Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

— Тоже верно, меньше хлопот. Тогда поехали, комиссар?
Самандар протянул ему руку, и Василий Никифорович стукнул по ней ладонью.
Глава 3БАНДЛИК БЕЗ КРОВИ

Как синкэн-гата, обладая свойствами «духовного меча» и, «устранителя препятствий», не является оружием, хотя и может использоваться в качестве такового, так и тхабс — в переводе с санскрита «способ действия», иначе — способ взаимодействия разных энергоинформационных состояний, не является собственно «транспортной системой», но может переносить человека в любую точку пространства (и даже — в миры «розы реальностей»), преобразуя человеческое тело в энергоинформационный поток с другим фазовым уровнем.
Василий Никифорович, как Посвященный Круга II ступени, знал возможности тхабса. Это знание дал ему еще Хранитель Матфей во время войны Круга с Истребителем Закона. Владел тхабсом и Самандар, научившись пользоваться им от Котова. Поэтому им не составило особого труда «уйти» в иное фазовое состояние и выбрать местом выхода заводоуправление асфальтового завода.
Из «мембраны перехода» они вышли аккурат в кабинете директора, который недавно занимал Сергей Иванович Парамонов. В данный момент в нем находились другие люди.
Один сидел в кресле директора: тяжелое красное лицо с презрительной складкой губ, глазки-буравчики, оттопыренные уши, короткие пегие волосы, серый костюм. Еще двое располагались напротив: мощного телосложения, коротко стриженный, с лицом боксера, и постарше, в джинсовой безрукавке и джинсах, с черными зализанными волосами и змеиными глазами.
Василий Никифорович сразу окрестил его «юристом».
Реакция у всех троих на внезапное появление гостей в спортивных костюмах была разная.
«Хозяин» удивленно поднял голову от разложенных на столе бумаг, округлил глаза.
«Боксер» вскочил; по всей видимости, он играл роль личной охраны «директора».
«Юрист» же сунул руку под мышку, явно собираясь достать оружие. Из всех присутствующих он был самым опасным. И Самандар мгновенно отреагировал на его движение, сделав длинный скользящий шаг и одним ударом по ключице отбивая охоту к дальнейшему сопротивлению. «Юрист» охнул, роняя пистолет, схватился рукой за плечо.
«Боксер» тоже сунул руку в карман широких черных штанов, вспомнив об оружии, но его успокоил Василий Никифорович, использовав всего один «неотбиваемый» прием, так называемый «удар готового результата». «Технику превосходства», культивирующую подобные удары, он постигал еще будучи в спецназе ФСБ, а потом совершенствовал вместе с Самандаром, который основал школу адекватного реагирования в МИЦБИ.
«Боксер» упал, как опрокинутый шкаф, даже стены вздрогнули.
Входная дверь приоткрылась, в щель высунулась белобрысая стриженая голова второго охранника, заинтересованного шумом в кабинете директора.
Василий Никифорович щелкнул его в темя указательным пальцем — особым образом, используя «кулак в воде», то есть принцип резкого ускорения скорости движений, и белобрысый выпал обратно в приемную со сведенными к переносице глазами.
Самандар метнулся туда же и вернулся через несколько секунд, показав два пальца: в приемной на этот момент находилось еще двое парней из команды захватчиков.
Василий Никифорович шагнул к столу, вежливо коснулся виска двумя пальцами:
— Иван Петрович Сидоров, представитель правозащитной организации «СМЕРЧ». Представьтесь, пожалуйста.
— Э-э-э… — выдавил «хозяин».
Самандар обошел стол, отвесил ему короткую пощечину.
«Хозяин» ойкнул, побледнел, протянул было руку к лежащему на столе мобильному телефону и замер, заметив покачивание пальца Василия Никифоровича.
— Сидите смирно, господин хороший. Времени у нас мало, поэтому будем предельно лаконичны. Имя, фамилия, представительство?
— Ак-кунин Г-георгий М-муслимович, — проговорил «директор» трясущимися губами. — Д-дирек-тор…
— Насколько мне известно, легитимным директором завода является другой человек.
— Уже не является, — ощерился «юрист». — У нас на руках решение Мытищинского суда…
— А вы кто? — посмотрел на него Василий Никифорович с нехорошим прищуром.
— Судебный пристав Пенкин. Вам придется ответить за…
— Ответим, — перебил его Самандар, подходя ближе. — Документы.
— Вы не представляете, с кем связались! Мы вас…
Самандар хлопнул пристава ладонями по ушам.
Тот вскрикнул, хватаясь за голову, и Вахид Тожиевич точным движением вытащил у него из внутреннего кармана безрукавки удостоверение служителя закона.
— Пенкин Роман Кириллович, старший судебный пристав Мытищинского районного суда.
— Я же сказал, вы пожалеете…
Василий Никифорович резко приблизил к нему лицо, заставив пристава отшатнуться.
— Это ты не представляешь, гаденыш, с кем связался! Не слышал о «чистилище»? Никакая «крыша» тебе не поможет, не мечтай! Теперь о деле. Немедленно прикажите своим подельникам покинуть территорию завода! Мы могли бы и сами ее «подчистить», но не хотим крови. Сегодня. Завтра, не дай Бог, вы нас вынудите, начнутся ваши похороны! Я доходчиво объясняю положение дел?
Новоиспеченный «директор» хрюкнул, посмотрел на «юриста», прокашлялся:
— Рома, может, мы… э-э…
— Блефуют они, — скривил губы пристав, — нету никакого «чистилища», и ни о каком таком «Смерче» я не слышал.
Новый удар по ушам, вскрик.
— Вот наше удостоверение, — сказал Самандар, доставая из кармана белую визитку с тисненным в уголке золотым кинжальчиком и надписью «СМЕРЧ». — С этого дня вы часто будете слышать от коллег о получении таких меток, а то и получать сами. Так вот, вручение такой визитки — по сути, смертный приговор. Мой коллега прав, сегодня мы тестируем команду и не хотим никого убивать. Завтра начнется отстрел мерзавцев. Теперь понятно?
— М-м-м… э-э-э… — промямлил потеющий «директор».
Видимо, и пристав наконец проникся уважением к раскрывающимся перед ним перспективам, облизнул губы, кинул быстрый взгляд на пистолет у ног, на дверь. Он был битый волк и не привык сдаваться без боя.
— Никто не придет, — качнул головой Василий Никифорович. — Завод окружен нашими людьми. Если не хотите кровопролития, уходите подобру-поздорову.
Пристав бросил еще один взгляд на пистолет, и Самандар, наклонившись, поднял его, подал «юристу» рукоятью вперед.
— Попробуй, вдруг успеешь?
Пристав встретил его бесстрастный взгляд,, переменился в лице.
— Хорошо, мы уйдем, но завтра я вернусь с ОМОНом…
— ОМОН уже здесь, ждет сигнала к атаке, — улыбнулся Василий Никифорович. — И запомни: рыпнешься права качать, которых у тебя нет, и ты это знаешь, — я лично принесу тебе визитку «СМЕРЧа»!
«Юрист» отодвинулся от стола вместе со стулом, хотел что-то сказать, но передумал. Хотя было видно, что он действительно никого не боится и строит какие-то планы.
— Звони Кериму, пусть уводит парней.
Бледный «директор» поднял трясущейся рукой мобильный телефон, набрал номер.
— Керим, снимай братков, мы уезжаем… да, я так решил… и Рома тоже… кончай базар, выполняй! — Акунин выслушал ответ, покрылся испариной, беспомощно посмотрел на представителей «правозащитной организации». — Он сейчас придет сюда…
Самандар молча вышел из кабинета.
— Кто это — Керим? — поинтересовался Василий Никифорович,
— Сейчас узнаешь, — снова показал зубы «юрист». — Керим — мастер боя, профессионал, бывший афганец, он вас в капусту…
Василий Никифорович без замаха ударил пристава в подбородок, и тот с грохотом улетел в дальний угол кабинета, потерял сознание, замолчал. Вторым ударом Котов разбил телефон «директора». Наставил на него палец.
— Сиди тихо, мразь! Я сейчас вернусь. Выкинешь какое-нибудь коленце — твоим домом станет морг.
— Н-не…
— Вот и ладушки.
Василий Никифорович вышел в приемную.
Самандара здесь не было.
На полу лежали двое мужчин в серой форме сотрудников частного охранного предприятия, на столе и на диванчике валялись их «орудия труда» — обрезок трубы и бейсбольная бита.
Василий Никифорович выглянул в коридор.
Самандара не было и здесь. Зато от лифта к приемной шествовала группа молодых и не очень людей в количестве пяти человек, под предводительством смуглолицего здоровяка с косым разрезом глаз. Очевидно, это и был некто Керим, с которым разговаривал руководитель налетчиков, то ли еще один судебный пристав, то ли командир охраны «хозяина». В руках он не держал ничего — в отличие от остальных, вооруженных дубинками, но Василий Никифорович чувствовал, что этот человек очень опасен. Его надо былонейтрализовать в первую очередь.
Котов отступил назад, закрывая дверь, встал слева.
Дверь открылась через три секунды, но ее порог первым переступил не Керим, а один из сопровождавших его парней. За ним всунулся второй верзила с лицом, явно не отягощенным интеллектом. Оба вытаращились на тела подельников на полу, и Василий Никифорович, взяв темп, уронил парней точными уколами пальцев в стиле ТУК — техники усыпляющего касания.
И тотчас же в проеме двери возник низкорослый Керим с пистолетом в руке.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга — прицельно и оценивающе. Керим, то ли казах, то ли татарин, был очень опытным бойцом, судя по его спокойствию и несуетливой манере поведения, и вряд ли был склонен к компромиссам. Он находился на службе и отрабатывал обязанности секьюрити в полной мере.
— Ты кто? — спросил он с характерным горловым акцентом.
— Сотрудник похоронного бюро, — вежливо ответил Василий Никифорович, заметив, как выглядывающие из-за плеч Керима спутники исчезают один за другим.
По— видимому, тот почуял опасность -и сделал ошибку — оглянулся.
Василий Никифорович бесшумно скользнул к нему на ускорении, заметил движение пальца Керима на курке пистолета (шестнадцатизарядный «вальтер» калибра девять миллиметров) — классная реакция у гада! — ушел с линии огня и ударил противника по руке.
Удар случился одновременно с выстрелом. Пуля попала в окно, раздался звон, на пол посыпались осколки стекла. Придется Сергею вызывать стекольщика, мимолетно подумал Котов.



Керим между тем оружие из руки не выпустил, попытался выстрелить еще раз, но возникший за его спиной Самандар не дал ему такой возможности. Охнув, смуглолицый начальник секьюрити «директора» упал лицом вниз, успев-таки нажать на курок. Пуля вонзилась в пол, расколов паркетную дощечку.
Переглянувшись, Самандар и Котов связали Керима его же ремнем, вернулись в кабинет «настоящего» директора.
Акунин стоял у стола, вытянув шею, и прислушивался к доносившимся из приемной звукам. Увидев «чистильщиков», он побелел, поднял руки над головой, забормотал:
— Я ничего никому, только воду пил и ждал, честное слово…
— Заткнись! — оборвал его Вахид Тожиевич.
— Кто командует твоими бандитами на территории завода? — мрачно спросил Василий Никифорович.
— Керим… Мерзоев… он начальник ЧОПа…
Самандар вышел в приемную, приволок начавшего проявлять признаки жизни Керима. Достал у него из кармана мобильник.
— Прикажи ему вывести людей с территории. Быстро!
Акунин вздрогнул, сглотнул слюну, посмотрел на главного охранника:
— Керим, выводи людей… мы уходим…
Смуглолицый встряхнул головой, глянул на лежащего без движения у стены пристава, оглянулся на Самандара. В глазах его протаяло понимание.
— Спецназ МВД…
— Бери выше, — усмехнулся Василий Никифорович. — «Чистилище». У тебя есть шанс остаться в живых. Звони своим клевретам.
Самандар развязал руки чоповца, стянутые ремнем за спиной.
Керим потер запястья, еще раз глянул на пристава, на «чистильщиков», взял протянутый мобильник.
— Любер, отбой мероприятию, уводи кодлу. — Выслушал ответ, протянул мобильник Котову. — Через десять минут нас не будет. Кто вы все-таки?
Василий Никифорович оттолкнул телефон.
— Аппарат твой, оставь.
Самандар щелчком направил Кериму визитку ККК. Тот поймал на лету, погладил пальцем золотой кинжальчик, раздвинул узкие губы в хищной улыбке.
— Команда контркрим… давно о вас не было слышно…
— С этого момента будут слышать часто, — пообещал Василий Никифорович. — Ты свободен.
Керим потоптался на месте, бросил взгляд на бледного потеющего Акунина, на пристава, держащегося за голову, молча направился к двери.
— И это дерьмо захвати, — подтолкнул руководителя налетчиков Василий Никифорович. — Мы с ним позже разберемся. — Повернул голову к приставу. — Помочь?
— Не надо, — оскалился тот, с трудом вставая.
— Документы, — напомнил Самандар.
— Где заводские документы, настоящие? Печать, регистрационные бумаги, лицензия, списки акционеров?
— На столе, — кивнул на три раскрытые папки Акунин. — Все цело, мы собирались…
— Пошел вон!
Дверь пропустила налетчиков, закрылась.
— Я провожу, — сказал Самандар, направляясь к выходу.
— А я их встречу у ворот, — улыбнулся Василий Никифорович, — для вящего эффекта.
Он вызвал состояние тхабса и через секунду объявился у будки охраны возле ворот, где уже началась суета: захватчики предприятия стягивались к проходной, не понимая, в чем дело. От Котова шарахнулись, как от привидения. Василий Никифорович засмеялся, зашел в будку охраны, включил механизм отпирания ворот, вышел и встал в воротах, расставив ноги.
Вскоре появились ковыляющий пристав, Керим и его начальник, то и дело утиравшийся носовым платком. Увидев «представителя правозащитной организации», с которым они расстались в кабинете директора, все трое резко остановились. Керим на мгновение сбросил с себя маску «азиатской» невозмутимости, взялся за подбородок. Акунин растерянно оглянулся на здание заводоуправления, на крыльце которого появился Самандар.
— В-вы?!
Василий Никифорович услышал звуки работающих моторов: к заводу съезжались люди Парамонова, — отступил в сторону:
— Убирайтесь!
Толпа налетчиков хлынула через ворота на площадь, стала рассасываться. Ушли, оглядываясь, и Акунин с Коримом. К воротам подбежал растерянный Сергей Иванович.
— Как вам удалось?!
— Все в порядке, занимайте свой завод, — проворчал Василий Никифорович, чувствуя облегчение и скрытую радость от того, что у них все получилось. — Документы на месте.
Парамонов махнул рукой своим парням.
— По местам, работаем, как по тревоге! Проверить все цеха, все помещения, через час доложить о положении дел.
Заводчане бросились выполнять распоряжение директора. Вслед за ними удалился и Сергей Иванович, все еще находившийся под впечатлением счастливого возвращения собственности.
Василий Никифорович повернул голову к приблизившемуся Самандару:
— Когда ты успел изготовить новые визитки?
— Успел, — безразличным тоном отозвался Вахид Тожиевич. — Двух видов: черные и белые. Василий Никифорович хмыкнул.
— Белые — это…
— Первое предупреждение. Черные…
— «Черная метка», надо полагать, предупреждение о ликвидации.
— Правильно мыслишь. Но я только что сделал печальный вывод.
— Ну?
— Нас перестали уважать и бояться. Нужны масштабные акции, а не единичные наскоки на подлецов. Нужна система наказания. Иначе не стоит и начинать.
— Согласен. — Василий Никифорович подумал. — Но я должен обо всем рассказать жене. Если она не одобрит…
— Хочешь, я с ней поговорю?
— Не стоит, я сам. И поехали отсюда. — Василий Никифорович понюхал воздух. — Как здесь живут люди? Асфальтовый завод все же, амбре такое, что голова кружиться начинает.
— Привыкли.
— А то ж! Наши люди ко всему привыкают, даже к беспределу чиновников и бандитов. Воюй за них…
Оба оглянулись на завод, на территории которого вспыхнули фонари.
Стало светлее.
Глава 4МЫ НЕ БЕССМЕРТНЫ

Проиграв бой Истребителю Закона, ставшему, по сути, Ликвидатором Внутреннего Круга человечества, Хранители отступили.
Многие из них откровенно испугались за свою жизнь и перестали служить идее Круга, предпочтя уютную старость в только им известных мирах «розы реальностей». Многиесменили род деятельности, устроившись советниками ныне здравствующих президентов и глав правительств, чтобы хоть как-то поддерживать равновесие социума. Единицыпопытали счастья в высших «слоях» «розы», сменив иерархов или же надеясь заменить их в будущем.
Хранитель Матфей, ставший исполняющим обязанности инфарха, то есть главы Иерархии, не смог объединить коллег в единый организм, отказался от Посвящения в сан инфарха и вернулся к исполнению прямых обязанностей — хранить знания, добытые прошлыми цивилизациями Земли, не допускать утечки опасной информации и препятствовать доступу непосвященных к МИРам Инсектов — модулям иной реальности, сохранившимся в недрах Земли с момента исчезновения цивилизации разумных насекомых. Областью егоответственности в данном деле была не только Москва, в подземных пустотах которой хранилось около полутора десятков «замков», созданных самыми разными видами Инсектов десятки и сотни миллионов лет назад, но и вся Россия.
Он видел и агонию Круга, столкнувшегося с Ликвидатором, обладающим новым качеством — умением нейтрализовать «высшие непреодолимости», и ликвидацию самого Ликвидатора Воином Закона справедливости, функции которого короткое время выполнял Матвей Соболев, и захват власти на Земле авешей Монарха Тьмы Рыковым, и расширение тьмы — деструктурирующих реальность тенденций, но не вмешивался в процессы, идущие в социуме. Он ждал нового пришествия Воина Закона, способного создать Архитектора Согласия и навсегда покончить с властью дьявольского Закона переноса вины, заставить работать Принцип справедливого воздаяния за преступления, причем — немедленно!
Местом жительства Матфей избрал городишко Туру, административный центр Эвенкийского края. Климат Эвенкии ему не очень подходил, зато нравилась природа с богатейшей палитрой красок и нравились люди, населявшие край, не избалованные «благами» цивилизации и сохранившие чистые и ясные души, любовное отношение к природе.
Тридцатое июля Матфей провел в МИРе, расположенном практически под центром Туры. Это был замок Веспидов, галловых ос, Матфей называл их творение гигаллом — гигантским галлом. «Замок» разумных ос напоминал огромную ягоду ежевики, да и цвет его был красно-пурпурным, с малиновым оттенком, поэтому выглядел он весьма и весьма экзотично. Однако главной его особенностью был не внешний вид, а внутреннее строение, напоминающее гипертрофированных размеров гнездо-улей. К тому же саркофаг царя Веспидов служил здесь своеобразным сейфом, храня одну из Великих Вещей Мира. Эту Вещь сделали не Инсекты, а их предки, получившие собирательное название Предтечи, и каким образом она оказалась во владении Веспидов, Матфей не знал. Но вынужден был охранять ее, чтобы она не попала в руки не только обыкновенных людей, искателей приключений, самодеятельных археологов, но и в руки Посвященных низших ступеней, способных воспользоваться Вещью ради собственной выгоды и пользы и во вред всему человечеству.
Он уже собирался возвращаться домой, когда почувствовал ментальный вызов.
Черное поле космоса, окружавшее Землю и планеты земной реальности, прочертила светящаяся рубиновая нить, достигла Земли, пронзила голову Хранителя, породив каскад невербализованных понятий. Матфей ответил «лотосом» приветствия: его запрашивал Никола Русый, патриарх Хранителей, находившийся в данный момент в Магадане.
Светящиеся струи и символы распались на «объемы» смысла:
«Приветствую тебя, брат».
«Здрав будь, Никола. Что случилось?»
«Я собираю транзитивный Сход, получена информация чрезвычайной важности. Ты примешь участие?»
«Без сомнений».
«Тогда жди, я согласую иерархию по достаточности защиты, чтобы нам никто не помешал».


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Удар змеи
Прозоров Александр
Удар змеи


Афанасьев Роман - Огнерожденный
Афанасьев Роман
Огнерожденный


Орлов Алекс - Золотой пленник
Орлов Алекс
Золотой пленник


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека