Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Страдая от сенсорного голода, Сергей попросил было Пьетро добыть ему через «левый» канал подборку не прошедших цензуру новостей, желательно с русских сайтов. Но тот шарахнулся с таким испугом, словно и не он искал подтверждения о страшном третьяковском злодеянии в ноль восьмом. И не он временами покачивал порнуху. Впрочем, сам Сергей тоже не без греха — даром, что ли, Настасья намекнула ему на фляжку армянского, привезенного под пультом «Козявки» и уже пустую на треть? Непонятно только, счего это она решила поиграть в «заботливую супругу». Конечно, каждая собака, имеющая отношение к кораблю типа «Лунник», подозревает, что полость под пультом, достаточно удобная даже для неповоротливых толстых пальцев скафандра, была сконструирована именно для этой цели — уж больно здорово туда лезет плоская двухсотграммовая фляжка. Но рекламировать-то зачем?
Пульт связи гукнул в три ноты, Пьетро сорвался с места, отбросив использовавшийся вместо пледа спальник Кто там? Гражински? Трансляцию итальянец не врубил, звук шел через наушники. Приходилось довольствоваться половиной разговора
— Yes, sir. Certainly. No, he did not set any questions. Yes — all goes as usually, sir![37]
Вот скотина. Мог бы и по-русски — все-таки рабочий язык базы. Да и на орбите, поскольку американцы лишь арендуют базу как перевалочный пункт, русский тоже формально рабочий. Хотя в быту там тот же «руглиш», что и на низких орбитах.
— Синьор Третьяков. Не могли бы вы подойти к микрофону?
Вставать не хотелось — только пригрелся. Но придется — что-то этой скотине надо. Будет небось выдвигать какие-то претензии — формально старшим по «русскому сектору» лунного и окололунного пространства был он, хотя в Настины орбитальные дела и не лез — не его компетенция. Конечно, понажимать кнопки на станции и в «Союзе» мог и он, так это и Пьетро может. Третьяков выбрался из мешка, протиснулся к контрольной панели. Пьетро сразу отскочил подальше с опасливым видом — видимо, разговор предстоял не из приятных.
10:35мск
Окололунная орбита
ЛОС «Селена»
— Ну что же, миссис Шибанова. Могу сказать вам, что все благополучно. Мистер Третьяков оказался разумным человеком и согласился с нашими доводами. Единственное условие с его стороны — убедиться, что с вами все в порядке.
— Хорошо, — краткость давалась ей легко, общаться с этим самоуверенным гадом не хотелось совершенно.
— Мы надеемся, что вы не будете подстрекать подполковника Третьякова к необдуманным поступкам. — Конечно, она не будет. Необдуманные поступки не ее стиль. Ее стиль— тщательно обдуманные поступки.«Встреча обеспечена, в плане все отмечено….»Серега умный мужик, должен был понять все с лету.
Она проплыла к консоли, сопровождаемая Гражински. Взялась за гарнитуру, Гражински помотал головой и щелкнул клавишей, включая громкую связь.
— Монблан-один, здесь Вега-один. Ответь.
— Здесь Монблан-один. Настя, ты там как?
— Со мной все хорошо, Монблан-один. Сергей, пожалуйста, отдай им пистолет.
Серега не удивился — вертолетчики, когда припрет, думают быстро, а время с первого вопроса американца у него было.
— Конечно, Настя. Тоцци уже готовит скафандр. Заберет «макарку» из-под пульта… — Допер! Ай, молодец, допер! — …и готовимся к старту. Окно по топливу открывается через четырнадцать тридцать, так что подойдем сами, сами подойдем, как поняла?
— Поняла нормально, окно старта по топливу через четырнадцать часов тридцать минут, завтра, четвертого, в ноль один ноль пять по Москве. Длительность окна семьдесят четыре часа, напоминаю.
— Понял вас, Вега-один, за семьдесят четыре часа всяко уложимся. Главное, чтобы ты дождалась… момента. Удачи тебе, Настя.
— Удачи, Сергей.
— Вот и хорошо. — Гражински явно отпустило. Тоже нервничал — это тебе не втроем на одну, на Луне расклад явно не в их пользу. Хотя чего бояться-то: корабли для возвращения на Землю здесь, на орбите, так что американцы, как полагают, держат оставшегося внизу Серегу за яйца. Да и к войне на мирной станции, что на одной, что на другой, ни Третьяков, ни сама она (до недавнего времени) готовы не были… — Миссис Шибанова. После того, как мы убедимся в безопасности возвращения мистера Тоцци, мы демонтируем его ложемент из «Союза» и установим его в четвертый слот «Ориона». Надеемся на ваше сотрудничество в части, касающейся вашего корабля. В конце концов, это в ваших же интересах.
— Да, разумеется.
— В таком случае прошу вас проследовать пока в свою каюту. Мы вас вызовем, когда нам понадобится ваша помощь.
Слава тебе, господи. Она посчитала все правильно. Теперь все будет зависеть только и исключительно от нее. Они теоретически могли запереть ее в каюте Кэбота. Там было бы сложнее — и все двадцать четыре винта на месте, и дотягиваться дальше. Не в «Союзе» или резервной «Козявке» — там есть разные… возможности. Не в «Орионе» или во взлетном модуле «Альтаира» — тогда ее пришлось бы вязать, чтобы чего не напортила,
не дай боже. А на жесткие действия, вроде шокера или связывания рук, они еще не решались. Да и вообще — пока американцы действовали довольно мягко. Расчет на остаткипорядочности сработал. Впрочем, не только и не столько на порядочность. Лишние осложнения ни им, ни их боссам были не нужны, ей ведь как минимум еще раз с Серегой общаться. Ну и сыграла полностью сломленную и растерянную жертву она вполне убедительно. Это было нетрудно — достаточно было выпустить на волю под конец ту самую домашнюю девочку-трусиху которую она давила в себе вот уже пятнадцать лет, с первого парашютного прыжка.
Каюта была пуста, шторка шкафчика отдернута. Все шмотки с прошлого вечера остались у Роберта. И наверняка им просмотрены. Гражински лишь слегка мазнул взглядом голые полки и панели стен. И слава богу, что медицинский монитор был далеко — пульс у нее в этот момент, наверное, за сто двадцать зашкалил.
Дверь с отбитым уголком щелкнула.«Но вскоре покинул я девственный лес, взял в плен меня страшный Фернандо Кортес, он начал на бедного папу кричать, а папа Фернанде не мог отвечать…»
Судя по темной полоске, перекрестившей дверь, Гражински просунул в петли по обе стороны проема ту длинную пластиковую фигню, которая была у него в руках. Хорошая фигня, хлипкая. То ли молдинг панели внутренней обшивки, то ли облицовка жгута кабелей откуда-то из «Альтаира», достаточно грубо оторванная. Явно не со станции — Настятаких фиговин не помнила. Караулить ее никто не стал — людей и времени у американцев было мало, а работы — выше крыши. Как и было просчитано. Молодец, девочка. Возьми с полки пирожок.
Теперь ждать момента.
А может, ну ее? Пусть забирают своего макаронника и катятся колбаской. В конце концов, их плен будет временным, до отлета штатников. Плен. Плен — значит война. И вся эта катавасия — тоже часть войны. Значит, им это надо. Очень надо. Настолько надо, что они пошли на эту бредовую затею: устроить потенциальную бойню — боятся же, сволочи, — на станции, которая только в деньгах миллиардов на пять евриков потянет. Значит, ставки совсем уж запредельно высокие. Хотят задавить на виду у всего мира. И повязать Европу — та, судя по всему, никак не решается. Хочется, но колется. Значит, будем колоть.
Настя покрутилась в каюте, изображая беспокойство, а затем решительно распустила хвост на затылке. Зажим для волос — вещь для девушки в ее положении совершенно необходимая. Особенно если надо поддеть и оторвать посаженную по краешку на гер-метик панель внутренней обшивки. Ту самую панель, на которой все двадцать четыре крепежных винта она давеча заменила на приклеенные тем же герметиком шляпки.
11:20мск
Луна, Океан Бурь
База «Аристарх»
Люк в шлюзовую захлопнулся, и Сергей смог хоть немного расслабиться. Крушить мебель смысла не имело, раз уж он сразу, на месте, не прибил этого гаденыша.
Сначала он подумал, что это та самая провокация, о которой предупреждал Абрамов. Что кому-то очень захотелось получить на базе не нарисованный, а настоящий мордобой.
Потом, когда с ним связалась Настасья, — все оказалось правдой. Но он уже успел успокоиться. И делать лишних движений не стал. Он же не спецназер какой, он солидный извозчик, который действует на рефлексах, только когда это действительно нужно.
И умеет ждать, когда нужно именно это. Как сейчас, например.
Потому что пока, по большому счету, все зависит не от него. Справится ли Вега? Судя по тому, что именно ищет сейчас Пьетро, — шансы у нее есть. Хотя их и мало. Хорошо, что сам он допер, к чему был тот вчерашний разговор про коньяк, который с него собираются требовать амеры. То ли Настасью повязал этот больной телок Кэбот еще вчера, то ли она не доверяла связи — но всплывший в памяти намек притормозил язык («Какой такой кофелек, тьфу, пистолет?») как раз вовремя. Умничка, Настя. Если удастся вернуться — обязательно надо выпить с ее благоверным. Ай, не повезло мужику. С такой женой не забалуешь — считает реакции не хуже компа у мозгокрутов. Игоряха, как и положено врачу, знает толк в коньяке — надо будет привезти ему остаток фляжки. Сколько будет стоить коньяк скольки-там-получится-месячной лунной выдержки — страшно даже представить. М-мать, не загадывать! Не загадывать, придурок!
Почему Вега не подняла лапки кверху и оставила себе пистолет — а его отсутствие в «коньячном трюме» вскроется максимум через час, — он не знал. Пробила-таки блокаду и получила инструкции?
Кстати, проверить… Нет, связи так и не было, штатными средствами вызвать московский ЦУП не удавалось никак. По аварийному прямому передатчику тоже тишина. Это лет тридцать назад, при проклятом тоталитаризме, наши кораблики по всем морям-океанам гуляли. А теперь стоит Земле, аки Фортуне, повернуться не тем местом, вот как сейчас, например, — и все. Часов пять Королев недоступен. Только через спутник или через стратегических, ети их мать, партнеров. И амеры, естественно, подгадали как раз к этому моменту. Но Настасья рубит во всех этих серверах-роутерах и прочих шурушках в разы лучше его, да и к пустому риску не склонна, так что, видимо, куда-то пробилась ичто-то раскопала. Что-то, оправдывавшее риск.
Ладно. Нам тут тоже прохлаждаться не стоит. Радио — на прием, что еще? Что тут у нас вообще имеется из интересного? Ты ж у нас целый подполковник, имеешь полное право что-нибудь сообразить. Оп-па! Ну и на хрена мне, спрашивается, пистолет, когда под рукойтакое?Кстати, а как «макарка» перенес бы вакуум? С учетом вполне стандартной смазки, на оный вакуум ни разу не рассчитанной? Ой, бли-ин. Ай да амеры, мудрецы. Ай да Пьетро, буратинка шершавая, прости Господи. Повелся чисто как дите малое.
Нет бы вокруг осмотреться и подумать. Вот, например, ракета сигнальная, красного огня, в специсполнении. Можно бы и зеленую взять, но так драматичнее. Засадить поганцу в пузо — и под систему пожаротушения его, чтобы не так мучился и чтобы хотя бы один скафандр уцелел.
Ну, ничего. Если Настя не справится — будет тебе «гран суприс».
Да и вам, ребята, тоже. Напалм, говорите? По мирным жителям? Х-хе. А лапой посадочной по соплу движка получить не желаете? Оно ж у вас там торчит посередь кормы, как голая красотка в зовущей позе. Подходи и имей во всю дырку. Даже если они посадят Настасью в «Орион» как заложницу — смять сопло, не повредив командного отсека, как нефиг делать. Не сложнее, чем сесть одним колесом на склон, подбирая десантуру.
Да, учили их арабы, учили… Так и не научили. Техника — она только в руках дикаря — груда железа. А в руках грамотного пилота — летучий песец. Так что если у Насти не выгорит — есть шанс стать первым космическим истребителем. Или камикадзе. Ну, тут уж как господь положит. Нестерову, Петру Николаевичу, не повезло, например. А у него— вполне может и удачно получиться. Ладно. Сидим. Ждем.
11:30мск
Окололунная орбита
ЛОС «Селена»
Настя сидела в позе «зю» уже минуты две — спиной упиралась во внутреннюю обшивку каюты рядом с так и не поставленной на место (а зачем?) панелью, пятками — в хлипкуюдверцу. Затвор передернут, предохранитель выключен, патрон, соответственно, в стволе. Если кому-то вздумается проведать узницу — придется стрелять. Плохо. Конечно,незваный гость перекроет весь проход, но свои шансы в качестве стрелка она оценивала трезво. Тем более — в невесомости. А напротив, что характерно, магистрали системы жизнеобеспечения. Влепить в них пулю — мало не покажется.
Тоненькая дверь каюты — одно название, а не дверь — позволяла ориентироваться в происходящем «на воле» вполне свободно. И по слуху — звукоизоляцию, из экономии веса, выкинули еще на стадии эскизного проекта, и зрительно. Отколотый кусочек в углу никакими проектами и техкартами не предусматривался, но что поделать. Экономия на спичках. Дешевый пластик на фоне пары миллиардов стоимости модуля — браво! — плюс неловкое движение какой-то шибко железной дурой при монтаже чего-то там (чего — она не помнила, вроде бы гиродин меняли во второй экспедиции) — и незапланированный канал наблюдения для каютного сидельца обеспечен.
Противник перемещался туда-сюда постоянно, а ей до смерти нужно было, чтобы все они собрались в одном конце станции, желательно — возле «Луны-Пассажирской». Время уходило — итальянец на лунной базе уже скорее всего вышел из «Бочки» и двинулся к луннику. Интересно, что он собирается делать с пистолетом? Держать Сергея под прицелом? В скафандре? Ну-ну Спусковая скоба входящей в аварийный комплект пушки (для отстрела особо агрессивных оренбургских сусликов, не таежных же медведей из этой пукалки валить) под толстый палец скафандра рассчитана не была. Скорее просто выбросит и реголит… точнее, планирует выбросить, чтобы избежать неожиданностей при пересадке. «Прощай, оружие», лунное издание. Исполняется впервые.
Сигнал вызова. Ее планшет! Кто там только что пролетел к «Товарной»? Гражински? Да, так и есть. Отлично. Вы, ребята, опоздали малька — но хоть какая-то помощь. Общаться с оч-чень злым московским ЦУПом наверняка будет командир. Остальные — в «Орионе» и у пультов, так что если Кэбот не потащит планшет к «Луне-Товарной» — за спиной будет чисто. Й-йе-е-ес-с!
Седая шевелюра промелькнула в треугольной дырке, и, не дожидаясь, пока кто-то особо непоседливый ломанется в противоположный конец станции, Настя ударила в дверь обеими ногами.«Это Атака Грызли, знаменитая писательница на заборе!»Встречайте, падлы! Тело не успело затечь, пинок получился — загляденье. Пластиковый прямоугольник закрутился, вырванный усилием всех мышц, начиная со спинных и заканчивая икроножными, а ее вынесло в коридор. Нога в спецноске — «Мам! А правда, что космонавты могут цепляться ногами, как обезьянки? — Конечно, правда, доча!» — рефлекторно ухватила поручень, спина упирается в оч-чень своевременно подвернувшийся выступ туалетной кабинки. Вся гоп-компания собралась у консоли связи, «Макаров» с любопытством пялится на немую сцену.«А чой-то вы тут делаете?»
— Руки от пульта! — Она-то уж глупых вопросов задавать не собиралась.
— What’s?.. — Должно быть, в первое мгновение они ее просто не узнали — распущенные волосы в невесомости выглядят весьма… внушительно. Примерно как у кикиморы.
— Мятеж закончен, господа. Я, командир станции Селена», летчик-космонавт Российской Федерации Анастасия Николаевна Шибанова, возвращаю себе Контроль над станцией. Прошу во избежание… недоразумений убрать руки от приборов и не делать провоцирующих движений. Мистер Гражински… Тихо! Не дергаться! Руку от кармана! За вами — баллоны СЖО. Так что если промахнусь — легче не будет, ясно?
— Ясно. Мы ничего не делаем. Пожалуйста, успокойтесь, миссис Шибаноффа. — Гражински предусмотрительно держал руки на виду, шокер так и лежит в кармане бесполезным грузом, большой палец ноги, как и у нее, вцепился в поручень, но тело не напрягается, как перед прыжком, понимает, зараза, что шутки кончились. — Я и моя команда категорически не согласны с определением мятежа. Мы осуществляем спасательную операцию…
— Bullshit. Майк, не вешай лапшу. Вы попытались захватить станцию.
— Мы не…
— Не надо, полковник. Все все поняли. Сейчас вы медленно, по очереди, переместитесь в «Орион». Мистер Гражински, вы первый.
— Миссис Шибанова, мы не можем. — Гражински явно считал варианты. Волчара. Ясен пень, такой прыти от нее не ждали, возможно, будь у них время — что-нибудь и придумалибы. А значит, времени давать было нельзя, давить, давить быстро, не давая опомниться. Во рту было кисло, непонятно с чего.
— Можете. Корабль обязан быть готов к немедленной эвакуации в случае разгерметизации или иных чрезвычайных происшествий. — Слова инструкции вылетали с языка сами собой. — Медленно, мистер Гражински. Медленно. Кэбот, freeze[38].Радар включен на всю катушку. Я не шучу.
Майк, может, и прыгнул бы, а может быть, попытался бы достать шокер — но служивший некогда дверью каюты кусок пластика лениво поворачивался в воздухе как раз между нихми. Это нервировало и его, и ее — но у нее было отличное лекарство «от нервов». А может, взгляд у нее был достаточно красноречивым. Гражински попятился, плавно, ногами вперед скользнул в люк «Ориона».
— Мистер Альварез. Ваша очередь. — Штатский геолог возражать не собирался, с облегчением юркнул в люк.
— Настья… — Не отвечать. Только приказывать:
— Мистер Кэбот, снимите струбцины. Please. Or else[39]… — Теперь дожать, не дать даже вспомнить про «кольт» уже из их аварийного комплекта. Впрочем, попытайся они вскрыть укладку — сработает предусмотрительно установленная на НАЗ сигналка, она услышит.
Кэбот со взглядом больного бассета (в глаза пытался не смотреть, но инстинктивно оглядывался — сначала на черный зрачок пистолета, потом на Настины еще менее дружелюбные зрачки, вот тебе, сволочь, режим наведения) возился в проеме люка, снимая страховочные струбцины, намертво скреплявшие станцию с кораблем. Те двое не шевелились, а даже если бы и дернулись — распаковывать аварийку им секунд сорок, не меньше, хотя у них в «Орионе» она расположена более удобно. Да и Боб перекрывает директрису.


— Good. Теперь — внутрь. Задраить люк. — Лоснящаяся черной теплозащитой крышка отрезала американцев от станции, щелкнули замки.
На мгновение показалось, что воздух стал чище, хотя, конечно, станционные запахи никуда не делись. Чистая психология. Настя скользнула в отсек. Одной рукой — выпустить из рук «макара» она не решалась, хотя работать было дико неудобно, — задраила внутреннюю, оранжевую крышку, зафиксировала рычаг. Все. Теперь не проберутся. Аккуратно поставила пистолет на предохранитель, сунула в карман. Черт. Да это же пушка так воняет! Хотя, в общем, неудивительно — засунули бы ее самое за обшивку к той самой трубе на половину суток — она бы тоже не мимозой благоухала. Забавно — запах дошел до нее только что. Вот что значит адреналин ведрами.
Время… сорок две минуты, итальянец только-только добрел до «Козявки». Теперь надо понять, что там, на Луне. Земля подождет. Связь с поверхностью. Что ж так долго-то, гос-споди…
— Лунная база, лунная база. Здесь командир орбитальной станции «Селена» летчик-космонавт Шибанова. Сергей, Третьяков! Слышишь меня? Сергей! Сергей, отзовись! — Что эта сука макаронная с ним сделала?
— Orbital… Тьфу… Орбитальная база, здесь «Бочка». На связи Третьяков. Слышу, Настя. Что у тебя?
— Все нормально, Сергей. Я их выперла. Сидят в «Орионе», люк заблокирован.
— Корпус цел? — Сообразил, молодец, Серега!
— Цел. Стрелять не пришлось. Доброго слова хватило.
— Ну да, «добрым словом и пистолетом». Все, ухожу со связи. Говорить не могу. Жду макаронника, по расчету — двадцать — двадцать пять минут. — Ну да. Минут двадцать онвлезал в скафандр, потом десатурация, минут десять до «Козявки», поискать под пультом… В вакууме… В толстых перчатках «Кречета»… Ищи-ищи. «Может быть, найдешь пару земляных орехов».
— Конец связи. Удачи.
Так. ЦУП в Хьюстоне… Не отвечать, трафик — на запись. С этим будем разбираться потом. Ч-черт, ее планшет уперли. Второй сигнал… Королев! Наладили связь! Поздно, ребята, нуда лучше поздно, чем никем да. ЦУП-Москва принял ее доклад на удивление cm » койно. Ну да — Николай Семенович помнит чуть ли не Гагарина, нервы бронированные. Системы станции — в норме. «Союз» — все в порядке, демонтировать ложемент для переноса в «Орион» американцы тоже не успели. Телеметрия с поверхности… Все системы работают штатно. Эвакуация? Так точно. Двое суток. Слить записи видеокамер наблюдения? Ну да, понятно, не отсечь нежелательную картинку американцы не могли. Не страшно — у нас тут, внутри, все ходы записаны. На том самом героическом ноуте. Исполняю. Новый сеанс — после докладаподполковника Третьякова с лунной базы.
Рядом замигало еще одно окошко, на сей раз внутренней связи — «Орион». Люк заблокирован, пустотные скафандры в «Альтаире» — им остались только разговоры разговаривать. Ну что ж Теперь можно и поболтать.
— Орбитальная база на связи. Слушаю вас, мистер Гражински.
— Миссис Шибанова, простите — но мы приняли… некоторые меры по ограничению ваших перемещений по станции только после пропажи пистолета. Мы не имели намерения причинить вам вред. Мы просим вас еще раз оценить ситуацию.
— Благодарю, я оценила ее еще сутки назад.
— Сутки?
— Разумеется. Видите ли, мистеру Кэботу не следовало так несерьезно относиться к порученным обязанностям. Пистолет — ерунда, а вот резервный почтовый сервер… Я вам не рассказывала эту историю, Боб?
— Что вы имеете в виду? — Лицо Гражински на экране было каменным, а Кэбот чуть не плакал. Видимо, дошло.
— Так уж сложилось, что на станции есть дублирующий почтовый сервер. Недокументированный. Так Что, мистер Гражински, когда вы или кто-то из ваших "юдей в следующий раз получите особо пакостный приказ — убедитесь, что выдействительновычистили его следы отовсюду. А вы, мистер Кэбот, хотя бы Не ругайте отдавших приказ ублюдков так громко. Вы разбудили не только меня, но и мое извечное женское любопытство. Мне пришлось принять некоторые превентивные меры. Конечно, если бы коротко-ствол был у вас, все сложилось бы иначе, — не поняли, ну и ладно, — но хрупкая девушка должна заботиться о собственной безопасности, не так ли?
— Мы должны были только организовать эвакуацию мистера Тоцци!
—И для этого устроили мятеж на станции, вернее, сразу два мятежа. На станции и на лунной базе. Это все говно, Майк Вонючее бурое говно. Вам не нужно было спасение Тоцци— ему ничего не угрожало. Если бы угрожало, мы получили бы приказ об эвакуации через наш ЦУП, по требованию самих же европейцев. Вам нужно было, чтобы его спасли от несуществующей опасности — или из лап злобных русских? — именно вы, добрые американские парни. Говно и пропаганда.
— Мы получили приказ…
— Про приказы мы наслушались еще в прошлом веке. Это тоже говно, Майк Хотя я оценила вашу неловкость в осуществлении… мм-м… полицейских функций. Видно было, что удовольствия вам это не доставило. — Словесный понос, чисто словесный понос. По-хорошему — отрубить бы связь, послать Гражински на три веселых буквы… и ждать вестей сЛуны. Но вот от ожидания можно было сойти с ума, и поэтому она говорила, говорила, говорила, попутно загоняя обратно наконец настигший ее мандраж. — И еще один совет,мистер Гражински. Если уж делаете что-то неприятное человеку — не рассчитывайте па то, что он будет мил, любезен и не доставит вам проблем. Кстати, можете передать это и на Землю — не думаю, что наши там, дома, поведут себя принципиально иначе, чем я… или Серега.
Конец связи. Так, открытый канал. Подборка новостей. Ничего. Все хорошо, прекрасная маркиза. Не хотят, чтобы мы здесь волновались. Где тут хоть какой-нибудь планшет?
Черный блокнот с крупными, очень удобными для путешественников — и космонавтов в скафандрах — кнопками отыскался тут же, рядом. Так. Планшет Кэбота, что характерно. Обменялись, называется, сувенирами. Интернет… Связь есть. Ссылки открывались с привычной пяти-шестисекундной задержкой. Только теперь каждая секунда была раз в пять-шесть же длиннее. Калининград… Части морской пехоты русских более не оказывают существенного сопротивления. Командование коалиции предлагает прекратить боевые действия и принять план Гэлбрайт-Торуньского. Угу, и раздвинуть ножки. Кстати, какие боевые действия, если морпехи «не оказывают существенного сопротивления»? «Командование ВМФ США опровергает потерю…» Узнать бы, что оно опровергает, — ссылка не работает, жаль… Ладно, потом. «Старая» Европа «занимает осторожную позицию» — ну да, у них там уютненько. Ну вот и ясно, почему янкесы завертели весь этот бред со «спасением» европейского космонавта. Своего рода пиар — ну да, они умеют. Понять бы еще, для чего им понадобилось переводить на внешнее управление реактор… Но теперь уже не узнать. К счастью. Пароль она сменила вовремя, да. Ладно, будем ломать им игру.
Так Пистолет не виден, хорошо. Камеру внутренней трансляции — на себя. Волосы — собрать обратно в хвост. Комбез — привести в легкий беспорядок. Легкий, но эротичный. Самую малость эротичный.
Капельку. Как тогда, когда Игорек все никак не мог решиться. Ей надо зацепить как можно больше народу. Ну а вернейший образ для этого — девушка в беде. Тогда сработало — сработает и сейчас. Жаль, нет времени написать речугу. Ладно, сымпровизируем.
«Говорит командир лунной орбитальной станции «Селена» летчик-космонавт Российской Федерации Анастасия Шибанова. Сегодня, в шесть часов сорок семь минут по Гринвичу, команда космического корабля Соединенных Штатов «Орион-14» попыталась с применением оружия захватить станцию…»
12:20мск (04:20 EDT)
Вашингтон
Штаб-квартираNASA
Специальная группа
«… В настоящее время мною, как командиром станции, порядок на борту восстановлен. Американские астронавты находятся в командном отсеке своего корабля и готовятсяк отлету на Землю. Во избежание дальнейших… недоразумений и с учетом сложной обстановки на Земле я приняла решение подготовить эвакуацию экипажа долговременной лунной лаборатории в составе летчика-космонавта подполковника Сергея Третьякова и гражданина Италии Пьетро Тоцци на Землю. Приказ об эвакуации передан командиру лунной базы подполковнику Третьякову…»
— С-сука. — Все-таки нервы Алекса были менее крепкими, чем это полезно для карьеры. А как дышал…
— Надо было давать информацию сразу. — Рон пытался демонстрировать полное спокойствие. — Но сейчас не время сожалеть об упущенном. Надо решать, как погасить резонанс. Если обнародовать запись внутренних камер — в выгодном для нас ключе?
— Поздно, — «админ», теперь в пуловере, казалось, вообще скучал. — Русские уже пустили ее в эфир. Целиком, с самого открытия люков. Если вам интересно мое мнение — она знала, что мы затеваем, и знала, что победит. И сознательно играла на публику с самого начала. Должен сказать, что противостояние — успешное противостояние — одной маленькой сучки троим здоровым парням сдвинуло фокус одобрения общества в ее пользу. Особенно в Европе, Японии, Китае… Латинской Америке… Почти везде. Женская аудитория вообще для нас потеряна — по крайней мере, на какое-то время.
— Это констатация неудач, господа. Надо думать — что мы можем сделать?
— Объявить ее психопаткой? Интервью экспертов-психиатров? Отредактированные ролики?
— Насчет роликов — даже не думайте об этом, Алекс. Русский вариант уже расползся по всем хо-стингам. Нас поймают за самое мягкое, и будет еще хуже.
— Значит, психиатры… что еще?
— Практически ничего. Да и психиатрам не поверят. Тем более что китайцы уже через двое суток, если русские их пригласят, будут на станции и смогут опровергнуть любые… экспертные оценки. Формально они соблюдают нейтралитет, так что их свидетельства будут довольно весомы.
— Резюмирую. Серьезных рычагов для того, чтобы переломить тенденцию, у нас нет. Лучше всего будет спустить эту тему на тормозах. В конце концов, все решается не там — а на море и в воздухе. Космос пока еще не место для войн.
— Кому-то надо было подумать об этом раньше.
Дверь распахнулась. Раньше Марта себе такого не позволяла. Все обернулись, но Марту это не смутило.
— Мистер Дюбуа, сэр. Не могли бы вы срочно пройти в комнату спецсвязи?
— В чем дело? Что случилось, Марта?
— Русские запустили ракеты, сэр. Примерно полчаса назад. NORAD[40]засекла пять пусков. Деталей я не знаю. Но тревоги до сих пор не объявлено.
— Спасибо, Марта. Детали мы действительно узнаем позже. И, возможно, на собственной шкуре. Мы в дерьме, леди и джентльмены. И я имею в виду не только собравшихся здесь.
12:25мск
Луна, Океан Бурь
База «Аристарх»
Похоже, Пьетро «на улице» малость проветрил мозги. А может быть, ему уже сообщили, что расклад в черных небесах изменился. Ну да, сообщили скорее всего. Он шебуршился в шлюзовой долго, минут на десять дольше, чем это было надо — даже с учетом того, что операции с тяжелым скафандром в одиночку — проблема даже при одной шестой «жэ». Пару раз что-то ронял с непривычки, потом затих, но люк не открывал, несмотря на давно выровнявшееся давление. Короче, возился-возился, а когда наконец появился в проеме, вид имел далеко не бравый. Медленно распрямился, бросил опасливый взгляд на ярко-красный цилиндрик ракеты в сетке над третьяковским гамаком и замер, аки соляной столп. Сергей стоял напротив и тоже молчал: что говорить, было непонятно.
— Нашел? — Единственное, что пришло в голову.
— Нет, не успел. Я только подошел кораблю — и со мной связались.
— Американцы?
— Да. Сергей, и что теперь делать?
— Хороший вопрос. Я не знаю. — И после паузы: — Что ж ты так, а?..
Они снова замолчали. На этот раз первым не вы держал итальянец.
— Сергей… командир… мне очень жалко…
— А уж мне-то… — сакраментальное «жалко у пчелки в попке» Третьяков заставил себя проглотить, не до шуточек. — Ладно. Ты вот мне объясни, пожалуйста, вот это все — из-за войны? Или из-за ролика?
— Какого ролика?!
— Тебе что — не сообщили ничего?! — Сергей опешил. — Подожди. Ролик, где я якобы бью тебе морду…
Пьетро смотрел на него, выпучив глаза. Сергей мало что понимал в ситуации — но уж с таким-то ЧП, пусть и виртуальным, европейцы были просто обязаны разобраться. Он подхватил со столика планшет:
— Подожди… — Так, логи «Моськи»… ага, вот… — Смотри.
Посмотреть видео, однако, не удалось — связь все еще не работала, и ссылка была мертвой. Пьетро пробежал глазами текст, поднял голову. Пару секунд думал, потом вопросительно взглянул на Третьякова, указывая на планшет:
— Можно? — Сергей не возражал. Пьетро открыл проводник и начал рыться в папках с зубодробительными именами, в которые сам хозяин ire полез бы и под страхом смерти. — Вот! В кэше сохранилось!
Ну да, та самая сцена. Когда кулак копии Третьякова врезался в подбородок виртуального итальянца, реальный доктор Тоцци дернулся. Досмотрел до конца, запустил ролик еще раз. Опять досмотрел до последней секунды. Вернулся к тексту.
— Я не понимаю… Это — правда?
— Что?
— Что вот это — в Интернете?
— Была бы связь — вылезли б наружу, сам бы убедился… А что, тебе твой психолог ничего не сказал вчера? Я думал, вы об этом разговаривали…


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Базарное счастье
Шилова Юлия
Базарное счастье


Самойлова Елена - Чужой трон
Самойлова Елена
Чужой трон


Шилова Юлия - Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника
Шилова Юлия
Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека