Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

«Ты человек, — раздался под черепом тот же густой гулкий голос. — Тебе здесь не место. Твое время еще не пришло».
— Я ищу Предтеч. — Голос почему стал сиплым, и Артур откашлялся. — Я ищу Предтеч, подскажите, где их можно найти.
«Зачем?»
— Мне дали задание… у нас ЧП… Монарх Конкере сбежал из тюрьмы…
«Конкере один из нас».
— Я понимаю. — Артура бросило в жар. — Но он хочет изменить Материнскую реальность…
«Это его право. Каждый живущий имеет право жить так, как хочет».
— Э-э, пардон, я извиняюсь, тогда и каждый убийца имеет право убивать? Так, что ли? Хорошенькая у вас философия!
«Наша философия тебе недоступна. Иди с миром».
— Значит, вы не поможете остановить родственничка?
— Не помогут, — раздался сзади чей-то знакомый голос.
Артур обернулся как ужаленный.
В двух десятках шагов от него стоял на песке молодой человек с застывшим строгим лицом и мерцающими черными глазами. Зеленая чешуйчатая кольчуга на нем все время шевелилась, как живая, дымилась и стреляла мелкими электрическими искорками. Это был Стас Котов, о котором предупреждал Тарас, бывший оруженосец неведомого Воина Закона.
— Кто тебя послал? — продолжал Стас, изучая лицо Суворова.
— Дед Пыхто, — осклабился Артур. — Я. же не спрашиваю, кто послал тебя, хотя знаю. Монарх, не так ли?
Брови Котова изогнулись.
— Кажется, я догадываюсь, чей ты слуга. Тебя послал мой дядя Василий Никифорович.
— Дядя? — Артур невольно засмеялся. — Вот уж кого ни разу не встречал, так это твоего дядю. Однако я спешу, приятель, не мешай мне.
— Это ты мешаешь мне, приятель. Поэтому предупреждаю: еще раз встречу в «розе» или в прошлом…
— То что? — прищурился Артур, демонстративно кладя руку на приклад карабина, — Покажешь мне, где раки зимуют?
Глаза Стаса зловеще вспыхнули.
Тотчас же карабин Артура вырвался у него из рук, взлетел в воздух, изогнулся и повис, целя ему в грудь.
— Попробуй поборись с ним.
— Ух ты, здорово! — восхитился Артур, наливаясь куражливой силой. — Колдун, что ли? Вот развелось вас по всему миру. Жаль, меня никто не обучил таким трюкам. Ну, давай стреляй, чего ждешь? Или кишка тонка?
Карабин выстрелил… и на пути пули фонтаном — словно произошел своеобразный подземный взрыв — встала защитная стена Дзи-но-рина. Пуля вонзилась в нее, и стена осыпалась грудой песка, земли и каменной крошки.
— А так можешь? — хвастливо встал в позу Артур, переживший несколько неприятных мгновений страха и неуверенности (вдруг не сработает?!). — Давай теперь я выстрелю.
Карабин покачался в воздухе, как бы размышляя, стоит ли ему и дальше жить самостоятельно, упал на песок.
«Он опасен!» — раздался гулкий бас в голове Артура.
Неизвестно, к кому относилось это определение, сделанное Аморфом, то ли к Суворову, то ли к посланнику Конкере, но отреагировали они на мысленный голос «разумной горы» практически одинаково. Артур попытался подхватить карабин. Стас выхватил меч. Однако выстрелить Артур не успел, меч противника оказался быстрее. Текучей молнией он метнулся вперед, выбил оружие из рук Суворова и — устремился к его шее!
Ждать, защитит ли Дзи-но-рин его и на этот раз, Артур не стал. Тхабс унес его в будущее (выдернул из бездн времен как морковку из грядки — пришло на ум неожиданное сравнение), соорудив на пути меча непреодолимую стену времени. Впрочем, непреодолимой эта стена казалась всего несколько секунд.
Вывалился Артур в свою гостиную, запыхавшись, как после долгого бега, но отдышаться не успел. Вслед за ним в квартире появился гость, а точнее, преследователь — Стас Котов! Как он умудрился запеленговать тхабс-канал Суворова и «вцепиться» в него «магическими абордажными крючьями», понять было трудно.
Меч снова блистающим жалом устремился к груди застывшего в изумлении Артура.
Сработал Дзи-но-рин, формируя щит из «подручных материалов» — паркета, ковра, фрагментов стульев и дивана. Однако эта импровизированная стена не могла защитить Суворова от «устранителя препятствий», легко пробившего возникшую преграду. К счастью, Артур понял это вовремя, инстинктивно включая тхабс, но не ставя конкретной цели, и в последний миг перед смертельным касанием дымящегося клинка синкэн-гата перешел в состояние трансфизического движения.
Тхабс выбросил его в «розу». Причем — не на ближайшие уровни Материнской реальности, то есть не на планеты Солнечной системы, а куда-то глубоко в космос, где Артур еще не бывал.
Он оказался в странном мире, состоящем из одних белых толстых стен, которые соединялись в красивый и сложный лабиринт. Сила тяжести в этом мире была равна земной, дышалось здесь легко, почти как на Земле, разве что к знакомым запахам — бетона, асфальта, нагретого камня и плесени — добавлялись незнакомые, щекочущие язык. Небо над головой светилось опалом, и в нем проглядывали контуры двух планет: побольше — сиреневый, поменьше — желтоватый. А солнца не было, хотя света хватало.
Артур, судорожно оглянувшись по сторонам: не появится ли преследователь? — с облегчением выдохнул застрявший в легких воздух, прошелся по шершавому белому верху стены, прислушиваясь к тишине местной природы. Стена на вид и на ощупь казалась бетонной. Но представить себе строителей, чья фантазия родила столь монументальный лабиринт, Артур не смог, хотя и подумал, что это могли быть Инсекты.
Он машинально потрогал карман куртки с квадратиком Дзи-но-рина, куда должен был вонзиться меч Стаса, слабо улыбнулся. На сей раз все обошлось, он успешно прошел испытание боем, хотя вовсе не стремился стать великим воином. А помпушку жалко, с ней он не расставался в походах в течение нескольких лет и привык, как к необходимой бытовой вещи наподобие расчески или зубной щетки.
Однако, приятель, что делать? Куда тебя занесло? А главное, что делать, если бывший оруженосец Воина Закона снова отыщет тебя в мирах «розы»? Как долго придется бегать по «этажам» Вселенной, спасаясь от этого засранца?
Артур огляделся с большим вниманием, пытаясь найти хотя бы грязное пятнышко на стерильно чистых и белых стенах планеты-лабиринта. И нашел-таки. На горизонте, в противоположной от висящих в небе лун стороне, просияла золотом тонкая былинка. Артур напряг зрение и вздрогнул: со зрением что-то произошло, проявился необычный эффект— будто к глазам поднесли бинокль! Былинка скачком выросла в размерах, превращаясь в ажурный золотой минарет!
Он отмахнулся указательным пальцем: чур меня!
Минарет послушно прыгнул к горизонту, уменьшился до размеров былинки.
Артур хмыкнул, снова напряг зрение и пережил то же ощущение: былинка приблизилась, приобретая размеры минарета. Стало ясно, что у него внезапно заработала какая-то внутренняя, ранее дремавшая паранормальная способность. Сиддха, как сказал бы Тарас.
— Прапти [9], — проснулся в голове чей-то бесплотный голос, уже принимавший участие во внутренних беседах Суворова с самим собой. Этот голос, вероятнее всего, представлял собой «подсказчика», связанного с памятью предков, так он как никогда не ошибался.
— Прапти, — согласился Артур. — А всего сиддх двадцать шесть… или больше?
«Подсказчик» промолчал, вступая в беседу лишь в самые нужные моменты.
— Ладно, понял. Хорошо бы овладеть всеми сиддхами… ну, или хотя бы полетом без всяких приспособлений. Пешком до этого минарета и за месяц не дойти.
— Кхекара [10], — прорезался голос «подсказчика».
— Пусть будеткхекара.Почему Тарас не активировал мне эту сиддху? Если уж дал тхабс, мог бы и все остальное.
Сиддхи достигаются великим трудом, проворчал внутренний голос Артура, его «второго Я». Ты не готов. Дай тебе волю — наломал бы дров!
Это уж точно, мысленно согласился Артур. Только мне сейчас не до споров с тобой, зануда. Подскажи лучше, что делать. Домой возвращаться стремно, можно нарваться на засаду. Но и бегать по «розе» неохота. Может, вернуться в прошлое, еще раз поговорить с Аморфом, без свидетелей? Вдруг он проникнется нашими проблемами и вступится за родную реальность? Да и Стас вряд ли станет искать меня там.
Он тебя уже нашел, пискнул внутренний голос.
Артур оглянулся и, еще не успев что-либо понять, заметив только знакомый блик на зеленой кольчуге, — Стас нашел его и здесь! — прыгнул в «темный тоннель» тхабса, моля бога, чтобы тот вынес его из мира-лабиринта куда-нибудь подальше, в более безопасное место.
Мгновения невесомости, мрак, удар в ноги, свет в глаза… и он оказался на плоской вершине стены в том же лабиринтоподобном мире, откуда только что сбежал! Судорожно огляделся, ошеломленный неудачей. В голове заскакали «сорвавшиеся с цепи» мысли: почему?! что произошло?! отказал тхабс?! или он сам сориентировал его подобным образом?! и где противник?! исчез?! снова выскочит из-за спины?!
Тень накрыла беглеца, словно но небу проплыло облако, закрывая солнце, хотя ни облаков, ни солнца не было видно и в помине.
Артур сжался, озирая небосвод, и увидел золотистую башню-минарет всего в паре километров от себя. Тот самый минарет, который он разглядел на горизонте, появившись вэтом мире. Тхабс таки включился, но перенес его не в «более глубокие» «миры „розы реальностей“, а на ту же равнину с лабиринтом стен, только ближе к минарету.
Дьявольщина! Что случилось? Почему он почувствовал тень? При полном отсутствии облаков? Или это всего лишь реакция организма на присутствие башни?
Тень снова накрыла его и пропала. Кто-то внимательно и удивленно посмотрел на него с башни.
— Только не «сторожевой пес»! — взмолился Артур почти беззвучно.
Словно в ответ на его восклицание, на вершине минарета просиял золотой лучик, вниз спикировала капля света и превратилась в мужчину, одетого в просторные белые одежды, напоминающие индийское сари или плащ-рубаху без пояса. Артур мгновенно вспомнил Тараса: тот тоже предпочитал носить белые костюмы.
Мужчина был немолод, судя по морщинам и особому складу лица, говорящему о прожитых годах. Но и стариком его назвать было трудно. Он был высок, осанист, желтоглаз, сед, ощутимо величественен, а в том, как он щурил глаза, Артур вдруг уловил сходство со своей подругой Светланой.
Человек с минарета продолжал молча его рассматривать, и Артур почувствовал себя букашкой под микроскопом.
— Здрасьте, — сказал он, преодолевая неловкость. — Я так понимаю, что вы… э-э, хозяин этой реальности?
Мужчина улыбнулся.
— Правильно понимаешь. — Голос у него был звучный, красивый, под стать облику, и в нем прозвучали знакомые нотки, изредка проскальзывающие в голосе Светланы. — А вот кто ты, мой друг? И почему бежишь от моего давнего хорошего знакомого?
Артур нервно оглянулся.
— Он ваш знакомый?
— Почему это тебя удивляет?
— Дело в том, что он давно не оруженосец Воина Закона и служит Монарху.
Бровь мужчины изогнулась, взгляд стал острым.
— Значит, слухи о переходе Котова-младшего на сторону темной силы не преувеличены? Это плохое известие.
— Вы не знали? — Артур снова нервно оглянулся. — А еще иерарх… Этот парень почему-то гоняется за мной…
— Мне тоже интересно, почему. Может быть, расскажешь?
— Если он появится еще раз, мне придется бежать дальше. У него странный меч…
— Не бойся, он сейчас далеко отсюда. Ты видел у него меч?
— Да, странный такой, удлиняется на много метров…



— Синкэн-гата, — кивнул мужчина в белом. — Почему-то я его не заметил. Но любопытно другое: если Стас Котов служит Конкере, то где Машка?
— Кто?
— Моя дочь.
Артур вытаращил глаза.
— Ваша дочь?! Значит, вы — Юрьев?!
Мужчина засмеялся, качнул головой:
— Странно, меня узнают многие, я — никого. Во всяком случае, тебя я вижу впервые. Видимо, пропустил много интересного, занимаясь конструированием своего мироустройства. Это все, — мужчина широко повел рукой, — строительная площадка. До экспериментов сБрахманом [11]мне еще далеко, хотя и хочется построить что-нибудь вроде «второго локона Ампары», поэтому я заложил здесь Центр мирных церемоний «розы», где могли бы встретиться любые разумные существа с любым менталитетом, логикой и образом жизни. Но об этом мы поговорим в моем жилище, не возражаешь?
Артур провел языком по пересохшим губам. Хозяин реальности ему не особенно понравился — внутренним превосходством, но он обещал защиту и отдых, что в настоящее время было немаловажно.
— Согласен.
— Вот и славно. — Мужчина в белом взмахнул рукой, и Артура подхватила мягкая непреодолимая сила, понесла к золотой башне, вырастающей из лабиринта белых стен.
Глава 23УСИЛЕНИЕ ЗВЕРЯ

Килимтарх Ибрагим ибн Фатв аль Аддин ан Ташдфенази покинул Материнскую реальность еще в девятнадцатом веке, когда ему исполнилось двести лет. Изредка он посещал Землю, встречался с иерархами, с которыми поддерживал приятельские отношения, и с Хранителями, не раз предлагавшими ему стать их координатором. Однако, будучи индивидуалистом до мозга костей, человеком особого склада, не терпящим никакой зависимости, Ибрагим Аддин не соглашался, зная, что, став Хранителем, он взвалит на свои плечи бремя великой ответственности за охрану тайн ушедших в небытие цивилизаций. А этого он не пожелал бы и своим врагам. Впрочем, врагов у него не было. Килимтарх славился толерантностью и никому не желал зла, за что его уважали даже завистники из среды Великого Круга, которые хотели достичь его положения, не приложив особых стараний.
Но все же один враг нашелся, о чем Ибрагим Аддин узнал в тот самый день, когда решил посетить кое-кого из приятелей на Земле. Случилось это пятнадцатого августа, в разгар известных событий, о которых килимтарх не имел ни малейшего представления. Слухи об охоте за иерархами до него доносились, но поскольку он практически не покидал свою обитель в одном из «пустых» миров «розы», приспособленном им для своих нужд, и со Зверем Закона не встречался, то и считал эти слухи преувеличенными.
Однако все оказалось не так, как он себе представлял.
Во— первых, приятель, к которому он заглядывал в гости охотнее других, Хранитель Никандр был убит. Об этом килимтарху сообщили родственники Никандра, успевшие его недавно похоронить.
Во— вторых, власть в матричной реальности практически прибрал к рукам кардинал российского Союза Неизвестных Герман Рыков, замаскировавшийся под личиной вице-спикера Государственной Думы Марата Меринова. Каким образом Рыкову удалось получить Посвящение восемнадцатой ступени, было покрыто мраком неизвестности, но факт оставался фактом. С тех пор он возглавил российский Союз и стал верховным координатором всех Союзов Земли. Мало того, именно он начал охоту за Хранителями ради получения доступа к Великим Вещам Мира. Что произойдет, если Рыков станет их обладателем, нетрудно было догадаться. Власть в Материнской реальности перейдет к нему.
Из дома Никандра озадаченный известием Ибрагим Аддин направился к Хуану Кресло, бывшему генеральному секретарю ООН и бывшему координатору Союзов Неизвестных. Однако Хуан Кресло, потерявший полжизни во времена войны с Истребителем Закона и превратившийся в глубокого старика, разговаривать с килимтархом о земных делах не захотел. Предложил ему выпить, а когда Ибрагим отказался, махнул целый стакан горилки с перцем, которую ему доставляли из Украины доверенные лица. И килимтарх понял, что толку от старика не будет. Долго он не проживет.
Поразмышляв, Ибрагим Аддин, уверенный в своих силах, решил навестить самого Рыкова и узнать из первых рук, что происходит. Это его решение и сыграло впоследствии роковую роль, о чем он подумал слишком поздно. Живя в уединении, килимтарх подзабыл подлую человеческую натуру, точнее — псевдочеловеческую, потому что Землю, как известно, населяют два вида людей, один из которых — самый многочисленный — никогда не жил по духовным Принципам Творца. Рыков-Меринов был именно из таких «псевдочеловеков».
Они встретились в одной из резиденций Рыкова — в банке «Северо-Запад» на Сухаревской площади, предварительно договорившись об этом по каналу ментальной связи.
Ибрагима, выглядевшего достаточно молодо для своих лет: высокий, статный, гладколицый, смуглый, с усиками, ни одной ниточки седины в черных блестящих волосах, — встретил в кабинете чем-то похожий на него юнец — смуглолицый, с усиками, в котором не было ничего от прежнего Германа Рыкова.
Кроме острого, прицеливающегося, высокомерно-презрительного взгляда. И, заглянув в его глаза, килимтарх сразу узнал бывшего ученика, ставшего Посвященным очень высокого ранга.
Они сели за стол, ощупывая пси-сферы друг друга в диапазоне силШаддай эль Хай.Рыков-Меринов пошутил, что «волшебная палочка» килимтарха — его сиддхи-возможности — достигла большой величины, на что Ибрагим с усмешкой заметил, что в волшебной палочке главное не размеры, а магические свойства.
— Это верно, — кивнул Меринов. — Что ж, я рад, что вы не потеряли формы, учитель. Однако не будем ходить вокруг да около. Что привело вас в нашу земную юдолъ, патриарх? Иными словами, какого черта вам здесь нужно?
— Черта мне не нужно, — усмехнулся Ибрагим Аддин; он хорошо говорил на русском языке, но разговор шел на английском. — Это правда, что я слышал о вас? Вы действительно собираете Великие Вещи?
— А что, вы можете мне что-то предложить в этом плане? — прищурился Марат Феликсович. — Кстати, какие напитки предпочитаете?
— Чай.
— Инна, — вызвал секретаршу Меринов, — гостю чай, мне горячий шоколад.
— Нет, я ничего не могу вам предложить, — сказал килимтарх с заминкой, отвечая на первый вопрос собеседника. — Зачем вам Вещи?
— Глупый вопрос, — скривил губы Марат Феликсович. — Вы же знаете ответ.
— Допустим. Но ведь вам не удастся собрать все Вещи. Не каждый Хранитель окажется… в положении Никандра.
— Никандр — старый дурак! — махнул рукой Меринов. — Согласись он на мое предложение, остался бы жив. Нет, полез в драку. Но к чему эти вопросы, патриарх? Вы же не Хранитель, вам нечего бояться.
— А вы сами не боитесь, мастер, что Хранители соберутся все вместе и уничтожат вас?
Меринов презрительно рассмеялся.
— Хранители — трусы и себялюбцы, они не отважатся объявлять мне шактипат. Вот иерархи «розы» — другое дело, это сила! Но и они не станут вмешиваться в наши земные разборки. К примеру, вы бы вмешались?
Ибрагим Аддин подумал, качнул головой.
— Не вижу смысла.
— Вот видите? И так думает каждый иерарх. К тому же у вас своих проблем хватает: война с Охотником, планы Монарха…
— Это правда. Хотя Монарх вряд ли представляет для нас угрозу. По моим данным, его интересует Фундаментальная реальность, а не «роза».
— Ошибаетесь, патриарх. Если он изменит Матрицу, изменится и весь спектр отражений-реальностей «розы». Подумайте и присоединяйтесь ко мне.
— Что вы имеете в виду? — удивился килимтарх.
— Я против нового Изменения. Вот для чего мне Вещи. С их помощью я остановлю Монарха.
— Вы… серьезно?
Вошла длинноногая мускулистая секретарша, подала напитки.
Маринов взял чашку с горячим шоколадом, пригубил.
— Вы, наверное, давно не посещали Землю, патриарх. Здесь многое изменилось. Я же хочу одного — чтобы нашу реальность оставили в покое. Вы же не хотите, чтобы кто-нибудь пришел в ваш мир и начал его перестраивать в соответствии со своими планами?
— Разумеется, нет.
— Вот и я хочу того же.
Меринов лукавил. Ему плевать было на реальность, как она изменится в результате вмешательства Монарха, но ему и в самом деле это изменение было невыгодно: он терял власть! Но вслух об этом собеседнику он, естественно, говорить не стал.
— Странно, — покачал головой Ибрагим. — Я был о вас другого мнения.
— Увы, я тоже страдаю от человеческой неблагодарности и непонимания, — лицемерно вздохнул Меринов. — Завистников много, помощников нет. Ведь вы тоже откажетесь, не так ли?
Килимтарх помолчал, все еще колеблясь, неторопливо прихлебывая чай.
— Я не знаю, стоит ли вам доверять, уважаемый иерарх, после того, что вы сделали. Не стоило убивать Никандра, программировать Такэду…
— С благими намерениями, патриарх, с благими намерениями. Если я не остановлю Монарха, его не остановит никто. Решайтесь, времени у нас мало.
— Мне нужны гарантии…
Глаза Меринова угрожающе вспыхнули, но он сдержался.
— У меня есть доступ к Интегратрону, хотите попользоваться? Омоложение вам не помешает. И точно так же я гарантирую вам доступ к остальным Великим Вещам, которые смогу найти.
Килимтарх допил чай, поднял глаза.
— Вы поколебали мою уверенность, Герман. Пожалуй, я соглашусь помочь вам. Но — под весомые договорные обязательства.
— Все, что угодно! — поднял руки вверх Меринов. — Я подпишу любой договор на любых ваших условиях.
— Хорошо, я подумаю над текстом договора. У вас есть время?
— До пятницы я совершенно свободен, — ухмыльнулся Марат Феликсович. — А что?
— Лучше всего подписать договор у меня. Я вам покажу… одну интересную штуковину…
— Что именно?! — жадно спросил Меринов, раздув ноздри.
— Увидите.
— Хорошо, одну минуту. — Меринов вызвал секретаршу. — Инна, я отлучусь на пару часов, говори всем, что я на важной встрече.
— Может быть, я с вами? — насторожилась секретарша, кинув подозрительный взгляд на гостя.
— Нет, подождешь здесь.
— Слушаюсь. — Девушка вышла.
— Я переоденусь. — Меринов скрылся в комнате отдыха, дверь в которую была замаскирована стеклянным панно, и вышел уже в спецкомбинезоне. — Я готов. Как пойдем?
— На привязи. — Ибрагим Аддин имел в виду спаренный перенос, в котором он должен был играть роль проводника.
— Не возражаю.
Через мгновение кабинет опустел.
* * *


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Даг из клана Топоров
Сертаков Виталий
Даг из клана Топоров


Маккарти Кормак - Кони, кони
Маккарти Кормак
Кони, кони


Бажанов Олег - Иванов.ru
Бажанов Олег
Иванов.ru


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека