Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
– С кем я болтал?
– С Аксентьичем!
Димитрий судорожно припомнил свой разговор с топтателем бабочек и ничего криминального ни в одном своем слове не нашел.
– А он... что?
– Что-что! Пошел в газету, наплел с три короба. Дескать, хочешь отправиться в прошлое – человечество уничтожить, пока не размножилось... А те обрадовались, заголовок на всю первую страницу бабахнули!
Почувствовав слабость в ногах, Димитрий Уаров вынужден был
взяться за мачту.
– Как... узнал? – еле выговорил он. – Я же ничего ему...
– По глазам не видно, что ли? – огрызнулся Андрон. – А меня ты вроде как в заложники взял. Вся столица на ушах! Президентский дворец пикетируют. Слово уже такое придумали: хронотеракт.
Тень обреченности набежала на бледное чело пассажира. Димитрий заставил себя отпустить мачту и выпрямился.
– Возвращайтесь, Андрон, – твердо сказал он. – Вы заложник, вас не тронут.
– Ага!.. – язвительно откликнулся тот. – А то я не знаю, как захват проводят! Сначала заложников перебьют, чтоб не застили, а там уж за террористов возьмутся...
Дальше разговор пришлось прервать, поскольку дачники обещание свое сдержали. Черт их знает, как они это сделали, но уже в следующую минуту со стороны Баклужино пришел первый порыв, и дряхлая платформа повела себя подобно подскипидаренной кляче: пошла вскачь, еле удерживая колею в ребордах разболтанных колес. Пришлось с риском для жизни срочно подкручивать девальваторы, чтобы чуть увеличить вес и прижать обезумевшую старушенцию к рельсам.
Только теперь стало ясно Андрону, до какой степени изношено его верное транспортное средство. Возможно, оно и раньше скрипело, дребезжало и брякало, как расхлябанный дощатый ящик с пустой стеклотарой, но в те добрые старые времена эти нежелательные звуки не бывали слышны за уханьем и грохотом вечного двигателя.
– Лишь бы брезент выдержал! – проорал Андрон, растравливая гика-шкоты (так он, во всяком случае, это называл).
Пассажир испуганно молчал. Команды, однако, выполнял с великой расторопностью, очевидно, стараясь хотя бы таким образом загладить свою вину.
Домики садового товарищества «Дикая орхидея» канули в кильватере. Справа бурлили лесопосадки, слева волновались поросшие камышом заливные луга – бывшие угодья хозяйства Красный Воруй. Саму станцию террорист с заложником проскочили железным галопом по стыкам – дыгдым, дыгдым. Собственно, станции как таковой давно уже не было – так, оземленелые, поросшие травой фундаменты да торчащая кое-где из земли ни на что не годная ржавь. Удивительно, однако, что при всем при том рельсы и шпалы не только уцелели, но и пребывали в относительно исправном состоянии. Суеверные люди искренне полагали, будто о путях заботятся две бригады нечисти, известной в народе под именем моторыжек. Лица, более склонные к рациональным объяснениям, предпочитали думать, что причина таится в завихрениях торсионных полей, свойственных любой аномальной зоне.
По мере удаления от дачных территорий ветер помаленьку утрачивал свирепость, разболтанный одномачтовик уносило все дальше и дальше в направлении Слиянки, шума стало поменьше, можно уже было перекликаться, не напрягая голосовых связок.
– Может, все-таки остановимся, сдадимся властям? – вот уже третий раз взволнованно предлагал склонный к самопожертвованию Димитрий.
– Не дрейфь, юнга! – с грозным весельем рычал на него Андрон. – Из каждого безвыходного положения есть выход в еще более безвыходное...
Вскоре стало и вовсе не до разговоров – сразу за Красным Воруем рельсы вновь принялись вилять, ветер нажимал то справа, то слева, маленькая команда выбивалась из сил, борясь с толкучим брезентом, так и норовившим отправить тебя либо за борт, либо в нокдаун.
– Послушайте, Андрон...
– Отстань!
– Но это очень серьезно...
– Отстань, говорю!
Наконец после очередного маневра возникла малая передышка, и тут как на грех опять затрепетала, щебеча по-птичьи, двуручная пила.
– Да! – крикнул Андрон, припав ухом к выгнутому полотну. – Слушаю... – Затем лик шкипера стал ужасен. Как у царя Петра перед Полтавской битвой. – А ты чего на меня наезжаешь?.. Чего наезжаешь, говорю? Я вообще заложник – какой с меня спрос?.. Не заложник?.. А кто? Сообщник?.. Ну, значит, и ты сообщник!.. Да? А кто вчера водку с нами пил?.. Того!.. Того, говорю!.. За стукачами своими приглядывать надо, вот чего! Чтоб по газетам меньше бегали!
Наконец шкипер выругался и дал отбой. Сделал он это весьма своеобразно, щелкнув ногтем по одному из зубцов. Затем неистово повернулся к Димитрию, давно уже дергавшему спутника за латаный рукав старенькой тайфунки.
– Сказал, отстань! Некогда!
– Да послушайте же, Андрон!..
– Достал ты меня! Ну, что?
– По-моему, за нами погоня.
– Где?! – не поверил тот. Двуручная пила с вибрирующим визгом
полетела в угол.
– Вон, вон... Красный Воруй проходят... Сейчас из леска покажутся...
Не проронив ни слова, Андрон Дьяковатый выхватил из рюкзака бинокль, отрегулировал, всмотрелся – и на каменном капитанском лице случилось нечто вроде оползня.
– Ну-ка глянь, – сказал Андрон, дрогнувшей рукой протягивая бинокль Димитрию.
Тот припал к окулярам. Сильно увеличенная местность прыгнула, метнулась, а затем Димитрий Уаров увидел преследователей. Вопреки ожиданиям за ними гналась не дрезина и даже не автомотриса. Протирать глаза не имело смысла. Станцию Красный Воруй проходила одинокая железнодорожная платформа под косым брезентовым парусом.
– Это... мы?!
– В том-то и дело... – буркнул шкипер. Лицо пассажира отупело, но тут же прояснилось.
– Парадокс... – благоговейно выдохнул он. Порывисто повернулся к Андрону и был озадачен гримасой угрюмого непонимания, с которой тот вглядывался вдаль.
– Андрон! Да ведь все просто! К вечеру мы встретимся... ну, скажем, с группой захвата, и вы, чтобы с ней разминуться, надо полагать, отбросите нас на полчасика... на часик назад...
– Да? – проскрежетал Андрон. – А будильник ты кувалдой починить не пробовал? Ты мне какую машинку заказывал? Дальнобойную одноразовую... Ишь! На полчасика ему отскочи!
– Н-но... отскочили же... – пролепетал Димитрий, тыча биноклем в сторону Красного Воруя.
Андрон Дьяковатый, не отвечая, играл желваками.
– И потом... – робко добавил Уаров. – В прошлый-то раз... когда я не тот рычажок тронул...
– Это она прогревалась, – буркнул Андрон.
Вот тебе и отрицала-положила! Вот тебе и неутомимый борец с законами природы! Машинка у него, видите ли, не того класса... Стоило, спрашивается, нарушать общепринятыеправила, чтобы потом неукоснительно и слепо соблюдать свои собственные?
И всегда ведь он так! Взять те же ножовки. Придешь к нему, попросишь развести пилу на две сети сразу – куда там! Упрется, как баран: нельзя – и все тут. А почему нельзя? Попробуй хотя бы!
* * *
Несмотря на то, что участок пути предстоял непростой, Димитрию выпало на долю бороться с парусом в одиночку. Андрону было не до того. С потемневшим от дум лицом он, как присел на корточки перед машинкой, так в этой позиции и окоченел.
– Ч-черт... – бормотал он время от времени, трогая невероятные узлы и сочленения. – Ну вот как ее перенацелишь? Перебирать – это день работы...
Вечерело. На западе тлели лилово-розовые космы циклона – этакая спиральная галактика, только из облаков. Армейский вертолет возник именно оттуда, вылупился чуть ли не из самого ее центра. Платформу пилот заметил сразу. Да ее нельзя было не заметить – лесопосадки как нарочно шарахнулись от полотна, выдав мишень в лучшем виде.
– Как же я это сделал?.. – бормотал Андрон.
Стало шумно. Серый в яблоках геликоптер заходил на цель.
– За борт! – взвизгнул Димитрий, видимо, решивший окончательно присвоить роль капитана. – Всем за борт!
– Но ведь сделал же как-то... – бормотал Андрон, по локоть погружая руку во чрево невообразимого механизма.
На секунду вскинул глаза – посмотреть, далеко ли вертолет. Тут-то и был дан по ним первый залп. Без предупреждения. Оба плавничка боевой машины окутались дымком, а мгновение спустя последовал разрыв по правому борту. Платформу тряхнуло, накренило – и команда одномачтовика, съехав по наклонному настилу, влепилась кто чем в дощатое ограждение.
Какое-то время парусник, как балансирующий слон, стоял на одних только левых колесах, словно бы раздумывая, в какую сторону податься. Предпочел правую – и, тяжко рухнув, выправил крен. Андрона с Димитрием подбросило, затем вновь уложило на палубу. В глаза ударил яркий солнечный свет, и возникло такое ощущение, что обоих членов экипажа поразила внезапная глухота...
* * *
Брезентовый парус трепался со звуком топота многих ног, под настилом изредка, вразнобой побрякивало, платформа, покряхтывая, прикидывала, не проще ли развалиться, и однако же сравнительно со всем предыдущим это казалось тишиной.
Димитрий, не зная еще, жив он или мертв, заставил себя подняться на четвереньки и взглянул поверх борта. Вместо предательской пустоши, на которой их только что накрыли ракетным ударом с вертолета, глазам его вновь предстали залитые ярким послеполуденным солнцем окрестности Красного Воруя. Издырявленный и покореженный одномачтовик, замедляя ход, катился в направлении станционных руин, до которых оставалось метров триста. Воздушных сил противника в небе не наблюдалось.
Судя по всему, их отбросило в прошлое часа на полтора, а то и на два.
– Ну! – оживая, вскричал Димитрий. – Говорил я вам?
Андрон Дьяковатый, сидя на палубе, ошалело разглядывал нечаянно выхваченную из недр машинки деталь. Наконец крякнул и сунул в карман тайфунки.
– Чтобы у вас – да не получилось? – торжествовал Димитрий. Андрон насупился. Как и всякий мастер своего дела, незаслуженной славы он не желал.
– Я-то при чем? – буркнул он, с трудом поднимаясь на ноги. – Что-то, видать, перемкнуло... от сотрясения... Всяко бывает...
– Как это?
– Мы ж в аномальной зоне, – напомнил Андрон. – Тут и не такое еще случалось. – Спешно принял озабоченный вид, оглянулся. – А эти дурики где?
– Какие?
– Ну... мы.
В бинокле выбило осколком одну линзу. Но и с помощью того, что осталось, быстро удалось высмотреть в паре километров впереди целехонькую платформу под брезентовым парусом, бойко бегущую на рандеву с вертолетом.
– А нам теперь куда? Вперед? Назад?
– Вперед, – подумав, сказал Андрон. – Там сразу за Воруем заросли... ну, мы их с тобой недавно проезжали. Там и переждем.
* * *


Там и переждали. Высокие дебри уникального баклужинского кустарника, известного местным дендрологам как ива смеючая, подступали здесь почти к самой насыпи. Не то чтобы идеальное место для укрытия, но и не та плешь, где их чуть не разнесли в щепки. Издырявленный парус сняли, расстелили на палубе. Изучив повреждения, помрачневший Андрон сбежал по железной лесенке на твердую землю. Злобно прицыкивая, долго ходил вокруг платформы – считал пробоины. Наконец махнул рукой и велел передать с борта старое байковое одеяло и рюкзак.
Путники расположились на травке и приступили то ли к ужину, то ли к обеду, ибо вечер по второму разу еще не настал. Уаров боязливо поглядывал на шкипера, ожидая упреков. Нет, не за чрезмерную откровенность с заведомым стукачом (откровенности там и в помине не было), а исключительно за то, что несуразное чудовищное вранье старого клеветника оказалось на поверку чистой правдой.
Вопреки расхожему мнению, человечеству не следует бояться злодеев. Злодей никогда не додумается уничтожить род людской в целом, поскольку это его естественная среда. Злодействуя, он живет по ее законам. Зачем же выбивать почву у себя из-под ног? Останешься один – над кем злодействовать будешь?
Иное дело – тихие собиратели истины по кусочкам. Вот от этих извращенцев можно ждать чего угодно. Что им человечество, если они к нему, по сути, уже не принадлежат? Такое же взаимопожиралово, как и дикая природа.
Упреков однако не последовало, и пассажир осмелел настолько, что решил вообще не касаться щекотливой темы.
– Скажите, Андрон, – поколебавшись, обратился он. – А машинки ближнего прицела вам тоже приходилось собирать?
– Только их и собираю, – признался тот. – Самый что ни на есть ходовой товар... Был, – со вздохом добавил он. – Теперь еще и за машинки штрафовать начнут! А все Аксентьич... джип его задави!
Уаров вновь почувствовал себя виноватым, но Андрон уже замолчал.
– То есть получается, – выждав приличное время, отважился Димитрий, – что вы даете в руки кому попало страшное оружие... Нет, вы не улыбайтесь! Именно оружие. Я это только сейчас понял, после налета. Пусть даже, вы говорите, все вышло случайно.
– Слышь, – утомленно отозвался даже и не думавший улыбаться Андрон. – На сознательность не дави, да?.. Самоубийцам такое оружие продавать! Первую-то свою машинку я, между прочим, для себя ладил. Жизнь свою думал поправить...
– Поправили?
– Ага, поправил! Жди... Знаешь, что оказалось? Чем больше курочишь прошлое, тем хуже в настоящем. Жизнь, она, брат, завсегда только с первого раза и выходит. Вот, скажем, поскользнулся ты на гололеде, палец свихнул. Ага, прикидываешь, а вернусь-ка я в тот день и ледышку эту обойду... Начнешь обходить – ногу сломаешь. Ну и так далее... Пока шею не свернешь.
– Не может такого быть!
– Вот и клиенты то же самое говорят. Предупреждаешь их, предупреждаешь... Мне, если хочешь знать, заказ от министерства обороны поступал. От того еще, от сусловского. Ну, испытали они машинку. В полевых условиях. Продули пару маневров – враз все поняли.
Больше не обращались.
– Думаете, и с дальнобойными то же самое? – забеспокоился Димитрий. – Их, кстати, часто заказывают?
– Реже... Так, придет какой-нибудь чудик вроде тебя. История ему, вишь, не угодила, улучшить надо. Ну, сделаешь...
– И что?! Андрон неопределенно повел бровью.
– А то сам не видишь, в каком государстве живем! Исправлялы хреновы...
– И вы тем не менее их собираете? Машинки?
– Я один, что ли? Полдеревни так подрабатывает. Жить-то надо... Семью кормить надо. С неба не падает...
Димитрий Уаров механически открыл рот, намереваясь откусить от бутерброда, и надолго задумался.
– Минутку! – внезапно вскричал он. – Как же вы говорите, будто, изменяя прошлое, портишь настоящее? Мы же с вами только что из-под обстрела выбрались! Опасности избежали!
Андрон зловеще ухмыльнулся.
– Это кто ж тебе сказал, что избежали? Погоди, пожалеешь еще, что выбрались.
* * *
Вечерело. Второй раз за день. На западе в прогале между ветвей тлели все те же лилово-розовые космы циклона, этакая спиральная галактика, только из облаков. Внезапно Андрона подбросило с земли.
– Эх! – выдохнул он, стискивая кулачищи. – Как же я, недотепа, сразу-то не смикитил... Подъем! Резко разгружаемся!
– Зачем? – не понял Димитрий.
– Затем! Вот-вот вертолет появится!
– Ну и что? – продолжал недоумевать Димитрий. – Мы-то здесь, а не там...
– Так пилот-то ведь не слепой! – рявкнул Андрон. – Увидит сейчас, что цель пропала! Не взорвалась, не развалилась – пропала! Хорошо, если сразу на базу полетит. А ну как сообразит на всякий случай местность обшарить? Думаешь, нас сверху не видать? По платформе и ударит...
Оба кинулись к многострадальному паруснику. Сначала сняли и отнесли подальше машинку, потом инструменты и прочее барахло. Начали таскать что помельче. К тому времени на западе давно уже гулял отдаленный гул.
– Сейчас он нас там ка-ак... – предвкушающе начал Андрон. Действительно, секунд через пять вдалеке раздался сдвоенный взрыв, потом еще один. Услышав грозные эти звуки, Уаров замер, вытаращил глаза – и вдруг ни с того ни с сего припустил по шпалам в сторону Красного Воруя.
– Куда? – отчаянно крикнул Андрон.
Добежав да поворота, Димитрий остановился и, как бы не веря своим глазам, затряс головой.
– Назад!
Не услышал. Пришлось бежать следом.
– Жить надоело?!
Уаров хотел что-то сказать, но Андрон уже волок его к ближайшим зарослям ивы смеючей. Толкнул на землю, под сень глумливо изогнутых ветвей, упал рядом.
– Ну и куда тебя понесло?
Димитрий ошарашенно озирался и облизывался, как нервный кот.
– Ну, мы же там... – судорожный кивок в западном направлении, – исчезли... Значит, должны появиться здесь... А... а где же?..
– Мы здесь появились полтора часа назад, – пытаясь не растерять последние крохи терпения, растолковал Андрон.
Судя по жалобному выражению лица, объяснение усваивалось с трудом. Впрочем, степень сообразительности Димитрия занимала в данный момент шкипера меньше всего. На всякий случай придерживая впечатлительного попутчика за плечо, Андрон Дьяковатый прислушивался к гулу двигателя. Вертолет несомненно удалялся. Вскоре его не стало слышно совсем. Они выждали еще минут десять. Одно из двух: либо пилот счел отсутствие останков платформы за результат исключительно точного попадания, либо даже не удосужился убедиться в наличии внизу трупов и обломков.
Наконец оба выбрались из укрытия и зашагали в сумерках по шпалам к поврежденному паруснику.
– Вояки... – ворчал Андрон. – Как же они нас защищать будут, если даже разбомбить не смогли?
Глава 4. Весь в белом
Пока снова перегружали скарб на палубу, сумрак сгустился окончательно. Оставлять на ночь вещи в рощице было, по словам Андрона, рискованно и неразумно. Платформа приткнулась в опасной близости от садового товарищества «Экосистема», а у каждого истинного дачника, как известно, с годами в мозгу развивается особый орган, чутко реагирующий на любой брошенный без присмотра предмет в радиусе нескольких километров. Отчасти именно по этой причине исчезла когда-то с лица земли заброшенная железнодорожная станция Красный Воруй.
В пруду неподалеку заседал лягушачий парламент. Скрежетал спикер, взволнованно скандалила оппозиция. Ночка выдалась светлая, лунная. Спасаясь от комарья, путники развели костерок.
– Высовываться отсюда нам пока нет резона... – сосредоточенно излагал Андрон. – Рельсы впереди, я полагаю, взорваны. Как-никак четыре ракеты засадил, козел...
Димитрий внимал, изредка кивая и отмахиваясь от отдельных особо отчаянных комаров. На грани слышимости трепыхался в ночи собачий лай.
– Утром туда могут сбросить десантуру... – неторопливо продолжал Андрон. – Или броневички пригонят...
– Удостовериться, что мы ликвидированы?
– Что ты ликвидирован. А я трагически погиб. От руки террориста, понятное дело... Наверняка оставят оцепление.
– Зачем?
– А иначе фанаты набегут. За реликвиями.
– Чьи фанаты?
– Твои... Ты что ж думаешь, после того, как пресса хай подняла, ни одного идиота не найдется? Наверняка уже портреты из газетки вырезают, на стенки вешают... Чего ты там собирался? Человечество уничтожить? На такое – да чтоб не клюнули...
Димитрий пришибленно молчал. К парламентским прениям лягушек добавился прерывистый птичий щебет.
– Ну вот, – недовольно сказал Андрон. – Опять кто-то прорывается. Поди принеси...
Уаров послушно встал и направился, отбиваясь от комарья, к серой, словно бы запыленной лунным светом, платформе. Какие-то смутные клочки мрака метнулись под днище ипопрятались за колеса. Возможно, те самые моторыжки, что, по верованиям местных жителей, следили за исправностью путей. Слышно было, как Димитрий взбирается по лесенке, чем-то громыхает, тихо чертыхается. Наконец искомое было обнаружено, и пассажир вновь возник у костерка, бережно держа обеими руками трепещущую двуручную пилу.
– Ну?.. – устало осведомился Андрон, активировав полотно. – Чего ревешь?.. Разбомбили?.. Кого разбомбили?.. Нас?.. А куда ж ты тогда звонишь, если разбомбили? На тот свет?.. Пьяный, лыка не вяжет... – отняв на секунду ухо от чуткой стали, с усмешкой сообщил он Уарову. – А откуда знаешь?.. Через плечо!!! Откуда знаешь, что разбомбили?.. Порадио слышал?.. Значит, так... Кончай реветь! Кончай реветь, говорю!.. На ногах держишься еще? Пойди сейчас к Георгиевне, скажи: пусть не надеется – со мной все в порядке... Э! Э! Шуток не понимаешь? Про «пусть не надеется» не говори... Просто: в порядке, мол... Ну все! – Звонко щелкнул ногтем по зубцу, отключился.
– Протаска? – понимающе спросил Димитрий.
– Нет, Перфильич... – Андрон отложил пилу на травку, машинально отстранил комара. – Ну что ж... – задумчиво молвил он. – Тогда одной заботой меньше. До завтра мы с тобой – официальные покойники, и ловить нас никто не будет. А вот завтра... Увидят, что ни обломков, ни трупов, рельсы одни покореженные... – Шкипер потер широкий подбородок, прикинул. – Хотя... Что ж они, дурачки, о неудаче докладывать, когда уже об удаче доложено? Да и Портнягин проверять не станет – оно ему надо? Разбомбили и разбомбили...
Прозрачный дымок поднимался к черному ясному небу и таял меж звезд.
– Вы, правда, были знакомы с Президентом? – несмело полюбопытствовал Уаров.
– Было дело, – нехотя отозвался Андрон. – Да он тогда еще сопляк был...
– И что вы о нем можете сказать?
Андрон подумал.
– Баламут, – неодобрительно обронил он. – Никогда ничего на место не положит...
– Неужели его нисколько не волнует: обезврежен я, не обезврежен?
– Чего ему волноваться? Шум в прессе погасил – и хорош!
– А вы? – Кажется, Уаров был не на шутку уязвлен таким невниманием. – Вы, Андрон! Вам тоже не интересно, что я на самом деле затеваю? Да и родственник ваш, участковый! «На комод для красоты...» Знаете, если бы не этот наш отскок по колее, я бы решил, что вы надо мной просто... прикалываетесь! Собрали из железок, – Димитрий гневно пожевал губами, – Бог знает что...
Нисколько не обидевшись, Андрон сорвал пучок травы и кинул в костер – дымку прибавить.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Московский упырь
Посняков Андрей
Московский упырь


Корнев Павел - Аутодафе
Корнев Павел
Аутодафе


Василенко Иван - Волшебные очки
Василенко Иван
Волшебные очки


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека