Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Они чокнулись. Котов и Парамонов сразу выпили. Самандар понюхал стакан, вздохнул и аккуратно вылил в рот водку. Проглотил, не дрогнув лицом.
— Горькая, однако. Как наша жизнь. Не понимаю, что вы в ней находите.
Закусили ломтиками сыра.
— Предлагаю обсудить наши планы, — сказал Иван Терентьевич. — Да я домой смотаюсь, а то меня там не поймут.
— Наши планы просты, — сказал Вахид Тожиевич. — Найти Стаса и… — Он внезапно замолчал с открытым ртом. — У меня идея, судари мои! Что, если спуститься вниз, в прошлое, и замочить отца Рыкова? Ну, или хотя бы расстроить его свадьбу, чтобы Герман никогда не родился на свет.
— Тебе вредно пить, — проворчал Парамонов. — Близкое прошлое нам недоступно. Ты же сам ученый, знаешь все эти теории и законы.
— Хорошо, тогда давайте захватим в заложники семью Рыкова, его близких.
— У него нет близких, он никого не любит, не ценит и не уважает.
— Хорошо, тогда надо нырнуть поглубже и замочить самого Конкере, вместо того чтобы отправлять его в тюрьму.
— Не пори чепухи, — поморщился Василий Никифорович. — Монарха не смогла уничтожить вся команда инфарха, куда уж нам. Если не будете обсуждать планы, то расходитесь по домам, я хочу побыть один.
Самандар посмотрел на Парамонова, тот кивнул, и оба они растворились в воздухе.
Василий Никифорович посидел немного в расслабленной позе, поколебался немного, глядя на графин с водкой, потом все-таки решил налить еще, и в этот момент с дуновением холодного ветра в гостиной появился гость.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга: Котов-старший с графином водки в одной руке и стаканом в другой, и Котов-младший в странном комбинезоне, напоминающем рыбью чешую и кольчугу одновременно.
— Ну, здравствуй, — очнулся Василий Никифорович. — Давненько не виделись. Выпьешь со мной?
Стас, не отвечая, оглядел гостиную, прислушался к тишине квартиры, перевел непроницаемый, немигающий — незнакомый взгляд на воспитавшего его человека.
— Где Ульяна?
Василий Никифорович усмехнулся, проглотил водку, поставил стакан и графин на стол.
— У Рыкова.
— Почему?
— Это ты у него спроси. Он взял Улю в заложники, ее и сына. Кстати, из-за тебя.
— Почему?
— Ему нужен синкэн. — Василий Никифорович кивнул на рукоять меча, выглядывавшую из-за плеча Стаса. — Он хочет обменять Ульяну на «устранитель препятствий».
— Он его не получит.
— Мы тоже так считаем, но у нас не было выбора. Хорошо, что ты пришел сам. Мы пытались искать тебя в «розе», но безрезультатно. Ты ведь не отдашь синкэн?
— Нет.
— Тогда помоги освободить Улю с Матвейкой. Вчетвером мы легко одолеем Германа.
— Это ваши проблемы.
— Значит, это правда, что ты теперь служишь Монарху?
— Я служу прежде всего себе.
Василий Никифорович покачал головой, глаза его стали печальными.
— Конкере оказался сильнее, мальчик. Ты зря понадеялся на свою силу. Где Маша?
— Не знаю. Мы… разошлись.
— Как это — разошлись? Что это значит? Ведь вы были вместе. Она погибла? Осталась заложницей у Конкере?
— Не знаю.
Василий нахмурился. Взгляд его стал тяжелым.
— Это плохо. Если из-за наших ошибок страдают наши женщины, значит, мы их не достойны…
— Оставим в стороне философию, мастер. Я прибыл сюда с заданием собрать все Великие Вещи. Помоги мне, и я не останусь в долгу.
— Как интересно. Рыков тоже начал собирать Великие Вещи. Зачем они понадобились твоему хозяину?
— Конкере мне не хозяин.
— А кто?
— Напарник.
Василий Никифорович нехотя улыбнулся.
— Смешно…
— Не смешно! — отрезал Стас. — Он открыл мне глаза! Я слишком много думал о других и мало о себе. От жизни надо брать все!
— Девиз бездельников, — поморщился Котов-старший. — От жизни берет все только смерть. Ты говоришь чужими словами. Тебе внушил их Монарх, уже неоднократно бравшийот жизни все… после чего она погибала. Привести примеры?
— Я не спрашиваю твоего мнения…
— А я и не собираюсь ничего доказывать. Если тебе больше нечего сказать — уходи! Не хочу иметь ничего общего с человеком, продавшим душу дьяволу, подставившим и забывшим свою жену!
Брови Стаса сдвинулись. Рука потянулась к рукояти меча.
Василий Никифорович встал, презрительно скривил губы.
— Давай, парень, падай ниже. Слабо, без меча-то, доказать свою правоту?
— Я справлюсь с любым из вас! И ты мне — не помеха! Отдай программатор, я знаю, что он у тебя есть. Это часть кодона, который мне необходимо восстановить.
— Возьми, — шевельнул плечами Василий Никифорович.
Стас несколько мгновений смотрел на него чернеющими глазами, потом нанес мощный ментальный удар и одновременно прыгнул вперед, буквально «размазываясь» от скорости.
Но и Котов-старший не дремал.
Пси— удар он отбивать не стал, «пропустил» над собой, «упав» на другую частоту психофизического состояния, вошел в темп и встретил атаку Стаса в стиле ШАР[7],используя технику «кулака в воде» и спиральные «разрывы реальности». Приемы эти, разработанные еще в конце двадцатого века и взятые Самандаром на вооружение, основывались на скачкообразных изменениях параметров движения -траектории, скорости, маневра, перпендикулярных поворотов удара и других, что всегда ставило противника в неудобное положение. Поэтому на прямую атаку Стаса в голову и корпус Василий Никифорович ответил спиралью отбива и схода с траектории удара, а закончил ударом внутрь из немыслимого положения с напряжением кулака в завершающей фазе.
Стас был классным бойцом. Да иначе и быть не могло, потому что его в свое время готовили мастера боя. Но Василий Никифорович был опытнее и противника всегда уважал, концентрируя силы и волю по максимуму. Поэтому короткую — в три секунды — схватку он выиграл.
Получив удар в нос — сбоку — и в копчик. Стас врезался в стену гостиной, снес плечом полочку с книгами и отскочил к двери.
— Уходи, — тихо сказал Василий Никифорович, превращаясь из туманно-зыбкого фантома в каменную статую. — Захочешь помочь нам освободить Улю и моего сына — позвони.
— Программатор, — протянул руку Стас, продолжая качаться, плыть и зыбиться. Василий Никифорович развел руками.
— Попробуй обойтись без него.
С тихим шелестом из-за плеча молодого человека вылетел меч.
И тотчас же рядом с Котовым-старшим соткались из воздуха фигуры Парамонова и Самандара.
Стас замер.
Мужчины смотрели на него молча, хмуро, с достоинством, уверенно, с неподдельным сожалением, он смотрел на них непроницаемыми черными глазами и думал о чем-то своем, прикидывая варианты дальнейших действий.
Неизвестно, чем бы закончилось это противостояние.
Котов— младший владел диапазоном энергий вплоть до силы Тогарини -«дьявольской красоты», но и мини-эгрегор Посвященных опирался как минимум на силу Элохим — силу«божественного откровения», позволявшую им защищаться в диапазоне энергийсарва-ракша-кара— «приносящих победу». Начни они псиэнергетический бой — и от квартиры, а то и от всего дома не осталось бы ничего! Однако судьба распорядилась иначе.
В проеме двери в спальню вдруг возник светоносный абрис женской фигуры, а из этого прозрачного облачка света раздался тихий, мягкий, нежный голос:
— Ста-а-а-ас-с…
Только спустя миг Посвященные поняли, что голос был ментальным, «телепатическим».
Котов— младший повернул голову к двери, продолжая держать меч острием к мужчинам.
— Ста-а-а-ас-с…
Василий Никифорович сделал шаг вперед.
— Маша?!
Стас посмотрел на него, явно колеблясь, на призрак и вдруг, стремительно вложив меч в ножны за спиной — одним красивым безошибочным движением, исчез.
Растаяла и почти невидимая световая фигурка.



— Маша… — повторил Василий Никифорович одними губами.
— Это не Мария, — сказал Парамонов.
— Светлена, — хмыкнул Самандар.
Василий Никифорович вскинул голову, провел рукой по лбу, приходя в себя.
— Вы правы, я не сразу сообразил. Если бы Маша была жива, она бы вернулась и рассказала, что произошло. А вот Светлена, авеша инфарха, похоже, уцелела.
— Чего Стас от тебя хотел?
— Он ищет Великие Вещи, пришел за программатором.
— Рыков тоже ищет Великие Вещи.
— Я ему так и сказал. Странно, оба служат Монарху, но являются чуть ли не конкурентами.
— Хорошо бы сыграть на этом.
— Каким образом?
— Натравить обоих друг на друга. Пока они будут сражаться, мы выкрадем Ульяну.
— Слишком рискованно, — проворчал Иван Терентьевич. — Вы же знаете Германа, он не станет церемониться с пленниками, если догадается, что мы собираемся их освободить.
— У тебя есть другие предложения?
Парамонов исподлобья оглядел озабоченные лица товарищей.
— Надо связаться с Хранителями. Это дело касается их в первую очередь. Если Монарх объявил охоту за Великими Вещами, значит, жалеть Хранителей он не станет.
— Узнать бы, зачем это ему, — задумчиво сказал Самандар. — Зачем Аморфу Конкере Великие Вещи? Не догадался спросить у Стаса?
— Спросил, он не ответил. Вряд ли Стас знает замыслы своего хозяина.
— Хорошо бы встретиться с ним еще раз, поговорить обо всем спокойно. Кстати, — Самандар в задумчивости приложил палец ко лбу, — что, если нам попытаться раскодировать парня?
Посвященные посмотрели на него с одинаковым недоверием.
— С ума сошел? — осведомился Василий Никифорович. — Для этого нужен уровень «святого духа»…
— Или кодон. Программатор у нас уже есть, «глушак» тоже, заручимся помощью Хранителей, чтобы они присоединили к нам свой неслабый эгрегор, и изгоним из Стаса «дьявола» — программу Конкере.
Василий Никифорович прошелся по комнате, бесцельно трогая рукой вещи, вспомнил черный взгляд воспитанника, содрогнулся,
— Не знаю… боюсь…
— Попытка — не пытка, да и что мы потеряем? А приобрести можем могучего союзника, с которым и против Монарха можно пойти.
— Боже, если ты есть, спаси его душу, если она есть… — пробормотал Василий Никифорович. — Я согласен. Давайте искать связь с Хранителями. С кого начнем?
— С Матфея, естественно, — пожал плечами Самандар. — В отличие от своих коллег он остался нормальным мужиком.
— Лишь бы мы ему не надоели, — усмехнулся Парамонов. — Если будем дергать его по каждой мелочи…
— Что ты считаешь мелочью? Судьбу Материнской реальности? А она, между прочим, напрямую связана с судьбой Стаса.
— Не кидайся на меня, я все понимаю. Жаль, что так все получилось. Круг распался, Монарх вырвался на волю, запрограммировал Стаса… Рыков намеревается пробиться в крутые иерархи… а нас только трое, понимающих, что ожидает Россию и весь мир.
— Нужен Воин Закона.
— Где он, твой Воин? Кто в нынешние смутные времена согласится им стать?
— Ты еще заплачь.
— А что? И заплакал бы, имей это смысл.
Самандар похлопал Парамонова по плечу.
— Как говорил поэт:
Не расстраивайся, старина!
Скоро все опять поменяем.
Сгинут черные времена,
Станут светлым воспоминаньем[8].
По губам мужчин промелькнули понимающие улыбки.
Глава 22ПРОШЛОЕ КУСАЕТСЯ

Честно говоря, Артур не горел желанием спускаться в прошлое в своем физическом обличье как материальный объект, а не как сгусток сознания. Но делать было нечего, ондал слово Тарасу и не мог пойти на попятную.
Четырнадцатого августа, в воскресенье, он наконец созрел для «купания в океане прошлого» и, поколебавшись немного — не позвать ли Светлану, чтобы подождала его дома, приятно, знаете ли, когда тебя ждут, — решил не впутывать девушку в мужские дела. Взять ее в прошлое — тоже в виде физического объекта — он не мог, но не потому, что не хотел, а по причине вполне прозаической: тхабс не был рассчитан на перенос в прошлое «дополнительных пассажиров».
Он все— таки позвонил Светлане и договорился о встрече с девушкой вечером, возле кинотеатра «Россия»: решили сходить в кино на новый отечественный блокбастер «Стопкрим», бьющий рекорды по сбору зрителей. После этого Артур переоделся в свой походный костюм, в котором он искал алмазы в Эвенкии, взял флягу с водой,пару «Сникерсов», нож, помповик (вопреки советам Тараса), укрепил в кармашке на груди Дзи-но-рин и отправился в путь.
Первый же хроноинверсионный прыжок перенес его в эпоху расцвета Инсектов, успевавших не только воевать между собой, но и покорять планеты Солнечной системы и звезды Галактики. Монарх Конкере еще не успел к этому моменту трансформировать род Блаттоптера сапиенс в хомо сапиенс, и Артур не мог здесь встретить своих предков — Перволюдей.
Он оказался на голой глинистой площадке между скалами причудливых форм; ощущения при хроноинверсии ничем не отличались от тех, которые он испытал при «полетах» в миры «розы».
Небо над головой было темно-синим, безоблачным. Дышалось достаточно легко, хотя в гамме запахов, ударивших в нос, встречались незнакомые, горьковато-«мыльные». Скалы загораживали горизонт, поэтому пришлось искать проходы между ними, чтобы выйти на открытое место. И, лишь поскользнувшись на гладком вздутии, отсвечивающем шелковистой зеленью, и ухватившись за бок пористого серо-фиолетового ребра, Артур понял, что это вовсе не скалы. Он находился между ребрами скелета гигантского существа, очертания которого невозможно было окинуть одним взглядом!
Впрочем, особого впечатления на душу Артура его открытие не произвело. Он уже видел скелеты гигантов примерно таких же размеров, путешествуя по «розе реальностей», а также живых динозавров, опускаясь в бездны прошлого. Новая находка воображение потрясла не сильно.
Проход между костями давно погибшего и высохшего великана отыскался быстро. Артур выбрался на открытое пространство и оказался на вершине голого, морщинистого, каменистого холма, который возвышался над угрюмой, серо-коричневой, волнистой равниной, кое-где курившейся дымками. Впечатление было такое, будто здесь недавно все горело и пожар уничтожил всю растительность до горизонта. Затем Артур заметил разбросанные по равнине странные предметы, напоминающие останки насекомых, фрагменты крыльев, хитиновых панцирей, лап и несимпатичных с виду деталей, и понял, что на равнине совсем недавно произошло сражение между Инсектами.
— Ничего себе! — почесал он затылок. — Славно они тут проводят время!
Издалека послышалось нарастающее шмелиное гудение. Над некрутыми волнами равнины со стороны низкого неяркого солнца показалось черное пятнышко. Приблизилось, пуская блики, превращаясь в низкое летящее насекомое в блестящем, отсвечивающем перламутром панцире. Но это был не шмель, скорее жук размерами вдвое больше человека. Он что-то искал на месте сражения, то опускаясь вниз, то поднимаясь повыше и делая круги. Но вот он заметил Суворова и повернул к нему, порождая крыльями «шмелиный» гул. Артур сообразил, что ничего хорошего встреча с хозяином данной реальности ему не сулит, и нырнул в тхабс-канал.
На этот раз он вышел в очень глубоком прошлом Земли, сориентировав тхабс на три миллиарда лет назад. Однако ничего не увидел! Вернее, оказался в густом тумане, чуть более светлом над головой. Почва под ногами представляла собой крупнозернистый мокрый песок, перемежающийся полосами мелких камней. В шаге от Артура виднелась прозрачная лужа, за ней проглядывал контур еще одной. Похоже, он вышел на песчаный берег моря или какого-то водоема, утонувшего в тумане.
Дышать здесь было трудно, несмотря на высокую плотность воздуха: мешали горькие, кисловатые, солевые и йодистые запахи, а главное — большая концентрация углекислого газа. Сила тяжести была чуть послабее той, к какой привык Суворов в свое родное время.
Он огляделся, пытаясь сориентироваться. Показалось, что в противоположном от луж направлении песок становится суше, и Артур направился в ту сторону, прислушиваяськ глухой ватной тишине этой странной местности. Сзади послышались частые хлюпающие шлепки, будто кто-то бежал по лужам вслед за человеком. Артур вытащил ружье, снял с предохранителя. Страха не было, но к неожиданностям следовало быть готовым. Вполне возможно, местный житель уже строил какие-то планы в отношении гостя.
Какие местные жители? — возразил внутренний голос. Мы на Земле Архея, жизнь еще только-только полезла из океана на сушу. Оглядись, здесь даже водорослей не видно.
Мало ли, кто здесь может оказаться, резонно ответил Артур. Я же появился? Значит, и другой такой же гость может. К тому же, по словам Тараса, в это время на Земле жили Архонты и Аморфы. А до них — Предтечи.
Вряд ли все они имели ноги, чтобы бегать по лужам. Это совсем другая форма жизни.
Посмотрим…
Местность и в самом деле начала повышаться. Туман отступил, рассеиваясь, вверху появились голубоватые просветы, и вскоре Артур оказался на круглом возвышении, напоминающем своеобразный, твердый, каменистый остров, окруженный морем тумана. Во все стороны, куда ни глянь, простирались белесые волны, скрывающие под собой и песок,и камни, и воду, если она здесь действительно представляла крупный водоем. А слева от низкого солнца, просвечивающего сквозь пелену тумана, виднелась угрюмая черная гора необычных очертаний. Казалось, она слеплена из черно-фиолетовых кожистых наплывов и перепонок, напоминающих крылья летучих мышей.
Артур сглотнул.
Гора смотрела на него, пристально, тяжело, неодобрительно. Казалось, стоит сделать малейшее движение, и она двинется к человеку, чтобы раздавить его в лепешку!
Артур опустил ружье, внезапно устыдившись своего страха. Вполне возможно, что эта гора и была одним из Аморфов, представлявшим собой квазикристаллическую — по словам Тараса — форму разумной жизни, но едва ли она могла двигаться.
В следующее мгновение «крылья летучих мышей», образующих острую шипастую вершину горы, изменили очертания, словно «мыши» собрались взлететь. Низкий гул прилетел из тумана. Остров под ногами путешественника во времени задрожал.
Артур озабоченно посмотрел под ноги, опасаясь провалов и трещин, поднял голову и вздрогнул: гора приблизилась, увеличилась в размерах!
— Аморф?! — пробормотал он.
«Ты не ошибся, — отозвался внутренний голос. — Тхабс перенес туда, где живут Аморфы, всесильные повелители Земли прошлых времен. Один из них тебя заметил.»
Хоть бы это был не Монарх! Какая разница? Все они одним миром мазаны.
«Крылья летучих мышей» шевельнулись еще раз.
Гора скачком увеличилась в размерах.
«Кто ты? — раздался внутри головы Артура гулкий скрежещущий голос. — Зачем пришел?»
— А ты кто? — вслух проговорил Артур, пятясь.
Потом успокоился, вспомнив, что в случае опасности тхабс сам унесет его отсюда.
В голове прошумел горячий ветерок, ловкие пальчики вскрыли череп Суворова, пробежали по извилинам мозга, развернули их, снова свернули, всунули в череп. Голова «задымилась», на мгновение стало трудно дышать, сознание судорожно затрепыхалось, пытаясь отстроиться от необычных ощущений.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо
Шилова Юлия
Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо


Андреев Николай - Пролог. Смерти вопреки
Андреев Николай
Пролог. Смерти вопреки


Шилова Юлия - Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь
Шилова Юлия
Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека