Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
— Нет. Он вчера… и раньше… совсем другое говори;!… Что ваши врачи вскрыли у тебя психическую, неустойчивость. Склонность к насилию. Посттравматический синдром после участия в боевых действиях. И что на фоне этой войны ты можешь… И знаешь — Я ему поверил. После тех разговоров — про Грузию, про Польшу…
— Ни… чего себе. Понимаешь, с таким… С таким — не шутят. Слушай, да если бы только подозрение такое возникло — нас вытащили бы отсюда в три секунды!
— Конечно, но доктор Понцо говорит, что ваше начальство это держит в секрете… Чтобы не срывать экспедицию. Командир, — голос итальянца был жалобным, — что теперь делать?
Сергей почесал затылок. Творилось что-то странное, и тему надо было прояснить. Но сначала — связаться с орбитой и, по возможности, с Землей. Причем быстро.
— Значит, так. Как я понял, бунт на корабле закончен? В смысле — больше неповиновения не будет?
— Не будет. Обещаю.
— Ну и славно. Тогда так. Космонавт-исследователь Тоцци. Сдать все имеющиеся коммуникационные приборы, включая личные, Выходить на связь только с моего разрешения.Составить отчет обо всех событиях, начиная с момента получения приказа по отстранению меня от командования базой. Кстати, пояснить, чей приказ, и по возможности приложить копию. Вчерашний разговор с доктором как его там…
— Понцо. Доктор Понцо.
— Разговор с доктором Понцо также, по возможности, зафиксировать. Если вспомнишь. Отчет составить в письменной форме, затем — надиктовать в видео. Записать мне на планшет. После этого — провести ревизию ведущихся экспериментов. Определить, что может быть завершено в течение суток, что можно будет оставить следующему экипажу… если он теперь будет. Составить план консервации оборудс»вания — если успеешь. Я — на улицу, проводить визуальный осмотр взлетно-посадочного корабля. Вопросы?
— Командир, ты оставляешь меня здесь? Одного? Без контроля?
— Просто я полагаю тебя более здравомыслящим человеком, чем этих придурков наверху. Несмотря на… некоторые нюансы.
— Благодарю за доверие, господин подполковник!
— Какое, к чертовой маме, доверие. Мы в четырехстах тыщах кэмэ от дома. У нас за бортом полный вакуум и перепады температур в триста градусов. Даже если наши идиоты переидиотят ваших и прикажут мне немедленно повесить тебя на рее за попытку бунта — реи у меня под рукой нет. Так что вопросы наказания будем решать после возвращения домой. Надеюсь, отделаешься пожизненной чисткой сортиров в Звездном — у тебя это получается отлично, — а не разгребанием радиоактивных завалов… там же.
— Пока ничего такого не произошло. Полковник Гражински сообщил мне, что президент США только что выступила с заявлением — несмотря на что-то там в Северном море, они не желают расширения конфликта.
— А ваши что? И что там в Северном море?
— Я не знаю, Сергей. Я мог связаться только с «Орионом» и станцией — но поговорить с синьорой Шибановой я не решался.
— Понятно. — Третьяков оторвался от контрольной панели скафандра и оценивающе уставился на итальянца через проем люка. — С Настей я поговорю сам. Вот что… разрешаю выйти в сеть. Левым каналом. Через который ты компромат на меня давеча искал. Посмотри там, как и что. И… поболтай там с кем-нибудь из своих… неофициально. Только не с родными — похоже, их там все это время кто-то конкретно обрабатывал. И как бы не этот самый… Понцо. Может быть,кто из института твоего что-нибудь расскажет?
— Конечно. Что делать сначала?
— Сначала отчет. Пока свежи воспоминанья о бурной юности твоей. Хотя нет. Сначала — узнай, что там И как. А то как-то на душе коряво.
— У меня тоже.
13:00мск (05:00 EDT)
CNN
Эфир
— … кроме того, пуск русских ракет был зарегистрирован системой NORAD. Однако данные пуски произведены из района, в котором у русских были развернуты только неядерные ракеты. — Бригадный генерал ВВС был сама безмятежность, чего нельзя было сказать о журналистах.
— Как вы можете быть уверенными в этом?
— Соглашение две тысячи семнадцатого года предусматривает по одному району базирования баллистических ракет, оснащенных неядерными боеголовками, у каждой стороны. Вплоть до начала конфликта и мы, и русские контролировали данные районы согласно договору.
— Но русские могли заменить боеголовки с началом конфликта!
— Они не могли этого сделать, и они этого не сделали — это все, что я могу вам сказать.
— Но наблюдатели в Норвегии, Исландии, Швеции, Финляндии — во всей Скандинавии сообщают о серьезном повышении радиационного фона!
— Ядерной атаки не было. Это официальная информация Комитета Начальников Штабов.
— В таком случае единственно возможный источник радиации — утечка из реактора какого-либо корабля?
— Без комментариев.
13:10мск
НТВ
Эфир
— Господин генерал-лейтенант, как вы прокомментируете запуск баллистических ракет по американской авианосной группе?
— Прежде всего я хотел бы попросить прощения за тот факт, что не могу ответить на вопрос достаточно подробно. Я думаю, что с учетом ситуации это простительно. — Русские научились выставлять грамотных комментаторов еще с осетинской войны, это помогало, но не сильно. — Но вкратце: основная проблема применения баллистических ракет с неядерным — я особо хочу подчеркнуть этот факт — с неядерным оснащением против авианосных группировок заключается в целеуказании по маневрирующему кораблю.Или корабельной группе. Как показала практика, эта проблема нашими учеными и конструкторами была успешно решена.
— Я не об этом! — Журналист почти кричал. — Применение баллистических ракет в локальном конфликте ставит мир на грань ядерной войны!
— Возможно. Хотя мы, в соответствии с договором, проинформировали американских коллег о запуске нами из согласованного позиционного района неядерных ракет в целях обеспечения безопасности Российской Федерации. Однако мне хотелось бы напомнить вам два достаточно свежих факта. Первый факт: что именно США были инициатором принятия этого вида оружия — баллистических ракет с неядерным оснащением — на вооружение. Они предполагали применять такие ракеты против бункеров и других важных укрепленных объектов. Мы выбрали другую цель, только и всего.
— Тогда почему вы выбрали целью ваших ракет именно авианосную группировку?
— Считайте это адекватным ответом на второй факт — неспровоцированную атаку на авианосец «Адмирал Кузнецов» вне театра уже ведущихся боевых действий.
— Сколько еще таких ракет вы можете выпустить?
— Без комментариев.
13:30мск (11:30 CET)
Euronews
Эфир
«По сообщениям анонимного источника в штабе ВМС Норвегии, почти весь Королевский флот вместе с другими силами НАТО участвует в эвакуации экипажа атомного авианосца «Джон Стеннис», на котором в результате попадания трех или четырех неядерных боеголовок русских баллистических ракет наблюдаются серьезные проблемы с одним из двух реакторов. Как сообщил этот же источник, русские не препятствуют спасательным операциям. Сенатор от штата Орегон Джозеф Норт выступил с заявлением, в котором подверг резкой критике администрацию президента Гэлбрайт. «Политика президента является абсолютно безответственной, — заявил сенатор, — особенно с учетом того, что имеющиеся у нас системы противоракетной обороны, как оказалось, не в состоянии защитить даже самое мощное авианосное соединение Америки. Из-за личных проблем госпожи Гэлбрайт Америка оказалась втянутой в войну за чужие интересы, в войну, которая при дальнейшей эскалации может привести к гибели миллионов американцев». Следует отметить, что сенатор Норт является основным противником президента Гэлбрайт на предстоящих в ноябре выборах президента США».
Mio Dio![41]Они все совсем охренели там, на Земле? А с синьором доктором Понцо и синьором министром Кальдеролли, втравившими его в это дерьмо, он разберется лично. Когда вернется. Если вернется. Если будет куда возвращаться.
18:30мск
Окололунная орбита
ЛОС «Селена»
Два вполне достойных бабских дела — ждать и трепать нервы мужикам. Американцы выходили на связь еще два раза, упрашивали, уговаривали, убеждали. Теперь их озаботили оставшиеся на взлетной ступени материалы экспериментов и скафандры. Ей стало смешно — самой ей испытать прелести развода не довелось, у них с Игорем и размолвки-то случались раз в год, а то и два, благо, что оба — птицы перелетные, «дан приказ ему на запад». В результате о выставленных за дверь и обрывающих телефоны бывших мужьях, требующих вернуть ноутбук, початый блок «Винстона» и завернутую в кальсоны зубную щетку, она знала только со слов менее удачливых — или менее умных — подруг.
В принципе можно было поступить подобно Алке, вышвырнувшей чемодан со шмотками «драгоценного» с балкона какого-то сильно располагающего к полетам этажа. Сброситьк чертям взлетную ступень, пусть отлавливают свое барахло самостоятельно. Но для такого перфоманса нужна была сама Алка — иначе вместо добротной, красочной бабской истерики выйдет унылое ни то, ни се. Ни эффективности, ни эффекта. Соответственно, приходилось плеваться ядовитым льдом, ссылаясь на не полученные до сих пор указания свыше. В смысле, снизу. Третьяков битый час шлялся по Луне, инспектируя «Козявку», Земля ждала результатов инспекции. А она, блин, просто ждала.
— Орбитальная база, орбитальная база. Вызывает подполковник Третьяков, лунная база.
— Слушаю, Сергей. Как ты?
— Нормально. У меня туг буколика и идиллика. Пьетросидит за консолью, я приказал ему тысячу раз написать «Я больше не буду запирать командира базы и бочке». Причем без копипаста. Шутка. Пишет отчет о контактах с Землей за крайнюю неделю. «Козявка» в норме, внешним осмотром и тестом систем повреждений не выявлено.
— Уф-ф… Отлегло от сердца. Передаю командование экспедицией, принятое на себя в связи с чрезвычайными обстоятельствами. Ожидаю приказаний.
— Командование принял. Связь с Землей?
— Подключаю. — Ну все, опять тормоза — против скорости света не попрешь. — Центр, вызывает Вега-один, Шибанова сдала командование, лунная и орбитальная базы на связи.
— Лунные, слышим вас. Как обстановка?
— Здесь Монблан-один, Третьяков командование принял. Обстановка, как всегда, штатная. Произвел осмотр «Лунника-7», внешних повреждений нет, диагностика в норме, повторяю, красняка нет, все в норме.
— Здесь Королев, понял вас. Решение об эвакуации подтверждаю. Вега-один, Настя, доложите резерв по топливу.
— Земля, подбор «Союзом» возможен плюс-минус трое суток от границ окна на штатном запасе, при использовании «Лунника—8» в качестве буксира — неограниченно.
— Понял, Вега-один. Открытие окна старта «Монбланов» по топливу — ноль четвертое ноль девятого, ноль один ноль пять стандартного, длительность окна семьдесят четыре часа. Оптимальный момент — плюс тридцать семь, пятое ноль девятого, четырнадцать ноль пять. Предельное время старта — ноль седьмое, ноль три ноль пять. Можно и позже, но нежелательно — лучше, если вы пойдете штатно, через станцию. Монблан-один, успеете?
— Успеваем, Земля, успеваем. Что с реактором?
— Посадка реактора ориентировочно завтра и ноль три пятьдесят, сход с орбиты — ноль три двадцать, как поняли?
— Понял, ноль три двадцать — ноль три полета. Рад, что посадку не отменили, Земля. Жаль только, чте » сами погреться ночью не успеем, — короткие смешки на обоих концах линии, на земном конце — с опозданием на три секунды. Вот уж действительно «как до жирафа».


— Тут политика, Монблан-один. Реактор надо сажать кровь из носу, понимаешь почему?
— Понимаю, Земля. Посадим. Хотим еще собрать результаты экспериментов и укрыть ту7часть оборудования, что сможем.
— Ясно, Монблан-один. Решение сообщим завтра утром. В любом случае готовьтесь к приему реактора и выходу для подключения кабелей. Вега, что с возможностью стыковки послезавтра?
— Земля, оба штатных причала заняты американскими кораблями. На «Луне-Товарной» взлетная ступень «Альтаира», на «Луне-Пассажирской» — «Орион». Я могу отстыковать«Альтаир», — была, была мыслишка, — и увести станцию от этого хлама. Тем более как раз нужно проводить коррекцию. Тогда американцы будут вынуждены отойти от станции и ловить свое имущество. Так что освободится и второй узел.
— Вега-один, говорит Земля. Сбрасывать «Альтаир» запрещаю. Ребята, извините, но тут тоже политика. Они с попыткой вашего ареста макнулись глубоко в дерьмо, мы сейчас отыгрываем это, как можем. Так что выбрасывать чужие чемоданы, — Настя чуть не расхохоталась — кому-то на Земле в голову пришли ровно те же ассоциации, что и ей, но она удержалась, конечно, — … выбрасывать чемоданы сейчас нельзя — растеряем козыри. Вопрос с освобождением узлов решается по дипломатическим каналам. Переговоры осложнены обстановкой, но мы работаем нормально, нормально работаем. Настя, тебе огромное спасибо — ты тут героиня. Дамы в ЦУПе скупают перекись тоннами. Все столы всякими блондаколорами завалены, тетки киоск в фойе дочиста обнесли.
— Земля, Вега, здесь Третьяков. Предлагаю перевести «Альтаир» на боковой узел «Товарной» манипулятором. Настя, сможешь? Кстати, Пьетро говорит, что в Европе реакция тоже в нашу пользу — он тут полазил по сети.
— Смогу. Крыса твой Пьетро.
— Вега, здесь Третьяков, отставить срач. У нас тут пока опять мир. И пусть так и будет дальше. Земля, что С китайцами? Мы тут из-за связи все пропустили. Они вроде бы должны уже стартовать?
— Стартовали, Монблан-один, стартовали успешно. Они уже на траектории. Командир китайского экипажа запросил стыковку со станцией. Предлагают помощь. Если удастся освободить узлы… Но, боюсь, американцы не дадут, а терять «Козявку» не хотелось бы. Рассматриваем такую возможность, но добро пока не даем.
— Земля, здесь Вега. От трех шаолиньских монахов в пределах прямой видимости я бы в текущей ситуации не отказалась. Чисто для сохранения мира во всем мире. Может — пусть повисят рядом? До прояснения?
На том конце радиолинии — с опозданием на законные три секунды — кто-то захохотал, возникло некое, с Настиной точки зрения — нездоровое, — оживление.
— Прошу прощения, госпожа Шибанова. На связи представитель китайского космического агентства Ли Сяопэн. Я и мои товарищи высоко ценим ваше мнение о подготовке наших тайконавтов, однако мне не хотелось бы, чтобы вы оказались разочарованной…
— Не беспокойтесь, господин Сяопэн.
— Товарищ Ли, извините. Сяопэн — имя, Ли — фамилия.
— Прошу вашего прощения, господин… товарищ Ли. Я не рассчитываю, что ваши космонавты действительно такие, как монахи в кино… Хотя, полагаю, в космосе они летают не хуже, чем в фильме, знаете — ме-едленно так. — Снова тот же, какой-то некитайский хохот. У нас учился? — Но мы очень рассчитываем на стабилизирующую роль Китая.
— Вы доставляете мне большую радость, товарищ Шибанова. Мы сделаем все необходимое.
— Вега, здесь Земля. Так и работаем. Китайский корабль будет держаться рядом. Это основной вариант. В случае крайней необходимости — отпустите «Козявку7» в автоном, причалят к кормовому.
ДЕНЬ 10
04.09.2020
00:30мск (09/03/2020 16:30 EDT)
Окололунная орбита
ЛОС «Селена»
USSS«Orion-17»
Кэбот вынырнул из-за панели пульта с кабельным жгутом в руке и толстенным мануалом в зубах. Страшно скосил глаза, указывая на пластиковый разъем. Гражински кивнул. Боб с усилием расцепил колодки и пристроил жгут на место. Закрыл панель. Альварез отлепился спиной от камеры. Гражински прокашлялся.
— Итак, джентльмены, ваши мнения? Хьюстон ждет нашей реакции. Не могу обещать, что еще какая-нибудь электронная хрень не пишет наши разговоры, но все необходимые и возможные меры к исключению подобной вероятности мы приняли. Так что можно рискнуть быть откровенным. Начнем, как водится, с салаг. Мэтт?
— Командир, мне это не нравится. Категорически. Мы выставили себя полными идиотами, да к тому же еще и слабаками. И продолжать сидеть здесь, как в чулане, — полный идиотизм.
— Предлагаешь штурмовать? Выломать люк, скрутить чертову бабу, пока она спит, так? Да на худой конец просто пристрелить. Теперь у нас тоже есть пистолет. Но пока мы будем возиться с люком, она займет позицию и расстреляет нас одного за другим. Или ты предлагаешь совершить обходной маневр в аварийных скафандрах?
— Сэр, не надо выставлять меня большим идиотом, чем я есть. Я понимаю, что опыта у меня меньше, чем у вас или у Боба, — но зато радиация не успела повлиять на мой IQ в такой же степени, что и на ваш. Мы могли бы попытаться договориться с Настей…
— Мэтт, представь себя девчонкой ростом чуть больше пяти с половиной футов. Трое здоровых мужиков ввалились к тебе, заперли в спальне и начали распоряжаться в принадлежащем тебе доме. У тебя хватило смелости вытащить из шкафчика дедушкин «кольт» и выгнать нахалов. И вот один из них вежливо стучится к тебе в дверь и просит вернуть ему брошенные при отступлении шмотки. А пару старых штанов еще и положить на полочку, для следующих гостей. О да, они обещают вести себя прилично… насколько им позволит начальство.
— Начальство далеко, сэр. И я не думаю, что оно отдаст приказ разоружить миссис Гайку второй раз.
— Ключевое слово — «второй». — Кэбот смотрел в иллюминатор. Море Дождей? Если они хотели, чтобы он воевал, — он должен быть не здесь, он должен быть там, в Северном море. — Или даже третий. Считая Калининград. Думаю, Настя уже порылась в сети. Даже если Москва ей ничего не сказала.
— Ну что ж — мы можем хотя бы попытаться. Я согласен таскать образцы и оборудование под дулом «Макарова» в одиночку. Вопрос — поверит ли Настя.
— Ладно, пока отложим. Еще идеи? Боб?
— Я бы забил на Землю, Майк. Может быть, русские и наворотили дел — но попытка нейтрализовать их ракеты в Европе сама по себе не говорит о здравомыслии верхов. То, что при этом радиационный фон вырос пока только на «Стеннисе», — просто господнее везение. А уж приказ арестовать командира космической станции, не имеющей никакого военного значения, — это просто govno и так обосравшихся политиков. Они просто потеряли разум, сэр. Нам нужно отстыковаться и уйти. Просто уйти.
— Боб, это наша страна, это наше командование, и это наши политики. Я не знаю, кто там виноват — президент, русские, поляки, марсиане, — но мы астронавты Соединенных Штатов. Некоторые из нас давали присягу народу Соединенных Штатов. И если нам — выбранными этим самым народом представителями — отдан приказ, мы должны его выполнить. И я не выполняю команду не потому, что считаю приказ идиотским, а потому, что не вижу способа его выполнить.
— Выполнить как раз можно. Пробивная способность «Макарова» — пара миллиметров стали. Мы можем демонтировать крышку баллонного отсека и ворваться в станцию под ее прикрытием. Крышка рассчитана на взрыв баллонов при посадке, так что «Макаров» ее не пробьет. Не думаю, что миссис Гайка владеет собой в достаточной степени, чтобы не выпустить весь магазин в металл. Да, есть риск рико-шетов — но от нас требуется не сохранить станцию в целости, а заломать русских. Желательно — под видеокамеры. Даже если рикошет пробьет внешний корпус — во что я не верю, — мы успеем отступить в «Орион» и дождаться старта Тоцци в свободном полете. Автономности «Леди Оу» хватит.
— Риск все-таки слишком велик. Я бы не рассчитывал на нервозность русской. Слишком слабая ставка.
— Вот именно. Не забываем также, что если с Настей что-то случится — мистера Тоцци во взлетающем луннике может и не оказаться. А вот кто там точно окажется — так этоисключительно «признательный» нам мистер Третьяков. «Палач Кавказа», если вы еще не слышали Тэда Хоули на «Фоксе». Нет сомнения — гибель макаронника на Луне и таран «Ориона» «Козявкой» доставят Тэдди массу радости. Но я сомневаюсь, что Америка вбухала сотни миллиардов в программу изучения Луны для поднятия его сраного настроения.
— Интересно, а такая идея приходила в голову кому-нибудь из шишек до всей этой катавасии? Или они думали, что русский утрется?
— Я не телепат. Может, и приходила. А может быть, им было насрать.
— Все, парни. Вы высказались, теперь моя очередь. Джентльмены, я получил приказ взять под контроль орбитальную станцию и обеспечить эвакуацию гражданина страны-союзника с поверхности Луны. Задачи пристрелить русскую мышку и поломать ее норку нам официально не ставилось, а читать мысли начальства я так и не научился.
Кэбот с Альварезом переглянулись. На самом-то деле мысли за строками приказа были кристально ясны, но тут как раз был тот случай, когда улавливать начальственные флюиды не было никакого желания. С этим молчаливо соглашались все трое, причем с того самого момента, как получили приказ. Именно молчаливо — до какого-то момента.
Первым озвучить мысль решился именно Майк. Впрочем, на то он и командир. И сразу стало просто. Хотя и невесело, совсем невесело. Боб с Мэттом переглянулись. Если вляпался в дерьмо по пояс — стоит ли нырять в него с головой? Альварез, простодушное дитя окраин Лос-Анджелеса, так и спросил, без околичностей.
Гражински ухмыльнулся уголком рта и продолжил:
— Я не вижу варианта силового решения данной проблемы, имеющего серьезные шансы на успех. Я намерен рекомендовать Хьюстону вступить в переговоры с Москвой, чтобы хотя бы спасти привезенные нами с Луны материалы. Мэтт, на камеру. Боб, включай микрофоны обратно.
03:20мск (09/03/2020 19:20 EDT)
Вашингтон
Штаб-квартираNASA
Специальная группа
— Итак, джентльмены, нам нужно найти приемлемый выход из положения. Наши парни не могут снова вернутся на станцию. Переходный люк заблокирован.
— Перестыковка на незаблокированный узел?
— Не вижу смысла. Во-первых, противоположный узел все еще занят взлетной ступенью. Во-вторых — русские неизбежно заметят отход от станции «Альтаира» или «Ориона» и примут меры, заблокировав и второй узел.
— А сами русские что-нибудь предлагают?
— Да. Предлагают по-хорошему отцепить «Альтаир».. «Орион» заберет керны прямо со взлетной ступени. Запаса скорости у него хватит с лихвой.
— То есть они очень вежливо предлагают нам убраться к чертям. Альтернативы?
— Они могут перевести «Альтаир» на боковой причал и разрешить нам перестыковать на осевой узел того же модуля «Орион». После этого один из наших астронавтов, не удаляясь за пределы переходного отсека, может забрать керны.
— Только один?
— Да. Причем, как я подозреваю, под дулом пистолета…
— … а русские будут это снимать и выкладывать в сеть. Изумительная перспектива.
— Надавить на них по дипломатическим каналам?
— Мы не в том положении. Фактически все ровно наоборот: это они сейчас давят нас по всем каналам, не только по дипломатическим. На глазах всего мира.
— Значит, нужно уходить со станции. Отстыковать взлетную ступень и подхватить ее «Орионом». Снять результаты экспериментов — ну а с потерей оборудования придетсясмириться. Тем более что его стоимость на фоне недавних событий просто смешна.
— Пожалуй, да. Хотя, возможно, следует учесть эвакуацию русских — и с Луны, и со станции. Они уже объявили об этом. Предположительно, пятого или шестого сентября они стартуют к Земле.
— Хм. Предлагаете, воспользовавшись отсутствием в доме хозяина…
— Пока я ничего не предлагаю. Пока. Но задержаться на орбите в любом случае имеет смысл.
— Как минимум это не будет похоже на паническое бегство. Хорошо. Пусть Гражински и команда подберут образцы с «Альтаира» в свободном полете. После этого они останутся на орбите. Уведомите русских — не упоминая о последнем — и отдавайте приказ. — Планшет Рона коротко пискнул. — Кстати, господа, поздравляю. Посадочная ступень русского реактора выдала первый импульс. Они все-таки решили его посадить.
04:00мск
Луна, Океан Бурь
База «Аристарх»


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - Сингомэйкеры
Никитин Юрий
Сингомэйкеры


Шилова Юлия - Осторожно, альфонсы, или Ошибки красивых женщин
Шилова Юлия
Осторожно, альфонсы, или Ошибки красивых женщин


Журавлев Владимир - Неудачная реинкарнация
Журавлев Владимир
Неудачная реинкарнация


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека