Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:


АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.
скачать книгу I на страницу автора


Евгений Белогорский


Во славу Отечества!


Часть вторая
Глава VII. ЛЕТО ДОЛГОЖДАНЫХ ПОБЕДОперативные документы того времени.
Из отчета главного санитарного врача рейхсвера генерал-майора Генриха Краузе фельдмаршалу Людендорфу от 20 июня 1918 года.
… Довожу до вашего сведения, что за время нашего наступления на Западном фронте с марта по июнь месяц этого года общее число потерь наших войск составляет 689312 человек. Из них к безвозвратным потерям относится 196853 человека. Всего за этот же период времени в строй было возращено 207637 человек, ранее находившихся на излечении в полевых и тыловых госпиталях рейха.
Несмотря на Ваши неоднократные приказы военным госпиталям и гражданским больницам рейха увеличить к 1 июля этого года число выписанных раненых до 250 тысяч, с огорчением должен известить Вас, что это совершенно невозможно. Главным образом, из-за большого числа тяжелых ранений, полученных нашими солдатами в результате последнего наступления рейхсвера. Все они, для своего полноценного излечения, требуют гораздо больше времени, чем Вы отводите нам, требуя скорейшего возвращения солдат в строй.
Генерал-майор медицинской службыГ. Краузе.
Пометка на полях рукой Людендорфа: «Сменить этого осла на более умного человека».Из доклада начальника оперативного отдела имперского Генерального штаба от 15 июня 1918 года.
Секретно.
… Состояние наших армий на Западном фронте согласно докладам их командиров оценивается, как очень сложное. В результате понесенных потерь общее число солдат годных к строевой службе сильно сократилось, ни одно из подразделений Западного фронта не имеет полного штатного укомплектования. Так средняя численность батальона составляет 656 человек, а в роте имеются 30–40 штыков. Самое плачевное состояние в 9 армии генерала Белова, здесь численность одного батальона составляет 501 человек, а в роте от 25 до 27 штыков.
При этом, из-за недавней активности русских, мы не можем снять с Восточного фронта ни одно из своих соединений, общая численность которых составляет 32 пехотные и 4 кавалерийские дивизии. С целью исправления сложившегося положения, самым рациональным выходом является расформирование в армиях по одной дивизии и сокращение числа рот в батальоне на одну. Только этот вариант позволит поддержать общую численность армий Западного фронта в их штатном укомплектовании.
Однако, кроме боевых потерь, рейхсвер понёс также потери в виде дезертиров и перебежчиков, которых, согласно рапортам управления полевой жандармерии и военной контрразведки, за последние три месяца в прифронтовой зоне было задержано 1218, и 326 человек перешли на сторону врага. Все задержанные солдаты и унтер-офицеры направлены в фильтрационный лагерь под Рюбецалем, где с ними будут проведены следственные действия с целью определения степени вины каждого дезертира. Офицерам контрразведки предписано проводить работу по активному выявлению колеблющихся лиц из числа, как рядового состава, так и среди унтер-офицеров и даже обер-офицеров.
На данный момент общая численность наших войск продолжает сохранять свое превосходство над силами союзников, противостоящих нам на Западном фронте, в соотношении 207 наших дивизий против 188 дивизий врага. Из общего числа наших соединений Западного фронта, 71 дивизия являются свежими, и имеющими сверх положенного штата по одной полевой батарее, благодаря самоотверженной работе нашей военной промышленности.
Согласно данным армейской разведки, а так же силами воздушного наблюдения установлено, что противник ведет усиленную переброску своих сил под Париж, при этом, ослабляя свои позиции под Верденом. Туда в срочном порядке переброшены все 14 американских дивизий, чьё прибытие во Францию резко сократилось в последние две-три недели. Все прибывшие части проходят срочную подготовку по созданию глубокоэшелонированной обороны и постепенно заменяют стоявшие здесь французские полки.
Кроме этого, у противника идёт ускоренное усиление фронтовых соединений артиллерией, авиацией и бронесилами: танками и броневиками, которые можно успешно использовать как в наступлении, так и в обороне.
Оценивая шансы на успех нашего нового наступления как положительные, следует отметить три наиболее важных фактора. Во-первых, наши дивизии смогут наступать только на ограниченном участке фронта, используя для этого двойное превосходство над противником.
Во-вторых, это возможно, только при отсутствии активных действий врага на других участках фронта и, в-третьих, оно должно быть проведено в течение ближайшего месяца.
Из всех трех факторов очень важен последний, поскольку любое промедление выгодно противнику. Фош сможет полностью стабилизировать фронт с помощью французских дивизий, переброшенных с Балканского фронта, а так же американских сил, чья переброска может полностью возобновиться в любой момент…
Секретная записка фельдмаршалу Людендорфу от ведущего специалиста 12 (технического) отдела имперского Генерального штаба профессора Пауля Танендорфа от 10 апреля 1918 года.
Экселенц! Спешу, сообщит Вам, что все заводские испытания с присланными на наш испытательный полигон фирмой «Бельке-Блом» дирижаблями образца V-300 успешно завершены. Все три аппарата этого типа, подверглись самой тщательной проверке специалистами нашего отдела в реальных условиях и все три выдержали испытания при любой погоде. По заключению пилотов-испытателей, дирижабли полностью соответствуют всем, обозначенным в их паспортах техническим характеристикам.
Дальность полета аппаратов без дозаправки увеличена втрое против обычной дальности аппаратов данного типа и составляет две тысячи километров в один конец с полной бомбовой нагрузкой и экипажем в составе двенадцати человек.
Кроме дирижаблей, предназначенных для дальних перелетов, прошли удачное испытание и дирижабли с малым радиусом полета, но обладающие значительной грузоподъемностью, образца V-350. В отличие от обычных аппаратов, они могут нести на своем борту до батальона солдат с полным вооружением, или нести бомбовую нагрузку до 80 тонн. Все они вооружены пулемётами, а также двумя аэродинамическими пушками калибра шесть дюймов.
Особенность этих орудий позволяет вести стрельбу в воздухе, не создавая серьезных помех для полета, что даёт широкие возможности для применения их при обстреле вражеских городов и промышленных предприятий с воздуха. Всего для испытаний было представлено пять опытных образцов этого типа дирижаблей. Все вышеперечисленные виды дирижаблей оснащены тремя особо мощными моторами фирмы «Майбах» и созданы с использованием отечественного сырья.
Учитывая сложность положений на фронтах и Вашу прямую заинтересованность в этом проекте, я взял на себя смелость, не дожидаясь начала массового производства данных образцов дирижаблей на заводах рейха, реквизировать их у фирмы «Бельке-Блом» с целью начала их немедленной эксплуатации. Также, мною была составлена заявка в авиационные части рейхсвера для быстрого создания экипажей этих аппаратов из лучших пилотов страны.
Жду Вашего одобрения или наказания за свои действия.
С уважением, Пауль Танендорф.
Пометка на полях рукой Людендорфа: Вот действия истинного патриота Германии, болеющего за свое отечество. Присвоить профессору звание майора рейхсвера и закрепить на данном проекте.
Из секретного доклада специальной следственной комиссии под руководством полковника Рашевского С.К. от 7 июня Верховному правителю Корнилову Л.Г.
… После длительных допросов, проводимых следователями комиссии, арестованных лидеров большевиков, удалось добиться признательных показаний от Красина Л.Б. и Раковского В.Н., содержавшихся в отдельных камерах Таганской тюрьмы. Оба подследственных признали свою связь с разведкой Германии, которая снабжала их денежными средствами с 1912 года для проведения революционной агитации и пропаганды на территории России.
Все денежные потоки шли через небезызвестного банкира Парвуса, который совершал курацию социал-демократов с прямой санкции имперского Генерального штаба. Всего до августа 1917 года большевикам было передано более двух миллионов германских марок золотом, из которых миллион двести тысяч с декабря 1916 года. Деньги переводились через Стокгольм Красиным и Ганецким, а так же через запасной канал через Норвегию, за который отвечала Коллонтай. Второй путь поступления денег в Россию проходил через Румынию под контролем Раковского, на счета которого они поступали из Швейцарии от Платтена и Радека.
Кроме германской помощи для их революционной деятельности, согласно показаниям Раковского, социал-демократы получали финансовую поддержку со стороны представителя Великобритании господина Сиднея Рейли, по данным нашей контрразведки, являющегося тайным сотрудником русского отдела МИ-6. Прикрываясь торговой деятельностью,он длительное время работал в Петрограде и Киеве, где и попал в поле зрения наших служб. Всего за три года сотрудничества британские службы перевели на банковские счета большевиков около 250 тысяч рублей золотом, при этом основные суммы начали поступать с середины 1916 года. С марта 1917 года всей финансовой помощью руководил резидент МИ-6 в России Вильям Вайсман, через банк «Ниа-Банк» банкира Олафа Ашберга.
Согласно показаниям Красина, финансирование большевиков также активно осуществлялось со стороны американских банковских кругов. Основными их представителями были банкиры Отто Канн, Феликс Варбург, Мортимер Шифф, представляющие фирму «Кун и Лоеб» и имеющие поддержку таких финансовых тузов, как Гугенгейм и Макс Брейтунг. Все они активно поддержали предвыборную кампанию нынешнего президента США Вильсона через его политического советника Мандела Хауса.
После марта 1917 года, финансирование социал-демократов шло непосредственно через петроградское отделение американского «Нэшил Сити-банк», открытия которого в феврале 1917 года добился лично американский посол Френсис. Основным получателем заокеанской денежной помощи являлся Троцкий, который через Свердлова производил по своему личному усмотрению финансирование того, или иного крыла партии большевиков. Финансирование Троцкого непрерывно проходило вплоть до его ареста в сентябре 1917 года специальным отделом военной контрразведки, как германского шпиона. Согласно конфиденциальным сведениям, полученным через сотрудника банка, на секретном счетуТроцкого осталось неиспользованными около 22-ух тысяч долларов на предъявителя. В настоящее время ведётся более полное расследование по факту финансирования революционного движения в России со стороны иностранных государств.
Полковник Рашевский.
Из стенограммы личной беседы полковника Хауса с президентом Вильсоном в загородной резиденции американского президента Скво-Велли состоявшейся в феврале 1918 года.
Секретно.
Вильсон:— Когда Вы планируете полномасштабное вступление Америки в войну против Центральных держав?-
Хаус:— Только после хорошей германской встряски, которая наглядно продемонстрирует французам, англичанам и итальянцам, что теперь им стоит надеяться на спасение не состороны русских, а только от нас, американцев. Это позволит в обмен на нашу помощь диктовать европейцам любые условия. При этом Вам, господин президент, будет необходимо объявить, что война ведется не против народов Центральных держав, а только против агрессивных монархических режимов, и мы ищем опору в демократических кругахэтих противостоящих нам государств. Этим самым мы только усилим революционные процессы в Центральных державах, предоставив возможность демократам самим свалить своих монархов, как это сделали их «товарищи» в России.
По сведениям наших дипломатов, Германия и её союзники находятся на пороге скорого экономического кризиса. Их материальные ресурсы быстро приближаются к той опасной черте, за которой последует экономический крах, и развал государства. Поэтому кайзер в этом году просто обязан играть ва-банк и провести генеральное наступление против континентальных сил Антанты.-
Вильямс:-Настолько ли слабы сейчас русские, что Вы так легко сбрасываете их со счетов на- кануне решающего сражения за обладание миром?-
Хаус:-Конечно, с Россией у нас вышло не всё, чего мы хотели получить, начав будоражить их демократов. Сбросив царя в намеченные планом сроки и утопив страну в демократической анархии, мы не смогли в полной мере переиграть англичан и французов, в страхе перед большевиками, поставившими на генерала Корнилова. К сожалению, сэр Френсис слишком рано поверил в победу и поэтому полностью доверился действиям демократов и железнодорожников, оставив операцию по срыву мятежа Корнилова без должного контроля, и вот результат.
Россия не вышла из войны, не подписала сепаратный мир с кайзером и, основательно ослабленная, всё ещё продолжает, сохранять свое место за столом победителей. Введённое Корниловым чрезвычайное положение очень сильно затрудняет работу наших скрытых агентов влияния по окончательному выполнению нашего плана. Однако, весь тот вред, нанесённый русским в результате революционной анархии, фактически невозможно устранить за всё оставшееся в их распоряжении время. Я прагматик, господин президент, и не верю в чудеса.-
Вильсон:-Однако, может не стоит недооценивать русских. За короткий срок они смогли решить проблему с вооружением своей армии, возникшую в начале 1915 года по вине англичан. Пообещав полностью удовлетворить все нужды русской армии в снарядах, патронах и винтовках, британцы сначала потребовали полной предоплаты этих заказов, а затем скромно развели руками, сославшись на военные трудности своей экономики. Этим подлым ударом Англия буквально обескровила русскую армию, накануне немецкого наступления летом 1915 года. Тогдашняя катастрофа имеет чисто британские корни, я это прекрасно помню.-
Хаус:— Естественно, успехи русского наступления в Галиции в 1914 году были очень ошеломляющими, и поэтому англичане решили притормозить своего заклятого друга, вовремя подставив ему ножку. Мне кажется, что Ллойд-Джордж и сам не ожидал подобного попадания своим выстрелом в десятку. Русский фронт был тогда на грани развала и всё из-запростого срыва поставок снарядов.-
Вильсон:— Жаль, что в тот раз Людендорф не смог довести свое наступление до победного конца, благо на Западном фронте стояло полное затишье, несмотря на отчаянные мольбы русского царя о помощи. Будь он понастойчивее, никто из западных демократов не помешал бы кайзеру свергнуть доверчивого Николая с его женой и заключить почетный мир с полным разделом русской империи.-
Хаус:— Да, тогда бы всему цивилизованному миру жилось бы гораздо спокойнее, если вместо одной огромной империи, было бы четыре страны, как и записано в окончательной цели нашего Большого плана, относительно русских. Независимая Сибирь и поделённая на три части Европейская часть России, в каждой из которых было бы свое демократическое правительство, исповедующее только подлинные ценности западной цивилизации.-
Вильсон:— Вы забыли упомянуть о религии, полковник. Это очень важный для меня, как истинного христианина вопрос, с игнорированием которого я категорически не могу согласиться.-
Хаус:— Простите, господин президент, я действительно забыл упомянуть о той великой миссии, которую само Провидение возложило на Ваши плечи, отдавая Вам в руки президентскую власть Америки. Как только Россия станет нашим сырьевым придатком и главным потребителем нашей продукции, думаю, что нам не составит большого труда, за короткий срок полностью уничтожить их ортодоксальное Православие, заменив его протестантской религией. По сообщению наших агентов для этого есть хорошие предпосылки. Сейчас большая часть русской интеллигенции полностью заражена идеями атеизма, подбросив новую порцию денег, мы легко сможем переломить ситуацию в нужное для нас русло.-
Вильсон:— Надеюсь, что наш стратегический партнер Англия не останется в обиде за мое горячее желание уничтожить эту ортодоксальную ветвь христианства на нашей земле.-
Хаус:— Пока у нас с ними общие цели по перекройке мировой карты, Альбион стерпит всё, господин президент. Полностью зависимые от колоний британцы готовы на всё, ради увеличения числа подвластных себе территорий. Увлеченные погоней за количеством они забывают про качество. Наша пропаганда усиленно работает темой «демократических ценностей», отход от которых и привел к этой ужасной мировой катастрофе. Именно этим объясняется агрессивность абсолютизма и недостатки «демократии» европейских держав. И утверждение подлинной демократии будет тем единственным средством, которое позволит предотвратить в будущем подобные мировые катастрофы. По окончанию войны, только мы сможем в разорённой Европе претендовать на роль нового лидера, непредвзятого мирового арбитра над всеми остальными странами. Только мы будем иметь право влезать во внутренние дела других государств, определяя в какой степени оно демократично, а в какой недостаточно. Вот тогда наступит время американской мечты, к воплощению которой стремились наши отцы-основатели и к реализации которой, мы приступили в конце прошлого века, начав войну с Испанией за её колонии.-
Вильсон:— Да поможет нам Бог! —Жаркое лето в Берлине и Могилеве.
В каждой стране Генеральный штаб является верхушкой того гигантского айсберга, называемого армией. В нём принимаются окончательные решения по всем планам, которые кропотливо составляет Оперативный отдел. Но и сам он является только потребителем той информации, которая стекается по многочисленным каналам заботливо собираемая множеством маленьких шестеренок большого аппарата. Участь их незавидна, ибо делая всю основную черновую работу, они всегда остаются в полной неизвестности для всей страны, покорно отдавая всю славу и почет вышестоящим генералам и фельдмаршалам, без зазрения совести присваивающим плоды их трудов. На их долю, как правило, выпадают только награды и осознание того, что именно они являются подлинными творцами громких побед своего Отечества.
Одним из таких людей был оберст-лейтенант Вальтер фон Берг, возглавлявший особый отдел секретных технических разработок при Имперском Генеральном штабе. Обладая блестящим аналитическим умом, фон Берг слыл среди своих коллег открывателем блестящих талантов, безошибочно определяя большое будущее того, или иного изобретения или открытия, среди огромного моря иных открытий. Самым любимым его детищем в научных изысканиях была авиация с её дирижаблями и аэропланами. Вовремя разглядев в открытии братьев Райт полезное зерно для рейхсвера, он приложил немало усилий для преобразования примитивных аэропланов в полноценную боевую единицу, вооружённую пулеметами. Поверив в почти неограниченные возможности дирижаблей, фон Берг после долгих испытаний и опытов сумел заставить профессора Танендорфа создать совершенно новый тип этих летающих аппаратов.
Их главная особенность заключалась не только в сильно возросшей грузоподъемности аэростатов, но и в увеличении жизнестойкости их конструкций. Желая обезопасить дирижабль от вражеских пуль и снарядов, Танендорф предложил великолепную замену взрывоопасному водороду, чьё воспламенение от пули, молнии или другого электрического разряда означало верную смерть всему экипажу летательного аппарата.
Этим заменителем оказался гелий, обладающий такой же подъемной силой, как водород, но он оказался полностью инертен к любому виду горения. Имея такую начинку, дирижабль мог сколько угодно получать повреждения своих газовых ёмкостей, которые приводили бы только к потере газа, и при этом жизнь команды была бы в безопасности.
Главным препятствием на пути широкого внедрения дирижаблей нового типа была огромная стоимость гелия и отсутствие возможности его быстрого производства в нужном для рейха количестве. К счастью фон Берга, просматривая экономическую сводку рейха, он обратил внимание на короткую заметку о новой нефтяной скважине в оккупированной Румынии, газ из которой плохо горел. Озабоченный поисками гелия, он сразу понял важность этой информации и добился введения режима строгой секретности на новом месторождении. А вскоре и был получен первый гелий, в количествах достаточных для развёртывания нового амбициозного проекта.
«Валькирия» — такое громкое название получил этот проект фон Берга после доклада у Людендорфа в феврале этого года. Фельдмаршал моментально ухватил всю суть преподнесённого ему проекта и сразу стал его горячим сторонником, поставив под свой личный контроль его выполнение и полностью засекретив. Отныне только ему полагалось докладывать обо всех успехах и неудачах этого проекта, а любым, кто даже косвенно проявлял интерес к работам Танендорфа, немедленно занималась военная контрразведка со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Когда фон Берг доложил о создании отряда особого назначения, Людендорф пришел в восторг. Оберст-лейтенант, как нельзя кстати, выдернул из кармана уже опробованное и доведенное до блеска своё новое изобретение. После неудач под Парижем рейхсвер уже не мог позволить себе продолжать оказывать давление на союзников. Его лучшие штурмовые силы были принесены на алтарь непрерывного наступления с марта по июнь, в надежде одержать полную победу, которая была так близка, и осталась недоступна.
Теперь в рядах рейхсвера образовалась огромная дыра, на заполнение которой требовалось время. При этом стратегия победы требовала новых наступлений, пока американцы не завершили переброску своих частей в Европу. Удрученный сложившейся реальностью жизни Людендорф лихорадочно разрабатывал план нового наступления в район Эперне, куда он собирался бросить свой последний стратегический резерв. Данный участок фронта, по данным разведки, был значительно ослаблен переброской основных сил под Париж. Французские и британские части были заменены американцами и канадцами, чей боевой опыт равнялся нулю. Лучший тевтонский ум предполагал прорвать фронт, и после глубокого охвата Парижа с юго-востока, заставить французскую столицу капитулировать. Задача была очень сложной, с большим сомнением в успехе, но у фельдмаршала уже не было выбора. И в этот момент возник фон Берг.
— Гений, гений. Вальтер, Вы просто гений! — не переставал восхищаться подчиненным Людендорф после окончания его получасового доклада. Лицо фельдмаршала искрилось огромной радостью и одухотворенностью, которой у него уже давно не наблюдалось.
Фон Берг не только вовремя сотворил маленькое техническое чудо, но прекрасно развил и дополнил пожелания, высказанные ему на совещании в феврале.
Оберст-лейтенант давал рейхсверу такой огромный козырь, с помощью которого германская машина могла спокойно продолжить свой нажим на союзников, до самого осеннего листопада. Всё это было очень прекрасно, но вместе с тем таило большую нравственную проблему, переступить через которую фон Берг любезно предоставил своему начальству.
Как бы не был обрадован представленным докладом Людендорф, однако воспитанный в традициях воинской чести, он не захотел мараться и, желая сохранить честь своего мундира перед историей, отдал окончательный вариант стратегического плана на подпись Гинденбургу, благо старик стоял выше его по положению. Но и здесь произошел досадный сбой, старый фельдмаршал дорожил своей честью не меньше молодого, и, как бы не были блистательны и заманчивы перспективы, он поспешил переложить всю ответственность на плечи кайзера.
Естественно, основным докладчиком по этому делу был назначен фон Берг, поскольку только он знал все тонкости и нюансы «Возмездия». Вильгельм принял их в своей летней ставке в Шарлотенбурге во время июньского цветения липового сада, специально разбитого вблизи, лично для кайзера. Человек, начавший одну из самых страшных войн, проявлял обыденную сентиментальность в это время года, он наслаждался гудением пчел и запахом цветущих лип.
Точно в назначенный час двери кабинета кайзера распахнулись, и к нему на доклад вошли три человека, один из которых держал в руках толстую кожаную папку. Ровным и неторопливым голосом начал фон Берг свой доклад кайзеру, совершенно не бросая взгляд в раскрытую папку, прекрасно зная всё содержание доклада назубок. Оберст-лейтенант, просто и сухо излагая основные пункты проекта «Возмездия», сумел быстро заинтересовать кайзера, который с каждой минутой всё с большим вниманием слушал говорившего. От услышанного глаза Вильгельма стали быстро наливаться видимым блеском торжества и величия. От волнения его знаменитые усы- штыки, за время войны нещадно обыгрываемые вражескими карикатуристами, стали ещё больше, топорщиться строго вертикально, а повреждённая рука делала конвульсивные подёргивающие движения.
Когда фон Берг упомянул о флоте, блаженная улыбка появилась на лице коронованного слушателя, и он, впервые за всё время, позволил себе перебить докладчика:
— Это необходимо сделать в самую первую очередь, Людендорф! В самую первую очередь! Обязательно отметьте это у себя, — с напором проговорил кайзер, а затем, несколько успокоившись и одернув на себе китель, произнес более спокойным тоном, — продолжайте дальше, герр оберст, это очень интересно.-
Берг посчитал, что ослышался в отношении своего звания и, не придав этому особого значения, увлеченно и напористо продолжил свой доклад. Вновь полилась его плавнаянеторопливая речь, состоящая, в основном, только из сухих фактов и цифр, которые тем не менее оказывали на кайзера завораживающее действие. Вскоре Вильгельм вновь прервал его в момент, когда Берг подробно описывал мощь и силу созданных дирижаблей:
— А Москву и Петербург мы сможем достать этими штуками, или хотя бы Могилев со ставкой Корнилова? — с большим интересом спросил кайзер, азартно бегая взглядом по карте Европы, висевшей на одной из стен императорского кабинета.
— Сейчас, увы нет, ваше Величество. Созданные нами машины пока ещё не в силах совершить столь дальние броски от наших фронтовых рубежей вглубь русской территории. Но на следующий 1919 год я Вам твёрдо обещаю, что наши бомбы обязательно упадут не только на Могилев и Москву, но даже на Нью-Йорк и, может быть, Вашингтон.-
Вильгельм удовлетворенно кивнул головой и вновь полностью обратился в слух, при этом рисуя в своем мозгу красочные картины горящих вражеских столиц. Нездоровый румянец азарта разлился по щекам властителя рейха, и Людендорф понял, что дело в шляпе. Едва только Берг закончил свой доклад, как кайзер принялся радостно похлопывать его по плечу, что было высшим знаком монаршего одобрения.
— Вы просто молодец, полковник, да-да, именно полковник, герр Берг, Вы не ослышались в моей скоромной оценке Вашего огромного подвига. То, что Вы свершили, поднимет наш рейх на небывалую высоту и, несомненно, приблизит нашу долгожданную победу над врагами.
Я полностью поддерживаю Ваш план и требую, да требую, его скорейшей реализации. Если всё пройдет блестяще, даже хотя бы на первом этапе, клянусь всеми святыми, Железный крест первой степени Вам обеспечен.-
— Тогда Вам следует отдать приказ к началу операции «Валькирия» и подписать эту директиву, Ваше Величество, — незамедлительно произнес Людендорф и, с проворством заправского шулера, положил перед кайзером листок с проектом директивы приказа.


По лицу Вильгельма пробежала тень брезгливости, когда он прочитал его и осознал всю свою ответственность за осуществление этого ужасающего проекта.
— Напрасно вы, Людендорф думаете, что я буду колебаться перед этим жалким клочком бумаги! — презрительно бросил Вильгельм в лицо лучшему тевтонскому уму, — Вы, проливший море крови, не хотите пачкаться в этом. Хорошо, я сделаю это за Вас, ибо я не боюсь простой людской молвы и хулы. Может быть позже, мне и будет стыдно, но сейчас я, не колеблясь, подпишу этот приказ. Я подпишу его ради судьбы рейха и всей Германии, ради нашей общей победы. Цель всегда оправдывает средства, господа военные.-
Закончив свою пафосную тираду Вильгельм, не колеблясь ни секунды, взял в руки стальное перо и одним росчерком подписал поданный ему Людендорфом документ. Затем, величественно положив ручку на инкрустированный яшмой и малахитом письменный прибор, кайзер презрительным жестом оттолкнул от себя подписанный меморандум в сторону Людендорфа и Гинденбурга.
— Можете быть свободными, господа фельдмаршалы, отныне у вас появилось очень много новой работы. Не смею задерживать.-
Лучший военный ум рейха и его первая надежда и опора, скривившись, проглотили горькую пилюлю кайзера, а тот, демонстративно не глядя в сторону оплёванных фельдмаршалов, приблизился к стоявшему в сторонке Бергу. Вильгельм крепко пожал ему руку и ещё раз, хлопнув по плечу, произнес:
— Действуйте, герр оберст, я очень надеюсь на Вас и Ваши дирижабли и жду скорейшего результата.-
Окрыленный этими словами фон Берг лихо щелкнул каблуками и, повернувшись через левое плечо, четко печатая парадный шаг, покинул кабинет кайзера. С этой минуты ему предстояло много сделать во славу любимой Германии, рейха и своего кайзера. Он очень хотел новых чинов, славы и наград.
Окна штабного вагона литерного поезда Верховного правителя Корнилова были широко открыты. Крыша вагона была сильно накалена от июньского зноя, и поэтому кабинет командующего непрерывно проветривали. Легкий ветерок приносил живительную прохладу обитателям вагона, позволяя им находиться на рабочих местах в кителях, с расстёгнутыми верхними пуговицами. Стоявший у окна Духонин просто блаженствовал от ветерка, подставляя его прохладному дуновению свою раскрытую шею и грудь.
Сегодня в ставку были вызваны генералы Деникин и Дроздовский для обсуждения планов летнего наступления. Все основные моменты уже были тщательно свёрстаны и утверждены Корниловым и Духониным, вместе с генералом Щукиным, и, теперь, предстояло озвучить их перед теми, кому предстояло воплотить бумажный план в жизнь.
Это был очень благоприятный момент для России: напуганные непрерывным наступлением немцев на Париж союзники с новой силой ринулись в Могилев, настойчиво требуя от Корнилова незамедлительно спасти Францию новым русским «пушечным мясом». Посол Франции, вместе с двумя военными атташе союзников каждый день буквально атаковали кабинет Верховного правителя, извещая его об отчаянном положении Парижа и немецком наступлении на фронтах. При этом француз постоянно интересовался, какие меры собирается предпринять русский диктатор для улучшения положения его страны.
И здесь господа союзники, впервые за всё время войны, получили хороший и крепкий отлуп. Корнилов твёрдо и убедительно доказал, что Россия уже выполнила все взятые на себя союзнические обязательства: вывела из вражеского лагеря Турцию и провела наступление в Румынии, на большее у неё просто не было сил.
Закатывая глаза и яростно жестикулируя руками, союзники рьяно напирали на Корнилова, призывая бросить на австрийцев знаменитую корниловскую «железную дивизию» под командованием Деникина, успешно показавшую себя в прежних русских наступлениях. Верховный хитро улыбался себе в усы, а затем твердо заявил, что не может бросить свой стратегический резерв, поскольку именно на нём базируется вся стойкость его положения внутри России. Услышав такой отказ, союзники временно отступили, имея перед глазами пример провала русского наступления на румынском фронте. Их наблюдатели сами прекрасно видели это наступление со всеми подробностями, находясь на переднем крае, и описав в своих рапортах слабость русского воинства.
Затишье продолжалось до нового германского продвижения к французской столице, и всё повторилось сначала. Постепенно разговоры перешли в откровенный торг, в котором обе стороны оговаривали цену, за которую Верховный решится продать свою «стратегическую гвардию», ради спасения Франции. На быструю помощь со стороны Североамериканских Штатов Париж не особенно рассчитывал и поэтому был вынужден идти на поклон к русским.
После этих встреч союзники очень быстро поняли разницу между прежним Верховным главнокомандующим в лице Николая II, который зачастую уступал их нажиму, иногда даже идя
вразрез с интересами своего государства, и Корниловым, который всегда руководствовался интересами своей родины. Главной его целью было сбережение русского солдата и целостности Отечества, во благо которого и велась эта кровопролитная война. Оказалось, что у Корнилова было множество пожеланий к своим стратегическим партнерам как в политическом, так и в экономическом аспекте, от которых он никак не желал отступать.
Для принятия окончательного решения, столь важного для союзников, было решено пригласить генерала Алексеева, на чьи плечи фактически легли обязанности премьер-министра. Соглашаясь на присоединение к переговорам этого не слишком почтенного к союзникам генерала, они исходили из тенденции, что тот мало что смыслит в экономике,и поэтому на этом поле его будет легко если не переиграть, то наверняка уменьшить русский аппетит. Однако, здесь их ждало сильное разочарование.
На переговорах появилось совершенно новое лицо, которое основательно спутало все карты западным партнерам. Вместо столь привычного для них генерала Духонина, в комнату вошёл человек невысокого роста, кавказец со следами оспы на лице. Это был, на вид сорокалетний мужчина с острым взглядом, одетый в простой полувоенный френч.
— Иванов, — чуть глуховато, с явным грузинским акцентом представился он изумленному французскому послу, с достоинством склонив голову. Появление кавказца Иванова сильно обеспокоило посла, который инстинктивно почувствовал определённую опасность, исходящую от этого невысокого человечка. Это был специальный советник московского генерал-губернатора Иосиф Сталин, которого Алексеев специально привез с собой из Москвы. За все эти месяцы, мало кому известный эсдек, совершил стремительный рост под крылом своего всемогущего патрона. Оставаясь по-прежнему на своей малозначимой должности, Сталин курировал большинство вопросов, связанных с укреплением экономики России и её безопасности. Молодой трудоголик, он мог сутками работать над срочно порученной ему работой и при этом продолжать контролировать другие вопросы, ранее возложенные Алексеевым на его плечи.
За короткий срок он подготовил подробный отчет об экономическом сотрудничестве России с Европой, консультируясь при этом со многими специалистами в этой области.Когда Алексеев ознакомился с этими материалами, он ужаснулся от той огромной степени финансовой зависимости России от западного капитала. По сути дела страна была в долговой кабале у господ союзников, которые, непременно, воспользуются этим рычагом давления в самое ближайшее время. Из-за гигантской финансовой задолженностивсе победы русского оружия в мгновение ока сводились бы на нет при дележе победного пирога.
Поэтому, именно на экономику собирался делать упор Корнилов в срочных переговорах с союзниками, стремясь выбить из их рук оружие, способное нанести смертельный удар русским.
Отправляясь на переговоры в Могилев, генерал-губернатор решил взять с собой Сталина по нескольким причинам. Во-первых, по сути дела тот являлся автором доклада по экономическому положению в стране и, как никто другой, владел всеми нужными цифрами и аргументами.
В силу своей основной профессии Алексеев мог проявлять твердость характера, но помнить все, необходимые для переговоров данные, он был не в состоянии.
Во-вторых, сам Сталин прекрасно владел искусством переговоров и, благодаря своему прошлому, не был связан ни с одной из финансовых и политических сил страны. Будучи волком- одиночкой в чужеродной среде, он поневоле был вынужден верой и правдой служить только одному хозяину- Корнилову.
И в-третьих, Алексеев верно рассчитал, что замена Духонина на тёмную лошадку заставит союзников насторожиться и собьет их с толку, что было очень важно на столь решающих переговорах.
Согласно заранее оговоренному протоколу, переговоры вёл Алексеев, сидевший в центре стола, тогда как Корнилов и Иванов расположились по бокам от генерала. Оба мало говорили, но между собой общались при помощи записок, передаваемых друг другу через личного адъютанта Корнилова. Желая сохранить всё дело в тайне, стороны согласились на присутствие лишь одного, французского переводчика, хотя это было грубым нарушением протокола переговоров.
Алексеев начал встречу с выяснения судьбы русского золота, которое было вывезено из страны в 1915 году в качестве залога за иностранное оружие, в котором Россия тогда так остро нуждалась. Деньги были своевременно уплачены, однако ни Англия, ни Франция не поставили в срок, уже проданный товар, ссылаясь на военные трудности. Император Николай II с пониманием отнесся к положению союзников, и выплаченные деньги благополучно зависли. Генерал со скрупулезной точностью развернул этот счет в девятнадцать миллионов фунтов стерлингов, заботливо приплюсовав туда набежавшие проценты от неустоек. Союзники дружно багровели и мрачнели на всем протяжении речи генерала и попытались оспорить некоторые из приведенных цифр, и в этот момент в дело вступил таинственный Иванов, до этого меланхолично куривший свою маленькую трубку.
Не торопясь, с чувством полной уверенности в своей правоте, он вытаскивал из папки одну за другой нужные бумаги с подписями союзных чиновников, которые полностью свели, на нет все попытки союзников повернуть дело в выгодное им русло. Стремясь спасти честь своего мундира, французский посол и британский атташе попытались воззвать к русскому состраданию в отношении своих боевых друзей. Кавказец с пониманием покивал головой, а затем сказал, обращаясь к Корнилову:
— На сегодняшний день, Лавр Георгиевич, наши проплаченные заказы выполнены всего на двадцать три процента и, согласно доклада господина Рафаилова, полностью выполнить его союзная промышленность сможет только к концу 1923 года.-
Услышав эти слова, британский атташе пошел багровыми пятнами на лице, и только требовательный взгляд французского посла заставил его молчать. Месье заявил, что непременно доведет до сведения союзных правительств русские требования. Не изменившись в лице, Иванов, пыхнув своей трубкой, высказал надежду, что ответ союзники дадут в самое ближайшее время, и тем самым не позволят русским усомниться в честности и искренности своих боевых товарищей.
— Я приложу для этого все свои усилия, господин Иванов, — как можно дружественнее произнёс посол, стараясь изо всех сил удержать на лице маску участия и доброжелательности.
— В таком случае Вас не затруднит дать нам разъяснения относительно судьбы русского залогового золота в сумме 42 миллионов фунтов стерлингов, которое было передано русским правительством под военный заем у Англии на двести миллионов фунтов в 1914 году. Золото было отправлено в декабре того же года, а денег правительство Его Королевского Величества так и не предоставило.
— Это гнусная ложь, господин Иванов, и Вы ответите за нее немедленно! — взорвался от негодования, красный от злости брит, вскакивая из-за стола.
— Господин Гордон излишне эмоционален, господа, он солдат, и этим всё сказано, — поспешил разрядить обстановку француз, — но я полностью солидарен с его несогласием с претензиями господина Иванова, о такой сумме залогового золота, даже я ничего не слышал. Не соблаговолит ли русская сторона предоставить документы в противном случае …
— Конечно, господин посол, — согласился с ним кавказец, — документы у нас есть.-
Как завороженные смотрели союзники на коричневую кожаную папку, из которой их усатый оппонент с ловкостью факира извлек подтверждающие его слова документы.
— Вы, господин посол и господин Гордон, могли не знать об этой сверхсекретной операции по перевозке такого количества золота. С нашей стороны об этом знали только государь император и министр финансов, — Иванов вновь пыхнул своей трубкой, с невозмутимым лицом наблюдая, как взбудораженные союзники изучают переданные им бумаги.
— Это английские копии, господа, специально сделанные для вас нашими секретарями. Если у вас есть сомнения в их достоверности, то я готов показать вам русские оригиналы с подписью Главного британского казначея.-
— Мы охотно верим Вам, господин Иванов, но как Вы понимаете, эти бумаги требуют полного и всестороннего изучения, прежде чем мы сможем дать Вам ответ.-
Горец вновь благосклонно кивнул головой послу и ласково погладил свою папку. От этого движения француза передёрнуло в душе, и он инстинктивно почувствовал, что собеседник готовит, как минимум, ещё один «сюрприз».
— Разберитесь, господин посол, разберитесь. Мы также просим разобраться с судьбой русских ценных бумаг, вывезенных нашими специальными чиновниками из Берлина и Вены перед самым началом войны. По приказу министра финансов они были в спешном порядке изъяты из отделений наших банков, дабы избежать конфискации немцами и австрийцами.
Все они были переданы на хранение в Национальный Банк Франции, согласно меморандуму от августа 1914 года, заверенного французской стороной. Общая сумма этих ценных бумаг равна двенадцати миллионам золотых рублей.-
Иванов ловко распахнул нутро своей дьявольской папки и любезно явил на свет тщательно сколотые документы. Француз собрал все свои силы и недрогнувшей рукой принял очередную порцию бумаг. Довольный собой черноусый курильщик, выпустив очередное колечко дыма, облокотился на свою ужасную папку, демонстрируя готовность вновь открыть её и продолжить удивлять господ союзников.
От подобных действий несносного Иванова настроение у западных переговорщиков резко упало, но, сохраняя «хорошую мину при плохой игре», посол был вынужден согласиться со всеми высказанными претензиями и пообещать разобраться в этом вопросе, как можно скорее.
За всё время переговоров Корнилов только хитро улыбался в свою короткую бородку, ловко прикрывая рот ладошкой. За час до встречи он имел приватную беседу с помощником Алексеева и остался доволен его ответами. Теперь диктатор на деле убедился в правильности своего выбора: привлечения к переговорам бывшего эсдека. Неторопливость и деловитость кавказца, с которой он отбил все нападки союзников на Алексеева, породили симпатию в душе Корнилова к этому молодому человеку.
Французский посол быстро отошел от шока, в который ввергли его бумаги Иванова, вспомнив в каком плачевном состоянии пребывает его страна. Отодвинув полученные документы в сторону и косясь глазом в сторону кожаной папки, месье учтиво спросил Алексеева:
— Надеюсь, господин генерал, у русской стороны больше нет претензий к союзникам, и мы сможем продолжить наши переговоры?-
— Ну что Вы, господин посол, разве это претензии. То были простые рабочие вопросы, в отношении которых нам нужно было получить от вас разъяснения, и не более того. Мы готовы выслушать просьбы и предложения наших верных союзников и выполнить их, по мере возможности наших сил.-
Удовлетворенный этим ответом француз посмотрел на британского атташе, который немедленно встал со стула и, придерживая рукой свой стек, торжественно произнес:
— Господин генерал, по личному указу его Величества короля Георга я имею честь поздравить Вас с награждением британским орденом святого Михаила и святого Георгия. Отныне Ваш вензель будет красоваться на стенах храма этих святых в Лондоне. Также мое правительство награждает генерала Духонина Большим крестом короля Георга в знак признательности его трудов в борьбе против наших общих врагов.-
Едва только Алексеев успел поблагодарить англичанина, как незамедлительно поднялся французский военный атташе и объявил, что, согласно указу президента Франции, присутствующий здесь подполковник Покровский и господин Иванов награждаются орденами кавалеров Почетного легиона. У Корнилова не дрогнул ни один мускул на его скуластом лице, когда он услышал эти слова, а Алексеев сумел скрыть лукавую усмешку, вовремя повернув голову в сторону горца, невозмутимо принявшего весть о своем неожиданном награждении.
Столь неожиданное награждение было обусловлено следующим фактом: желая подсластить русских переговорщиков, союзники заранее расписали между собой, кого и чем будут награждать. Англичане, как всегда проявив свою природную скупость, решили наградить русских генералов менее значимыми орденами, объяснив это несоответствием рангов и заслуг награждаемых для более высоких наград Британской империи. Французы, как наиболее зависимый переговорщик, должны были нести главное бремя по раздаче наград русским союзникам, и поэтому их военный атташе имел три наградных листа ордена Почетного легиона, которыми мог наградить, по своему усмотрению, любого из числа переговорщиков. Поэтому кавказец Иванов и попал в число награжденных, поскольку француз не рискнул обделить орденом столь важного участника переговоров.
Согласно плану французского посла, церемония награждения должна была состояться после начала переговоров, но генерал Алексеев спутал ему все карты, и поэтому раздача наград несколько запоздала.
Оба награжденных поблагодарили правительство и народ Франции за столь высокие награды их скромной деятельности, заверив, что отныне они с ещё большим усердием будут трудиться на благо общего дела. Когда раздача слонов закончилась, исполнив свою миссию, союзники постарались взять быка за рога, или, вернее сказать, ухватить зашиворот медведя.
— Господин генерал продемонстрировал нам, что русские умеют хорошо считать, — начал француз, чуть откинувшись на спинку кресла, — позвольте и нам показать нашу арифметику.
— Перед войной долг русского правительства перед странами Антанты составлял почти миллиард золотых франков. С учётом набежавших процентов этот долг на сегодняшний день составляет миллиард двести миллионов, господин Алексеев.-
Француз на секунду замолчал, желая насладиться мгновением триумфа, однако, страха на лицах своих собеседников он не увидел.
— Если быть точным, господин посол, миллиард сто семьдесят два миллиона триста двадцать одну тысячу, — поправил его Алексеев, а Иванов с готовностью тронул замок своей окаянной папки.
— Вы совершенно верно назвали цифру своего долга, господин Алексеев, и, как любой здравомыслящий человек, должны понимать, что миллиард золотом это очень большая сумма для наших стран.-
— Господа союзники хотят вернуть свои деньги сейчас, или смогут подождать полгода, за которые мы сможем полностью погасить наш долг без угрозы для своего рынка? — невинно спросил Иванов, невозмутимо набивая новой порцией табака свою кривую трубку.
Посол сильно смутился, он только хотел отыграться за свои прежние обиды и сделать русских более сговорчивыми. Он знал, что привыкшие к войне генералы плохо ориентируются в вопросах цифр и всегда пасуют в разговоре, боясь выдать собеседнику своё невежество. Так было почти с каждым из них, вне зависимости от национального мундира, надетого на военного.
Однако, Иванов явно не был военным, и цифры долга его совершенно не пугали. Он однозначно выпадал из всей русской колоды переговорщиков и, вместе с тем, был её козырным джокером.
— Так в какие сроки Вы желаете получить этот долг, господин посол? — впервые за всё время переговоров подал свой голос Корнилов, холодно посмотрев на француза.
— Нет, господин Корнилов, речь, конечно, не идёт о немедленном погашении всей суммы вашего государственного долга. Просто, следуя примеру господина Алексеева, мы также решили навести ясность в наших финансовых отношениях с вашей страной и, очень рады убедиться, что Россия по-прежнему является нашим достойным политическим и экономическим партнёром.-
— Ну что же, я рад этому и думаю, что пришла пора поговорить о наших совместных действиях против кайзера Вильгельма и императора Франца. Мы уже выполнили все, взятые на себя обязательства перед союзниками, проведя наступление в Румынии для оттягивания на себя части сил нашего противника. Я уже слышал ваши горячие просьбы начать новое наступление, ради спасения Франции, но неудача майского наступления очень осложнила и без того напряженное положение внутри страны. Ещё одна неудача на фронте, и я не смогу полностью ручаться не только за спокойствие в истерзанной войной России, но и за её возможность продолжать войну. Вспомните, каким катастрофическим было положение России в августе 1917 года, когда, только благодаря героическим действиям корпусов генералов Крымова и Деникина, мне удалось удержать страну от полного развала. Только опираясь на верные штыки, неохваченные большевистской заразой, Крымов смог навести порядок в Петрограде, а «железный корпус» Деникина удержал фронт от развала. И бросать в бой сейчас свой последний резерв я не могу.-
Корнилов замолчал, давая возможность французскому послу осмыслить сказанное, и выложить свои соображения по этому поводу. Тот глубокомысленно помолчал, а затем, сведя брови, трагически произнес:
— Значит, генерал, Вы отказываетесь помочь истекающей кровью Франции. Это Ваш окончательный ответ?-
— Наша страна не меньше Франции страдает от людских потерь, господин посол, — перехватил нить разговора Алексеев, опасаясь, что Корнилов с солдатской простотой может наговорить лишнего, — и Вы напрасно так однобоко трактуете наши слова. Господин Верховный командующий чётко и ясно дал Вам понять, в каком состоянии находитсянаша страна на данный момент, и не более того. Мы вовсе не против того, чтобы оказать помощь своему боевому союзнику, но, вместе с этим, мы не хотим кидать своих солдат на пулеметы и колючую проволоку врага полностью неподготовленными. Такие кровавые жертвы, ради временного ослабления немецкого давления под Парижем, Россия себепозволить сейчас не может. По моему глубокому убеждению, для коренного изменения ситуации нужно полномасштабное наступление на австрийцев, к проведению которого наша армия будет готова только к средине августа и не ранее.-
— Но недавно генерал Дроздовский провёл успешную операцию по освобождению Риги, при поддержке кораблей Балтийского флота, — язвительно заметил британский атташе, — значит, всё же русская армия может успешно наступать?-
— Не надо путать удачную операцию местного значения со стратегическим наступлением, господин Гордон, — холодно одернул его Алексеев, — мы вынуждены были провести эту операцию для устранения тех негативных последствий среди населения, вызванных неудачей румынского наступления. По сути дела мы только отбросили немцев с позиций, которые они занимали до августа 1917 года, и не более. Только благодаря тому, что всё было подготовлено заранее по приказу ставки, наступление не было связано с большими потерями.-
— Я прекрасно понимаю, что штурм Риги был инициативой господина Корнилова, который считал её сдачу личным оскорблением, — поспешно сказал посол, — но, неужели Выпредлагаете нам терпеливо ждать до августа, когда Франция требует помощи сейчас. Что я должен сообщить своему президенту по окончанию нашей встречи? Что господин Корнилов предлагает подождать и обойтись своими силами. А не допускаете ли вы, господа, падение Парижа и выхода Франции из войны? —
— Напрасно Вы так драматизируете положение, господин посол. В своей последней речи президент Клемансо заявил, что он будет драться и за Парижем и никогда не пойдёт на капитуляцию с бошами. Кроме этого, смею напомнить Вам, что сейчас под Парижем сражается наш Русский легион. Его солдаты и офицеры храбро бьются и мужественно гибнут в боях с немцами, но не подпускают врага к стенам вашей столицы. Я знаю, что фельдмаршал Фош постоянно бросает его на самые опасные участки фронта, не считаясь с его потерями, и наши воины не ропщут и до конца выполняют свой святой долг. Это ли не реальная союзническая помощь, господин посол? —
Француз что-то хотел возразить, но Алексеев властным жестом остановил его и продолжил свою речь:
— Повторяю ещё раз, сейчас я не могу двинуть на помощь Франции ни одного своего солдата, ни на одном из фронтов, но мы готовы помочь своим союзникам на другом важном участке борьбы против врага — на Балканском фронте. Ради этого, мы готовы полностью подчинить свой экспедиционный корпус союзному командованию и ударить по болгарам, чьи воинские качества очень низки. Немцы и австрийцы будут вынуждены отреагировать на эту угрозу, и снимут свои войска с Западного фронта.-
— Боюсь Вас разочаровать, господин генерал, но командующий Балканским фронтом генерал Невьен очень скептически оценивает шансы на успех наших войск на этом направлении. К тому же, маршал Фош уже отдал приказ о переброске части сил из под Солоников обратно во Францию, для спасения Парижа. Союзный штаб уже рассматривал этот вариант и полностью согласен с мнением генерала Невьена, — известил Алексеева французский атташе.
— Позвольте с Вами не согласиться, господин полковник. По мнению нашей Ставки для развала фронта хватит одного хорошего удара. Данные нашей военной разведки, основанные на опросе пленных и воздушном наблюдении, полностью подтверждают это предположение. Даже с учётом ослабления фронта за счет убыли французских частей, русские и английские войска под единым командованием вполне могут взломать вражескую оборону. Всё дело в желании, — парировал генерал.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Астрал
Афанасьев Роман
Астрал


Браун Дэн - Утраченный символ
Браун Дэн
Утраченный символ


Прозоров Александр - Потрясатель вселенной
Прозоров Александр
Потрясатель вселенной


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека