Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
В особняке на Калорама-Хайтс Кэтрин Соломон рассматривала собранную с фетишистской скрупулезностью коллекцию фотографий и старых газетных вырезок, которую обнаружили в ящике письменного стола.
– Ничего не понимаю, – произнесла она, оборачиваясь к Беллами. – Маньяк явно зациклился на моих родных, но…
– Посмотрите те, что поглубже, – подсказал Беллами, усаживаясь. Видно было, что он еще не пришел в себя от потрясения.
Кэтрин продолжила перебирать вырезки, все до единой так или иначе связанные с семьей Соломонов: многочисленные успехи Питера, исследования Кэтрин, жуткое убийство их матери Изабель, пагубное пристрастие Закари к наркотикам, арест и трагическая кончина юноши в турецкой тюрьме.
Интерес собирателя к семье Соломонов переходил все допустимые границы фанатизма, однако Кэтрин по-прежнему не понимала, в чем причина.
И тут она заметила другие фотографии. Первый снимок запечатлел Закари, стоящего по колено в лазурных морских водах, а вдали, за полосой пляжа, виднелись белые домики.
«Греция?»
Наверняка фото сделано во времена наркотического праздношатания Зака по Европе. Впрочем, облик юноши на снимке не очень вязался с бледным задохликом, которого папарацци обычно отлавливали в компании таких же одурманенных юнцов, вываливающихся из клуба. На снимке он выглядел здоровее, мускулистее, даже взрослее. Таким цветущим Кэтрин Закари ни разу не видела.
Теряясь в догадках, она взглянула на дату снимка.
«Но это же… невозможно!»
Снято почти через год после того, как Закари погиб.
Кэтрин лихорадочно просмотрела всю пачку. Везде был Закари Соломон… постепенно взрослеющий. Коллекция оказалась автобиографией в картинках, наглядно иллюстрирующих плавное преображение. И вдруг в изменениях произошел резкий и внезапный скачок. Кэтрин с ужасом смотрела, как раздается и обрастает бугрящимися мышцами юношеское тело, как лицо Закари искажается от обильного поглощения стероидов. Он стал в два раза крупнее, а в глазах поселилась свирепая злость.
«Он сделался совсем чужим!»
От племянника Кэтрин, каким она его помнила, не осталось и следа.
Добравшись до снимка, где молодой человек обрил себе голову, она почувствовала, как слабеют колени. И тут же увидела следующий – на теле появились первые узоры татуировок.
У Кэтрин чуть не остановилось сердце. «Господи…»
Глава 120
– Направо! – крикнул Лэнгдон с заднего сиденья реквизированного «лексуса».
Симкинс крутым поворотом руля бросил внедорожник за угол на Эс-стрит и помчал по тенистому жилому кварталу. На подъезде к пересечению с Шестнадцатой улицей справа, будто горный пик, вырос Масонский храм.
Симкинс во все глаза смотрел на внушительное сооружение. Храм напоминал пирамиду, установленную поверх римского Пантеона. Агент уже собирался свернуть направо, на Шестнадцатую, и подъехать к фасаду здания, но его остановил возглас Лэнгдона:
– Не надо, не сворачивайте! Поезжайте прямо, по Эс-стрит.
Симкинс послушно проехал вдоль восточного фасада здания.
– Теперь на Пятнадцатой сверните направо.
Агент повернул руль, следуя инструкции своего штурмана, и спустя мгновение Лэнгдон указал ему на неприметную грунтовую подъездную дорожку, рассекающую на две части парк за Масонским храмом. Симкинс въехал на нее и погнал «лексус» к заднему входу в здание.
– Смотрите! – Лэнгдон рассмотрел припаркованный у входа одинокий автомобиль. Микроавтобус. – Они там.
Симкинс затормозил по соседству с микроавтобусом и заглушил мотор внедорожника. Все бесшумно выбрались и приготовились пробираться внутрь. Агент поднял голову, разглядывая монолитное сооружение.
– Говорите, Храмовый зал на самом верху?
Лэнгдон кивнул, указывая на сужающуюся ступенчатую крышу.
– Там, в верхнем ярусе, световое окно.
Симкинс резко обернулся.
– В потолке Храмового зала есть окно?!
Профессор удивленно посмотрел на агента.
– Конечно. Око в небеса, прямо над алтарем.
Вертолет «UH-60» застыл в бездействии на газоне Дюпон-серкл.
Сато в пассажирском кресле нервно обкусывала ногти, ожидая новостей от агентов.
Наконец из передатчика сквозь треск помех донесся голос Симкинса.
– Директор?
– Сато слушает, – рявкнула она.
– Мы входим в здание, но у меня для вас допсведения.
– Докладывайте.
– Мистер Лэнгдон сообщил, что в потолке зала, где предположительно находится объект, имеется большое световое окно.
Несколько секунд Сато раздумывала над услышанным.
– Ясно. Спасибо.
Симкинс отключился.
Выплюнув огрызок ногтя, Сато скомандовала пилоту:
– Взлетаем!
Глава 121
Как любой отец, потерявший родное дитя, Питер Соломон пытался иногда представить, каким бы его сын был сейчас, что делал бы, чем увлекался.
Теперь он знал.
Татуированный исполин, стоявший перед ним, пришел в мир крошечным трогательным комочком… Малыш Зак, сучащий ножками в плетеной колыбельке… делающий первые неуверенные шаги в кабинете Питера… выговаривающий первые слова. Как может зло прорасти в невинном младенце из любящей семьи? Один из вечных парадоксов человеческой души… Питеру довольно рано пришлось смириться с тем, что хотя в жилах сына течет кровь Соломонов, сердце, гонящее эту кровь по этим жилам, совсем из другого теста. Уникальное, неповторимое, будто выбранное наугад из всего многообразия вселенной.
«Мой сын… убил мою мать, моего друга Роберта Лэнгдона, а возможно, и мою сестру тоже».
Сердце Питера будто сжала ледяная рука. Он пытался отыскать в глазах татуированного хоть что-то знакомое… родное. Однако сходство ограничивалось лишь серым цветом. На Питера смотрели абсолютно чужие глаза, в которых пылала только ненависть и нечеловеческая жажда мести.
– У тебя хватит сил? – с саркастической усмешкой спросил Закари, глядя на жертвенный нож в руке Питера. – Завершить то, что ты начал много лет назад?
– Сынок… – Собственный голос показался Питеру незнакомым. – Я… я любил тебя.
– Ты дважды пытался меня убить. Ты бросил меня в тюрьме. Ты выстрелил в меня на мосту Зака. Так доведи дело до конца!
На мгновение Питеру показалось, будто он отделился от тела и парит рядом, не узнавая себя со стороны. Культя вместо руки, безволосое тело, черная накидка, кресло-каталка, судорожно сжатый в кулаке древний нож…
– Заверши начатое! – снова крикнул чужак, и по татуировке на груди прошла рябь. – Только убив меня ты спасешь Кэтрин… и братьев-масонов!
Соломон невольно обратил взгляд к ноутбуку на стуле.Доставка почты. Выполнено: 92%
Перед глазами встал образ Кэтрин, истекающей кровью… Братья-масоны…
– Время еще есть, – прошептал татуированный. – Ты же понимаешь, что другого пути не будет. Освободи меня от земных оков.
– Прошу тебя! – взмолился Соломон. – Не надо…
– Ты сам виноват! – прошипел чужак. – Ты поставил своего сына перед немыслимым выбором. Помнишь тот день? Богатство или мудрость! В тот день ты оттолкнул меня навсегда. Но я вернулся, отец, поэтому сегодня твоя очередь выбирать. Закари или Кэтрин? Кого предпочтешь? Сможешь убить сына, чтобы спасти сестру? Убить сына, чтобы спасти братьев? Спасти страну? Или предпочтешь тянуть время, пока не станет слишком поздно? Пока не погибнет Кэтрин… пока ролик не выйдет в эфир… чтобы доживать остатокжизни, сознавая, что ты мог все это предотвратить. Время на исходе. Ты знаешь, что делать.
У Соломона разрывалось сердце. «Это не Закари, – внушал он себе. – Зак умер много-много лет назад. Кто бы ты ни был, откуда бы ты ни взялся – ты не мой». И хотя Питер Соломон не верил самому себе, он понимал: придется выбирать.
Время вышло.
«Найти парадную лестницу!»
Роберт Лэнгдон стремглав мчался по темным коридорам, отыскивая путь к центру здания. За ним по пятам следовал Тернер Симкинс. Как и рассчитывал профессор, вскоре они выскочили в главный атриум.
Большой зал с восемью массивными дорическими колоннами из зеленого гранита напоминал греко-римско-египетскую усыпальницу: черные мраморные статуи, подвесные светильники-полусферы, тевтонские кресты, медальоны с двуглавым фениксом, светильники с головой Гермеса.
Сориентировавшись, Лэнгдон кинулся к широкой мраморной лестнице в дальнем конце атриума.
– Она ведет прямо в Храмовый зал, – шепнул он агенту, и оба как можно тише и быстрее начали подниматься.
С первой площадки на Лэнгдона смотрел бронзовый бюст масонского корифея Альберта Пайка в сопровождении самой знаменитой цитаты гения: «Совершённое для самих себя умирает вместе с нами; совершённое на благо других и всего мира обретает бессмертие».
Малах почувствовал, как накаляется атмосфера в Храмовом зале, – словно все отчаяние и боль Питера Соломона, вскипая, сосредоточиваются на нем, на Малахе.
«Да… Время пришло».


Питер Соломон, встав с кресла-каталки, застыл перед алтарем, сжимая в руке нож.
– Спаси Кэтрин! – Своими увещеваниями Малах словно подманивал Питера ближе, а затем, откинувшись, лег на покрывающий алтарь белый саван. – Исполни свой долг.
Питер, будто в кошмарном сне, шагнул вперед.
Малах улегся на спину и сквозь световое окно устремил взор вверх, на ледяную луну.
«Секрет в том, как умереть. – Идеальный момент, лучшего и пожелать нельзя. – Неся на челе печать древнего Утраченного слова, я приношу себя в дар, принимая смерть от левой руки своего отца».
Малах глубоко вздохнул.
«Примите меня в свой сонм, демоны, вот мое тело, я отдаю его вам».
Питер Соломон смотрел сверху вниз на Малаха, и его била дрожь. Полные слез глаза светились безнадежностью, нерешительностью и невыносимым страданием. Питер бросилпоследний взгляд на стоявший поодаль ноутбук.
– Решайся, – прошептал Малах. – Освободи меня от плоти. Так угодно Господу. Ты и сам этого хочешь! – Сложив руки по швам, он выпятил грудь, выставляя вперед своеговеликолепного двуглавого феникса.
«Помоги мне сбросить земной покров, что сковывает душу».
Питер смотрел на Малаха сквозь пелену слез.
– Я убил твою мать! – шепнул Малах. – Я убил Роберта Лэнгдона! Из-за меня вот-вот погибнет твоя сестра. Я уничтожу все масонское братство. Исполни же свой долг!
Лицо Питера Соломона исказила гримаса боли и жалости. Откинув голову, он с диким воплем занес над Малахом нож.
Запыхавшийся Роберт Лэнгдон и агент Симкинс остановились перед дверьми Храмового зала, и тут изнутри вырвался душераздирающий вопль. Лэнгдон моментально узнал голос Питера.
Невыносимая боль слышалась в этом крике.
«Опоздали…»
Забыв про Симкинса, Лэнгдон распахнул створки дверей. Открывшаяся перед ним жуткая сцена подтвердила его худшие опасения. У алтаря в центре полуосвещенного зала вырисовывался силуэт бритоголового человека, закутанного в черную накидку. В воздетой руке он сжимал огромный нож.
Не успел Лэнгдон опомниться и сделать хотя бы шаг, как человек с размаху вонзил клинок в распростертое на алтаре тело.
Малах лежал с закрытыми глазами.
«Как прекрасно. Какое совершенство».
Древний нож для акеды блеснул в лунном луче, вздымаясь над алтарем. Струйки благовонного дыма поднимались ввысь, очищая путь для души, которая вскоре вырвется на свободу. Одинокий крик отчаяния и муки, исторгнутый убийцей, еще звенел в священных стенах, когда нож с размаху опустился вниз.
«Я омыт кровью человеческой жертвы и отцовскими слезами».
Малах приготовился вкусить чувство невиданного величия и могущества.
Час преображения пробил.
Как ни странно, боли он не почувствовал.
Все тело наполнилось странным гулом, оглушительным, басовитым рокотом. Комната задрожала, и сверху хлынул ослепительный белый свет. Небеса разверзлись.
Малах понял: свершилось.
В точности как он предполагал.
Не помня себя, Лэнгдон рванулся к алтарю, как раз когда над крышей Храма завис вертолет. Он не помнил и того, как с разбега прыгнул на человека в черной накидке, думая лишь об одном: скрутить его, не дать ему снова занести и вонзить нож.
Они сцепились, и тут сквозь окно в крыше обрушился поток слепящего света, заливая алтарь. К изумлению Лэнгдона, ожидавшего увидеть на алтаре окровавленное тело Питера Соломона, в лучах блеснула обнаженная грудь, покрытая сплошным ковром татуировок, а крови не было вообще. Рядом лежал нож, клинок которого, очевидно, сломался о гранитный алтарь, не коснувшись тела.
Увлекая за собой человека в черной накидке, профессор повалился на каменный пол. Только тут он заметил у противника забинтованную культю и осознал, что борется с Питером Соломоном.
Они скользили по гладкому мраморному полу. Сквозь световое окно бил луч прожектора. Вертолет завис над самой крышей, почти касаясь огромного стеклянного квадрата полозьями.
В его передней части вращалось, целясь сквозь стекло вниз, в зал, орудие необычной формы. Красный луч лазерного прицела, пронзив стекло, заплясал по полу, подбираясь к Лэнгдону с Соломоном.
«Нет!»
Однако выстрела не последовало. Только рев вертолетного винта.
Лэнгдон не чувствовал ничего, кроме странной электризованной волны, прокатившейся по телу. За его спиной, на стуле, обтянутом свиной кожей, разразился непонятным шипением ноутбук. Профессор повернул голову и увидел, как резко погас экран. Однако последнее сообщение он все же успел разглядеть – оно оказалось неутешительным.Доставка почты. Выполнено: 100%
«Вверх! Ну же! Вверх, немедленно!»
Пилот «UH-60» хватанул ручку управления, пытаясь не задеть полозьями стеклянное окно, которое и так дрожало от обрушивающейся на него подъемной силы в шесть тысяч фунтов. К несчастью, покатые стены пирамиды рассеивали нисходящий поток воздуха, уменьшая силу тяги.
«Вверх! Давай же!»
Пилот задрал нос вертолета в надежде плавно соскользнуть – и случайно задел левым полозом центр стекла. Всего на миг, но этого оказалось достаточно.
Огромное окно в крыше треснуло, взметнулся вихрь осколков, и стекло обрушилось внутрь каскадом зазубренных блестящих кинжалов.
«Звездопад».
Малах поднял глаза к источнику чудесного сияния и увидел льющийся сверху бриллиантовый дождь, капли которого стремительно неслись, чтобы поскорее окутать тело наалтаре своим мерцающим великолепием.
И вдруг он почувствовал жгучую боль.
Везде.
Клыки, серпы, раскаленные пики. В беззащитную плоть вонзались острые как бритва кинжалы. Хлестало по груди, по шее, по бедрам, по лицу. Все его тело сжалось. Из наполнившегося кровью рта вырвался крик боли, вырвавшей Малаха из транса. Белый небесный свет исчез, его заслонил появившийся откуда-то черный вертолет, который с бешенымревом гнал в Храмовый зал ледяной ветер, пробравший Малаха до костей и разметавший по углам остатки благовонного дыма.
Повернув голову, Малах увидел рядом с собой сломанный нож для акеды. Артефакт не выдержал удара об алтарь, который теперь сплошным ковром покрывали осколки стекла.«После всего, что я ему причинил… Питер Соломон отверг этот нож. Не захотел пролить мою кровь».
С растущим ужасом Малах приподнял голову и посмотрел на себя. Его тело, его драгоценный дар… растерзано, залито кровью. Отовсюду торчали огромные острые стекла.
Слабея, Малах опустил голову на гранит алтаря. Взгляд безумца устремился вверх, к небу, через дыру в крыше. Вертолет уже исчез, и в вышине сияла молчаливая, холодная,как лед, луна.
Малах лежал с широко раскрытыми глазами и, задыхаясь, хватал ртом воздух… Один на огромном алтаре.
Глава 122
«Секрет в том, как умереть».
Малах понимал, что все пропало. Никакого сияния и блеска. Никакого радушного приема. Только темнота и мучительная боль. Даже в глазах. Он ничего не видел, но различал какое-то движение вокруг. Голоса… человеческие голоса… среди них почему-то голос Роберта Лэнгдона.
«Как такое может быть?»
– Она жива, – повторял Лэнгдон. – Кэтрин жива, Питер. Твоя сестра не погибла.
«Нет, – мысленно возразил Малах. – Кэтрин умерла. Должна была умереть».
В глазах стояла темнота, он даже не знал, открыты они или закрыты, но по звуку понял, что вертолет удаляется. В Храмовом зале воцарилось неожиданное спокойствие. Малах чувствовал, как постепенно нарушается плавность земных ритмов – будто мерный шелест волн делается рваным в преддверии надвигающейся бури.
«Chao ab ordo».
Тишину разорвали незнакомые голоса: люди что-то горячо обсуждали с Лэнгдоном насчет ноутбука и видеоролика.
«Опоздали. – Это Малах знал твердо. – Дело сделано».
Сейчас ролик распространяется по Сети со скоростью лесного пожара, встряхивая весь мир до последнего уголка и подрубая масонское братство под корень.
«Уничтожить тех, кто более всего способен нести истину».
Хаос всегда рос и креп за счет людского невежества. Тьма, ожидавшая Малаха, прирастала отсутствием Света на земле.
«За мои великие дела мне причитаются королевские почести».
Он почувствовал чье-то бесшумное приближение. Он узнал, кто это, по запаху священных масел, которыми умастил обритое тело своего отца.
– Не уверен, слышишь ли ты меня, – прошептал ему на ухо Питер Соломон. – Но кое в чем я должен тебе признаться. – Он коснулся сокровенного круга на темени Малаха. – Этот рисунок… – Запнувшись, Соломон все-таки договорил: – Это не Утраченное слово.
«Это оно, – мысленно возразил Малах. – Ты сам меня в этом убедил, не оставив ни малейшего сомнения».
Согласно легенде, Утраченное слово воспроизводилось на таком древнем и загадочном языке, что человечество практически предало его забвению. Не было на земле языка старше и древнее, чем этот. Так объяснял Питер.
«Язык символов».
Превыше всех в его словарной системе стоял один особый символ. Самый древний и универсальный, он объединял все традиции и учения в одном-единственном знаке, представляющем и свет египетского бога солнца, и торжество алхимического золота, и мудрость философского камня, и чистоту розенкрейцеровой розы, и миг Творения, и всеобщность, и главенство астрологического светила, и даже вездесущее всевидящее око, парящее над усеченной пирамидой.
«Циркумпункт. Символ Всевышнего. Начало всех начал».


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [ 44 ] 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белов Вольф - Император полночного берега
Белов Вольф
Император полночного берега


Никитин Юрий - Творцы миров
Никитин Юрий
Творцы миров


Соломатина Татьяна - Акушер-ха!
Соломатина Татьяна
Акушер-ха!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека