Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
– Нола, это Рик Пэриш из системной безопасности.
У Нолы поникли плечи.
«Не Сато».
– Здравствуйте, Рик. Чем могу помочь?
– Хотел предупредить. У нас тут кое-какая информация образовалась, как раз по вашей последней теме.
Нола резко опустила чашку на стол.
«Ему-то откуда известно, над чем я работаю?!»
– Что, простите?
– Ну, мы же проводим сейчас бета-тест программы СИ, – пояснил Пэриш. – Она и мониторит ваш компьютер.
Нола вспомнила, что агентство установило у себя новую программу системной интеграции, которая рассылала уведомления в режиме реального времени в разные отделы, обрабатывающие потенциально связанные между собой данные. В эпоху террористической угрозы, когда все решают секунды, для предотвращения опасности зачастую достаточно вовремя получить уведомление, что в соседнем кабинете анализируют как раз ту информацию, что нужна тебе. Хотя, на взгляд Нолы, от программы было больше помех, чемпользы, поэтому она прозвала системную интеграцию – СИ – «совместной идиотизацией».
– Точно, забыла совсем, – ответила Нола. – Что у вас там? – Она прекрасно знала, что в здании ЦРУ ни один человек, кроме нее, не осведомлен насчет «кризиса» и уж тем более не может работать параллельно с ней. Единственное, что Нола сегодня делала на компьютере, – это проводила по требованию Сато исследование истории эзотерических масонских учений. Однако пришлось подыгрывать коллеге.
– Может, это и пустяки, – продолжал Пэриш, – но мы сегодня отловили хакера, а программа сигналит, что надо поделиться с вами.
«Хакера?» Нола отпила кофе.
– Слушаю.
– Около часа назад мы тормознули хакера по фамилии Зубианис, который пытался вскрыть файл на одной из внутренних баз данных. Парень утверждает, что выполнял работу по заказу и понятия не имеет, почему кому-то потребовался именно этот файл. Разумеется, ему неизвестно, что документ находится на сервере ЦРУ.
– Ясно.
– Мы с ним закончили, тут все чисто. Но вот что странно: этот же файл был сегодня запрошен внутренним поисковиком. Такое впечатление, будто кто-то прицепом пролез в нашу систему, задал поиск по неким ключевым словам и получил «выжимку» из документа. Так вот, самое странное – в ключевых словах. Особенно в одном, которому программа СИ выдала статус первостепенной важности. Это слово, кроме как у вас и у меня, нигде не встречается. – Он помолчал. – Слово «симболон» вам знакомо?
Нола подскочила в кресле, пролив кофе на стол.
– Другие слова там тоже весьма специфические, – добавил Пэриш. – «Пирамида», «портал»…
– Немедленно ко мне, – велела Нола, вытирая столешницу. – И несите все, что нашли.
– По-вашему, эти слова…
– Сейчас же!
Глава 89
Богословский колледж – изящное здание, похожее на замок, – располагался в непосредственной близости от Национального собора. Изначально задуманный первым епископом Вашингтона как пасторский колледж, он был создан для дальнейшей подготовки священнослужителей после рукоположения. Теперь же колледж предлагает слушателям разнообразное множество курсов по теологии, вселенской справедливости, целительству и духовности.
Промчавшись по лужайке, Лэнгдон и Кэтрин открыли дверь колледжа полученным от Галлоуэя ключом и прошмыгнули внутрь, как раз когда вертолет снова завис над собороми мощный прожектор превратил ночь в день. Пытаясь отдышаться, беглецы застыли в вестибюле и огляделись. Через окна проникало достаточно света, и Лэнгдон не стал включать лампы, боясь выдать их с Кэтрин убежище. Они двинулись по центральному коридору, мимо конференц-залов, аудиторий и рекреаций. Интерьер напомнил Лэнгдону неоготические корпуса Йельского университета – снаружи дух захватывает, а внутри все на удивление функционально и практично, на смену старинному убранству пришли современные материалы, способные выдержать плотный людской поток.
– Туда! – Кэтрин указала в дальний конец коридора.
Она еще не поделилась с Лэнгдоном своим озарением насчет пирамиды, на которое ее натолкнуло имя Исаака Ньютона. Успела только обронить на бегу, что загадка решается с помощью самого обычного закона физики. Наверняка здесь, в колледже, найдется все, что ей для этого нужно. Лэнгдон пока понятия не имел, что ей понадобится и как она собирается преобразовать кусок цельного гранита или золота, однако после произошедшего у них на глазах превращения куба в крест надежды у него прибавилось.
В конце коридора Кэтрин остановилась и нахмурила брови, не находя того, что искала.
– Ты говорил, тут есть жилые помещения?
– Да, для участников конференций.
– Значит, где-то должна быть и кухня?
– Ты проголодалась?
Кэтрин ответила суровым взглядом.
– Нет, мне нужна лаборатория.
«Разумеется. – Тут Лэнгдон заметил уходящую вниз лестницу, обозначенную многообещающим указателем. – Самая любимая в Америке пиктограмма». [Картинка: i_016.png]
Внизу обнаружилась типичная столовская кухня – много хрома, гигантские миски, кастрюли – явно для готовки на большое количество людей. Ни одного окна. Прикрыв за собой дверь, Кэтрин включила свет. Тут же загудела автоматическая вытяжка.
Кэтрин принялась обшаривать шкафы в поисках нужных принадлежностей.
– Роберт, выгрузи пирамиду на стол, – велела она.
Чувствуя себя как начинающий поваренок в присутствии знаменитого шеф-повара вроде Даниеля Булю, Лэнгдон послушно вытащил пирамиду и водрузил сверху золотое навершие. Кэтрин в это время наполняла огромную кастрюлю горячей водой из крана.
– Поставь на плиту, пожалуйста.
Лэнгдон, стараясь не расплескать, взгромоздил кастрюлю на конфорку. Кэтрин открыла газ и зажгла пламя.
– Омаров будем варить? – с надеждой полюбопытствовал Лэнгдон.
– Очень смешно. Нет, варить не будем, будем творить – алхимию. И кастрюля, к твоему сведению, не для омаров, а для пасты. – Кэтрин показала на вставку-дуршлаг, которую она заранее вынула из кастрюли и оставила на столе рядом с пирамидой.
«Кто бы мог подумать».
– Значит, для расшифровки пирамиды надо сварить макароны?
Кэтрин пропустила саркастический вопрос мимо ушей, решив, что пора отбросить шутки в сторону.
– Ты наверняка в курсе, что масоны не случайно выбрали высшим градусом именно тридцать третий, – это связано как с историей, так и с символикой.
– Разумеется, – подтвердил Лэнгдон. Во времена Пифагора, за шесть столетий до Рождества Христова, в нумерологии число тридцать три почиталось как высшее из совершенных. Оно было священным, означающим божественную истину. Переняли это отношение и масоны – впрочем, не только они. Не случайно в христианской традиции принято считать, что Иисус был распят в возрасте тридцати трех лет, хотя никакими историческими источниками это не подтверждено. Не случайно Иосифу, согласно преданию, было тридцать три, когда он женился на Марии; Иисус сотворил именно тридцать три чуда, имя Господа упоминается в Книге Бытия ровно тридцать три раза, а в исламе небожители навсегда оставались тридцатитрехлетними.
– Число тридцать три почитается как священное во многих мистических традициях, – подытожила Кэтрин.
– Точно, – согласился Лэнгдон, по-прежнему недоумевая, при чем тут кастрюля для варки пасты.
– Значит, ничего удивительного, что алхимик, розенкрейцер и мистик Исаак Ньютон тоже придавал большое значение числу тридцать три.
– Еще бы. Ньютон с головой окунулся в нумерологию, пророчества и астрологию, но как…
– «Все явит тридцать третий градус».
Роберт Лэнгдон вытащил из кармана перстень Питера и перечел надпись. Потом посмотрел на кастрюлю с водой.
– Прости, все равно не понимаю.
– Роберт, сначала мы решили, что под тридцать третьим градусо м имеется в виду масонская степень, а потом догадались повернуть на тридцать три градуса перстень и превратили куб в крест. Тогда мы поняли, что слово «градус» здесь используется в другом смысле.
– Ну да, в геометрическом.
– Правильно. Но у «градуса» есть и другие значения.
Лэнгдон снова посмотрел на подогреваемую кастрюлю.
– Температура.
– Именно! – похвалила Кэтрин. – Разгадка пряталась на самом виду.
«Все явит тридцать третий градус».
Если нагреть пирамиду до тридцати трех градусов… что-нибудь наверняка откроется.
Лэнгдон не сомневался в исключительной остроте ума Кэтрин Соломон – однако кое-что она явно упустила из виду.
– Тридцать три градуса по Фаренгейту – это ведь почти минусовая температура. Может, следует положить пирамиду в морозилку?
Кэтрин улыбнулась:
– Ни в коем случае. Мы ведь готовим по рецепту великого алхимика и розенкрейцера, который подписывался псевдонимом Jeova Sanctus Unus.
«Исаак Ньютон еще и рецепты сочинял?»
– Роберт, температура – это основной алхимический фактор, и ее не всегда измеряли по шкале Фаренгейта или Цельсия. Есть и более древние шкалы, причем создателем одной из них как раз является Исаак…
– Шкала Ньютона! – воскликнул Лэнгдон, соображая, что Кэтрин явно права.
– Именно. Он строил свою шкалу исключительно на естественных явлениях. За точку отсчета была принята температура таяния льда, названная нулевым градусом. – Кэтрин выдержала паузу. – Думаю, ты без труда догадаешься, каким градусом он обозначил температуру кипения воды – учитывая что кипение считалось венцом всех алхимических процессов.
– Тридцать третьим.
– Точно! Тридцать три градуса. Температура кипения воды по шкале Ньютона. Помнится, я как-то спросила брата, почему Ньютон выбрал именно это число. Ведь на первый взгляд оно ни к чему не привязано. Почему не сто? Или еще что-нибудь поизящнее? И Питер объяснил, что для мистика Ньютона не существовало числа стройнее и элегантнее.
«Все явит тридцать третий градус».
Лэнгдон посмотрел на кастрюлю, затем на пирамиду.


– Кэтрин, пирамида сделана из цельного гранита и золота. Ты всерьез считаешь, что ее можно преобразовать обычным кипятком?
Кэтрин улыбнулась, словно знала что-то еще, о чем Лэнгдон пока не догадывался. Уверенным шагом двинувшись к столу, она взяла пирамиду вместе с золотым навершием и поместила в дуршлаг. А потом осторожно погрузила в кипящую воду.
– Вот сейчас и выясним.
Из зависшего высоко над собором вертолета пилот, переключив управление на автоматику, наблюдал за зданием и окрестностями. «Нигде никого». Тепловизоры не позволяли рассмотреть, что творится за каменными стенами, поэтому о действиях команды в данный момент пилот представления не имел. Впрочем, если кто-нибудь попытается проникнуть наружу, тепловизоры покажут.
Тепловой датчик сработал ровно через минуту: прибор, устроенный по тому же принципу, что и системы охранной сигнализации, среагировал на разницу температур. Как правило, в таких случаях отображалась человеческая фигура, движущаяся через поле холода, однако сейчас на мониторе виднелось какое-то тепловое облако, клочок горячего воздуха, плывущий над лужайкой. Пилот проследил, откуда оно плывет. Вентиляционный выход в стене колледжа.
«Нет, похоже не то». Такие перепады на тепловизорах отражались постоянно. «Готовят или белье стирают». Он уже было отвернулся, но тут заметил некоторую нестыковку. На стоянке у колледжа ни одного автомобиля, в окнах – ни огонька.
Пилот еще раз пристально вгляделся в экран тепловизора, а потом связался по рации с командиром.
– Симкинс, может, ничего такого, но тут у меня…
– Накаляющийся датчик температуры! – Лэнгдон согласился, что решение хитроумное.
– Обычный закон физики, – пояснила Кэтрин. – У разных веществ разная температура накаливания. И в науке это свойство применяется повсеместно. Тепловой маркер.
Лэнгдон взглянул на покрытую водой пирамиду с навершием. Над кастрюлей уже клубился пар, но профессора это не слишком воодушевило. Стоило посмотреть на часы, и сердце тревожно забилось: без четверти двенадцать.
– Думаешь, пирамида засветится от нагревания?
– Не засветится, а накалится, Роберт. Разница большая. Накаливание достигается за счет жара и происходит при определенной температуре. Например, при производстве стальных балок на них перед закалкой напыляют прозрачное вещество, которое накаляется, когда достигнута нужная для закалки стали температура, тем самым сигнализируя, что изделие готово. Или всякие кольца-хамелеоны, «индикаторы настроения». Надеваешь на палец, оно меняет цвет в зависимости от температуры тела.
– Кэтрин, пирамиду сделали в начале девятнадцатого века! Потайные петли в каменной шкатулке – еще куда ни шло, искусный мастер справится. Но невидимое теплозащитное напыление?
– Вполне осуществимо, – возразила она, с надеждой вглядываясь в пирамиду. – Древние алхимики вовсю использовали органический фосфор в качестве теплового маркера. Китайцы делали цветные фейерверки, и даже египтяне… – Кэтрин запнулась на полуслове, впившись взглядом в бурлящую воду.
– Что там? – Лэнгдон посмотрел туда же, но ничего особенного не заметил.
Кэтрин наклонилась ближе, напрягая зрение, потом вдруг развернулась и бросилась к двери.
– Ты куда? – крикнул вслед Лэнгдон.
Остановившись у выключателя, Кэтрин щелкнула рычажком. Одновременно погас свет и перестала гудеть вытяжка. В кухне воцарились темнота и тишина. Сквозь клубящийся над кастрюлей пар Лэнгдон попробовал раличить в глубине золотое навершие, и подлетевшая к плите Кэтрин застала профессора с разинутым от изумления ртом.
В точности как она и предсказывала, навершие светилось под водой. Постепенно проступали буквы, становясь по мере нагревания все ярче и ярче.
– Надпись! – прошептала Кэтрин.
Лэнгдон только кивнул, потеряв дар речи.
Пылающая надпись проявлялась на поверхности навершия, чуть ниже гравировки. Всего три слова, пока плохо различимые. Неужели именно ради них сегодня все и затевалось? «Масонская пирамида – самая настоящая карта, – уверял Галлоуэй. – И она указывает на реально существующее место».
Буквы пылали все ярче, и Кэтрин выключила газ. Вода постепенно перестала бурлить. Теперь под ровной гладью без труда можно было разглядеть навершие пирамиды.
И три четко вырисовывающихся огненных слова.
Глава 90
В полумраке кухни Богословского колледжа Лэнгдон и Кэтрин, застыв над кастрюлей, вглядывались в преображенное навершие пирамиды. На одной из золотых граней горели пылающие буквы.
Лэнгдон прочитал, не веря своим глазам. Даже зная, что по легенде пирамида должна указывать на некое реально существующее место, он никак не предполагал, что указание будет таким конкретным.Восемь Франклин Сквер[7]
– Надо же… Адрес… – прошептал Лэнгдон онемевшими губами.
Кэтрин обомлела от увиденного.
– Ты знаешь, что там находится? Я что-то не в курсе.
Лэнгдон покачал головой. Франклин-сквер находится в старой части Вашингтона – это все, что он мог припомнить. Номер дома ему ничего не говорил. Роберт снова взглянул на кончик навершия и прочел текст сверху вниз.Тайнасокрытавнутри ОрденаВосемь Франклин Сквер
«Есть ли в окрестностях Франклин-сквер какой-нибудь орден? Здание, в недрах которого скрывается уходящая вглубь винтовая лестница?»
Найдется ли что-то по этому адресу или нет, Лэнгдон не знал. Главное, они с Кэтрин расшифровали наконец пирамиду и добыли информацию, необходимую, чтобы выкупить жизнь Питера.
«И как нельзя вовремя».
Светящиеся стрелки на циферблате часов с Микки-Маусом показывали, что в запасе осталось меньше десяти минут.
– Звони! – Кэтрин указала на телефон, приделанный к стене кухни. – Быстрее!
Лэнгдон, внезапно растерявшись, начал вдруг сомневаться.
– Ты уверена?
– Еще как.
– Пока не убедимся, что Питер в безопасности, ничего ему сообщать не стану.
– Разумеется. Номер помнишь?
Кивнув, Лэнгдон направился к телефону. Снял трубку, набрал номер похитителя. Кэтрин пристроилась рядом, голова к голове, чтобы не упустить ни слова. В трубке раздались долгие гудки, и профессор приготовился услышать уже знакомый леденящий душу шепот.
Наконец к телефону подошли.
Молчание. Ни голоса, ничего. Только дышат в трубку.
Лэнгдон немного подождал и заговорил сам:
– Я располагаю необходимой вам информацией, но, чтобы ее получить, вам придется освободить Питера.
– Кто это? – прозвучал женский голос.
Лэнгдон подскочил на месте.
– Роберт Лэнгдон, – представился он машинально. – А вы кто? – На секунду он заподозрил, что ошибся номером.
– Ваша фамилия Лэнгдон? – изумилась собеседница. – Тут вас кое-кто спрашивает.
«Что?!»
– Простите, а с кем я все-таки говорю?
– Офицер Пейдж Монтгомери из службы охраны. – Голос у женщины дрожал. – Может, вы нам подскажете. Примерно час назад моя напарница приняла вызов насчет особняка на Калорама-Хайтс… возможное похищение. Потом она перестала выходить на связь, я вызвала подкрепление и отправилась на объект сама. Напарница обнаружена мертвой на заднем дворе особняка. Владельца дома не было, пришлось взломать дверь. На столе в холле звонил сотовый телефон, и я…
– Так вы в доме? – перебил Лэнгдон.
– Да. И службу охраны вызывали не зря… – Охранница запнулась. – Простите, мне тяжело говорить… Моя напарница убита, а в доме мы нашли мужчину, которого здесь удерживали силой. Он в тяжелом состоянии, ему оказывают первую помощь. Он-то и назвал два имени – Лэнгдон и Кэтрин, спрашивал про них.
– Это мой брат! – выпалила Кэтрин в трубку, оттолкнув лбом голову Лэнгдона. – И это я звонила в Службу спасения! Что с ним?
– Понимаете, мэм, он… – внезапно севшим голосом проговорила женщина. – Очень плох. Ему отрезали правую кисть…
– Пожалуйста! – попросила Кэтрин. – Дайте мне с ним поговорить!
– Им сейчас занимаются. Он без сознания. Если вы где-то рядом, приезжайте. Вы ему нужны.
– Мы тут, в пяти минутах! – воскликнула Кэтрин.
– Тогда приезжайте скорее. – На том конце послышался приглушенный шум, потом снова заговорила женщина: – Простите, меня, кажется, зовут. Поговорим, как приедете.
В трубке раздались короткие гудки.
Глава 91
Кэтрин с Лэнгдоном взбежали по лестнице из подвальной кухни наверх и помчались по полутемному коридору к выходу. Шум вертолета куда-то пропал, и у Лэнгдона появилась надежда, что им удастся выскользнуть незамеченными и пробраться на Калорама-Хайтс, к Питеру.
«Его нашли. Он жив».
Полминуты назад, когда повесила трубку сотрудница службы охраны, Кэтрин поспешно выудила из кипятка пирамиду с навершием, от которых еще шел пар. Не дожидаясь, пока пирамида обсохнет, она сунула мокрый камень Лэнгдону в портфель, и теперь оттуда веяло теплом.
Радостное известие о том, что Питер нашелся, вытеснило все мысли о начертанном пылающими буквами послании – Восемь Франклин Сквер – но с этим они разберутся позже, сперва доехать до Питера.
Заворачивая за угол, Кэтрин вдруг притормозила и показала на рекреацию напротив. Через ее широкое окно просматривался изящный силуэт стоящего на лужайке вертолета. Рядом никого не было, кроме пилота, который, отвернувшись от здания Колледжа, разговаривал по рации. Неподалеку виднелся черный «кадиллак эскалейд» с тонированными стеклами.
Осторожно, стараясь не высовываться, Кэтрин с Лэнгдоном прокрались в рекреацию и посмотрели в окно – проверить, нет ли поблизости других бойцов. К счастью, огромная лужайка у собора оставалась пустой.
– Наверное, они в соборе, – предположил Лэнгдон.
– Не угадали, – басом возразил кто-то у него за спиной.
Лэнгдон и Кэтрин моментально обернулись. Направив на них винтовки с лазерным прицелом, в дверном проеме застыли два человека в черном. Лэнгдон заметил у себя на груди пляшущую алую точку.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Конан-Дойль Артур - Англо-Бурская война (1899-1902)
Конан-Дойль Артур
Англо-Бурская война (1899-1902)


Шилова Юлия - Охота на мужа, или Заговор проказниц
Шилова Юлия
Охота на мужа, или Заговор проказниц


Каргалов Вадим - Вторая ошибка Мамая
Каргалов Вадим
Вторая ошибка Мамая


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека