелец особняка сделал постное лицо, мягко ступая, подошёл к супруге, успокаивающе тронул за плечико. – Ещё… – кое-как совладав с собой, продолжала она, – ноги по лестницам бегают… Представляете, ноги! Муж не видел – я видела… Одна выше колена отрублена, другая – чуть ниже…
– Ясно, – неожиданно бодрым голосом объявил Игнат. – С вашего позволения, мы тут с коллегой уединимся на минутку… Маленький, так сказать, консилиум. Не возражаете?
Хозяева не возражали, и коллеги удалились в соседнюю комнату.
– А ну колись давай, – страшным шёпотом приказал Игнат. – Твоя работа?
– Нет, – честно ответил Глеб.
– Не свисти! Я ж на тебя смотрел, когда она про ноги рассказывала… Чьи ноги?
– Пашкины, – сказал Глеб. – Одну в позапрошлом году ампутировали (выше колена которая), другую чуть позже…
– А бабка с палкой кто?
– Баб Варя. Эту вроде совсем недавно схоронили.
– А, так ты, значит, в деревне был… – мрачнея, проговорил Игнат. – Слушай, как же они сюда попадают? Особняк охранной чертой обведён, заклинания на каждом углу…
– Через очистные сущности, – любезно растолковал Портнягин. – Не путать с сооружениями…
– Ч-чёрт! – зардевшись, вымолвил Игнат. – Про канализацию-то я не подумал… – Вновь повеселел, повернулся к другу детства, с насмешливым сочувствием заглянул в глаза. – Значит, так… – огласил он своё решение. – Когда в следующий раз пересечёмся, я у тебя с дороги ухожу-ухожу-ухожу, лады? А сейчас, звиняй, Грицко, не тот случай… Ну сам прикинь! В деревеньку тебя Поликарпыч загнал не иначе с похмелья… Заплатят тебе… Да смешно говорить, сколько тебе там заплатят! А Устиныч – давний наш клиент…
– Стоп! – перебил Портнягин. – Так это, значит, вы с учителем энергоотвод ладили?
– Скажи, классная работа! – нарочито просиял Игнат Фастунов. Не менее нарочито погрустнел, развёл большие белые ладони. – Жаль, что не наша…
– А чья?
– Да был тут один иностранный подданный… из Питера, что ли… – нехотя признался Игнат. – Купил в деревне дом – под летнюю лабораторию, алхимией заняться хотел, кабалистикой. Потом вроде раздумал, уехал…
– На Льва Толстого похож?
– Не знаю, не видел. Но специалист, говорят, классный. А мы со стариком – так, обслуживаем иногда. Чужих лавров нам не надо – своих девать некуда… Ты не телись, не телись! Решайся давай! У меня там клиенты ждут.
Портнягин пожал плечами. Что тут было решать? По всем понятиям следовало отступить без боя.
– Ладно, – сказал он. – Будем считать: должок за тобой.
– Не заржавеет! – просиял белозубой улыбкой Игнат.
И они вернулись в гостинную.
– Полина Леопольдовна! А ночью? Ночью к вам никто не являлся? Ну, может, во снах…
Выяснилось, что являлись и неоднократно. Троих хозяйка обрисовала словесно. Глеб слушал и мысленно кивал, узнавая Ромку, деда Никодима, баб Маню… Всё верно. Живым душам тоже тепла хочется, вот и поднимаются они, пока тело спит, ночами по энергоотводу, преодолевая встречный поток, чуя астральным нутром, что у истоков их ждёт огромный сияющий сгусток благополучия…
– Значит, дела у нас такие, – решительно подвёл черту Игнат. – Отстойник переполнен, напор ослабел, вот и попёрло оттуда всякое. Что тут можно посоветовать? По-хорошему, конечно, переделывать систему надо. Но это, сами понимаете, не к нам…
И Глеб невольно восхитился умением Игната не потревожить как-нибудь ненароком совесть клиента. Молодой чернокнижник подобрал слова настолько деликатно, что можно было подумать, будто речь идёт о чём-то неодушевлённом.
– Переделывать… а-а… в каком смысле? – слегка обеспокоился Кирсан Устинович.
– Вообще-то это не совсем моя специальность, – уклончиво молвил Игнат. – Насколько я знаю, необходима чистка отстойника, восстановление поглощающего материала…
– Иными… а-а… словами… как бы сменить, да?.. население деревни?..
Видно было, что такая формулировка покоробила Фастунова.
– Как бы да, – ответил он почти сердито. – А пока… Ну что я могу? Могу поставить на сток астральную решётку…
– А-а… смысл? Это же как бы… ещё уменьшит напор…
– Уменьшит, – согласился Игнат. – Зато к вам никто из отстойника не проникнет. Я же говорю: временная мера. По большому счёту она вас не спасает… Кирсан Устинович! Полина Леопольдовна! Может, в пока в город съездите, развеетесь? Или на природе погуляете…
– А-а… почему вдруг?
– Да понимаете… На время работ сброс придётся прервать… Начнёт накапливаться отрицательная энергетика. Неуютно здесь будет. Мягко говоря…
– Надолго это? – озабоченно спросила Полина Леопольдовна.
– Часа на два. Решётку я думаю поставить подальше от дома, где-нибудь у овражка…
– Ну, два часа это как бы… а-а… не страшно… – успокоил свысока хозяин. – Нервы у нас крепкие, выдержим, да…* * *
Ритуал отключения энергоканала показался Глебу откровенно невразумительным. Да и сопровождающие заклинания – тоже. Насколько же всё-таки разные школы у разных колдунов!
Как и предостерегал Игнат, стоило прервать сброс, настроение немедленно упало, в голову полезли грязные мысли, а за евростеной, на которой вдруг нестерпимо захотелось намалевать непристойное слово, послышался визгливый женский голос, несомненно принадлежавший милейшей Полине Леопольдовне:
– Да откуда я знаю, чьи это были ноги!.. Сам, небось, заказал кого-нибудь, а я виновата?..
– Да?.. – рычал в ответ интеллигентнейший Кирсан Устинович. – А ночью кто к тебе приходил, а?.. С золотым зубом!..
Что-то упало и разбилось.
– Предупреждал ведь козлов, – процедил Игнат. – Ещё и подерутся, вот увидишь! Тут сейчас как в отстойнике будет. Пошли отсюда…
Молодые колдуны – чёрный и белый – спустились по лестнице и, выйдя на обрамлённое голубыми елями крыльцо, приостановились у левого пылающего сусальным золотом чугунного льва. За узорной оградой дрожала, как отражение в воде, рыжая августовская степь.
– Знаешь, – сказал Игнат, тревожно глядя, как шофёр, которому велено было доставить их до овражка, пинает в беспричинной злобе ни в чём не повинную покрышку. – Какбы нам с тобой в кювет не загреметь! Давай-ка лучше пешком. Тут ведь недалеко…
И они пошли пешком.


– Слабаки! – презрительно сплюнув, заметил Глеб. – Морда – зверская, мышцы – накачаны, а энергетический кокон – как у трёхлетнего пацана. Чуть негативкой накрыло – сразу в истерику!
– Шофёр?
– Не только… – Портнягин помолчал, покряхтел. – Что-то жалко мне деревенских… – признался он. – Наяву жизни нет, а теперь и во снах не будет… Да и покойникам…
Знал, что подставляется, но ничего с собой поделать не мог. Расплаты однако не последовало. Игнату тоже было не до шуток.
– Мы же вроде договорились, – хмуро напомнил он. – Пригласят в следующий раз в деревню, тогда хоть плугом её опахивай, хоть головнёй обноси! А сегодня работаю я… – Однако через пару шагов взорвался сам: – Придурки! – изрыгнул он. – Ну почему не сделать всё по уму? Как положено!
– А как положено? – спросил Глеб.
Над пыльным тополем вились какие-то птахи. Воздух вибрировал от их криков и, казалось, делался ещё жарче.
– Население ему смени! – ядовито выговорил Игнат. – Там населения уже скоро не останется! Вот повымрут все, сопьются – и что дальше? Твой же отстойник – ну так позаботься о нём! Работой людей обеспечь, отстроиться помоги… А!
Махнул рукой и умолк. В угрюмом молчании друзья достигли овражка, когда сзади послышалась приглушённая расстоянием и тем не менее отчётливая автоматная очередь. Оба обернулись и замерли.
Особняк – горел.
– Ну… тут уж я ни при чём… – обретя дар речи, в искреннем возмущении вымолвил Игнат и повернулся к Глебу, словно бы приглашая его в свидетели.
Подобрав уголки рта в жестоком подобии улыбки, тот молча смотрел на рвущееся из окошек пламя. Наконец очнулся.
– Слышь… – напомнил он не без ехидства. – А должок-то всё-таки за тобой…
Прометей прикопанный
Древний хаос потревожим.
Мы ведь можем, можем, можем.Сергей Городецкий
Странное дело: в любом более или менее престижном районе города, где многоэтажники воюют с особняками за передел территории, а аршин земли стоит дороже, чем на кладбище, обязательно отыщется утонувший в бурьяне и вроде бы никому не нужный пустырь, этакий затерянный мир, реликтовый клочок того, что в доисторические времёна именовали частным сектором. Из желтоватого облака тростниковых метёлок выдаётся мусорный курган, чем-то напоминая «Апофеоз войны» художника Верещагина, а чуть поодальторчит углом серый, как наждак, перехлёстнутый ветхими рейками рубероид крыши. Оказывается, кроме бродячих котов и бомжей, здесь ещё обитает хомо доместикус – человек прописанный.
В течение полувека кто только не точил зубы на этот пустырь, намереваясь заложить там супермаркет, а то и небоскрёб! Да и сам хомо доместикус спал и видел, что назначат домишко на слом, а его переселят в какую-никакую однокомнатку, пусть без огорода, зато с удобствами.
Но каждый раз обязательно что-нибудь да мешало. То претенденты друг друга перестреляют, то власть сменится. На самом деле причина, конечно, глубже: заведомо лежит на домишке обережное заклятие – и поди различи, само оно образовалось или же кто с умыслом зачаровал.
Если с умыслом, то надобно первым делом взять лопату и, освятивши её в церкви, проверить, не прикопан ли где в огороде котёл с золотыми десятками. Прикопан – значит и переезжать не стоит: район престижный, прямой резон отстроиться на месте. Не прикопан – стало быть, заклятие, скорее всего, самородное. Тут, хочешь не хочешь, вызывай специалиста, а уж тот смекнёт, что к чему.
О самородных заклятиях споры идут не первый век. Некоторые обскуранты (есть они и среди колдунов) отрицают в принципе возможность такого явления, однако сегодня в продвинутом обществе подобные взгляды лучше не оглашать. Принято думать, что добрые две трети совпадений и случайностей в нашей с вами жизни вызваны не злонамеренными, а именно самородными чарами. Простейший пример: расположение звёзд на небе. Их ведь никто нарочно там не расставлял! Хотя нам от этого, разумеется, не легче.
Или вот додумались делать лапшу в виде букв. Интересно, отдаёт ли себе хоть кто-нибудь отчёт, сколько стихийно сложившихся заговоров, какую неведомую кабалистику он каждый раз зачёрпывает ложкой и, как это ни грустно, поглощает и переваривает вместе с куриным бульоном?
К самородным обычно относят и неумышленные заклятия: чередуя различные действия, человек нет-нет да и совершит нечаянно какой-нибудь колдовской обряд. Скажем, встанет с левой ноги или водку не до дна выпьет. Последствия общеизвестны.
Устраняются напасти такого рода, как правило, легко, хотя существуют и здесь свои тонкости. К примеру, первое средство от сглаза (постучать по дереву) известно каждому, однако далеко не все знают, что разные породы дерева по-разному отзываются на стук. Допустим, по древесностружечной плите стучать бесполезно, а по ясеню и авокадо, имейте в виду, просто опасно. Так откликнется, что мало не покажется.
К сожалению, многочисленные проходимцы, выдающие себя за гадалок и знахарей, весьма успешно пользуются нашей неосведомлённостью. Наплетёт с три короба о напущенной соседом порче, а порча-то вся в том, что чистку зубов надлежит начинать не справа налево, а слева направо – как пишем.
Что же касается неуязвимого для гири и бульдозера домика, то тут закавыка, понятно, посерьёзнее, ситуация наверняка запущенная: поспорить можно, что, придя по вызову, обнаружишь целый колтун самородных и неумышленных заклятий. За год не распутлякаешь. Впрочем попадаются иногда такие спецы – в любой путанице нужную ниточку отыщут. В позапрошлом, дай Бог памяти, году обратилось семейство с Новостройки к одному колдуну. Та же история: сорок лет сноса ждут – не дождутся. Того и гляди домишко сам развалится безо всякой гири. Случай, что говорить, трудный. Но, правда, и колдун был известный – Ефрем Нехорошев. Старичок уже, капризный, идти никуда не хочет. Семейство в слёзы. Уговорили, на частнике привезли. Походил он по двору, посмотрел. Видит: по проволоке цепная шавка бегает, надрывается. От конуры до крыльца. «А собачкувашу, – спрашивает, – как зовут?» – «Мальчиком», – отвечают. «А прежнюю как звали?» – «И прежнюю Мальчиком». – «Ага, – говорит. – Тогда дождитесь, как эта издохнет, а следующую Дружком назовите. Или Шариком». – «И всё?!» – «И всё».
С тем и отбыл.
На следующий день собачка, понятно, сдохла. Взяли щеночка, назвали Шариком. И что ж вы думаете! Месяца не прошло – предлагают переселиться, ордер приносят на квартиру улучшенной планировки – в новом доме, в строящемся. А обратись страдальцы наши к кому другому – ещё неизвестно, что вышло бы.
Переехать, правда, так и не переехали: лопнула фирма, только фундамент заложить успела. А хибарку-то снесли уже. Семейство в суд. Так до сих пор и судятся. Живут где-то у родственников… А не фиг было псину травить! Кудесник же ясно сказал: «Дождитесь, пока издохнет». А они на радостях не утерпели, видать…
Хуже всего, что история в газеты попала. Естественно, один умник решил провернуть то же самое своими силами. Трёх собачонок, изверг, извёл – ясное дело, без толку. Чародей выискался! А там, между нами, всего-то и надо было, что воробья из-под конька крыши выгнать.* * *
Обитатели пустыря, о котором пойдёт речь, поступили проще: не ходя ни к каким колдунам, сдали свою реликтовую жилплощадь приезжему квартиранту, а сами подались куда-то на заработки. Они бы её, может быть, и совсем продали, но законы не обойдёшь – заклятье не позволит.
Жилец оказался тихий, за периметр пустыря выходил только в магазины, причём чаще в хозяйственные, чем в продовольственные. Если не копался в огороде, то сидел целыми днями у окошка и мастерил что-то невразумительное. По слухам, чёрный ящик с красной кнопкой.
И как-то сразу не по-хорошему зашевелился бурьян вокруг отданной внаём халупы. Сгинули куда-то бомжи и бродячие кошки, зачастили к серой дощатой калитке почтальоны, коммивояжёры, работники социальной сферы, мелкая предвыборная сволочь. Узенькая прерывистая стёжка углубилась, расширилась, достигла статуса народной тропы. Чтовынюхивали – непонятно. Потом нагрянул спецназ. Обложили пустырь, изготовились к захвату, как вдруг заколебались и, не дождавшись внятного приказа, рассеялись. Не иначе опять обережные чары сработали: как ни крути, а угроза домику при штурме возникала прямая. Спецназ – он ведь покруче бульдозера будет. В бульдозере хотя бы подствольный гранатомёт не предусмотрен.
Возможно, в загадочном квартиранте заподозрили террориста-рационализатора. Мигрант, вдобавок выходец из Царицына, этого извечного рассадника злых гениев. Недаром же именно там, стоило всё позволить, были придуманы и вечный двигатель, и машина времени, и усечённая финансовая пирамида. Собственно, их и раньше придумывали, но как-то, знаете, по-доброму, ради общего блага.
Если вникнуть, самородок-изобретатель – тоже в каком-то роде стихийно сложившееся заклятие. Не учили его, не воспитывали – до всего самодуром дошёл. Ну книжки читал, ну фильмы смотрел, так ведь в произведениях искусства неумышленных чар, пожалуй, больше, чем в жизни. Взять литературу. Метафора (это вам любой колдун скажет) строится по законам симпатической магии, а стало быть, запросто может сработать, как заклинание, особенно при декламации. Посмотрите на любителей поэзии! Посмотрите на этих романтических мымр в очках и кривобоких узкоплечих недомерков, половина из которых ещё и заикается. Порченые поголовно!
Кинематограф – и вовсе чума. Вот запретили двадцать пятый кадр – а проку? В результате фильмы теперь сплошь монтируют из одних двадцать пятых кадров – и попробуй что-нибудь докажи!
То ли дело при советской власти! В ту пору каждая метафора тщательно проверялась и обезвреживалась цензурой. Не обходилось, конечно, без перегибов: шили образ там, где его и в помине не было. Допытывались, например, кого ты имел в виду, написав «листья падают». А ведь имел кого-то… Поди теперь вспомни!
Где вы, безмятежные времена, когда образ психопата-учёного был неведом самородкам из захолустья – тем самым самородкам, по поводу которых ещё Салтыков-Щедрин брюзжал, будто они употребляют все свои способности или на то, чтобы изобретать изобрётенное, или на то, чтобы разрешать неразрешимое! Стоило идиллически прозрачному пруду социалистического искусства замутиться, провинциальные кулибины, поражённые чёрной магией Голливуда, призадумались: а нужно ли вообще осчастливливать человечество? Может, действительно, проще взорвать его к едрене фене?
И, как только в очередной раз кому-либо из них удавалось разрешить неразрешимое, подобная возможность представлялась.* * *
Достигнув вершины бугра оземленелых обломков, Глеб Портнягин осторожно раздвинул бурьян. За дощатым, серым от дождей забором виднелся в меру ухоженный огородишко. Помидоры на грядках надували бледно-зелёные щёки. Вообще чувствовалось, что нынешний жилец тяпкой владеет неплохо. Сам он, кстати говоря, в данный момент, пригнувшись, подкрадывался к беспечно розовеющему плоду, причём делал это по науке, заходя против ветра. Если верить современным ботаникам, срываемый помидор с помощью запаха информирует собратьев о своей беде – и те, обороняясь, начинают накапливать нитраты.
Глеб усмехнулся. Ботаники – они и есть ботаники. Конечно, растения общаются между собой, но только не с помощью запахов, а с помощью флюидов, которым совершенно всё равно, куда в этом грубоматериальном мире дует ветер.
Глубоко утонувшее в пухлой белёной стене окошко смотрело прямо на Портнягина. Два нижних стекла были чёрные, пыльные, верхнее от старости подёрнулось радужной поволокой. Попасть в него отсюда камушком – раз плюнуть. Случись такое – тугой, намертво затянувшийся узел самородных заклятий, оберегающих дом от сноса, начнёт помаленьку распускаться – и, глядишь, недельки через две развяжется окончательно. Разумеется, Глеб Портнягин, самостоятельно это стёклышко нипочём бы не вычислил – ученику, тем более только начинающему постигать азы колдовства, подобная задача явно не по зубам. Про зачарованное окошко ему рассказал наставник – старый колдун Ефрем Нехорошев, побывавший здесь вчера в астральном виде и самолично всё исследовавший.
Зная склонность своего ученика к волевым, а то и вовсе хулиганским решениям, выбивать стекло он запретил ему категорически, потому как возможен откат, то есть переход порчи на того, кто неумело её снимает. По уровню опасности подобные операции подчас сопоставимы с ликвидацией взрывного устройства, так что недоучке в это дело лучше не лезть.
– Заклятие-то обережное, – с недоумением напомнил Глеб. – Какая ж тут опасность?
– От иного оберега, – угрюмо отвечал ему наставник, – сам в прорубь сиганёшь. Заключённых тоже вон на зоне оберегают. Пуще глаза. Я ж тебе про ту семейку с Новостройки – рассказывал?
Как именно оберегают заключённых на зоне, Глеб знал не понаслышке. История с невинно убиенным Мальчиком также была хорошо известна Портнягину.
– А пацанёнка с рогаткой подговорить? Сам же сказал: порча только на тех переходит, кто о ней знает…
– Не суетись, торопыга, – насупив кудлатые брови, осадил прыткого питомца Ефрем Нехорошев. – Нехай усё идёть своим чередом…
Если помните, Андрей Болконский в романе графа Толстого, желая выразить пренебрежение, произносил русские слова с французским акцентом. Старый колдун Ефрем Нехорошев в подобных случаях переходил на суржик.
– А без меня оно своим чередом идти не может? – прямо спросил Глеб.
– Может.
– Зачем тогда посылаешь?
– А чтоб самому не ехать, – невозмутимо отвечал колдун. – Честно тебе, Глебушка, скажу: не люблю я с этим народом якшаться. Не люб-лю…
– С каким ещё народом?
– Увидишь…
…Портнягин с сожалением бросил ещё один взгляд на тускло-радужное стекло и, вздохнув, двинулся в обратный путь.* * *
Узкая, извилисто сбегающая с курганчика тропка вывела Глеба на крепко утоптанную поляну под сенью одичавшей сливы общественного пользования. С четырёх сторон высился бурьян. Посередине чернело пепелище, из которого выдавался клыком полусгоревший обуглившийся пень. На земле какое-то тряпьё, пара разнокалиберных деревянных ящиков для сидения. На меньшем выжжены в столбик раскалённой проволокой три слова: «Матрос», «Партизан» и «Железняк». Видимо, клички прежних обитателей здешних мест.
Нынешняя компания в интерьер решительно не вписывалась: двое мужчин, оба в костюмах, при галстуках. Чуть поодаль, опершись на снайперскую винтовку, хранила презрительное молчание костлявая блондинка в белых колготках, белой блузке и шортах защитного цвета. Блёклые рыбьи глаза, подбородок – как у таранного броненосца.
– А где поп? – негромко спросил Портнягин (от серого дощатого забора их по прямой отделяло метров тридцать, не больше).
– Кадить пошёл, – любезно сообщил тот, что пониже ростом, милый улыбчивый интеллигент. И всё-то в нём было прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. Вот только о руках трудно что-либо сказать – руки он почему-то всё время держал в карманах.
– Что-то я его во дворе не видел, – заметил Глеб.
– Ну, значит, не дошёл ещё…
Из-за бугра послышался стук по дереву, лязг цепи, надрывный лай, потом заглушаемые захлёбывающимся рычанием голоса. Улыбчивый интеллигент оглядел собравшихся на поляне.
– Малый джентльменский набор, – сказал он. – Кстати, Поликрат Поликратыч, а почему я здесь не вижу криминалитета? Репутацию бережёте?
– Тупые они, – угрюмо отозвался дородный Поликрат Поликратыч. Лицо у него было обширное, озабоченное. Официальное. – Нюансов не ловят. Прикопают без намёка, а я отвечай потом…
– Прометей прикопанный, – с удовольствием изрёк его рафинированный собеседник. – И какие же требования выдвигает этот ваш самородок?
– Никаких.
– Как? Вообще?
– Вообще.
– Так может, он не психопат-учёный, а просто психопат? В этот его ящик с кнопкой кто-нибудь заглядывал?
– Да все кому не лень! Сам обычно хвастаться ведёт…
– И что там внутри?
– В принципе вообще… физик один смотрел – говорит: бред сивой кобылы.
– Тогда, простите, из-за чего весь сыр-бор?
Официальное лицо закряхтело, достало носовой платок и, расстелив, с омерзением присело на ящик с тремя кликухами.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Березин Федор - Встречный катаклизм
Березин Федор
Встречный катаклизм


Посняков Андрей - Воевода заморских земель
Посняков Андрей
Воевода заморских земель


Флинт Эрик - Окольный путь
Флинт Эрик
Окольный путь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека