Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
– Извините… неожиданно так. Я сидел и думал, что мне нужно найти частного детектива. И тут подходите вы, с этими шерлок-холмсовскими штучками…
– Честное слово, не знал, что вы нуждаетесь в детективе, – серьезно сказал Артём.
Парень провел ладонью по лицу, взялся за подбородок. Подумал несколько секунд. Покачал головой.
– Верю. До мании преследования я еще не докатился. Мне действительно нужна ваша помощь… Нет, вы пейте пиво, пожалуйста, я не собираюсь никуда вас тащить, я вам просто расскажу свою ситуацию, а вы решайте, интересно вам или нет…
– Стоп! – Артём поднял руку. – Подождите минутку. Сейчас я не на работе. И все, что вы мне расскажете, вы мне расскажете как частному лицу. Понимаете? Я не буду связан никакими обязательствами. Вас это устраивает?
Петренко заколебался.
– Вы когда-нибудь имели дело с частным детективом? – уточнил Артём.
Парень покачал головой.
– Ситуация простая. Я обязан хранить вашу информацию втайне, если вы меня наняли. Разумеется, кроме случаев явного нарушения закона. Тогда вам стоит…
– Нет-нет, ничего подобного! – бурно запротестовал Петренко.
– Хорошо. Тогда поступим так. Вы даете мне в задаток один рубль и становитесь моим клиентом. Я выслушиваю ваш рассказ, и мы либо заключаем письменный контракт, либоя отказываюсь от дальнейшей работы. В любом случае на сторону информация не уйдет.
Петренко усмехнулся. Он и впрямь очень быстро трезвел.
– Спасибо за консультацию. Давайте я вам поставлю кружку пива? Как раз рубль стоит.
Артём кивнул.
Достойное продолжение утрешнего конфуза. Получить за консультацию кружку пива. А сплясать за рюмку водки не слабо, господин бывший следователь по особо важным делам?
Но идти в офис не хотелось: клиент из парня никакой, дело явно выеденного яйца не стоит. В то же время требовать с молодого преподавателя нормальную сумму за пустяковую консультацию – стыдно.
Лучше уж выслушать парня за кружкой пива. Какова проблема, таков и гонорар.
Вернулся Петренко – с кружкой пива и тарелочкой с фисташками. Сел напротив. Артём заметил, что его секундная решимость уже куда-то улетучилась – вполне обычное дело.
– Теперь вы мой клиент, – серьезно сказал Артём. – Я вас слушаю.
Петренко кивнул и неуверенно произнес:
– Я вот подумал… если вы решите взяться за мое дело: я всего два года как преподаю, капиталов не нажил. Вряд ли смогу предложить вам достойную оплату.
– Расскажите вначале, в чем ваша проблема, – предложил Артём. – Возможно, хватит одной кружки пива и одного совета.
– Нет, так легко я не отделаюсь… – Петренко неловко улыбнулся. – Хорошо. Это связано с предыдущей инкарнацией…
– Давайте, я догадаюсь? – предложил Артём. – Вы повели своего ребенка на проверку…
Петренко удивленно посмотрел на него:
– Ребенка? Нет, что вы! У нас пока нет детей, мы собираемся, но… Дело в моей предыдущей инкарнации.
Артём сконфуженно замолчал. Надо было подумать, прежде чем говорить: парню двадцать четыре, может, двадцать пять, не больше. Звезду Теслы не рекомендуется проходить раньше девяти лет. Когда бы он успел завести и вырастить ребенка?
Впрочем, Иван не стал заострять внимание на его оплошности.
– Я не проходил обследование в детстве. Родители предлагали, я отказался…
– Почему? – полюбопытствовал Артём. – Ваше вероисповедание?
– Нет. Я атеист… извините. Вы же понимаете, реинкарнация никоим образом не доказывает существование Бога.
– Тогда почему? – теперь уже Артём заинтересовался всерьез. – Знание того, кем вы были в прошлой жизни – огромная сила. Вы можете избежать ошибок, к которым предрасположена ваша душа, не ошибиться при выборе профессии, добиться больших успехов в этой жизни. В конце концов, вас может ожидать неожиданное наследство!
– Я понимаю, – Иван кивнул. – Возможно, вам это покажется странным, но мне всегда было жалко свое предыдущее воплощение. Представьте: вы умерли, а вас вдруг на краткий миг возвращают к жизни какие-то незнакомые, чужие люди. И начинают допрашивать: кем был, что успел… Никакой возможности не ответить…
– Ну почему же, – буркнул Артём. – Отказаться от ответа и впрямь нельзя, но нередки случаи, когда деинкарнированные… э… скажем так, темнят. Отвечают уклончиво, тянут время. Особенно, если они умерли недавно и знают все ограничения на использование Звезды.
– Да-да, – Петренко одним глотком выпил кофе. – Я понимаю. Но ничего поделать с собой не могу. Знаете, это, наверное, как с психоанализом. Кто-то легко идет на прием и рассказывает про свои сексуальные фантазии и детские обиды. А кто-то никогда на это не согласится.
Артём кивнул.
– Сейчас я работаю на кафедре низко– и высокочастотных колебаний, – продолжил Петренко. – Вы ведь понимаете, устройство Звезды Теслы – секрет Полишинеля. Опытный радиолюбитель спаяет ее за полдня из самых обычных деталей. А у нас есть макет для обучения студентов… ну, какой это макет, – если честно, вполне работоспособныйгенератор, только ограничитель мощности поставлен.
– Вы сами себя… – начал Артём. – Стоп! Но вы же не могли оставаться в сознании!
– Я и не оставался. Долго все обдумывал, а вчера вечером смонтировал простейшую цепь. Звезда Теслы запускалась ровно на десять минут. Одновременно включался диктофон. Вначале на воспроизведение – я кратко объяснил своему предыдущему воплощению, что происходит. Потом попросил его рассказать то, что он сочтет нужным. А потом таймер отключил бы Звезду.
Артём молча смотрел на Петренко.
– Труднее всего было сделать себе укол успокоительного, – сказал Петренко. – С детства боюсь уколов… Вы меня считаете идиотом?
– Нет, – осторожно подбирая слова, сказал Артём. – Но экстравагантным человеком – без сомнения. Я понимаю, в сталинские времена… Никому не хотелось оказаться инкарнацией немецкого генерала и до полного сумасшествия рассказывать в НКВД давно устаревшие военные секреты. Но сейчас чего бояться?.. А если бы таймер отказал? Если бы вы впали в кому? Это случается!
Петренко жалобно улыбнулся:
– Наверное, я и впрямь немного псих.
– Ладно, все кончилось хорошо, – кивнул Артём. – Итак?..
– Я заснул. Потом очнулся. Таймер сработал прекрасно. Я даже не сразу включил диктофон. Сварил кофе, выпил анальгина – голова болела ужасно. Потом… потом прослушал запись.
Петренко внезапно замолчал. Артём терпеливо ждал.
– Вам надо это услышать самому, – сказал Петренко. – А то и вы сочтете меня психом.
– Запись у вас с собой?
– Нет, я ее сразу же спрятал. Если вы согласитесь…
Артём колебался несколько секунд. История была слишком фантастическая, чтобы отнестись к ней всерьез.
Но никаких дел у него не было. А детектив, отказывающийся от слишком необычных дел, зря ест свой хлеб.
– Пойдемте, – сказал он, отодвигая недопитую кружку. Если уж предстояло работать, то пиво будет лишним. – Вы меня заинтриговали.
Петренко просиял.
– Спасибо. Мне надо было еще с кем-то поделиться, а впутывать… – он внезапно замолчал.
Артём сделал вид, что не заметил запинки. Петренко считает информацию опасной? Что ж, люди склонны переоценивать важность своей персоны и своих тайн.
Вслед за Иваном он поднялся по лестнице. Петренко на миг задержался в дверях, оглядывая себя в зеркале. Поправил галстук, распахнул дверь. И остановился на пороге.
– Я вам сейчас покажу… – услышал Артём.
Но показать Иван ничего не успел.
Хлопнуло – или, скорее, чмокнуло. Петренко пошатнулся, сделал шаг назад, наваливаясь на Артёма. Чмокнуло снова – приглушенно, не громче, чем в первый раз. Артём почувствовал, как вздрогнуло тело преподавателя, когда в него попала вторая пуля.
– Ложись! – закричал он, падая на ступеньки и сдергивая за собой Петренко. Впрочем, этого уже не требовалось – молодой человек оседал сам по себе. Тяжело сполз вдоль стенки, прижимая Артёма к лестнице.
Над головой просвистело еще две пули. И никакого звука выстрелов. Глушитель никак не умирал – в отличие от преподавателя физики.
Распахнулась дверь в верхний зал. Артём увидел накрытые клетчатыми скатертями столики, медленно поворачивающихся посетителей, жующие по инерции рты… Официант в дверях таращился на Петренко, глаза его медленно дурели, наполняясь слепым ужасом, вежливо-услужливая улыбка превращалась в карикатурную гримасу.
– Вызовите полицию! – закричал Артём. – Полицию!
Пуля ударила в наличник, выбивая желтую щепу. Официант исчез – то ли и впрямь кинулся к телефону, то ли грохнулся в обморок.
Артём решил не надеяться на первое.
Подхватив Петренко под мышки, он пополз вниз по лестнице, прикрываясь подрагивающим в судорогах телом. Подпружиненная дверь в верхний зал медленно закрылась. А вот дверь на улицу – еще нет, хороший гидравлический доводчик закрывал ее медленно и плавно. Стрелявшему достаточно было сделать несколько шагов, заглянуть в маленький вестибюль – и Артём вместе с Петренко оказались бы под прицелом.
Но убийца не решился войти. Побоялся, что его увидят посетители верхнего зала?
Артём дополз до самого низа лестницы. Руки были в крови, Иван тяжело и часто дышал, но даже не стонал. Артём несколько раз ударил ногой дверь нижнего зала, но та не открылась. Ручка… надо потянуть за ручку. Пожалуй, уже можно встать…
Но Артём лежал, пока дверь, ведущая на улицу, не хлопнула – гулко и разочарованно, будто закрылась пасть упустившего добычу зверя.
Из дверей нижнего зала доносилась слабая музыка. Там, видно, никто и не заподозрил трагедии.
Артём привстал, наклонился над Петренко. Тот смотрел удивленно и уже успокоенно; так смотрят только здоровые и сильные люди, к которым неожиданно пришла смерть. Пиджак был пробит в двух местах, рубашка вся пропиталась кровью. Но почему-то больше всего Артёма поразил галстук, пробитый пулей посередине – это выглядело изыском модельера, решившего эпатировать публику, а вовсе не смертельным попаданием.
– Кто это был? – крикнул Артём. – Кто стрелял?
– Зачем я… сказал… что буду тут… – изо рта Петренко пошла кровавая пена.
– Имя! Имя скажи! – повторил Артём. – Иван, скажи имя!


Ну почему в девяти случаях из десяти умирающие тратят силы на какие-то нелепые объяснения и оправдания – вместо того, чтобы назвать одно-единственное имя?
Глаза Петренко закрылись. Он резко отяжелел: так всегда бывает, когда душа, поднимающая человека к небесам, покидает тело.
Артём медленно опустил голову физика на покрытый ковром пол. Встал в полный рост, медленно поднялся по лестнице. Вошел в верхний зал.
Перемены произошли разительные. Посетители толпились в дальнем углу. Несколько мужчин, включая выглядывавшего на лестницу официанта, стояли у дверей – с ножами и палками. Наиболее восхитительно выглядела швабра в руках солидного мужчины в дорогом костюме, вряд ли в последние годы поднимавшего что-то тяжелее авторучки.
– Полицию вызвали? – спросил Артём.
На него смотрели с ужасом и подозрением. Наконец официант кивнул и пробормотал:
– Я вызвал… приедут…
– Где здесь можно умыться? – спросил Артём. – Я весь в крови. Не выходите пока из зала. Внизу убитый человек.
Какая-то женщина пронзительно закричала и рухнула на пол.
2
За три года кабинет ничуть не изменился. Тот же портрет того же президента на стене (пошел на второй срок), маленькая трещина в уголке оконного стекла (один не в мерурезвый подозреваемый никак не мог поверить, что стекло небьющееся), даже компьютер на столе – старый (три года назад это было чудо техники, сейчас почти антикварный хлам). И письменный стол – тот самый… до Артёма за ним сидел Андрей Лопахин по прозвищу Хапа, следователь старательный, но не гениальный. Нет, не гениальный… как и Артём.
Теперь на этом месте сидел Денис Крылов, ведущий следователь МУРа по «убойным» делам. Артём обживал кресло подследственного. Хотя какое это кресло, название одно. Намертво прикрученное к полу и удивительно неудобное.
– Сигарету? – спросил Денис. Высокий, широкоплечий, он выглядел так, как и должен выглядеть следователь по особо важным делам – надежно и успокаивающе.
– Давай, – миролюбиво сказал Артём. Дениса он знал лет пять. Когда-то Крылов был в его группе: не прирожденный следователь, в прошлой жизни – кондитер из Шанхая. Ноталантливый.
Бесспорно талантливый. За счет упрямства.
А настоящего неуловимого маньяка, наподобие Мокреца, в последние годы не появлялось. Так что Крылов сидел в своем кресле крепко.
Денис перебросил ему через стол пачку «Космоса». Артём достал сигарету, мрачно глядя на предупреждающую надпись: «Курение приближает вас к следующей инкарнации!»
– Как ты с ним познакомился? – небрежно спросил Денис.
– За кружкой пива, – ответил Артём, закуривая.
– Что же так… с утра начинаешь? – в голосе Дениса послышалось искреннее до правдоподобия сочувствие.
– Утром у меня были клиенты, – сказал Артём. – Семья Туванских. Гиблое дело. Прежняя инкарнация оставила мальцу наследство. Большое, но давно и в Штатах. Родственники, ясен пень, завещание уничтожили.
– Гиблое дело, – согласился Денис.
– Поговорил с ними и расстроился. Они явно решили бороться до последнего и довести сына до психушки. Хотел развеяться. Пошел в пивную. Я там часто бываю, это легко проверяется.
Денис с улыбкой покивал.
– Тут и познакомился, – продолжил Артём. – Парень был изрядно навеселе, но я это не сразу понял. Слово за слово, представились друг другу. Когда он услышал, что я частный детектив – сразу протрезвел. Сходил умылся, выпил кофе. И рассказал, что у него проблема…
– Тут поподробнее, – сказал Денис.
– Он не проходил Звезду Теслы в детстве. Вроде как ему было неприятно, что прежнюю инкарнацию станут допрашивать чужие люди… Кстати, это несложно проверить. Но поскольку парень преподавал в Бауманке, а у них там есть Звезда в качестве наглядного пособия, он решил провести эксперимент. Соорудил таймер, поставил диктофон, сам себе вколол успокоительное…
– Это точно? – спросил Денис.
– Так он рассказал… Словом, расспросил сам себя. Запустил диктофон вначале на воспроизведение, потом на запись. Что-то там ему предыдущая инкарнация наговорила…
– Что именно?
– Не знаю. Он не уточнял. Сказал, что запись где-то спрятал, и предложил мне прослушать ее. Я согласился. Стали подниматься, но нас там ждали…
– Ждали?
– Ждал, ждали… – Артём пожал плечами. – Не видел я, кто стрелял. Я еще стоял на лестнице, и он мне загораживал весь обзор. Петренко только успел сказать: «Я вам сейчас покажу…» – и раздался выстрел… Собственно говоря, выстрела я даже не услышал, пистолет был с глушителем. Иван начал на меня сползать, я упал на лестницу, стянул его за собой. Но было поздно, в него всадили две пули.
– Три, – меланхолично поправил Денис. – Что потом?
– Убийца не решился войти в здание. Когда дверь захлопнулась, я встал и попытался расспросить Петренко, но он уже умирал. Только и произнес: «Я сказал, что буду тут…»
– Имя назвать не успел, – улыбнулся Денис.
– Не успел.
– Как неудачно… – Денис встал, прошелся по кабинету. Остановился у окна, спиной к Артёму, заложил руки назад. – И что ты по этому поводу думаешь… Пинкертон?
Хорошо он это сказал. Четко, ясно. Даже на слух прозвучало с заглавной буквы: не эпитет, а имя.
– Дать бы тебе в репу, – мечтательно сказал Артём.
Денис резко повернулся. Процедил:
– А попробуй! Нападение на лицо, находящееся при исполнении…
– Использование служебной информации в личных целях… – ответил Артём.
Денис мгновенно расслабился.
– Да ты чего, Артём? Досье я твое смотрел, уж извини. Так положено. Но это все между нами. И чего тебе, собственно говоря, стыдиться? Прежней инкарнации? Так очень достойная личность, можно сказать – легендарная…
– Кем я был в прошлой жизни – исключительно мое дело, – сказал Артём. – Хоть Аланом Пинкертоном, хоть Джеком-Потрошителем.
– Положим, во втором случае тебя бы в полицию не взяли, – улыбнулся Денис. – Сам понимаешь, предрасположенность…
Н-да. Я действительно не хотел тебя обидеть. Был очень удивлен, конечно.
Он вернулся за стол, тяжело опустил руки на клавиатуру. Вызвал какой-то файл.
Артём молчал. Ждал.
– Странно выглядит, признаешь? – не глядя на Артёма, спросил Денис. – Бывший следователь по особо важным делам, ныне – частный сыщик, знакомится с человеком. Тогочерез полчаса убивают.
– Хочешь сказать, что я замешан в убийстве?
– Нет, – с легким сожалением признался Денис. – Но думаю, ты что-то скрываешь.
– Я познакомился с Петренко сегодня утром, – сказал Артём. – Он не сообщил мне ничего конкретного.
– Кто был его инкарнацией, что именно ему сказали, где спрятана запись, кто стрелял…
– Ничего.
Денис молчал. Артём без спроса взял еще сигарету из пачки, закурил. Устало сказал:
– Денис, я прекрасно понимаю и твое, и свое положение. Все значащие факты я тебе изложил. Ты можешь продержать меня еще сутки, это ничего не изменит. Но после этого яподам в суд заявление, что ты на почве давних неприязненных отношений…
– Что за чушь! – рявкнул Денис. – Какие еще неприязненные отношения?
– Вот и я думаю – какие? – задумчиво сказал Артём.
Денис замолчал. Развел руками:
– Извини… за Пинкертона. Не удержался. У нас тяжелый месяц, Артём. За две недели – четыре убийства.
– Что-то сложное? – насторожился Артём.
– Нет, бытовуха… А вот теперь – и впрямь сложное. Стрелявшего никто не видел. Собака след не взяла. Гильз нет. Видимо, стреляли из револьвера. Никаких зацепок. И вдруг – ты на месте преступления. Можно сказать, единственный свидетель…
– Совет хочешь? – спросил Артём.
– Ну? – Денис приподнял голову.
– Убийца не бывал в пивнушке… или не часто бывал. Дверь в верхний зал на пружине, стекло в ней матовое. Он спокойно мог дойти до лестницы, сделать контрольный выстрел в Петренко, расстрелять меня. Но убийца боялся, что его увидят из зала, и не переступил через порог. А ведь несколько раз стрелял вдогонку, пытался подстрелить и меня.
Денис подумал секунду, кивнул. Но все же буркнул:
– Может быть, просто невнимательный… Или не выносит вида крови, дело обычное.
– Расстрелять человека в упор, потом стрелять в официанта – и паниковать при виде крови? Сомневаюсь. И еще… Было две фразы, вначале я не придал им значения. Первая – «а то и вы сочтете меня сумасшедшим…» Вторая – «мне надо было еще с кем-то поделиться…» Петренко кому-то рассказал про свой эксперимент. Но ему не поверили, а скорее, сделали вид, что не верят. Надо искать в самом ближнем окружении. Жена, друзья, коллеги.
– Искать всегда надо в ближнем окружении, – поморщился Денис. – Но спасибо. Чего сразу не сказал?
– В заявлении все есть, – Артём кивнул на лежащие перед Денисом бумаги.
– Диктофонную запись надо искать, – пробормотал Денис. – Вот где ответ…
Артём покачал головой:
– Боюсь, что запись не найти.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Посланник
Прозоров Александр
Посланник


Никитин Юрий - Сингомэйкеры
Никитин Юрий
Сингомэйкеры


Русанов Владислав - Бронзовый грифон
Русанов Владислав
Бронзовый грифон


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека