Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Успешно «заметя следы», как выразилась Кэтрин, беглецы зашагали по мокрой траве. Справа раскинулся садик в средневековом стиле, знаменитый старыми розовыми кустами и «Тенистым павильоном». Кэтрин с Лэнгдоном туда сворачивать не стали, направившись к величественному зданию, о котором и шла речь в телефонном приглашении.
«В приюте моем десять камней с горы Синай, еще один – прямо с небес, и один – в образе темного отца Люка».
– Никогда не бывала здесь ночью… – проговорила Кэтрин, скользя взглядом вверх по ярко подсвеченным башням. – Потрясающее зрелище!
Лэнгдон и сам забыл, как впечатляюще выглядит это архитектурное сооружение, шедевр неоготики, расположенный в северном конце Эмбасси-роу. Последний раз он был здесь много лет назад, когда писал статью для детского журнала, надеясь пробудить в юных американцах интерес к этой поразительной достопримечательности. С тех пор его очерк «Моисей, лунные камни и “Звездные войны”» вошел не в один путеводитель.
«Вашингтонский национальный собор… – думал Лэнгдон, ощущая душевный подъем, как от свидания после долгих лет разлуки. – Где же, как не здесь, спрашивать про единого истинного Бога?»
– Здесь правда есть десять камней с горы Синай? – полюбопытствовала Кэтрин, глядя на колокольни-близнецы.
Лэнгдон кивнул.
– Перед главным алтарем. Символизируют Десять заповедей, полученных Моисеем на горе Синай.
– А лунный камень?
«Прямо с небес».
– Да. Один из витражей называется Космическим и в его мозаику инкрустирован фрагмент лунного камня.
– Ну ладно. Но насчет последнего ты ведь пошутил? – Прекрасные глаза Кэтрин вспыхнули недоверием. – Статуя… Дарта Вейдера?
Лэнгдон усмехнулся:
– Темный отец Люка Скайуокера? А как же! Самое популярное из всех украшений Национального собора. – Он махнул рукой в сторону западных башен. – Ночью трудновато разглядеть, но он там.
– Да как мог Дарт Вейдер оказаться в Вашингтонском национальном соборе?!
– Детский конкурс – нужно было вырезать горгулью, изображающую лик зла. Дарт победил…
Они подошли к парадной лестнице перед главным порталом, скрывавшимся в глубине восьмидесятифутовой арки под круглым окном-розеткой необыкновенной красоты. Лэнгдон вернулся мыслями к таинственному телефонному собеседнику.
«Пожалуйста, никаких имен… Скажите, удалось сберечь вверенную вам карту?»
У Лэнгдона уже начала ныть рука под тяжестью каменной пирамиды в портфеле, хотелось избавиться от груза.
«Приют и ответы».
Вот и последние ступеньки. Лэнгдон и Кэтрин замерли перед внушительными деревянными дверьми.
– Что, просто постучим?
Лэнгдон задался тем же вопросом, но тут одна из створок со скрипом отворилась.
– Кто там? – прозвучал слабый надтреснутый голос. В проеме показалось высохшее морщинистое лицо. Старик в облачении священнослужителя смотрел перед собой невидящим взглядом – на обоих глазах белели непроницаемые катаракты.
– Это я, Роберт Лэнгдон. Мы с Кэтрин Соломон ищем убежище.
У слепого старца вырвался вздох облегчения:
– Слава богу! Я давно вас жду.
Глава 80
Перед Уорреном Беллами забрезжил луч надежды.
У Сато зазвонил телефон, и она разбушевалась не на шутку, крича в трубку на своего оперативника:
– Так отыщите их, и поскорее! Времени все меньше!
Потом, нажав «отбой», директор Службы безопасности какое-то время расхаживала перед Беллами, будто решая, что делать дальше. Наконец Сато замерла напротив скамейки и развернулась к Архитектору Капитолия.
– Мистер Беллами, спрашиваю первый и последний раз. – Она пробуравила его взглядом. – Вам известно, куда мог направиться Роберт Лэнгдон? Да или нет?
Само собой да. Но Беллами помотал головой:
– Нет.
Сато продолжала сверлить его взглядом.
– К сожалению, уличать людей во вранье – часть моей работы.
Беллами отвел глаза.
– Ничем не могу быть вам полезен, простите.
– Архитектор Беллами, сегодня после семи вечера, когда вы ужинали в загородном ресторане, некто сообщил вам по телефону о похищении Питера Соломона.
Похолодевший Беллами снова поднял глаза на Сато.
«А вы-то как узнали?!»
– Далее он проинформировал вас, что отправил Роберта Лэнгдона в Капитолий – с заданием, которое потребует вашей помощи. А также предупредил, что, если Лэнгдон не справится, вашего друга Питера Соломона ждет гибель. В панике вы принялись вызванивать Питера по всем телефонам, но он не отвечал. Разумеется, вы тут же помчались в Капитолий.
Беллами терялся в догадках, откуда Сато стало известно про этот звонок.
– Убегая из Капитолия, – Сато попыхивала сигаретой, – вы отправили похитителю Соломона текстовое сообщение, в котором доложили, что вместе с Лэнгдоном успешно добыли масонскую пирамиду.
«Откуда она получает сведения? Даже Лэнгдон не знает, что я отправил эсэмэс!»
В тоннеле, ведущем к Библиотеке конгресса, Беллами ненадолго скрылся в щитовой – включить свет. И там, в уединении, пока его никто не видел, поспешно сбросил сообщение похитителю Соломона, сообщая, что в дело вмешалась Сато, однако масонская пирамида уже у них – у него и Лэнгдона, – и они согласны на все требования. Это, разумеется, была ложь, но Беллами надеялся выиграть время – и для Питера Соломона, и для того, чтобы перепрятать пирамиду.
– Как вы узнали про сообщение? – требовательно спросил Беллами.
– Это было нетрудно… – Сато швырнула на скамейку сотовый Архитектора.
Теперь он вспомнил, что телефон у него отобрали вместе с ключами при задержании.
– Что касается остальных сведений, – продолжила Сато, – «Патриотический акт» дает мне право прослушивать телефон любого, кто, по моему мнению, представляет серьезную угрозу национальной безопасности. В данном случае это Питер Соломон, поэтому вчера вечером я приняла меры.
Беллами перестал что-либо понимать.
– Вы прослушиваете телефон Соломона?
– Да. И именно так я узнала, что похититель звонил вам в ресторан. Вы ведь потом оставили встревоженное голосовое сообщение на сотовом Питера и описали ситуацию.
Беллами осознал, что Сато права.
– Еще мы перехватили звонок из Капитолия – от Роберта Лэнгдона, ошеломленного известием, что его заманили туда хитростью. Я тут же помчалась в Капитолий, опередиввас, потому что оказалась ближе. А насчет просвечивания профессорского портфеля… Узнав про участие Лэнгдона, я велела помощникам заново проанализировать якобы невинный утренний разговор между профессором и похитителем, который, притворившись ассистентом Соломона, выманил Лэнгдона на лекцию и попросил прихватить вверенный ему Питером сверток. Так что потом, видя, что Лэнгдон юлит, я приказала просветить портфель.
У Беллами путались мысли. Вроде бы все логично, и тем не менее что-то в словах Сато не сходится.
– Но… почему Питер Соломон представляет угрозу национальной безопасности?
– Представляет, и еще какую! – отрезала Сато. – И вы, мистер Беллами тоже, если уж на то пошло.
Беллами резко выпрямился, и наручники снова врезались в запястья.
– Что вы сказали?!
Сато натянуто улыбнулась:
– Вы, масоны, играете с огнем – поскольку обладаете очень – очень! – важной тайной.
«Она имеет в виду Мистерии древности?»
– Что похвально, вам всегда удавалось тщательно хранить свои секреты. Однако некоторое время назад вы, к сожалению, утратили бдительность, и сегодня самой опаснойиз ваших тайн грозит огласка. В результате – если мы не вмешаемся – может разразиться чудовищная катастрофа.
Беллами недоуменно смотрел на Сато.
– Если бы вы на меня не набросились, успели бы разобраться, что мы с вами в одной команде.
«В одной команде». Беллами озарила неожиданная и не укладывающаяся в голове догадка. «Неужели Сато состоит в «Восточной звезде»?» Орден Восточной звезды, считающийся родственной масонам организацией, исповедует ту же мистическую философию благотворительности, тайного знания и духовной незашоренности, что и масоны. «В однойкоманде? Когда я в наручниках, а телефон Питера у нее на прослушке?!»
– Вы поможете мне остановить этого человека, – объявила Сато. – Он способен вызвать кризис, от которого Америка может не оправиться вовсе, – возвестила она с каменным лицом.
– Тогда почему вы его не выследите?
Сато удивленно взглянула на него:
– Думаете, я не пыталась? Сигнала с сотового Соломона больше нет, мы не успели определить местонахождение. Другой номер – это какой-то «одноразовый» телефон, его вообще невозможно засечь. В компании частных авиаперевозок нам сообщили, что рейс для Лэнгдона заказывал помощник Соломона, с сотового Соломона, а оплата поступила с его же карты «Маркиз-Джет». След обрывается. Но это, в общем, и не важно. Даже если мы установим, где находится злоумышленник, врываться к нему и хватать его я не рискну.
– Почему?!
– А вот это секретная информация, которую я предпочла бы не разглашать. – Терпение Сато явно иссякало. – Поверьте мне на слово.
– Не желаю!


Во взгляде Сато блеснул лед. Резко обернувшись, она крикнула на все Джунгли:
– Агент Хартман! Принесите кейс!
Зашипела, открываясь, электронная дверь. В оранжерею вошел агент с изящным титановым чемоданчиком в руках, который он поставил на землю у ног директора СБ.
– Можете идти, – отпустила помощника Сато.
Агент удалился, дверь снова зашипела. Воцарилась тишина.
Подхватив металлический кейс, Сато уложила его на колени и щелкнула замками. А потом медленно перевела взгляд на Беллами.
– Не хотела я этого делать, но времени больше нет, и вы не оставили мне выбора.
Беллами скосил глаза на чемоданчик, чувствуя, как накатывает страх.
«Пытать меня собралась?»
Он снова дернул наручники.
– Что у вас в кейсе?!
Сато мрачно улыбнулась.
– Тут то, что заставит вас посмотреть на ситуацию моими глазами. Гарантированно.
Глава 81
Подземное помещение, где творил Малах, было тщательно замаскировано. В цокольном этаже его дома посетители не увидели бы ничего необычного: просто подвал – с бойлером, распределительным щитом, поленницей и складом всякого барахла. Однако помимо всего этого, существовало и скрытое от посторонних глаз подземелье. Под свои тайные занятия Малах отгородил значительную площадь.
Его личное рабочее пространство состояло из анфилады небольших комнаток – у каждой свое предназначение. Попасть туда можно было лишь из гостиной, по хитро замаскированной крутой лесенке, так что возможность обнаружить подземелье практически исключалась.
Малах спускался по лесенке, и разнообразные знаки и символы, вытатуированные на его теле, казалось, оживали в лазурном свете особых ламп. Он шагнул в голубоватую дымку и миновал несколько закрытых дверей, направляясь в конец коридора, в самую большую комнату.
«Святая святых», как ее называл Малах, представляла собой квадрат размером двенадцать на двенадцать футов.
«Двенадцать знаков составляют зодиак. Двенадцать часов составляют день. Небесных врат тоже двенадцать».
Посреди помещения возвышался каменный стол – квадрат семь на семь.
«Семь печатей из Откровения. Семь ступеней в Храме».
Над столом висел светильник, чередующий определенные цвета и отрегулированный так, чтобы проходить весь цикл за шесть часов, в соответствии со священной Таблицей планетарных часов. Час Йанора – синий. Час Наснии – красный. Час Салама – белый.
Теперь шел час Калерны, и комната освещалась мягким пурпурным сиянием. В одной шелковой набедренной повязке, прикрывающей ягодицы и оскопленный половой орган, Малах начал приготовления.
Аккуратно смешал благовония – они понадобятся позже для воскурения, чтобы освятить и очистить воздух. Свернул ни разу не надетую шелковую накидку – он облачится в нее после, вместо набедренной повязки. Под конец очистил склянку воды – для омовения жертвы. Все подготовленное сложил на отдельном столе.
Затем достал с полки и добавил к собранным вещам небольшую костяную шкатулку. Ее черед пока не пришел, однако Малах не удержался и открыл крышку – полюбоваться сокровищем.
Нож.
В шкатулке из слоновой кости поблескивал на черной бархатной подушке ритуальный жертвенный нож, который Малах приберег специально для сегодняшней ночи. Нож был приобретен в минувшем году за один миллион шестьсот тысяч долларов на черном рынке ближневосточного антиквариата.
«Самый знаменитый нож в истории человечества».
Невероятно древний, считающийся утраченным, драгоценный клинок был сделан из железа и снабжен костяной рукояткой. За прошедшие века он сменил бесчисленное множество могущественных владельцев. Однако в последние десятилетия будто бы сгинул, отлеживаясь на самом деле в частной коллекции. Малаху стоило неимоверных трудов его заполучить. Годами – нет, пожалуй, даже веками – этот клинок не обагрялся кровью. Но сегодня он вновь вкусит сладость жертвоприношения, исполнив свою миссию.
Малах бережно вынул нож из бархатного гнезда и благоговейно протер шелковой тканью, смоченной в очищенной воде. Со времен своих примитивных экспериментов в Нью-Йорке он продвинулся далеко вперед. Темное искусство, которым овладел Малах, у разных народов носило разные названия, однако наукой от этого быть не перестало. С незапамятных времен эта первобытная технология служила ключом к вратам силы, однако потом оказалась под запретом и нашла прибежище в таинственном мире магии и оккультизма. Тех немногих, кто еще занимался этим искусством, считали сумасшедшими, однако Малах не спешил с ярлыками.
«Недалеким людям сюда соваться нечего».
Древнее темное искусство, как и современная наука, требовало точных формул, определенных препаратов и скрупулезного расчета времени.
Искусство не имело ничего общего с беспомощными потугами сегодняшней черной магии, которую вяло пытались освоить на досуге любопытствующие. Искусство, подобно ядерной физике, располагало безграничной мощью, поэтому неосторожных строго предупреждали: «Неискушенному адепту грозит гибель, буде не избегнет встречного удара изливающейся силы» или, говоря современным языком, «Неумелое обращение чревато выбросом обратной энергии и летальным исходом».
Закончив любоваться священным клинком, Малах обратился к одинокому листу пергамента, лежащему перед ним на столе. Пергамент он изготовил сам из шкуры ягненка. Согласно установленным правилам, ягненок был чистым, еще не достигшим половой зрелости. Рядом с пергаментом лежало перо, которое Малах сделал из вороньего, стояло серебряное блюдце, а вокруг медной чаши выстроились три мерцающие свечи. В чашу была на дюйм налита густая алая жидкость.
Кровь Питера Соломона.
«Кровь – тинктура вечности».
Взяв перо, Малах прижал левой рукой пергамент, обмакнул перо в чашу с кровью и аккуратно обвел контуры ладони и разведенных пальцев. Затем изобразил на каждом из нарисованных пальцев по одному символу Мистерий древности.
«Венец – знак властителя, которым я стану.
Звезда – знак небес, определивших мою судьбу.
Солнце – знак озарения моей души.
Фонарь – тусклый свет человеческого познания.
И ключ – недостающее звено, которое сегодня я наконец обрету».
Малах закончил рисовать и воздел руку с пергаментом, любуясь своим шедевром в мерцании трех свечей. Дождался, пока высохнет кровь, и трижды сложил толстый пергамент. Затем, читая нараспев заклинание, Малах поднес сложенный рисунок к третьей свече. Он моментально вспыхнул. Малах оставил его гореть на серебряном блюдце, где выделанная кожа превратилась в рассыпчатую черную золу. Как только огонь погас, Малах осторожно пересыпал пепел в медную чашу с кровью и размешал вороньим пером.
Жидкость потемнела, обретая почти черный оттенок.
Обеими руками Малах поднял чашу над головой и произнес древнюю благодарственную молитву. Затем, стараясь не расплескать, перелил почерневшую жидкость в стеклянный пузырек и закупорил. Эти чернила Малах нанесет на оставшуюся девственно чистой макушку – и тогда шедевр будет завершен.
Глава 82
Вашингтонский национальный собор занимает шестое место в мире по величине, возносясь своими башнями выше тридцатиэтажного небоскреба. Этот готический шедевр, украшением которому служат двести с лишним витражей, звонница из пятидесяти трех колоколов и орган с десятью тысячами шестьюстами сорока семью трубами, способен вместить свыше трех тысяч прихожан.
Однако сейчас, поздним вечером, огромный собор был пуст.
Преподобный Колин Галлоуэй – декан собора – казался древним, как вечность. Согбенный, ссохшийся, в простой черной сутане, он шел вперед шаркающей походкой слепца, не произнося ни слова. Роберт и Кэтрин послушно следовали за ним по темному четырехсотфутовому центральному нефу, который, казалось, чуть заметно изгибался, смягчая перспективу. Дойдя до средокрестия, декан провел своих спутников за крёстную перегородку, отделяющую мирскую часть храма от святилища.
В алтаре витал аромат ладана, и царила темнота, если не считать отсветов в складках высокого свода. Над хорами, украшенными резными алтарными перегородками с изображением библейских событий, висели флаги пятидесяти штатов. Декан Галлоуэй уверенно двигался дальше, зная этот путь наизусть. На мгновение Лэнгдону показалось, чтоони идут прямо к главному алтарю, перед которым покоятся десять камней с горы Синай, но старик, свернув влево, отыскал ощупью неприметную дверцу, ведущую в административный придел.
Короткий коридор вывел их к двери кабинета с медной табличкой, гласившей:ПРЕПОДОБНЫЙ ДОКТОР КОЛИН ГАЛЛОУЭЙДЕКАН СОБОРА
Галлоуэй открыл дверь и зажег свет – сказывалась привычка не забывать о нуждах гостей. Впустив их внутрь, он притворил дверь.
Кабинет у декана, хоть и небольшой, отличался элегантностью. Высокие стеллажи, письменный стол, резной гардероб, личная уборная. Стены украшали гобелены шестнадцатого века и несколько картин на религиозные сюжеты. Декан жестом указал на два кожаных кресла напротив стола, и гости уселись. Лэнгдон порадовался, что можно наконец поставить напол тяжеленный портфель.
«Приют и ответы», – в который раз повторил он мысленно, устраиваясь в удобном кресле.
Престарелый декан с шарканьем обошел вокруг стола и опустился в кресло с высокой спинкой. Затем, тяжко вздохнув, обратил к гостям невидящий взгляд затянутых белой пеленой глаз. Однако голос его, когда он заговорил, оказался неожиданно звучным и ясным.
– Мы не встречались, – начал он, – и все же у меня возникает чувство, будто я знаю вас обоих. – Он промокнул платком уголки рта. – Профессор Лэнгдон, я читал ваши труды – в том числе и замечательную статью по символике нашего собора. А с Питером, мисс Соломон, мы уже много лет состоим в масонском братстве.
– Питеру грозит большая опасность… – откликнулась Кэтрин.
– Мне так и сообщили, – снова вздохнул старик. – И я сделаю все от меня зависящее, чтобы вам помочь.
На пальце декана Лэнгдон масонского перстня не обнаружил, однако многие масоны, особенно из числа священнослужителей, предпочитали не афишировать свою принадлежность к братству.
Из разговора становилось ясно, что Уоррен Беллами в оставленном на автоответчике сообщении успел частично ввести декана Галлоуэя в курс дела. Лэнгдон и Кэтрин дополнили рассказ новыми подробностями. Декан слушал, все больше мрачнея.
– И этот человек, похитивший нашего дражайшего Питера, обещает оставить его в живых, если вы расшифруете пирамиду?
– Да, – подтвердил Лэнгдон. – Он решил, что это карта, указывающая место, где скрыты Мистерии древности.
Декан обратил к Лэнгдону жутковатый непроницаемый взгляд.
– Судя по вашему тону, похоже, вы в такое не верите?
Лэнгдону некогда было терять время на споры.
– Не имеет значения, во что я верю, а во что нет. Питера надо спасать. Пирамиду-то мы расшифровали, но, к сожалению, это тупик.
Старый декан выпрямился в кресле.
– Вы расшифровали пирамиду?!
Кэтрин пришлось вмешаться и поспешно объяснить, что, несмотря на предостережение Беллами и просьбу брата не разворачивать сверток, она решилась нарушить запрет, поскольку главное для нее – любой ценой спасти брата. Затем она рассказала декану про золотое навершие и про волшебный квадрат Альбрехта Дюрера, превративший шестнадцатибуквенный масонский шифр во фразу «Jeova Sanctus Unus».
– И все? – переспросил декан. – «Единый истинный Бог»? Больше ничего не говорится?
– Да, сэр, – подтвердил Лэнгдон. – Выходит, пирамида если и является картой, то в метафорическом смысле, а не в географическом.
Декан протянул руку.
– Позвольте мне ее подержать.
Раскрыв портфель, Лэнгдон вытащил пирамиду и осторожно водрузил ее на стол прямо перед священником.
Слабые старческие пальцы принялись дюйм за дюймом ощупывать камень – сторону с гравировкой, гладкое основание, усеченную верхушку. Закончив, декан снова протянулруку.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - 2024-й
Никитин Юрий
2024-й


Лукин Евгений - Чичероне
Лукин Евгений
Чичероне


Шилова Юлия - Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!
Шилова Юлия
Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека