Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Рефреш.
Рефреш.
Мамочки, ну давай, давай!
Рефреш.
Есть квитанция! Дошло.
Кому еще, не вызывая подозрений? Доче? Мужу?
Не тормози, Аллочка, не тормози, солнышко…
17:10мск
Москва
Ул. Дмитровка
«Тормоза придумал трус» — это как раз про нее! Гос-споди, как она об этом мечтала — чтобы половина, а лучше процентов девяносто народа свалили из этого муравейника.Вместе со своими жестянками. И гаишников — к чертям собачьим! Всех!
Увы, совершенство невозможно. Свалила максимум треть, ну и гайцы кое-где попадались. Возле Думы, где еще неделю назад от дэпээсников было не протолкнуться, стоял всего один. В компании с парой вояк в полном боевом. Барьерчики, ограждавшие раньше спецстоянки, сиротливо жались к стенам зданий. Ну да, слуги народа свалили из городапервыми, вспомнив, видимо, о важнейших делах где-нибудь в глуши. С теми самыми мигалками. С прихлебателями. С семьями и шлюхами. Улочка, по которой раньше было простоне пробраться из-за лакированных люксовых «Тигров» и «бумеров», сразу стала шире как бы не втрое. Гони — не хочу. Она хотела и гнала. Просвистела мимо гайца на честных девяноста, под желтый — тот не отреагировал. Глянула на него в зеркало заднего вида, чисто для интереса. Стоял, ржал вместе с зелеными — бодрился, что ли?
Скрипнула покрышками, миллиметрически воткнулась рядом с обшарпанным «Логаном». Хлопнула дверцей — ярко-алый, в тон имени, «фордик» весело мигнул, довольный стремительным рывком по нежданному простору, — и взлетела по ступенькам в кафешку.
Он ее уже ждал — сидел в дальнем углу, щегольская фуражка расположилась на столике, занимая как бы не половину.
Фуражка?!
Он поднялся — н-да, форма действительно мужикам идет. Некоторым.
— Не сказать, что я без ума от душек-военных, но вы, господин гусар, приятное исключение.
В руках Виктора материализовался букет, оч-чень ничего себе размерчиком. Притом довольно мило составленный. Ну да, пресс-секретарь. Их, наверное, учат? Или нет?
— Ах, сударыня, вы мне безбожно льстите. Что прикажете заказать? Кофе?
— О, сударь, только не кофе. — Девчонка-официантка уже подлетела, ела Виктора глазами. Стерва такая. — Милочка! — Ага, эк ее передернуло. И правильно. Нефиг на чужих мужиков стойку делать. — Мне, пожалуйста, холодный белый чай с фруктами. И пару шариков мороженого.
Соображал он действительно быстро. Она еще заканчивала говорить, а он уже просканировал взглядом торчащую на столе рядом с «аэродромом» ширмочку меню. И заказал тоже чай — черный, без изысков. Хотя в Королеве, помнится, пил как раз кофе. Если, конечно, эту бурду так можно называть.
— Я думала, сударь, — продолжила она игру, — что выиз этих статских.Смею ли я умолять о прощении?
— О, что вы. Такова жизнь. Труба зовет, и кони бьют копытами. И мы летим на этот зов. Со вчерашнего дня вашему покорному слуге дозволено вновь числить себя в рядах армии Российской. Так что — дела сданы, и завтра в полк.
— Ах, сударь, вы поразили меня в самое сердце. — Игра ей нравилась. — Я имела неосторожность полагать, что заполучила в вашем лице влиятельного покровителя в Аэронаутической Его Императорского Величества коллегии, и вот все мои надежды разрушены.
— Не беспокойтесь, сударыня. Что значит признательность скромного коллежского асессора по сравнению с искренним восхищением всего присутствия, включая Его Высокопревосходительство господина Калитникова, коий изволил изрядно повеселиться, читая вашу в высшей степени остроумную отповедь продажным щелкоперам! Он, как и принявший дела у вашего скромного слуги господин Симаков, покорнейше просили передать вам свои ля карте де визите. — Он достал из видавшего виды бумажника два картонных прямоугольничка в довольно безвкусном казенном оформлении. — И их же обоих заверения в совершеннейшем к вам почтении. Уф-ф!
Оба захохотали.
Явно обидевшаяся официантка тормозила с заказом, и Алла воспользовалась паузой, чтобы забить телефон шефа «Роскосмоса» и нового пресс-секретаря в планшет. Между прочим, со стразиками. От Сва-ровски. Но стильный. Мобнет не работал, видимо, всю связь подгребли под себя военные. Ничего, дома инфа среплицируется через локалку и уйдет в хранилище на редакционном серваке. Карточки она, конечно, тоже убрала в сумочку. Такие телефоны — редкая удача, и продублировать их нужно как минимум дважды.
— А когда вы отбываете в полк? — «Сударь» она не добавила. Всякая игра хороша в меру.
Официантка наконец разродилась чаем и мороженым, так что ответил он не сразу. Весело смотрел на выражавшую одновременно презрение к стерве и восхищение «настоящим полковником», в смысле майором (в погонах Алла разбиралась), мордочку.
— Завтра в двенадцать ровно, — он не сказал «ноль-ноль», чего она ожидала, слово «ровно» царапнуло нервы именно своей обыденностью, — должен быть на Чкаловском. А там — как получится.
— Если не ошибаюсь, от вас там прямой автобус ходит? — Этого она не знала наверняка, но прямого сообщения между ЦУПом и Звездным городком просто не может не быть, а в гостях у Настасьи она была не один раз и огромный аэродром рядом помнила. — Значит, у вас в Москве дела?
— Да нет, — он тряхнул головой, — предписание я получил на месте, а сюда выбрался исключительно для встречи с вами.
— Понятно. Тогда у меня есть два вопроса. Вам обязательно возвращаться в Королев?
— Нет, — в его глазах опять мелькнули чертики, — все свое ношу с собой, — он кивком указал на лежащую чуть в сторонке по причине явной дисгармонии с образом лихого гусара сумку-батон, — я планировал заскочить к приятелю.
— Тогда вопросов будет уже три. Второй: вы любите кофе? Я заметила, что чай вас не очень вдохновляет.
— Люблю. Но поскольку от кофе отказались вы…
— Кофе я тоже обожаю. И умею его готовить. Намного лучше, чем здесь. Так что третий вопрос — ваш приятель может обойтись без вас? Все крысы уже сбежали, и по свободной дороге от меня до Чкаловско-го — двадцать минут хорошего хода. С учетом запаса на всякие случайности — час. А вожу машину я не хуже, чем делаю кофе. Кстати. Может быть, нам стоит перейти на «ты»?
17:30мск
Луна, Океан Бурь
База «Аристарх»
«Верону» перевели из ночного режима в дневной, выпустив остатки несжиженного кислорода в вакуум. Бункер заполнили снова, свернули парус радиатора, взамен раскрыли рефлектор солнечной печи. Та немедленно уставилась на солнышко, грея дармовым теплом реголит. Теперь неделю минимум машинка будет пахать сама. В общем, поработалиочень даже неплохо, и даже муторная чистка шлюза не особенно расстраивала.
Оба дернулись, когда гукнул сигнал вызова. На этот раз висеть под потолком во время чистки выпало Сергею. Он чуть не навернулся от неожиданности, еле успев ухватиться за подвес скафандра.
Пьетро заглушил пылесос и подошел к присобаченной к стене тамбура панели связи. Вызывали как раз его, причем начальство.
Ну, хоть не теща, в смысле — не родственники с очередной накачкой. А то коньяка осталось всего-то на пару психотерапевтических сеансов. Причем до ближайшего повода,очередного рассвета, — больше трех недель.
Разговор с начальством — дело такое, можно сказать, интимное. Так что просьбу Пьетро воспользоваться консолью Третьяков воспринял как само собой разумеющееся. Трубчатые костюмы повесили на те самые поручни, Сергей довольно ловко приземлился на чисто высосанный кусок пола у самого люка, перехватил у напарника шланги. Опережая пыль, итальянец рванулся в жилой отсек, хлопнув люком с такой поспешностью, как будто за ним гналось что-то весьма зубастое.
Сергей дособрал серую муку с пола, стен и штанин скафандров, почистил собственные подошвы. Н-да, хоть специальные шлюзовые тапочки вводи. Кстати, тема. Запросить, что ли, две пары в грузовик? Нет, поздно — ракета у франков уже на старте. Разве в следующую посылку положат. Нет, определенно тема — надо заказать.
Третьяков убрал пылесос, еще раз окинул взглядом приборы. Температура плюс двадцать один, давление и состав атмосферы в норме. Жутковатый звук, кстати, не повторялся. И то хорошо. Он еще раз проверил пол шлюза: все в порядке, чистота — залог здоровья. Снял с поручней костюмы, подхватил перчатки «Кречетов». Открыл люк. Сидевший в глубине отсека Пьетро как-то странно дернулся, взгляд у него был шкодливо-испуганный. Как у младшенького, когда он или Алена входили к нему в комнату поздно вечером, а тот альт-табом лихорадочно переключал окошки на компе. Кстати, Сергей так и не узнал — то ли сынуля поигрывал во внеурочное время в свои леталки, несмотря на запрет, то ли что-то нехорошее покачивал. Скрытный был — страсть, и даже в училище за всякими-разными интересными курсантскими делишками ловили его не так чтобы часто.
Вот и химик что-то явно химичит — движение рукой уж больно характерное. Альт-таб сто пудов. Сергей махнул напарнику рукой, взял планшет и ударился в бюрократию — писать отчет по выходу. Похоже, напарнику опять втирали какую-то чешую — те же глаза какающей в лисьей норе испуганной мышки. Или европейские мозгокруты с ним ролик с дракой обсуждают? Психологов Сергей побаивался. Их логика была ему совершенно непонятна, и что они предложат для снятия напряжения — бог весть. Еще заставят каких-нибудь анонимных алкоголиков изображать — с изливанием содержимого души друг на друга полными ведрами.
Они отложили свои планшеты почти одновременно, Пьетро — на пару секунд позже. Итальянец снова был на взводе, но не спешил ни о виртуальном мордобое поговорить, ни, слава богу, еще какое обвинение выдвинуть. Заполнил свою часть отчета, без разговоров принялся за готовку.
Не сдержался уже за едой.
— Сергей… — Третьяков отложил вилку, напрягся. Ни результат очередной накачки, ни обсуждение чьей-то злой шутки ничего хорошего не сулили. — Скажи, а если бы пришел приказ на срочную эвакуацию…
— С чего это? — неужели эти дебилы из Европы все-таки купились?
— Нет, я так… теоретически. Если бы Европа потребовала, чтобы… э-э… мы… — Парниша явно хотел сказать «я», но вовремя поправился: — Словом, чтобы мы немедленно эвакуировались на Землю?
— Будет приказ — взлетим, пересядем на «Союз» и домой. — Третьяков мог только пожать плечами. — Окно через трое суток, в крайнем случае не пойдем к станции, Настя нас подберет. Но дело-то в том, что в нас с тобой такую сумму вбухали, что срывать нас досрочно… Думаю, твои боссы денежку считать умеют уж точно не хуже наших. Так что сомневаюсь я… Подожди. — Сергей напрягся — на эвакуацию шуточка с мордобоем явно не тянула. Пьетро, глядя на него, тоже подобрался. — С чего это вдруг у тебя такие идеи появились? Там, на Земле, что –понеслася?
—Нет-нет, все в порядке. Ну, не совсем в порядке, — поправился итальянец как-то очень торопливо, глазки забегали уже явно. — Но Италия не участвует в конфликте! И Европа тоже… Почти… Я просто спросил.
— Ну, тогда я просто отвечу. Будет приказ по всей форме — будем думать. А так — что попусту языком трепать. Работать надо. Ладно, давай доедать и закругляться. Завтра выхода не предвидится, Настя занята — «Альтаир» встречает. Но машинки по полю погонять придется. Вот-вот реактор сажать. А сегодня — график прописывать, маршруты намечать и прочая бюрократия. Дел полно.
Пьетро часто закивал и заработал вилкой. То ли ему тоже дали указание тему драки не поднимать, то ли вообще там, на Земле, тему замяли. Обошлось без предъяв — уже хорошо. Выносить еще одну «семейную сцену» Третьякову хотелось бы меньше всего. Уж лучше опять трюм пылесосить.
18:00мск
Москва
Район метро «Щелковская»
Ее манеру вождения мало кто выносил. Нет, понятно, что когда-нибудь она доездится, и хорошо, если одна. Это судьбец такой — разгон, опьяняющая скорость, не оглядываться назад, нас не догонят! А потом — бац — и авария. Два раза на дороге, к счастью, без серьезных последствий, два раза — в жизни. С оными. Хотя… Хотя — тоже ерунда. Главное, пока есть скорость, есть, наконец, простор, есть мужчина рядом. Да, завтра он будет — «был». Но сегодня он — есть. И что вот сейчас, вот уже скоро буде-е-ет…
Сидит, не психует. Летчик. Только глаза, как лазерный дальномер, туда-сюда. Но молчит. Улыбается. По-допустил стекло, ветер дерет короткие волосы.
Пролетели по Третьему, свернули на Русаковскую. Ванесса Мэй — ох, какая древность, но именно то, что надо, — смолкла. Как раз к светофору. Алла пару раз рыкнула движком, заглушая новости, но Виктор чуть приподнял руку.
«… на Багратионовском направлении. Артиллерия Калининградского фронта ведет контрбатарейную борьбу. По сообщению пресс-службы Министерства обороны, за последние шесть часов силами противовоздушной обороны Калининградского Особого Района сбито четыре беспилотных летательных аппарата польских ВВС. В пресс-службе отмечают, что на одном из сбитых ударных беспилотников польские опознавательные знаки нанесены непосредственно поверх опознавательных знаков ВВС США. Противоречивые сведения продолжают поступать…» — она не дослушала.
— Тебя туда?
— Не знаю. Куда пошлют, — врет и не краснеет. Он уже был там, а то, что его тело сидело пока рядом с ней, было просто временным недоразумением.
— Военные. — Сарказм вышел неубедительным. Уже на Щелчке они догнали колонну камуфлированных «газонов». За некоторыми подпрыгивали на крышках дорожных люков полевые кухни. Тоже на Чкаловский, куда еще. Белые трафареты с парашютами и крыльями на дверцах. Солдаты — не в понтовых беретах, а в легких десантных шлемах — что-то немузыкально орали. Какой уж тут сарказм…
— Ну что — еще не поздно отказаться. — Виктор вернулся из калининградского неба, глянул на нее хитро и весело. Знал ведь, что она не откажется. «Гусар, чистый гусар», — подумала она.«А в это время Бонапарт, а в это время Бонапарт—переходил границу».
Колонна встала перед перекрестком по сигналу похожего на гайца вояки — с полосатой палкой, в белой каске и в жилете с белыми полосами, — по Девятой Парковой из центра шли бэтээры. Алла пристроилась прямо за последней машиной десантников. Ребята с рязанскими физиономиями пялились на них. Обходить колонну — себе дороже, тем более что вот-вот поворачивать направо. А всех остальных она уже и так обогнала.«И в воздух чепчики бросали»—девчонка из табачного киоска выскочила, даже не прикрыв за собой дверь, и закинула под один из тентов блок сигарет. За свои купила? Ответом был восторженный рев, пробившийся даже в салон «фордика». Девчонка засмущалась и юркнула обратно в киоск.


Колонна тронулась, они за ней. Через квартал Алла свернула на небольшую улочку, юркнула во двор, немного попетляла по непривычно пустым дорожкам. Вышли, машина пискнула сигналкой. Как хорошо в пустом городе. Уж места для парковки — вагон. И подъезд в десяти шагах.
— Между прочим, Гайка обещала, что ты будешь носить меня на руках.
— Легко!
— Ай! Уй! Пусти! Осторожнее! Код семь-восемь-ключ-один… Ой! Здрассьте, Антонина Степановна! Дверь! Осторожно, ступеньки!!! А-а-а! Отпусти, варвар! Нам десятый.
— Поехали! Пять секунд — полет нормальный! Пятнадцать секунд! Есть выход на орбиту!
— Головой не тресни, двери в лифте узкие! Уууу! Налево! Ну, пусти же! Дай хоть ключи достану!!! Маньяк. Шрек в мундире. Уф. Вроде ничего не порвал.
— А надо было?
— Говорю же — маньяк. Проходи. — Она щелкнула задвижкой. Шторы так и были задернуты с прошлого вечера. — Кстати, о Шреке. Военные — они же тоже как лук?
— В смысле — много-много слоев тонкой душевной организации?
— В смысле — сверху китель. Или куртка? Без разницы. Под кителем… м-м… рубашка… А под ней… Еще и майка? Беру свои слова обратно. Твой внутренний мир значительно сложнее, чем у Шрека. У него только жилетка и рубаха.
— А у журналисток? Ого! Шелухи мало, зато… Богатое содержа…
— М-м-м-м… — Это было исполнено дуэтом. Очень трудно говорить, когда губы заняты. Языки, впрочем, тоже. Раздеваться в обнимку намного, намного интереснее. Одежда падала на пол, создавая безумную гармонию. Мягкий шелк подчеркивал основательность офицерской формы, кулон с фианитом лег на просвет погона рядом с майорской звездой. Внезапная трель из сумочки заставила их вздрогнуть и оторваться друг от друга.
— Эт-то что за гвардейские марши?
— Почта пришла. К черту. Потом. Утром.
18:30мск
Окололунная орбита
ЛОС «Селена»
Ладно, будем надеяться, подруга на очередной планерке и скоро будет. Почту она вообще-то проверяет регулярно.
Но даже если письмо дойдет куда надо — Земля далеко. Чем может выручить — неясно.
Значит, надо думать, что она может сделать сама. Не очень много.
Мысль о том, чтобы, как и обещала в шутку, прирезать напарничка во сне сразу или, как вариант, отравить за «безумным чаепитием» какой-нибудь пакостью из аптечки, — отметаем. Да и сам факт прихода этой мысли в бестолковую головенку — признак растерянности. Соберитесь, космонавт Шибанова, соберитесь. Это для ублюдков, отдавших такой приказ, будет прямо досрочный рождественский тортик. То же и с идеей запереться и не допускать взлетающих с Луны американцев на станцию. В принципе Кэбот на «Орионе» может отстыковаться и подхватить «Альтаир» на орбите. Но, во-первых, Кэбота надо еще суметь выпереть. Во-вторых — тот же тортик, вид сбоку. «Русские ставят под угрозу жизнь американских астронавтов». Отличный заголовок для какого-нибудь воинственного «Фокса». Этого как раз нашим на Земле и не хватало. Вообще какой придурокпредложил перенести военные действия, если уж без обиняков говорить, к Луне и на Луну? У нас тут и так не сахар. Даже маразматики-республиканцы, остыв от «спасения Джорджии», это осознали, так что буча вокруг МКС стихла, даже не успев разгуляться. Неужели так трудно понять, что в одиночку здесь, в дальнем (ну, относительно дальнем) космосе, по-взрослому ловить нечего. И сомневаться не стоит: сотрудничеству после такого — действительно капец, Бобби был прав. И не важно, получится у них или нет. Значит… Они считают, что сотрудничать будет незачем? Или… Не с кем?
Так. Спокойно, Анастасия. Спокойно. Это уже вообще от тебя не зависит, значит, думать об этом не надо. Война там, внизу, — это дело Игоря и его пациентов, чтоб их было как можно меньше, гос-споди…
Еще вариант. Устроить на станции аварию, отдать приказ на эвакуацию, а потом пусть каждый подбирает своих? В общем, тема. Но… ломать станцию — подвергать риску и Сергея с Пьетро, и американцев. Не говоря уже о том, что как минимум нашей программе после этого полные и безусловные кранты. Даже если войны не будет — еще одну орбитальную базу, на которую ушло два пуска «Уралов», страна просто не потянет. Да и резервная «Козявка» без внешнего энергоснабжения загнется через месяц. А потом вдруг окажется, что этот долбаный приказ — просто бред обкурившегося младшего столоначальника отдела перестраховки.
Нет, есть почти идеальный вариант. Почти. Расслабиться и получить удовольствие. Сорвать программу, поднять экипаж с Луны, передать Пьетро американцам, грохнуть реактор на скалы и спокойно вернуться домой. Забавно, приди по обычным каналам такое требование от ЕКА или правительства Италии — мы бы сделали это без всяких вопросов. Кроме реактора, ясен пень. Так что для тех самых американцев это было бы проще. И если такое требование поступит — ну что ж. Придется утереться.
Но почему, блин, почему в приказе американцев о недовольстве самих европейцев нет ни слова? Почему ЦУП даже не намекает на такой вариант — хотя «Альтаир» взлетает уже… сегодня, через одиннадцать часов?! Что — американцы и Европу играют втемную?!
Так. Опять лезем в дырку. Через тот же, что характерно, индусский спутник. Эти если и засекут — не важно.
18:30мск (16:30 CET, 10:30 EDT)
Эфир
«С вами Тэд Хоули, Фокс Ньюз». Пузатый Ми-8 боком выплывает из-за гребня, на оружейных подвесках — блоки НУР, боковая дверь открыта. Вид изнутри вертолета в дверной проем, частично перекрытый пулеметной турелью. Проем, правда, широковат для «восьмерки», да и пулемет-шестистволка не совсем русского образца — но кого заботят такие детали на фоне слепящего снопа пламени из стволов! Бегущие по дороге женщины в черных одеяниях, с прикрытыми платками лицами… «Русские вертолетчики принимали активное участие в агрессии против маленькой Грузии двенадцать лет назад. На их совести смерти сотен мирных жителей и сражавшихся за свою землю грузинских солдат — союзников Америки. Одним из этих беспощадных убийц был Сергей Третьяков, ныне — диктатор русской лунной военной базы. И своим привычкам он не изменил. Вспомним хотя бы кадры…»
«Можно лишь посочувствовать легкомыслию Европы, идущей на космическое сотрудничество с имперской и непредсказуемой Россией, неоднократно совершавшей акты агрессии против ближайших соседей, а теперь угрожающей свободолюбивым народам Польши и Литвы своими давно прогнившими ядерными ракетами. Достаточно отметить, что европейский астронавт — Пьетро Тоцци, квалифицированный гражданский инженер, обычный человек — находится сейчас на Луне фактически в заложниках у подполковника русских специальных войск Третьякова. Третьяков является и командиром базы, и пилотом посадочного модуля — единственного средства, способного доставить мистера Тоцци на орбиту Луны, где он может пересесть в возвращаемую капсулу русского или американского корабля. Несколько дней назад общественности были предъявлены доказательства некоторой неадекватности Третьякова. И как этот несдержанный человек может повести себя в условиях конфликта его страны с Атлантическим альянсом, членом которого является родина доктора Тоцци, пока неясно. С нами в студии эксперт по психологии, специалист по посттравматическим синдромам Джереми Хорнблейд. После короткой рекламы мы поговорим с ним о влиянии, которое оказывает война на психику человека. Оставайтесь с Си-эн-эн».
Логотип Би-би-си. В кадре — снова вертолеты. Больше десятка. Пара — поджарые «двадцать восьмые» эскорта, остальные — Ми—8. Камера немного качается, временами в кадре оказываются серые волны Балтики. «Русские, вопреки требованиям мирового сообщества, перебрасывают в Калининградскую область дополнительные войска. Пользуясь примиренческой позицией Финляндии, они провели между ее территориальными водами и водами Эстонии гражданский контейнеровоз «Капитан Иванов», с палубы которого и взлетела эта группа машин. Мы видим, что русские вертолеты направляются в сторону бывшего немецкого города Кенигсберга, в окрестностях которого развернулись тяжелые бои между польскими войсками и их союзниками с одной стороны, и русскими частями — с другой. Интересно, что ранее в вертолетном полку, которому принадлежат эти машины, служил русский космонавт Сергей Третьяков. Подполковник русской армии Третьяков скандально известен в связи со зверским избиением астронавта ЕКА доктора Пьетро Тоцци».
Евроньюс. Дитер Фальке, исполнительный директор лунной программы ЕКА. Ну да, встречались, причем неоднократно — и в Звездном, и в Тулузе.
«Мы проанализировали все записи камер с самого прибытия экипажа Третьякова и Тоцци на Луну. Ни одна запись не подтверждает якобы имевшего место на лунной базе избиения». Журналисты наседают: «Не могли ли русские подделать запись?» — «Это исключено. Такая подделка неизбежно осложнила бы взаимоотношения между русскими и нами». — «Но ЕКА может при необходимости провести эвакуацию господина Тоцци?» — «Разумеется. Мы находимся в постоянном контакте с нашими русскими коллегами». — «А с американцами?» — «Да, конечно». — «Они могут провести эвакуацию?» — «Технически да. В настоящее время в находящемся на лунной орбите «Орионе» находится сокращенный экипаж — всего три астронавта из четырех. Это связано с большой длительностью завершающейся завтра миссии и большим весом доставленного кораблем на Луну оборудования — так что такая возможность есть. Но Европейское Космическое Агентство не видит в эвакуации нашего астронавта ни малейшей необходимости. Мы предпочитаем сотрудничество в этой важной для нас области, а не конфронтацию. И хотели бы, чтобы этот подход распространялся не только на космос». — «Однако позиция итальянского правительства и парламента…» — «Я не могу отвечать за позицию Италии. Я могу комментировать только нашу позицию. Она не изменилась».
19:10мск
Окололунная орбита
ЛОС «Селена»
Ясненько. Европа пытается не побить горшки, а американцы… Американцы старательно делают из Сереги монстра. «Спасут» от него Пьетро — и дальше будет что-то нехорошее.
И она даже подозревает что. Реактор все еще на орбите. Канал управления им со станции предусмотрен. И при блокированной связи с Землей есть возможность устроить та-акую замечательную провокацию… На себя они, конечно, ронять его не будут, а вот на Европу, где все повернуты на экологии и которая как раз изображает невинную девушку пополам с буридановым ослом, — самое оно.
Даже если это и паранойя — в такой ситуации не грех ей и поддаться.
Так что — принимаем меры.
Станцию рвать мы, конечно, не будем. Надо придумать обратимые меры — такие, которые можно отыграть назад, если все это — всего лишь сок мозга сошедшей с ума от сенсорного голодания бабы…
Для начала сменить пароль. На длинный-длинный. Тот, которым она шифранула письмо к Алке, не годится. А жаль. Ладно, пусть вот так будет — как в анекдоте про админа и его кошку.
Теперь — в реальный мир. Она пролетела по станции. Заглянула в «Союз». Как хорошо, что ложементы съемные. Можно залезть даже туда, куда не надо. Осторожненько залезть. Очень осторожно.
Поковыряться пришлось минут пятнадцать, но время пока было.
Теперь в «Орион». Еще раз подивилась американской предусмотрительности. Все, что нужно, — опечатано и снабжено сигнализацией. Это, кстати, хорошо, даже очень хорошо. Поскольку мы тут ковыряться не будем. А вот ковыряние Кэбота, буде онтожерешит подстраховаться, — услышим. Особенно если…
Хм. А вот это — идея. Это будет даже не два зайца, а целых три. Поломать станцию, конечно, придется — но совсем немного. Жалко каюту, но оно того стоит. И не забыть намекнуть Сергею…
Это здорово, что инструментов на станции много. И хорошо, что среди них есть кусачки.
Винтики нужного размера она повыкручивала отовсюду, откуда могла. Благо, в двух модулях и пристыкованном «Союзе» полно укромных уголков, где отсутствие одного-двух винтов из пары десятков сразу в глаза не бросается.
Настя зажимала один винт за другим между жвалами кусачек (хорошие кусачки, мощные, специально для невесомости, где всем телом навалиться на рукоятки не получится), совала всю конструкцию в полиэтиленовый пакет и скусывала шляпку почти под самый корешок. Пакет — это чтобы скушенная шляпка и оставшийся шпенек не улетали, куда не надо. И так двадцать с лишним раз.
Скушенные головки ссыпала в карман, шпеньки завернула в тот самый пакет и запихала подальше. Теперь в многострадальную каюту.
Еще через полчаса, морщась от вони, она вышла на связь.
19:50мск
Луна, Океан Бурь
База «Аристарх»
— Lunar base, here's Orbital base! Vega One calls Monblan One.
— Orbital base, here's Lunar base. Монблан-один на связи. Привет, Настя. — Сейчас, конечно, не лунная ночь, когда у экипажа масса свободного времени и каждый сеанс, даже чисто формальный чек в стиле «ребята, а вы там вообще живы?», — просто подарок. Но поговорить всегда приятно.
— Привет, Сергей. У меня отвалился линк на Королев, работаю через Хьюстон. Ориентировочное время восстановления — тринадцать двадцать. Имей в виду Их военные любезно предлагают обходной канал через Милстар.
— Хм. Не ждал такого именно от их вояк и именно сейчас. Видимо, крышу сорвало еще не у всех. Что не может не радовать. Хотя особой необходимости в канале не вижу — выходов в течение следующих суток не планируем. Впрочем, можешь передать им нашу признательность.
Жаль. Как раз сегодня они оба намеревались опять поболтать с семьями. Впрочем, у Пьетро проблем не будет, а вот ему общаться с Аленкой через штатовских вояк не хотелось. Особенно после этих выкрутасов с роликами.
— Признательностью не отделаешься. Возможно, они потребуют от тебя флягу с армянским, которую обычно прячут под пультом лунника. Надеюсь, ты ее не зажмешь.
— Х-хе. «Пусть придут и возьмут». — Хренассе за-явочки. Фактически на святое покусились. Да и осталось того коньяка граммов сто пятьдесят, не больше. — Не знаю, с чего это их пробило на конину, но если они плюхнутся рядом — угостим.
— «Придут и возьмут» — это актуально. Только роль заботливой хозяйки предстоит играть мне. Стыковка «Альтаира» со станцией — ноль восемь ноль пять стандартного, через четырнадцать часов. Надеюсь, ты предоставляешь мне соответствующие полномочия по встрече?
— Понял, стыковка ноль восемь ноль пять. Летчик-космонавт Шибанова! Как командир экспедиции, приказываю вам организовать теплый прием гостей. На время встречи вам присваивается звание младшего интенданта космических войск с последующей отсидкой по результатам ревизии. В средствах не стесняйтесь… — Что это с Настасьей? Приступ повышенной игривости? Соскучилась там по свежим лицам, что ли? В принципе для таких вот вещей — стыковок, смен экипажа — к меню прилагались разные вкусняшки. Но это было как бы само собой разумеющимся. В общем, кто их поймет, этих женщин. Захотелось подурачиться — подурачилась. Хотя, надо сказать, веселье какое-то не такое. Словно вторым, а то и третьим слоем идет мандраж. Как перед первым боевым вылетом или перед первым полетом у него самого…
— Это именно то, что я хотела услышать, Сергей. Очень мило с твоей стороны. Бобби передает тебе привет. Он пока еще не сдался, но я постараюсь его убедить.
— Это вопрос времени, Настя, всего лишь вопрос времени. Идиотские ходы наказуемы.
— Я постараюсь довести это до его сведения. С моей точки зрения — ты приставил к его голове пистолет. Пистолет, говорю. Не забудь про коньяк. Конец связи.
— Конец связи, — дался ей этот коньяк…


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Ручной привод
Панов Вадим
Ручной привод


Браун Дэн - Цифровая крепость
Браун Дэн
Цифровая крепость


Никитин Юрий - Имортист
Никитин Юрий
Имортист


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека